read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Немного оправившись, я, путаясь в валявшейся на полу одежде, добрался до туалета и весьма неприцельно пописал в унитаз. Это действие настолько утомило меня, что я присел отдохнуть. Моя обнаженная фигура на унитазе являла собой почти классическую копию роденовского «Мыслителя».
Через некоторое время в комнате появился Горыныч. Из одежды на нем были только большой синяк под глазом и бутылка водки в правой руке. Встав посреди спальни, Гарик оглядел разгромленную кровать и, не обнаружив меня в комнате, от удивления громко рыгнул.
Этот бодрый звук почти мгновенно вывел меня из состояния летаргического сна. Вскочив с унитаза, я вошел в комнату, увидел бутылку в руке Горыныча, выхватил ее, сделал судорожный глоток и в изнеможении рухнул на кровать.
– Ну и рожа у тебя, Шарапов! – обрадовал меня Горыныч.
– Отойди, свинья, мне хреново! – томно ответил я, делая второй глоток. Водка начала оказывать свое действие – прекратилось головокружение, мутная пелена упала с глаз.
– Ты случайно не помнишь, откуда в моем холле взялась девка, по виду – дешевая шлюха? – спросил Горыныч, выйдя на галерею, опоясывающую второй этаж.
– Кто?! – удивленно переспросил я, подойдя к другу и взглянув вниз. Посреди разгромленного помещения, на перевернутом диванчике, мирно спала абсолютно голая мадемуазель, весом килограммов под сто. – А, припоминаю, бедная девушка голосовала на шоссе. Андрюха ей всю ночь стихи читал.
– Лермонтова или Пушкина? – зло уточнил Горыныч, оглядывая внушительное количество разнокалиберных бутылок, устилавших пол.
– Оноре де Бальзака! – блеснул я эрудицией, начиная одеваться. – Эй, красавица, вставай! – Спустившись в холл, я несколько раз шлепнул девицу по голой заднице. – Пора по домам, слышишь ты, стихоплетка!
Девка ответила невнятным мычанием и попыталась залезть под подушку.
– И долго ты собираешься возиться с этой шалавой? – поинтересовался Горыныч, умываясь в аквариуме с рыбками.
Разозлившись, я подобрал с пола женские шмотки, швырнул их на диванчик и вышел из комнаты, мрачно буркнув Гарику:
– Пойдем освежимся. Жду тебя у бассейна.
– Ну, вот, опять дебош устроили, а ведь зарекались не пить! – грустно проворчал Игорь и пошел одеваться.
На лужайке возле бассейна, среди изрубленной в щепку садовой мебели, лежал наш вчерашний знакомый – Андрей Шевчук, сжимая правой рукой антикварную драгунскую шашку, а левой – пустую бутылку из-под виски. На все наши попытки разбудить его, Андрюша отвечал трехэтажным матом. Тогда без лишних церемоний мы швырнули его в ледяную воду бассейна, но, не удержав равновесия, оказались там вместе с ним.
– Шевчук, какого черта ты стулья изрубил? – барахтаясь в воде, спросил Игорь.
– А они, гады, начали мне в ноги кидаться, потом земля поднялась и дала мне по морде, – ответил Андрей, пытаясь выбраться из бассейна, не выпуская из рук бутылки и клинка. Наконец ему это удалось, и он тут же, стоя на карачках, приложился к бутылке – она оказалась пустой.
– Мать вашу! Есть в этом доме хоть капля водки, у меня башка раскалывается – хоть харакири делай! – Андрюха отбросил пустую бутылку и, взяв шашку обеими руками, приставил ее к животу.
– Лучше застрелись – куда эстетичнее! – ласково посоветовал мокрый Горыныч, сидя на траве и выливая воду из нагрудного кармана своей рубашки.
– Огнестрельное оружие – удел дураков! – тут же парировал Андрей. – Пуля летит на крыльях случайности. – В доказательство своих слов он разрубил лежавшую на земле бутылку. Бутылка распалась на две аккуратные половинки.
– Ну, да! Пуля – дура, штык – молодец! – изрек я, аккуратно отбирая у Андрюши шашку. – Игорек, ты что издеваешься над нами, опохмелиться не даешь! Смерти нашей захотел?!
– А чего вы здесь развалились. Ведь ты, Серега, призывал освежиться. Вот и освежились, теперь пойдем в дом.
В гигантском холле Гариковой хоромины мы выпили по рюмке и наконец-то смогли прийти в себя. Выгнали проститутку, убрались в доме, приготовили завтрак, но поели без аппетита. Звякнули по мобильнику Мишке. У Бэтмена все было в порядке. Он сделал облет территории в 1235 году. Татарского нашествия пока не наблюдалось. Утром на «Каток» приехала Маша, и они как раз собирались на облет территории зимой 1237 года.
– Когда вы намечаете закончить свое исследование? – спросил я.
– Маша говорит, что требуется посмотреть территорию от Старой Рязани до Владимира. И то же самое на следующий год летом. Думаю, к вечеру закончим, – ответил Михаил.
– Ну и ладушки. Будем ждать вас на Гариковой даче. До встречи! – сказал я и нажал «отбой».
Игорь и Андрей внимательно прислушивались к разговору.
– Какие новости? – поинтересовался Гарик.
– Опять, Игорек, наша затея окончилась пши­ком. – Я пересказал ребятам свой диалог с Мишкой.
– Нет, Серега, отрицательный результат – тоже результат, – возразил Игорь. – Теперь, надеюсь, тебе понятно, что создать единое государство в тринадцатом веке невозможно. Русским нужно пройти через опыт вражеского порабощения. Только тогда они начнут ценить всю прелесть консолидации.
– Ерунду ты мелешь, Игорек, – ответил я, – наши предки и в четырнадцатом веке продолжали мочить друг друга. Вспомни поход Дмитрия Донского против Михаила Тверского. И это за несколько лет до Куликовской битвы!
– Но ведь Михаил выступал против объединения, – подал голос Андрей.
– Нет, Андрюша, он выступал против объединения под командованием московского князя, – возразил я. – Михаилу самому хотелось возглавить освободительное движение. Ситуация до боли напоминала Гражданскую войну – каждый рвался стать единоличным спасителем Отечества.
– Это какую Гражданскую войну? – спросил Андрей.
– Тысяча девятьсот восемнадцатого-тысяча девятьсот двадцатого года. Насколько мне помнится, это была в России единственная война, которую историки окрестили Гражданской.
– У нас в эти годы был всеобщий мир! – неожиданно объявил Андрей. – Я совершенно точно помню. Война за Проливы уже закончилась, а до Первой Гражданской еще целых пять лет.
– А у вас что, такая война была не одна? – заинтересовался я.
– Две, – сказал Андрей. – Первая началась в тысяча девятьсот двадцать седьмом году, а Вторая – в девяносто третьем.
– Ни фига себе положеньице! – удивился Гарик. – Если тебе не трудно, Андрюха, расскажи, пожалуйста, поподробнее о том, что случилось в твоем мире после Крымской войны.
Рассказ Шевчука не занял много времени. Уже через час мы знали все подробности необычных, с нашей точки зрения, событий, происходивших в параллельной реальности.
После фактического разгрома в Крымской войне Англия и Франция, затаившие ненависть, уже не принимали прямого участия в боевых действиях против России. Эти державыпринялись помогать извечному противнику русских – туркам. Английские и французские пароходы с завидным постоянством привозили в Стамбул современное вооружение и инструк­торов. Но до самого конца девятнадцатого века турки так и не смогли нанести Российской империи сколько-нибудь существенного урона. А в самом начале века двадцатого русские даже сумели оттяпать у Турции значительную часть Балканского полуострова. Эта военная кампания практически повторяла случившуюся в нашей реальности войну за освобождение Болгарии. Присутствовали даже такие эпизоды, как оборона Шипки и осада Плевны.
Но в военно-техническом плане Россия продолжала сильно отставать от ведущих мировых держав. Огромное государство оставалось аграрным. Что не замедлило сказаться в следующем конфликте. В 1920 году Япония, вооруженная и подготовленная Англией и Францией, покусилась на русские владения на Дальнем Востоке. Но в отличие от нашей реальности, в прошлом Андрюхиного мира не было Транссибирской магистрали. А в бассейне Тихого океана отсутствовал русский военный флот. Только несколько купленных в США крейсеров, охраняющих побережье. Это обстоятельство предопределило полнейший разгром русских войск и отделение от империи Восточной Сибири.
Осознав наконец свое бедственное положение, тогдашний император – Николай Второй, попытался восстановить утраченный статус-кво. Все силы государства были брошены на создание промышленной базы. Несколько лет продолжалось грандиозное строительство, внешне напоминающее первые пятилетки нашего мира. Но вскоре в казне кончились деньги. Иностранные банки под нажимом своих правительств отказали в кредитах. Помещики и кулаки взвинтили цены на продовольствие до заоблачных высот. Миллионы рабочих на гигантских стройках стали голодать. Начались восстания. Николай силой стал наводить порядок. Но, когда император начал своего рода продразверстку, солдаты, почти все из бывших крестьян, отказались выполнять приказы командиров. Да и многие офицеры владели поместьями и тоже страдали от конфискаций. Вскоре всеобщее возмущение достигло апогея. Николай отрекся от престола и со всей своей семьей, включая цесаревича Алексея, выехал в Германию.
К власти в России пришло правительство из наиболее состоятельных людей. В основном земельных магнатов. Но первоначально осознанное сопротивление властям уже переросло в хорошо описанный Пушкиным русский бунт – бессмысленный и беспощадный. В стране на несколько лет воцарилась анархия. Этим не преминули воспользоваться внешние и внутренние враги. От России отделились Польша, Белоруссия, Украина, Кавказ. Объявили о своем суверенитете территории казачьих войск на Дону и Кубани. Турки высадили десант в Крыму и заняли полуостров без боя. В следующие десять лет боевые действия постепенно прекратились. Итог Гражданской войны был убийственным – Российская империя перестала существовать. Страна развалилась на десятки больших и малых государств.
До девяностых годов двадцатого века на огромном пространстве бывшей великой державы держалось относительное спокойствие. Потихоньку восстанавливалась промышленность, но основным все-таки оставалось сельское хозяйство. О прошлом напоминали только многочисленные кладбища да циклопические развалины гигантских строек. Но в1991 году из-за мелкого конфликта Московии и Нижегородской республики вспыхнула новая война. Вскоре в нее втянулись еще несколько государств. Так как технический уровень противников был уже довольно высок, то сражения достигли немалого размаха. Некоторые армии даже использовали танки и авиацию. Особенно много боевой техники было у Нижегородской республики, самого промышленно развитого государственного образования на руинах некогда великой империи. Вскоре нижегородцы присоединили к себе большие территории, отбитые у соседей. Особенно сильно досталось Московии. В 1993 году из-за военных поражений в Москве вспыхнуло восстание. По словам Шевчука, уличные бои проходили очень ожесточенно. Людские потери были огромными. Мирное население в панике бежало. Довольно крупный город почти полностью опустел. Сама Московия раскололась на несколько новых карликовых государств.
Вот в такой обстановке и проходила жизнь нашего нового товарища. Вполне естественно, что Андрей не горел желанием возвращаться в родной мир.
– И чем ты занимался посреди этого кошмара? – спросил ошарашенный такой историей Горыныч.
– В восемьдесят девятом призвался на срочную службу. Наш полк стоял на границе с Серпуховской республикой. И вот, когда до дембеля оставалось полгода, началась эта заваруха. Мою часть кинули на затыкание прорыва нижегородской танковой дивизии. Конечно, с вашей точки зрения, их танки выглядели смешными – похожие на английские «виккерсы», времен вашей Первой мировой. Но нам хватило и этого. Полк раскатали, как дерьмо по асфальту. В моей роте уцелели только шестнадцать человек. Потом мы неделю пробивались к своим. – Андрюша судорожно вздохнул, видно, воспоминания давались ему тяжело. – После переформирования я провоевал еще год. Под конец даже командовал взводом. А затем была массированная бомбежка, меня тяжело ранило, несколько месяцев провалялся в госпитале. Как не загнулся, сам не знаю. Ведь у нас даже пенициллин не изобрели. После выписки я получил неделю отпуска. Но не успел я отдохнуть и пару дней, как в Москве вспыхнуло восстание и начались уличные бои. Мне эти дела были в принципе по барабану – кровавой каши я нахлебался на фронте. Поэтому мы с больной матерью укрылись в подвале, чтобы переждать беспорядки. А на следующее утро вподвале появился человек в камуфляжном бронекомбинезоне и шлеме с прибором ночного видения, в руках он держал крупнокалиберную снайперскую винтовку. Это был нижегородский десантник. Хрен знает, что мне помогло, но я, с трудом ковыляющий полукалека, сумел ухайдакать этого здоровенного молодца. В наследство я получил его великолепное оружие и снаряжение, что очень способствовало успеху моей дальнейшей деятельности. Ведь ничего похожего по техническому уровню на мое оборудование в городе не было. По окончании войны я стал охотником на службе правительства Москвы.
– И на кого ты охотился? – спросил я.
– На людей! После войны расцвела уличная преступность. Полиция объявляла награду за голову какого-нибудь бандита, а я ловил или убивал. Смотря что было для меня безопасней. Хотя за живых давали больше, я не жадничал. Вот на эти вознаграждения жил сам и кормил мать. Последней моей акцией стала нейтрализация некоего Полковника – главаря самой опасной банды. Я готовился к этому делу две недели, и мой план сработал. Та человеческая голова, про которую ты, Сергей, упомянул вчера вечером, как раз принадлежала когда-то Полковнику. За этот трофей я должен был получить огромный куш и свалить за границу. Как я уже говорил, моя мать недавно умерла, и на родине меня больше ничего не держало.
– Да, Андрюха, хлебнул ты лиха! – сказал я, разливая по рюмкам коньяк. – Выпьем за упокой души твоей матушки.
Мы, не чокаясь, выпили. Молча посидели несколько минут. Я тихо дурел от услышанного. Уж на что наша с друзьями эпопея была фантастичной, но и она блекла перед невероятной повестью Андрея.
– Ладно, Андрюха, будем считать, что собеседование ты прошел успешно и принят в ряды доблестных корректировщиков прошлого, – произнес Гарик. – Вечерком подъедутостальные участники нашего проекта, тогда и обсудим, что тебе поручить, учитывая твой немалый боевой опыт. Согласен?
– Согласен! – ответил Андрей. Мы с Горынычем пожали ему руку. – А над чем вы работаете сейчас?
– На днях мы переиграли сражение на Калке. Разгромили татарское войско с помощью боевых вертолетов, – проинформировал я нового сотрудника. – Наш аналитик считает, что это даст русским необходимую отсрочку для объединения перед массированным татарским нашествием. Либо вторжение вообще не состоится. Но, похоже, прогнозам не суждено сбыться. Русь так и осталась расколотой на удельные княжества.
Внезапно запиликал мой мобильник. В динамике раздался взволнованный голос Мишки:
– Серега, мы только что вернулись из очередного облета. Перед самой посадкой я увидел на горизонте какой-то летающий объект. Маша успела достать бинокль и посмотреть на это чудо. Так вот, она утверждает – там был самолет. К сожалению, Мария не разбирается в типах аппаратов. Она даже не может сказать, боевой или гражданский. Но вроде бы самолет реактивный. Эх, если бы я сам успел глянуть в бинокль.
– Мишка, ты уверен, что это не стая птиц, или облако, или глюк от переутомления? – спросил я, огорошенный таким сообщением.
– Ты что, не веришь? – обиделся Бэтмен. – А ведь я попытался сблизиться с ним, но этот «глюк» шпарил раза в три быстрее нас. Да, точно самолет! И, скорей всего, реактивный, уж больно скорость у него приличная. Я сейчас заправлюсь и сгоняю туда еще разок.
– Погоди, не горячись, ведь это может быть опасно! Мы к вам скоро подъедем, – попытался я урезонить друга. Прикрыв микрофон, я обратился к Игорю: – Выводи машину, у ребят ЧП! – Горыныч пулей сорвался с места, а я продолжил уговаривать Суворова: – Мишка, не лезь на рожон! С тобой Мария, не дай бог, с ней что случится! Дождись нас!
– Вам сюда пилить в лучшем случае час, – ответил Бэтмен, – я столько времени не высижу. Не волнуйся, Машу я оставлю на базе. Все будет в порядке, до встречи! – И Мишка отключил связь.
– Андрюха, бежим! – с этими словами мы выбежали на крыльцо.
Гарик уже вывел из гаража последнее приобретение из своей коллекции немецкого автопрома – сине-серебристый кабриолет «Мерседес Е-500». Машина выскочила на шоссе и,за шесть секунд разогнавшись до сотни, устремилась вперед. От виллы до села Пахомово, где стоял арендованный нами заводик, мы добрались за полчаса. Могли бы и быстрее, ведь V-образная трехсотсильная «восьмерка», стоящая под капотом нашего болида, позволяла на шоссе уверенно держать две с половиной сотни. Движение замедляли посты ГИБДД. Тормознули нас четыре раза. Гарик, не выходя из машины, молча выдавал инспектору сто долларов, и мы мчались дальше.
Ворвавшись на территорию базы, я понял, что мы все-таки опоздали. Дальний конец большого ангара освещался развернутым «окном». Возле рамы, на освещенной солнцем полянке я увидел Машу. Одетая в джинсы и легкомысленную футболку, она сидела на бочке из-под керосина, положив на колени автомат. Увидев нас, Мария сорвалась с места.
– Сережка, милый, наконец-то! – Маша бросилась мне на шею. – Я тут совсем извелась. Мишка не послушался ни вас, ни меня. Он улетел часа три назад. «Окно» было свернуто с той стороны. Мне стало так жутко, и я развернула его. Как-то спокойней было сидеть, видя внутренности этого ангара.
– Три часа? А на чем он улетел? – спросил Игорь, осматривая вертолетный парк. Не хватало «Ка-50». – На «камове»? У него ведь горючки осталось минут на сорок. Чего он «восьмерку» не взял?
– Торопился очень, сказал, что заправлять слишком долго! – ответила Маша, нехотя высвобождаясь из моих объятий. – Что будем делать?
– Попытаемся с ним связаться! Гарик, пошли искать рацию!
– А это кто с вами? – Мария удивленно воззрилась на Андрея, зачарованно бродящего среди винтокрылых машин.
– Это наш новый сотрудник, Андрей Шевчук. Че­ловек из параллельного мира. Вчера встретились с ним совершенно случайно. Видимо, судьба свела.
– Из параллельного мира? – переспросила Маша. – Шутить изволите, сударь?
– Да какие могут быть шутки! Помнишь ту историю, что ты рассказала при первой нашей встрече? Ну, о загадочном происшествии на Пушкинской площади?
– Помню! Там видели странного человека, якобы державшего в руках окровавленный череп.
– Точно! Так вот, этим человеком и был Андрей. Он каким-то образом провалился в наш мир, прямо в разгар боя.
– Чудны дела твои, Господи! – заключила Маша.
– Андрюша! Познакомься, это наш главный аналитик и эксперт Мария, моя невеста!
После этих слов Маша посмотрела на меня очень задумчиво, но ничего не сказала.
Из-за контейнеров с оборудованием показался Игорь с рацией. Он вынес аппарат на поляну, за «окно» и принялся вызывать Мишку. Эфир молчал. У меня появилось нехорошеепредчувствие.
– Похоже, что придется лететь на поиски. Игорек, собери оружие и снаряжение для нас и Андрея, а я пока заправлю вертолет. Машенька, а ты продолжай вызывать Михаила, вдруг откликнется. – Я простучал бочки и, найдя полную, покатил ее к «Ми-8». Андрюха молча стал мне помогать. К тому времени как мы завершили заправку, Горыныч тоже закончил сборы. На траве лежали комбинезоны, бронежилеты, пистолеты Стечкина, пистолеты-пулеметы «Кедр» и «Кипарис», «АК-74М» с подствольниками, сбруи с рожками и гранатами. Андрей стал деловито подбирать себе ствол, а я побежал к своему стоящему во дворе «ягуару», в тайничке которого лежали мои любимые «Гюрзы».
Вскоре подготовка к спасательной экспедиции была закончена. Мария наотрез отказалась оставаться на базе. Пришлось напялить на девушку бронежилет и вручить ей пистолет. Под ее нежную ручку подобрали легкий и компактный «ПСМ».
Наконец перегруженный топливом вертолет оторвался от земли. По свидетельству Марии Мишка полетел на северо-запад. В той стороне находилась Москва.
ГЛАВА 6
Когда машина набрала высоту, я обернулся к Маше и, жестом попросив ее надеть наушники, спросил:
– Что же все-таки у вас произошло? А то Мишка толком не объяснил!
– Мы уже возвращались из облета, когда увидели у самого горизонта этот аппарат. Я схватила бинокль и успела его разглядеть. К сожалению, я совсем не разбираюсь в самолетах, поэтому не смогла определить, что это было. Самолет показался мне не очень большим и, судя по отсутствию винтов – реактив­ным. Михаил собрался броситься в погоню немедленно, но топливо у нас уже было на пределе. Пришлось возвращаться на базу.
– Можешь показать то место, где вы засекли этот НЛО?
– Точно показать не смогу, но помню, что это произошло над Окой, – ответила Маша.
– Ладно, авось нам повезет. Надеюсь, что с Бэтменом ничего серьезного не случилось. Просто кончилась горючка, и он сел на вынужденную, – с надеждой сказал я.
– А почему он тогда не отвечает на наши вызовы? – веско возразил Гарик. – Печенкой чую – беда приключилась!
– Гарик, не каркай! – прикрикнул я на товарища. – Давайте лучше смотреть повнимательнее.
Все стали вглядываться в проносящийся под брюхом вертолета ландшафт. Картинка была однообразной – сплошные леса, без конца и края. Минуты через две пересекли Оку. По напрягшимся лицам друзей я понял, что внимание их удвоилось. В полном молчании мы летели еще минут десять, только Гарик периодически продолжал вызывать Мишку по рации. Но ответа не было. На зеленом море под нами по-прежнему никаких следов. Внезапно Горыныч вскрикнул и, схватив бинокль, стал всматриваться в направлении востока.
– Самолет, Серега, самолет!!! – обрадовал Гарик через несколько секунд. – Действительно реактивный, немного похож на «Миг-15». Чешет в нашем направлении.
– Прими управление, я тоже посмотрю. – Горы­ныч взялся за ручку, а я, выхватив у него бинокль, тоже увидел этот загадочный аэроплан.
Самолет и вправду напоминал один из реактивных истребителей первого поколения, но смотрелся достаточно грозно. Под крылом, на пилонах висели бомбы и ракеты. Да и скорость у самолетика была порядочной – он быстро приближался.
– Летит прямо к нам! Наверное, давно засек, сто пудов у него там радар! – воскликнул я, откладывая бинокль. – Эх, чует мое сердце – недобрые у него намерения!
– Да, уж вряд ли он несется к нам, чтобы поздороваться! – ответил Горыныч. – Что делать будем?
– Поглядим по обстановке! – обронил я. – Ребята, держитесь крепче, вдруг придется маневрировать!
Предчувствие меня не обмануло. Самолет уже было видно невооруженным глазом. От левой консоли отделилась точка и, таща за собой дымный жгут, устремилась к нам. Ракета!!! Подпустив ее поближе, я резко бросил вертолет влево низ. На первый раз увернулись, но у него этого добра еще штук пять. Выйдя из виража, я пошел на бреющем, едва не цепляя шасси верхушки деревьев. Я прекрасно понимал, что выйти из схватки целым и невредимым шансов маловато. Машина наша перегружена топливом, а все вооружение состоит из пулемета «А-12,7» с весьма примитивным прицелом. Ну, и угораздило нас вляпаться в такую переделку на «Ми-8». Сюда сейчас хотя бы «камова», а уж о «Су-27» можно только мечтать. Но так просто я этому гаду не дамся. Впереди что-то блеснуло. Река! Судя по времени и курсу, это Пахра. Я ушел к самой воде и, сбросив скорость, стал красться вдоль берега. Неприятель промелькнул справа и ушел за кромку леса. Кажется, пронесло! Но не тут-то было! Наверное, летчик разгадал мой маневр, потому что, развернувшись, двинулся вдоль русла.
– Кранты нам, Серега! – прокомментировал ситуацию Игорь.
– Нет, Гарик мы еще подергаемся! Я видел, ты «СВД» с собой захватил. Куда спрятал? – поинтересовался я,
– Под Машиной скамейкой! Ты чего, в него пулять собрался?
– Нет, блин, я в него гранату брошу! Держи управление! – Я вылез из пилотского кресла и стал пробираться к входному люку.
Маша и Андрей сидели ни живы ни мертвы, вцепившись в подлокотники. Достав винтовку, я открыл люк и скомандовал Горынычу:
– Сбрось скорость до минимума и поверни влево на тридцать градусов! – Этим маневром мне обеспечивался великолепный сектор стрельбы. Вспомнилась строчка из поэмы Твардовского «Василий Теркин»: «Встал один и бьет с колена, из винтовки в самолет». Даже не откидывая защитные колпачки с оптического прицела, вскидываю оружие к плечу и стреляю. В этот момент я не думал об упреждении. Было только яростное желание попасть! И я попал!!!
Вражеский истребитель клюнул носом и, завалившись на крыло, круто пошел к земле. Чиркнув днищем по соснам, самолет потерял хвостовое оперение и скрылся с наших глаз. Из трех глоток вырвалось дружное «ура!». Мои друзья приветствовали победу.
– Игорек, давай к месту падения. Поглядим, что это за птица! – предложил я, вытирая со лба холодный пот.
Горыныч виртуозно посадил машину на крохотную полянку, метрах в пятистах от места падения самолета. Целых полчаса мы продирались через густой кустарник, настороженно сжимая в руках оружие. И вот наконец наша цель – разбитый фюзеляж, из сплава, напоминающего дюраль. На наше счастье, топливо не загорелось, и боеприпасы не сдетонировали от удара о землю. Самолет и впрямь напоминал «Миг-15». Вот только кабина попросторней и приборы на панели электронные. Пилот оказался обычным человеком в черном обтягивающем комбинезоне с какой-то яркой эмблемой на плече. На голове покойника находился вполне современный стеклопластиковый шлем, простреленный навылет. Увидев эту картину, Гарик, насмотревшийся на мое искусство сбивания самолетов еще во время похода в сорок первый год, лишь при­свистнул. Зато Андрей взглянул на меня с огромным уважением:
– Видал я чудеса на свете! Но чтобы вот так, с пятисот метров, одним выстрелом, да по движущейся цели!
– Сережка! Ты нас просто спас! Спасибо тебе, любимый! – Мария подошла ко мне и крепко поцеловала в губы.
– Да ладно вам, ребята, – немного смущенно сказал я, – давайте лучше от лирики перейдем к делу. Надо быстро, но внимательно осмотреть этот аэро­план. Сдается мне, что он тут может быть не один. А также возможен вариант, что у них есть служба спасения, которая, вполне вероятно, уже ищет пропажу.
– Может быть, сначала найдем Михаила? – спросила Маша.
– Машенька, я хочу найти Мишку не меньше тебя. Но теперь сделать это будет весьма и весьма затруднительно, – ответил я. – Продолжать поиск на «Ми-8», в условиях полного господства противника в воздухе – безрассудство, граничащее с идиотизмом. Вот сейчас нас спас случай. А дальше?
– Серега прав! Надо по-быстрому осмотреть наш трофей и сваливать отсюда, – поддержал меня Гарик. – Мишку, скорее всего, эти засранцы завалили. И если мы продолжим здесь шастать, то и нам достанется.
– Как вы можете бросить друга? – воскликнула Мария.
– Милая, никто из нас и слова не сказал о том, чтобы бросить Бэтмена. – произнес я, подходя к Марии и обнимая ее. – Мы предлагаем уйти на «базовую» и свернуть «окно». Время здесь остановится, а у нас будет несколько дней, если не недель, чтобы подготовиться должным образом и вернуться сюда через местную секунду.
– Я поняла, извините, что плохо о вас подумала. Эта стрессовая ситуация негативно отражается на моих умственных способностях. – Только по Машиной улыбке я понял, что последняя фраза была шуткой.
– Хватит болтать, давайте за работу, – прикрикнул на нас Горыныч. Он уже залез на крыло и, достав отвертку, сосредоточенно откручивал что-то в кабине. – Я попытаюсь демонтировать хотя бы часть при­боров, а ты, Серега, осмотри фюзеляж. Маша и Андрей, прикройте нас!
Я приступил к осмотру. Где-то минут через пятнадцать мы с Гариком убедились, что имеем дело с техническим курьезом. Судите сами: вся приборная начинка была электронной; в носовом радиопрозрачном обтекателе стоял небольшой, но весьма продвинутый радар – с фазированной антенной решеткой, такие и в нашем мире на два-три истребителя ставили. Зато системы управления и двигатель были крайне примитивными: элероны и стабилизаторы приводились тросиками и тягами. Отсутствовали даже бустерные усилители. Крыло стреловидной формы было маломеханизированным, с полным отсутствием за­крылков. Это должно было очень сильно затруднять посадку. А сам двигатель был прямоточным! Стартовал этот шедевр инженерной мысли, похоже, с передвижной рампы, используя твердотопливные стартовые ускорители. В качестве топлива использовался какой-то гелеобразный состав. Катапульта в самолете отсутствовала, парашют тоже. Пилот, по сути, был смертником. Вооружение самолета состояло из твердотопливных неуправляемых ракет и двух пулеметов…пехотного калибра.
– Что-то я ничего не понимаю! – объявил Гарик после окончания осмотра, сбрасывая на траву последний прибор из кабины. – Сочетания сложнейшей электроники и примитивной механики. Тут даже рации нет. Летать на этом аппарате было безумно неудобно, а уж вести боевые действия просто опасно.
Вот бы еще узнать, что это за символ! – Горыныч похлопал по эмблеме на крыле: вписанные в красную окружность две параллельные голубые линии.
– Это знак нижегородских ВВС, – ответил доселе не сказавший ни слова Андрей.
– Что же ты молчал? – возмутился Горыныч.
– А ты не спрашивал! – возмутился Андрей. – Мне приказали прикрывать, вот я и прикрываю!
– Андрюха! А ты видел раньше такие самолеты? – спросил я.
– Нет, во время войны нижегородцы использовали аэропланы с поршневыми двигателями. Нам хватало и такой беды, ведь у Москвы авиации не было вообще. А это, наверное, новая модель, в последние годы поговаривали о том, что в Нижнем готовят какое-то сверхоружие. Может, в вашем мире этот аппарат и примитивный, но у нас он стал бы настоящим бичом божьим.
– Осталось только выяснить, что делают твои соотечественники в тринадцатом веке! – сказал я. – Однако, ребята, пора сматываться. Мы уже час тут куролесим. Не дай бог враги нагря…
Договорить я не успел. В воздухе мелькнуло что-то темное, и я полетел в кусты от сильного удара в грудь. Краем глаза я все же успел заметить – такая же неприятность досталась и парням. Гарик рухнул под фюзеляж, а Шевчук прямо на груду приборов. Только Маша продолжала стоять на ногах. Через несколько секунд на меня свалились два человека в комбинезонах цвета хаки и начали сноровисто освобождать мою одежду от оружия и боеприпасов. Закончив этот процесс, противники рывком подняли меня на ноги, заломили за спину руки и скрутили локти и колени шнурами. Еще через несколько секунд я лежал под крылом, бок о бок с аналогично скрученными ребятами. Вообще вся процедура захвата не заняла и трех минут.
Мария связыванию не подверглась. Видимо, нападающие не приняли ее за комбатанта. Один из бойцов для страховки держал девушку на прицеле. Второй остался подле нас. Остальные разошлись в стороны. Трое начали осматривать самолет, двое склонились над кучей вывороченных приборов, четверо расположились по периметру, лицом к лесу. Слаженность этих людей просто поражала. Они работали без малейшего звука, как единый организм. Каждый сноровисто выполнял свое дело. Несколько минут прошло в молчании.
Наконец один из тех, что осматривали самолет, подошел к тем двоим, возле приборов и что-то негромко сказал. Тот, к кому он обращался, неторопливо встал с колен, и я смог разглядеть на его рукаве черные нашивки. «Наверное, командир», – подумал я.
– Терехов, связь! – скомандовал этот персонаж. – Вызови «Арбитра».
Державший Машу на прицеле немедленно подскочил к командиру и скинул с плеч темно-зеленый ящик радиостанции. К моему немалому удивлению, радист, закинув на дерево длинную тросиковую антенну, стал выстукивать ключом точки и тире.
– «Арбитр» на связи, господин капитан, – через минуту доложил Терехов.
– Передавай, на связи «птенец-один», – приказал капитан. Терехов снова застучал ключом, – Мы нашли точку падения «Аиста», пилот убит выстрелом в голову, но здесь посторонние люди. Трое мужчин, вооруженных, с ними девушка, гражданская. Знаков отличия ни у кого нет. Какие будут приказания?
Закончив передачу, радист, поправив на голове огромные наушники, стал вдумчиво вслушиваться в ответ неизвестного «Арбитра».
– Приказано доставить пленников в «Гнездо», господин капитан! – произнес Терехов через пару минут.
– Запроси «Арбитра», как там «птенец-два»? – велел капитан.
Радист отстучал вопрос.
– «Арбитр» сообщает, что вторая группа нашла неизвестный аппарат. Пилоту удалось скрыться, – доложил офицеру Терехов.
– Сообщи «Арбитру», что мы через час будем на базе. Конец связи! – Капитан отвернулся от радиста и задумчиво посмотрел на нас.
Лично меня услышанное немного порадовало. Наши предположения о том, что Мишка сбит, подтвердились. Но, судя по всему, поймать нашего друга этим орлам пока не удалось. Теперь вся надежда была только на Бэтмена. Скрученные, как бараны, мы не могли и мечтать о побеге. Между тем вражеские бойцы закончили свои дела. Из кабины извлеклии завернули в брезент тело летчика. Лежавшие на земле приборы уложили в мешок, наше оружие раздали по рукам. Нас самих подняли и освободили от ножных пут. Вскоре мы уже цепочкой плелись через лес, подгоняемые тычками прикладов. По пути я лихорадочно обдумывал варианты наших дальнейших действий. И тут до меня доперло – Машу даже не удосужились обыскать. А ведь в заднем кармане ее джинсов, прикрытый маечкой навыпуск, спрятан «ПСМ». Если, конечно, Мария не переложила ствол в другое место. Вполне возможно также, что девушка могла просто забыть об оружии – все произошедшее наверняка стало для Маши жутким стрессом. Надо каким-нибудь способом напомнить нашей боевой подруге о пистолете.
Мария шла первой, а я со своим конвоиром замыкал шествие. Улучив момент, я, сделав вид, что споткнулся о корень, упал. Естественно, все присутствующие оглянулись на шум. Я, поймав взгляд Марии, глазами показал на ее задний карман. Машенька, умница, все поняла. Сделав шаг назад, она резко ударила ногой в пах опекавшего ее рослого рыжеватого детину, а затем, используя его скрюченное тело как щит, выхватила оружие и открыла беглый огонь. Первым упал с простреленной грудью капитан, затем его помощник. Радисту Терехову малокалиберная полуоболочечная пуля угодила в середину лба. Я, скрутом вывернувшись из рук поднимавших меня бойцов, пнул одного из них носком ботинка в коленную чашечку. Второму досталось головой в лицо. Мои друзья не остались безвольными наблюдателями и тоже присоединились к схватке. Гарик завалил ближайшего к нему десантника четким классическим мукуши. И тут же крутнувшись на пятке, врезал другому носком ботинка в висок. Андрюха ударом плеча в подбородок отправил в нокаут последнего противника. Через несколько секунд бой был закончен.
Нападение оказалось для десантников полной неожиданностью. В наступившей тишине было слышно только хриплое дыхание да поскуливание бойца с отбитой мошонкой. Мой первый противник, превозмогая боль в сломанном колене, попытался достать оружие. Пришлось добить его каблуком в переносицу.
Мария, выронив пистолет, стала оседать на землю.
– Маша, сейчас не время падать в обморок, достань нож, разрежь на нас веревки! – крикнул я.
Мой вопль привел девушку в чувство. Сняв с одного из тел тесак, Мария освободила нас. Мы с Гариком тут же бросились подбирать оружие, а Андрей быстро и профессионально связал оставшихся в живых оглушенных десантников. Нашими пленниками стали четыре человека.
– Четко мы сработали, но как бездарно попались, – сказал Горыныч, передавая Шевчуку автомат. – Мне вот только интересно, чем это они нас в первый момент вырубили?
– Пластиковыми пулями, – объяснил Андрей, демонстрируя нам карабин с толстым стволом. – Мужики, надо сваливать отсюда побыстрей. У них здесь где-нибудь рядом должны быть геликоптеры с группой поддержки.
– Валить так валить! – согласился Гарик. – Однако всех языков нам не утащить!
– Забираем этих двоих сержантов! – Андрей показал на пленных.
– А с остальными что делать? – задал я глупый вопрос.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16 17
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.