read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Олег Николаевич Верещагин


Завещание рыцаря

Не имеет никакого смысла пытаться восстановить путь героев книги по картам и тексту - большинство географических названий и местоположение населённых пунктов изменены. Версии о присутствии на территории России Святого Грааля, существовании крепости Краевая и клада, вывезенного из неё во времена нашествия монголо-татар - полностью вымышлены автором. НО КЛАДЫ ВСЁ-ТАКИ СУЩЕСТВУЮТ. УДАЧИ!!!От автора
Глава 1.
Главное - что?
Главное, если вам кажется, что за вами следят, не пытайтесь себя убедить, что это вам КАЖЕТСЯ.
Конечно, может итак статься, что ваша крыша, и без того расшатанная многочисленными прочитанными книжками, наконец-то не выдержала постоянного и напряжённого контакта с "виртуальной реальностью" и поехала в сторону мании преследования с просто-таки угрожающей скоростью. Просто не надо было покупать и читать по ночам "ОНО" Стивена Кинга. И всё было бы в порядке.
Но с другой стороны - расслабляться в наше время тоже не рекомендуется! Я вот читал где-то (не помню, где) про одного английского "командоса" (настоящего, не из кино), который с 39-го по 45-й воевал с фашистами в Африке и Европе, наполучал кучу наград, ни разу не попал в плен, ни разу не был ранен… Короче, был спец высшего класса. А уже после победы приехал к себе домой, расслабился и… поскользнулся на банановой кожуре на тротуаре. Хряпнулся черепом и умер. Вот так бывает даже в мирное время! Хотя меня и сомнение берёт - где же это он нашёл в Англии банановую кожуру на тротуаре? Это у нас - да… но с другой стороны, у нас народ так наловчился, что даже в гололёд травм не так уж много. Иммунитет выработался… или рефлекс? Не знаю точно, как называется, но только нашего человека с ног банановой кожурой не собьёшь!
Да… о чём это я? Это моя беда. Начинаю о фильме "Звёздный десант", а через минуту ловлю себя на том, что пересказываю собеседнику Библию с комментариями собственной выпечки. Евангелие от Андрея. Апокриф, блин!
А началось это вчера вечером…
…Жить одному - вовсе не так весело, как может показаться. Да, никто не стоит над душой с разными мелочами типа "вынеси мусор" или "что собираешься делать вечером?". И это как раз здорово. Но и поесть никто не приготовит, куча мелочей ускользает из поля зрения, и в самый неподходящий момент обнаруживается,что кончился маргарин и не на чем даже поджарить колбасу.
А поджарить её просто необходимо. Во-первых, потому что хочется жрать. А во-вторых - колбаса куплена позавчера, всё это время пролежала забытая на подоконнике и в результате как-то противоестественно выглядит. Вот и задумаешься - а стоило ли так радоваться самостоятельности? И надо ли было так прыгать в душе, когда мама шесть дней назад уехала по путёвке от профсоюза в дом отдыха под Тамбов?
Усугубляла хорошее настроение погода. Жара была одичалая, прямо-таки невозможная в наших местах. Начало июня, а леса уже кое-где горят, на сельских дорогах удушливопахнет синеватым дымком пожаров, и ты словно не идёшь, а проталкиваешься плечом вперёд через разогретую вату. На речке, прудах и озерках, которых полно вокруг нашего городка - народу столько, что вода выплёскивается, как из архимедовой ванны. Только вот с криком "эврика!" никто не бегает. Какое там бегать - только дома сидеть в трусах и с полотенцем на шее. Читать и слушать Высоцкого - два моих любимых занятия. Думайте, что хотите.
Но маргарин-то всё равно был нужен. И я, содрогаясь, влез в одежду, что-бы отправиться в круглосуточный магазин, расположенный аж в полукилометре от нашего дома.
Если бы не эта чёртова колбаса… Сколько раз потом я клял себя, что не скормил её Геббельсу - нашей с мамой кавказской овчарке. Он-то всё сожрёт. И даже без маргарина. Только с другой-то стороны - останься я в тот вечер дома, и не было бы ВООБЩЕ ничего. А это ещё хуже того, что было.
Короче говоря, я двинул в магазин. А чтобы сократить путь и не так мучиться по жаре - пошёл не улицами, а через кладбище. В смысле - через старое. Я там люблю бывать. Нет, честное слово! Может, это и немного кощунственно, только я его рассматриваю скорее как большой, тенистый и очень спокойный парк… Так вот, если кладбище пройти наискось, мимо церкви, то через дыру в дощатом заборе можно попасть на городской стадион, место насквозь знакомое - там наш класс, сколько себя помню, проводит каждый второй урок физры. А за стадионом - магазин. И маргарин в нём.
В десятом часу вечера на кладбище, конечно, никем и не пахло. Только сиренью. Я шёл по тропинке между могил и - под влиянием обстановки! - вспомнил, как вчера московский патриарх отслужил молебен с грандиозным названием: "О спасении образования в России и ниспослании просветления российскому правительству." Взрослые люди, но иногда ляпнут такое, что я бы умер со стыда. А они ничего, живут. Даже страной управляют. Вот тут и спросишь себя - как из таких балбесов, как мы, получается такой мудрый народ, как наш?
К религии я вообще отношусь… да никак не отношусь. Сам некрещёный, хотя это сейчас и немодно. Дед мой был секретарём парторганизации нашего городка, он и не дал крестить, тогда с этим было строго. А я сам и не стремлюсь. Ну не верю я в бога, не понимаю веры, а уж тем более - моды на неё! Может, тут свою роль моё увлечение историей сыграло? Любить-то я её всегда любил, но года два назад с подачи нашего нового учителя серьёзно увлёкся. А уж когда историей вплотную займёшься, то трудно как-то в бога верить. Попробуйте! Сразу поймёте, почему… Но церковь наша, эта, на старом кладбище, мне нравится. Хотя она не очень большая и даже по масштабам нашего городка не особенно старинная - построена в 1837 году, а самому Фирсанову Екатерина Великая даровала звание города в 1779-м. До этого было просто село Фирсаново - в честь основателя, первопоселенца ХVII века Фирса Зубатина… Был в Фирсанове собор - красивый, я фотографии видел - но его рванули в 30-е, а на его месте отгрохали кинотеатр "Россия", который тоже пора взрывать - из-за нерентабельности. Кому он нужен, если в каждом третьем доме видак, а в каждом первом принимают шесть передач из центра и местный коммерческий канал? Наш историк говорил, что, когда он был в нашем возрасте (где-то вторая половина 80-х), то в кинотеатре было не протолкнуться, даже скамейки из фойе вносили! Интересно было бы посмотреть…
Опять меня куда-то в сторону унесло. Ладно, будем считать, что я вас просто немного познакомил со своим городом…
…Вот тут-то, на кладбище, недалеко от церкви, я и почувствовал, что за мной следят. У одного моего приятеля старший брат был в Чечне, он-то и говорил про это ощущение -словно в тебя уперся тупой, холодный нож. Как раз вот такой нож я ощутил между своих лопаток.
Говорят, в таких случаях ни в коем разе нельзя оглядываться. Я просто пошёл быстрее, но нервы всё-таки не выдержали - я оглянулся.
Ни о какой ошибке речи не шло. Вариантов тоже не было - метрах в двадцати за моей спиной неспешно чапал по той же тропинке невзрачный мужичонка лет 35-40. Невысокий, в спортивном костюме и растоптанных кроссовках уже совершенно неопределимой фирменной принадлежности. И я застал его врасплох - он быстро отвёл взгляд и, замедлив шаг, уставился на ближайшую могилу. Даже лицо скорбное сделал - с понтом, отыскал безвременно почившего родственника. Я отвернулся и прошёл ещё метров тридцать.
Мужик шёл за мной.
Надо сказать, я немного забеспокоился. Или, если честно, забеспокоился довольно сильно. Или - если совсем уж честно - перетрусил. Что если этот тип - маньяк вроде Чикатилло и тут, на кладбище, выбирает себе новую доверчивую жертву? Или, может, он некрофил - тогда ему самое место на кладбище! Правда, тогда, кажется, мне ничего не грозит. Но что если сначала он превратит меня того… в "некро"? Сейчас подойдёт и скажет: "Парень, помоги гроб опустить в могилу…" НЕТ, ОПРЕДЕЛЁННО ОН НА МЕНЯ СМОТРИТ! Советыпо ОБЖ вихрем взметнулись у меня в голове, превратились в какой-то бессмысленный калейдоскоп, к ситуации совершенно неприменимый…
Погоди, Андрюшенька. Ты так совсем рехнёшься. Какой Чикатилло, какой гроб, какой некрофил? Может, это просто мирный селянин, приехал из деревни навестить покойную бабушку, а на тебя косится потому, что ты мешаешь ему предаваться тихой скорби…
Но на лице "селянина", когда я в очередной раз оглянулся, не было и следа тихой скорби. Скорее - явный нездоровый интерес ко мне. Он смотрел внимательно и оценивающе, словно прикидывал, сколько сможет за меня содрать со среднеазиатского плантатора или саудовского шейха.
Я вообще-то достаточно крепкий парень.Четыре года занимался боевым самбо, бросил совсем недавно, со мной не всякий взрослый мужик справится… но при всём при том я до боли мнителен и массу энергии трачу на то, чтобы это скрывать. Надо сказать - успешно, в классе я заработал себе репутацию "железного парня", у которого над ухом стрелять можно - он и глазом не моргнёт. Но это так, маска…
"Заорать, что ли?…" - тоскливо подумал я. Но тут же понял, что любой нормальный человек, услышав в 9.30 вечера дикий крик на кладбище, наверняка помчится… но не на помощь, а как можно дальше.
Маньяк-некрофил-работорговец вдруг мотнул головой, отвернулся и неспешно повернул на параллельную аллею.
От облегчения у меня ослабели ноги и зашумело в ушах. Вот ведь идиот, а?! Конечно, он просто меня за кого-то принял. И, естественно, всматривался. Разглядел, что это не его знакомый и пошёл по своим делам! Переведя дух, я уже вполне бодро зашагал к забору…
…Когда я шёл обратно, стадион был по-прежнему пуст. С травы, которой местами поросло футбольное поле, при каждом шаге поднималась серая пыль. Окна в вагончиках-раздевалках поблёскивали ярко-алым светом заката.
Я не спешил. Во-первых, потому что жара не спадала. А во-вторых, по-тому что спешить было некуда. Спать - рано, читать - не тянет, по телику - очередной штатовский "дефектив", терпеть их не могу. Оставалось лишь поесть и выбирать - всё-таки лечь спать или отправиться к кому-нибудь из приятелей, если только они уже притащились с речек и прудков и ещё не утащились на дискотеки. Вот ещё бред - какие дискотеки в такую погоду?!
Именно потому, что я шёл медленно - а у дыры ещё и задержался, чтобы напоследок оглянуться на пустынный стадион - именно поэтому я и услышал то, что услышал. Сразу за забором, у дыры, разговаривали два человека. И первые слова, долетевшие до моего слуха, были:
- И концы в воду. Мало ли кто его мог убить?
Глава 2.
Я остановился сразу же. Благо, реакция у меня хорошая. И слух тоже. Быстро, но плавно сместился в сторону от дыры, мельком отметив, что солнце на закате светит С ТОЙ стороны забора, и значит моя тень в щелях между досками не появится. Правильней всего было бы тихонько убраться со стадиона на улицу и жать домой… но я остался. В тот момент - из чистого любопытсва.
Голоса продолжали звучать - рядом, говорившие стояли точно у самого забора.
- Но это точно не он?
- Говорю же тебе, Сергеич, обознался. Пацан похожий, но не он.
- Смотри… Дело такое. Он, гад, шустрый, вспомни, как в Питере нас наколол?
- Сергеич, кто ж знал, что у него мотоцикл будет?
- Смотри…
- Значит, прямо сегодня, Сергеич? Во сколько?
- Да прямо сейчас. Он к порядку приучен, по ночам нигде шариться не станет. Небось, уже у себя сидит, прибыль подсчитывает…
- Какой у него номер-то, напомни?
- У тебя, Витька, не память, а…
- Такть я университетов не кончал.
- Да при чём тут университеты?… Пятьдесят первый у него номер.
- А, точно, точно, вспомнил! Ну, ладно, чего ждать? Пошли к Ольке, дуру заберу, да и пойдём.
- Попалят нас с этой дурой твоей когда-никогда, Витёк.
- Привык я к ней, Сергеич… Да и чего, твоим ножиком его пугать? Не забоится, не таковский.
- Зачем пугать? - голос Сергеича стал вкрадчивым, а у меня по коже побежали мурашки.
- Откроет, ты его сразу мочи в фанеру. И дави к полу. А я по горлу, он и вякнуть не успеет. Ну а потом припрячем где-нибудь.
Наступила тишина. Потом я услышал какой-то тихий сип, и голос Витька.
- Ты что?! - он даже пискнул. - За пацана, да ещё иностранца! Пожизненное дадут, не фик делать!
- А чего ты трясешься? - презрительно и сердито спросил Сергеич. - Мало ты их кончил?
- Пацан же…
- Ведь договорились!
- Сергеич, я ж думал, ты шуткуешь… Нафик его убивать?! Пугнём, бумаги хапнем…
- …а потом на Колыму, когда он на нас покажет? Нечего и затеваться. Да не дёргайся ты так! - прикрикнул Сергеич. - Мы его сюда не звали, сам сунулся, ну и… это ж не их Европа, где фараон на каждом углу. Это Россия, понимать надо! Пошёл в лес и в болоте утоп, ну и дело с концами, а концы в воду… хе-хе! - он меленько, гадко захихикал. - Вся ООНне найдёт.
- Тоже верно, - явно повеселел Витёк. - Мы ж ему всё по-честному предлагали, скажи?
- Ну… Пойдём, что ли, свечку поставим за упокой души малолетка?
- Да зачем, Сергеич? Он же это… нехристь, лютеранец.
- Лютеранин, дурак. И не лютеранин, а англиканин… Но тоже правильно.
- Грехи наши… - вздохнул Витёк. Наступило глубокомысленное молчание. Я, почему-то, был уверен, что они крестятся на церковь и ощутил приступ тошноты, до того мерзко это было. Вдобавок меня охватило болезненное желание, непреодолимое, посмотреть на этих… людей. Так бывает во сне, в кошмаре, когда знаешь - нельзя смотреть, но смотришь.
Очень осторожно я выглянул за край щели, почти уверенный, что уже замечен, и эти двое сейчас стоят по ту сторону и смотрят на меня.
Они в самом деле смотрели… но на церковь. А я почти не удивился, увидев моего знакомого некрофила в спортивном костюме. Почему-то я сразу подумал, что это и есть Витёк (будущее показало, что я не ошибся). Рядом с ним стоял плотный, уже немолодой здоровяк с лицом самым обычным, даже скорее располагающим, и одет он был прилично, в дорогой костюм, не то что эта помесь Тараса Бульбы и Крысы Шушеры.
Пока я их разглядывал, эта парочка, так и не обернувшись, зашагала по аллее к выходу с кладбища. Я ещё какое-то время тупо смотрел в удаляющиеся спины, потом резко отпрянул и привалился к забору.
В сознательные борцы с преступностью я не гожусь, наверное. Просто не знаю, с какого конца за это браться. Да и нет у нас в городке никакой особенной преступности, только драки по пьяной лавочке, кражи кур с поросятами и кое-когда - изъятие шмали типа конопли или Госпожи Мари Хуаны. Но если вот так… на ваших глазах сговариваются убить человека - по-моему даже полный трус или совсем равнодушный побегут предупредить. Тем более, что никакой опасности в этом нет.
Номер, они номер назвали… Точно, 51! Это могла быть только наша гостиница, она у нас одна и называется очень остроумно - "Фирсанов". Простенько. И со вкусом. Если не через кладбище, а через стадион, то всего-то и две минуты бега!
Я уж было рыпнулся бежать… и меня вдруг словно за шиворот схватили. Я даже вспотел ещё больше,как будто вокруг стало градусов на десять жарче.
Погоди, Андрей, а КОГО ты собрался спасать?! Ладно, Сергеич этот с Витьком - бандиты, двух мнений быть не может. А тот, кого они прикончить собираются, он что - ангел? Откуда я знаю?! Они, правда, говорили, что он вроде малолеток, даже иностранец… ну и что? Бывают четырнадцатилетние киллеры, а в Казани трое девятиклассников вообще всюместную мафию взрывчаткой снабжали. На дому у одного парня, в ванной, делали и продавали. И это у нас! А ТАМ?! Работали втроём, не поделили чего, ну и сбежал этот парень от них в провинцию. А они его, естественно, выследили. Нормальному человеку в это дело лучше и не лезть, того и гляди, сам же "спасённый" и "поблагодарит".
Вспомнилось, как Витёк шёл за мной по кладбищу. Да уж, счастье попёрло, подставляй рюкзак… Неужели я и впрямь на их "объект" похож? Хорошо ещё, дали себе труд разобраться…
Вроде всё стало ясно. Но я по-прежнему торчал у забора, изучая носки своих кроссовок. а если всё это не так? Ты, Андрей, успокоишься и пойдёшь домой, жарить колбасу. А в пятьдесят первом номере вашей тихой гостиницы зарежут парня. Не бандита, заметь. НОРМАЛЬНОГО парня.
В сердцах я поддал камешек ногой. Чёрт! И посоветоваться не с кем! Наш историк - мужик толковый, понимающий, вот бы к кому сбегать… но ведь времени - ни капли. Да и потом, вспомнил я, он-то, должно быть, ещё в конце мая укатил в область, сдавать летнюю сессию в университете. (Это он только так говорит, а на самом деле "свалит" всё за неделю, для него это не проблема, забросит за плечи рюкзак, сунет под мышку свою мелкашку - и на турбазу, где его уже ждёт тёплая компания. А там ищи его по лесам вдоль Цны!И правда - вся ООН не найдёт…)
Мда, иногда я ему завидую. Он хоть и вырос "при застое", а видак впервые потрогал в 19 лет, в армии, но мне кажется, у него жизнь была интереснее. Во всяком случае, у него куча настоящих друзей и к 25 годам - масса интересных воспоминаний…
Я сердито дёрнулся, сообразив, что думаю о нашем историке, чтобы защититься от других мыслей. Трушу?! Попытался убедить себя, что осторожность - не трусость, но подумалось снова: "Трушу."
Правду говорят - никто не может так легко оправдать и так безжалостно осудить человека, как он сам. Это обвинение в трусости показалось мне страшнее сказанного вслух, в лицо, кем-то другим.
Я повернулся на пятках и бросился бежать по дорожке к выходу со стадиона.
Глава 3.
Гостиница наша расположена очень удачно - напротив милиции. Лет шесть назад, когда мне ещё десяти не было, в ней часто останавливались первые в наших краях "челноки", в основном - южане. И такое стратегически выгодное расположение гостиницы частенько спасало их - чуть ли не каждое воскресенье, после окончания базарного дня, наширебята устраивали у подъезда жуткие драки с велоцепями и арматурой. Сейчас объект для подобных действий - вьетнамцы, но они живут за городом, сообща снимают там какой-то заброшенный корпус. Драки бывают и там, но реже - добираться далеко.
Короче говоря, сейчас наша гостиница - спокойное место. Подбегая к ней со стороны Парка Победы, я ещё подумал, что Сергеич и Витёк либо полные долбаки, либо очень рисковые, если уж решили убивать кого-то там, где достаточно выбить окно и даже ничего не кричать, чтобы в ту же, считай, секунду явился не только наряд, но и все свободные от дежурства менты, постоянно опухающие от безделья на лавочках во дворе своей конторы.
Не добегая до подъезда - солидного, выложенного серым гранитом и совершенно не соответствующего общему виду и обшарпанному фасаду гостиницы - я перешёл сперва на лёгкую побежку, потом - снова на шаг. Эти двое козлов никак не могли тут оказаться раньше меня, тем более, если они собирались зайти к какой-то Ольке… но осторожность никогда не помешает.
На улице темнело и никак не могло стемнеть, вы знаете, наверное, как это бывает длиннющими летними вечерами. Было очень пусто и очень тихо. Ещё раз внимательно оглядевшись по сторонам, я, словно под обстрелом, перебежал от угла до крыльца, птицей взлетел на него и буквально ворвался в вестибюль. Сердце колотилось так, словно я и всамом деле бегал где-нибудь в Грозном под пулями чеченского снайпера. Появилась и помогла справиться с волнением злость - у меня так бывает. Чего я, собственно, боюсь?!
Пожилая женщина за конторкой читала журнал-каталог клуба "ХХI век" и на меня даже глаз не подняла. Я смог вполне спокойно рассмотреть доску с ключами - №51 отсутствовал… Мда, при таком контроле в гостиницу может человек двадцать с оружием войти, прежде чем это заметят.
Я смутно помню, как поднимался на второй этаж. В коридорах, на лестнице - везде было пусто, даже в номерах стояла тишина, словно в фильме ужасов, где разом исчезли вселюди, кроме меня, человека в номере и двух уже наверняка идущих сюда бандитов. Что говорить - мне даже в голову не приходило. Главное было успеть добраться да №51 раньше убийц, словно это решало все проблемы.
Пятьдесят первый номер располагался в конце коридора, справа. Подойдя к двери, я прислушался. И различил тихие шаги и бормотание. Что говорил человек - было непонятно, но он находился там. И он был жив! Я обрадовался, как будто речь шла о самом близком друге.
Мой стук в дверь эхом отдался во всём коридоре, я почти испугался, что вот-вот отовсюду повыскакивают люди. Но не открылась даже та дверь, которая мне была нужна!
Я постучал ещё раз - уже настойчиво, громко. Снова никакого эффекта. Занёс руку в третий раз - и…
…и дверь распахнулась мне навстречу.
Там, внутри, был полумрак, но свет не горел, поэтому ничего нельзя было различить, кроме контуров вещей и мебели. Но человека, стоящего в проёме двери, я видел очень хорошо.
Он не прятался, стоял, придерживаясь одной рукой за косяк и не сводя с меня взгляда. Больше всего я удивился, увидев парня моих лет, может - чуточку старше. Хотя из разговора убийц мне это было известно, подсознательно ожидал всё-таки взрослого… А тут передо мной стоял ровесник, одетый в самую обычную ало-синюю ковбойку, заправленную под ремень узких голубовато-белых джинсов и расстёгнутую на вороте. Пояс у джинсов был классный - широкий, из коричневой кожи, а пряжка сделана в виде щита и руки; застёгиваешь, и рука "берёт" щит. Самой же необычной деталью гардероба оказались… сапоги. Узкие сапоги из мягкой даже на вид кожи. Высокие, до колен. Никогда не видел на своём ровеснике таких сапог.
Лицо я разглядел позже одежды и удивился, как Витёк мог спутать меня с этим парнем. Мы были примерно одинакового роста и сложения, и волосы я тоже ношу длинные, не понынешней моде, это да. Но в остальном… Открывший мне дверь оказался рыжим. Нет, неправильно. Волосы были тёмные, но с отчётливым медным блеском. Лицо - узкое, загорелое, чуть удлинённое, лоб высокий, а подбородок - тяжеловатый, почти взрослый, с решительной ямочкой. На меня холодно и непроницаемо смотрели большие, какие-то жутковатые глаза - зеленоватые, как толстое стекло старой бутылки.
Короче говоря, спутать нас можно было только в темноте или спьяну. Я-то белобрысый, кожа светлая, а глаза серые, таких у нас на улицах полным-полно…
Всё это я увидел и подумал за какую-то секунду. И опередил парня, хотя он уже открыл рот для вопроса.
- Слушай, - быстро сказал я, - только ничего не спрашивай и не подумай, что я вру. Быстро собирайся и уходи, тебя хотят убить. Я сам слышал.
Знаете, когда я поверил, что вся эта история - не лажа и не мой бред, вызванный жарой? Когда увидел его реакцию. Он ничего не спросил, больше того - даже не удивился и не засомневался. Просто процедил что-то не вполне понятное, но очень злое, коротко кивнул и метнулся вглубь комнаты. Чем-то там грохнул, потом зашуршал… А я остался стоять, как идиот, на пороге номера у открытой двери… Хотя, как говорят у нас в классе: "Почему - "как", даже обидно…" Вспомнив это мудрое изречение, я решил, что пора отсюда двигать - к колбасе, дому и Геббельсу. Да и маргарин в пакете тает, небось. Свой долг перед совестью я выполнил, а дальше… Парень не походил на беспомощного деточку-иностранца, потерявшегося в заснеженных русских просторах.
Когда я повернулся, чтобы идти, в коридор с лестничной площадки вошли Сергеич и Витёк.
…Помню, что я не испугался. Ни капельки. Просто стоял и с интересом смотрел, как они неспешно идут по коридору, Сергеич смотрит направо, Витёк - налево. Сергеич держал правую руку в кармане, на Витьке была распахнутая брезентовая куртка, какие носят дорожники на жэ-дэ. Зачем она ему в такую жару - было ясно, как божий день.
И сцена вновь походила на фильм. На этот раз - не на хоррор, а на триллер. Витьку оставалось широким жестом распахнуть свою куртку, на ходу достать обрез и вмочить картечью в полисмена, дежурящего в коридоре у комнаты опасного свидетеля.
Следовательно- в меня.
Стучать в двери с криком: "Пожар!"? Может, и выбегут. Даже наверняка. Только вот что успеют со мной сделать за это время? Так. Влип.
Мысли оставались холодными и быстрыми. Нет, наверное, я напрасно обвинял себя в трусости. Совершенно спокойно, неспеша, я повернулся лицом к убийцам и прогулочным шагом двинулся навстречу, без интереса на них взглянув - как совершенно посторонний человек на совершенно посторонних людей. В коридоре было тесно, Сергеич даже чутьпосторонился, пропуская меня… но этот паразит Витёк оказался куда наблюдательней, чем можно было предположить по его лоховатому виду. Он, уже пройдя мимо, сбил шаг, оглянулся (честное слово, я ощутил это спиной!) и окликнул меня:
- Пацан, погоди.
- Да? - я обернулся тоже.
Витёк смотрел на меня в упор. И глаза у него были НЕХОРОШИЕ. ОЧЕНЬ.
- Знаешь, пацан, а ведь я тебя где-то видел, - медленно сказал он.
- А? - удивился я. И улыбнулся, превращая всё в шутку. - Очень может быть, я там часто бываю.
- Витёк, чего ты застрял? - негромко окликнул его Сергеич, остановившийся уже у самой открытой двери. - Слушай, тут открыто… - он ещё больше понизил голос, слова прозвучали растерянно.
- Погоди, Сергеич, - голос Витька звучал уже откровенно угрожающе. - Тут у нас дятел залетел… Стукнул, пацан?
Не помню, испугался я, или нет. Но, когда он полез под куртку, мне не пришлось даже думать - тело всё сделало само.
Здорово, что наше поколение - акселераты. Я весил если не столько же, сколько Витёк, то немногим меньше. И, едва он достал свою "пушку" - сперва мне показалось, что это большой пистолет - я перехватил его руку в запястье и швырнул через себя. Несобранно падая, Витёк гулко ухнул, а этот пистолет… остался у меня в руке.
Сергеич поворачивался ко мне, его лицо застыло, как маска, в правой руке с коротким щелчком сверкнуло длинное прямое лезвие, на конце которого зажглась жёлтая искра. Бандит видел у меня в руке оружие, но, кажется, был уверен, что я им не воспользуюсь. Если честно, мне тоже так казалось - выстрелить в человека даже в такой ситуации я не мог.
- Брось дуру, пацан, - тихо, спокойно сказал Сергеич, делая шаг ко мне. - Витёк, вставай, быстро…
Не знаю, что получилось бы у нас дальше, не появись в этот момент четвёртое действующее лицо - обитатель 51-го номера. Он выскочил из двери, держа в левой руке объёмистую джинсовую сумку, а в правой…
В правой у него был пистолет. И, раньше чем Сергеич успел повернуться к нему, кулак с этим самым пистолетом ударил бандита в затылок.
- Хрук… - сказал Сергеич, садясь под стенку и задумчиво свесив голову на бок. Витёк поспешно прижался к полу и сделал вид, что тоже потерял сознание.
Парень бросил на меня короткий взгляд и, перескочив через ноги Сергеича, оказался рядом.
- Бежим, скорее, - скомандовал он. Я успел ещё удивиться - он говорил без акцента, а ведь эти двое упоминали: иностранец, мол…
- Ментов надо вызвать, - выдавил я, всё ещё не вполне понимая, что к чему.
Мой новый знакомый замотал головой - так, что волосы взлетели веером:
- Нет, нельзя! Бежим, я не могу вызывать власти!
Все мои подозрения вырвались на волю с новой силой. Что если он всё-таки бандит? Тем временем он уже убегал по коридору, на ходу пряча пистолет под рубашку.
В гостинице мне всё равно было нечего делать - я припустил следом со всех ног. Мы ссыпались по лестнице и, проскочив вестибюль, выбежали на улицу. Только теперь я заметил, что всё ещё держу в руке оружие - оно оказалось не пистолетом, а обрезом ижевской шестизарядной "помпы" 12-го калибра, без приклада и части ствола.
Сам не знаю, почему я последовал за этим парнем, когда он со всех ног побежал за гостиницу, в её двор, доставая из кармана джинсов какой-то небольшой предмет, похожийна микрокалькулятор. По идее, мне надо было драпать в другую сторону, домой, но я следовал за ним, как хвост.
Во дворе стояла техника постояльцев - несколько легковушек и мотоцикл. Не знаю, какой марки, но, похоже, мощный и проходимый - на широких колёсах, свинцового цвета. Не добегая, парень вытянул в сторону мотоцикла руку с "калькулятором", и я услышал еле-еле донёсшийся щелчок. Ага, дистанционка…
Явно спеша, но не суетливо, он начал пристраивать сумку на плоскую решётку багажника. Не поворачиваясь, спросил быстро:
- Слушай, мне надо на пару дней куда-нибудь скрыться. Слово чести, я не бандит и не убийца. Помоги.
Несколько секунд я думал. Точнее не думал, а просто оцепенело молчал, потому что знал, как отвечу. Как ответил бы любой нормальный парень на моём месте…
- Едем, я покажу.
У ворот к нам метнулась тёмная фигура, словно в фильме ужасов мелькнули вытянутые руки со скрюченными пальцами… Парень ловко выкинул ногу вперёд, послышался вопль, гулкий лязг железа… Мотоцикл вильнул, почти лёг набок, выправился, срезал угол тротуара, проскочил под фонарём и пропал в окончательно сгустившейся темноте улицы…
…Колбаса меня не дождалась. Пока мой постоялец закатывал во двор мотоцикл и закрывал, путаясь со щеколдой, калитку, я прошёл на кухню и обнаружил, что забыл её на столе, а лишних два часа жары сделали своё чёрное дело. Чертыхнувшись, я убрал маргарин (деформировавшийся в лепёшку, кстати) в морозилку, вышел на заднее крыльцо и швырнул колбасу Геббельсу - тот поймал кусок на лету.
Неожиданный гость уже поднялся на крыльцо, с интересом осматриваясь по сторонам. Сумку он тащил с собой и, остановившись на крыльце, осведомился:
- Можно войти?
- Не на улице же я тебя оставлю, - буркнул я, поднимая с диванчика, стоявшего на веранде, обрез. Всю жизнь мечтал иметь настоящее оружие. получил, здрасьте - наверняка "палёную" бандитскую "дуру"!
- Я прошу простить, - сказал он, входя, - я понимаю, что моё вторжение не очень приятно… но я на нём не настаивал.
В переводе на нормальный русский язык это звучало так: "Ты меня сам сюда притащил." Мысленно признав его правоту, я протянул ладонь:
- Андрей. Лобанов.
- Антон, - тут же ответил он, резко встряхивая мою руку. Рукопожатие у него оказалось коротким и крепким, как тиски. И было видно, что он не силу показывал, как многие стараются сделать при первом знакомстве. - Я правда чувствую себя неудобно… Твои родители не будут против, что ты привёл незнакомого?
- Я живу с матерю, её сейчас нет. И ещё три недели не будет.
- А-а… - протянул он. Как мне показалось - облегчённо…
…Антон отказался от еды и лишь спросил, где у меня душ. Когда я ответил, что во дворе и воды для него надо ещё натаскать, а уже поздно - моргнул, неуверенно улыбнулся и поинтересовался, где ему лечь. Если честно, я сам хотел спать больше, чем жить, поэтому лишь обрадовался такому вопросу.
- Я сейчас Геббельса отпущу, - предупредил я Антона, который сидел на диване и стаскивал сапоги, с интересом рассматривая корешки книг в шкафу.
- Геббельса? - удивлённо посмотрел он на меня.
- Собаку мою. - пояснил я. - Ты ночью на улицу не высовывайся, сожрёт и фамилии не спросит!



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.