read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


– Нет, в Норфолке царит полная неразбериха. Но час назад я узнала, что летчик был действительно отбит Владиславом. Косарев сам позвонил мне на мобильный и сообщил об успехе операции. В конце разговора он добавил, что они летят на Родину! Узнав эту новость, я тут же помчалась к вам.
– Так, надо сообразить… – медленно проговорил я. – Он звонил тебе час назад, и даже если сразу сел на самолет, то до Москвы доберется только завтра утром. В какой аэропорт прибывают рейсы из США?
– С восточного побережья рейсы только из Нью-Йорка до Москвы, прямые. Утром и вечером. И оба прибывают в Шереметьево-два, – ответила Лена. – Я возвращалась вечерним и в Москву прилетела в восемь утра.
– Серега, ты намекаешь на то, что было бы неплохо встретить этого неизвестного героя? – поинтересовался Горыныч. Я кивнул, и Гарик продол­жил. – Тогда у нас остается мало времени. Предлагаю операцию по спасению Мишки начать немедленно, ведь в случае успеха поисков нас станет четверо против тех двоих.
– Вы что, собрались воевать с Владиславом? – удивилась Лена.
– Конечно нет! Но надо быть готовыми ко всему! – уточнил я. – Ладно, начнем прямо сейчас. Га­рик, техника готова?
– Все в полном порядке. Вертолеты заправлены топливом и боеприпасами, все системы проверены.
– Тогда допиваем чай и идем экипироваться, – сказал я.
Подготовка не заняла много времени, и уже минут через пятнадцать мы были в воздухе. Шли уступом: я на «Ми-8» над самыми верхушками деревьев, а Гарик на «Ка-50» на триста метров выше. Справа от нас, на востоке небо только-только начало светлеть. Внезапно впереди, на большой высоте что-то блеснуло. Это лучи еще невидимого из-за горизонта солнца отразились от консолей самолета.
– Гарик! Ты видишь? – почему-то шепотом спросил я.
– Вижу, Серега, ну я сейчас ему устрою! – ответил Игорь.
«Акула» резко прибавила скорость и, набирая высоту, устремилась к противнику. Через минуту я увидел красноватую вспышку ракетного двигателя, а еще через несколькоминут в небе распустился яркий цветок взрыва.
– Спекся, голубчик! – донесся из наушников торжествующий голос Игоря. – Это тебе, жаба парагвайская, не шарики из дерьма катать!
– Гарик, не зарывайся, в патруле должно быть два самолета, – предупредил я друга.
– Спокойно, Серый, будем жить! – Кажется Игоря понесло. – Я уже вижу вражескую базу.
«Акула» Игоря вошла в пике. В тот же момент я увидел, что второй патрульный пристраивается Гарику в хвост. Практически сразу на капоте истребителя заплясали веселенькие огоньки – заработали пулеметы. Желтые плети трассеров хлестнули по вертолету. Гарик мгновенно лег в вираж, но самолет, проскочив по инерции пару километров, сделал боевой разворот и снова зашел «Ка-50» в хвост. Летчик явно не был новичком – видя, что проигрывает в маневренности, он решил сделать ставку на скорость. Минут пять продолжалась в небе смертельная чехарда. Истребитель выходил в атаку, Гарик в последний момент уворачивался, и тут же все повторялось снова. Я охрип, предупреждая Игоря об опасности. А ведь время шло, и каждое потраченное мгновение отделяло нас от главной цели –добиться фактора внезапности. Но Горыныч никак не мог воспользоваться своими зенитными ракетами – ас за штурвалом самолета, поняв, что имеет дело с неизвестным самонаводящимся оружием, просто не попадался в переднюю полусферу «Черной акулы». Но как бы ни был опытен незнакомый летчик, а в охране секретной базы наверняка служили только испытанные люди, он все-таки проморгал появление второго противника.
Я подобрался к месту схватки на небольшой высоте и, поймав выходящий из пике истребитель в прицел, всадил в него длинную очередь из столь долго бездействовавшего пулемета Афанасьева. Крупнокалиберные пули буквально распороли обшивку самолета. Взорвавшись в воздухе, истребитель рухнул на лес.
– Отлично сработано, Серега! – заорал Игорь. – Мы победили, и небо над нами чисто!
– Вместо цитат из тупых американских боевиков лучше займись делом! – охладил я пыл своего друга. – У нас еще полно работы.
– Ладно, умник, полетели громить базу!
Мы успели вовремя, на базе уже сыграли тревогу, но персонал только начал выбегать из казарм, а на рампы только установили, подвесив стартовые ускорители, еще пару истребителей. Горыныч обрушился на них как огненный смерч. Он легко поразил в первом заходе не успевшие взлететь самолеты и их товарищей на стоянке. На втором заходе несколько ракет превратили казармы в груды щебня. Я тоже постарался внести посильный вклад в общее веселье – пройдя над южной стороной, запалил топливные цистерны и разнес окна административного корпуса. Затем аккуратно прошелся вдоль ограды, сметая караульные вышки, и сел на дальнем краю базы. Дальнейшие боевые действия нам с Андрюхой предстояло вести на земле. Быстро и сноровисто мы выкатили из чрева «восьмерки» мотовездеход «поларис» и двинулись в сторону пылающих зданий. «Черная акула» продолжала кружиться над базой, уничтожая огнем из пушки все живое. Но вскоре треск тридцатимиллиметровки стих – у Горыныча кончились цели. Тем не менее мы с Андреем спешились метров за сто до строений и дальше рванули короткими перебежками.
Гарик поднялся на двести метров и стал корректировать наши действия по рации.
– Мужики! Слева из-за развалин ангара вылезло несколько человек!
– Вижу! – откликнулся Андрюха, и мы с ним несколькими короткими очередями ликвидировали проблему.
– А теперь кто-то копошится в здании администрации! Залягте, я выпущу пару ракет! – Так мы и продвигались вперед. Но минут через десять Гарик удивленно присвистнул и доложил: – Какое-то шевеление на краю болота. Точно, там человек машет руками! Посмотрю поближе! – Вертолет ушел в сторону ограды, и тут же раздался радостный крик: – Это Мишка! Мишка на краю болота, вот чертенок!
– Андрей, прикрой! – Я бегом добрался до вездехода, прыгнул в седло и рванул навстречу Бэтмену. Через несколько секунд я сжимал перемазанного грязью с ног до головы Суворова в объятиях. – Балбесина, ну и напугал ты нас! Ты как тут очутился?
– Стреляли! – радостно ответил Мишка. – Долго рассказывать! Пойдем лучше закончим то, что вы начали, «рэмбы» комнатные!
А тем временем всякое шевеление на поверхности базы прекратилось. Ангары и гаражи, казармы и офицерское общежитие, административный корпус и мастерские лежали в руинах. Из более-менее целых сооружений остался только неказистый бетонный куб, напоминающий трансформаторную будку. С него и решили начать осмотр. Пока я знакомил Андрея с Мишкой, Гарик, убедившись в отсутствии противника, посадил вертушку за казармой и присоединился к нам.
– А кубик-то непростой, ворота как в самолетном ангаре, – сказал Горыныч. – Андрюха, что говорили пленные об этом милом домике?
– Ничего не говорили, – Шевчук полез в карман и извлек измятый листок с планом базы, – этого сооружения даже на схеме нет!
– Впредь нам наука – нужно проверять разведданные! – попенял я. – А если бы тут оказался комплекс ПВО. От нас бы клочки полетели!
Рядом с воротами оказалась небольшая дверь – естественно, запертая. Пришлось по-быстрому подорвать препятствие гранатой. Когда рассеялся дым, мы осторожно заглянули внутрь. С первого взгляда на скудно освещенный, пустой зал я понял, что перед нами ключ к присутствию нижегородцев в этом мире. Ведь решетчатая конструкция у дальней стены, без сомнения, являлась «воротами» темпор-машины.
– Андрюша, покарауль на входе, а мы зайдем осмотреться, – крикнул я, делая шаг в дверной проем.
Изнутри кубик казался больше, чем снаружи. Вдоль стен, по кругу, на высоте пяти метров тянулась открытая галерея. На галерее, по углам размещались площадки с каким-то оборудованием.
– Там у них аппаратура управления, – уверенно заявил Мишка. – Сейчас посмотрим или оставим на потом?
– Давай сейчас, чего тянуть! Очень хочется узнать, чего там наваяли наши коллеги по временным пере­мещениям. – Гарик направился к ведущей на галерею лестнице.
– Точнее сказать «конкуренты»! – поправил я Горыныча. – Вы шарьте наверху, а я осмотрю «окно».
Решетчатая конструкция даже при беглом осмотре выглядела примитивной. Все соединения выполнены огромными болтами, хотя логичней было бы использовать сварку. Тут два варианта: или этот шедевр промышленной революции изначально задуман как сборно-разборный, или в том мире так и не додумались до электросварки. Вся проводка на «окне» выполнена на медном кабеле огромного сечения. Все провода уходили под пол. Представляю, какие гигантские там должны стоять трансформаторы. А управление, наверное, осуществляется колоссальной ламповой ЭВМ. Или титаническими электротабулирующими устройствами.
Мои друзья уже почти дошли до площадки с аппаратурой, как вдруг из-за пульта выскочил человек в сером комбинезоне и помчался по галерее. Его цель стала видна через пару секунд. Предполагаемый оператор темпор-машины бежал к ведущей на крышу приставной лестнице.
– Мужики, не стрелять! Живьем брать будем демона! – крикнул я, вытаскивая из кобуры «Гюрзу».
Беглец благополучно добрался до лесенки и начал карабкаться вверх. Посланная мной пуля ударилась в перекладину как раз над головой человека. Еще две пули перерубили две следующие перекладины. Беглец в испуге рухнул обратно на галерею. Тут как раз подоспели Гарик с Мишкой.
– Попался, мерзавец! – радостно завопил Суворов, заламывая жертве руки. – Сейчас мы тебе объясним, что бывает с теми, кто в честных времяпроходцев ракетами пуляет. Эй, не кусаться! Мужики, а ведь это девка!
Я быстренько присоединился к ребятам, чтобы принять участие в допросе.
– Кто такая? Чем здесь занимаешься? – начал Га­рик. – В молчанку играть не советую… Язык мы тебе быстро развяжем!
Светловолосая, коротко стриженная, совсем еще молодая девчонка испуганно всхлипнула и посмотрела на нас исподлобья. На ее скуле начал набухать здоровенный синяк.
– Голос пропал, коза нижегородская? – продолжал давить Гарик.
– Я москвичка, – наконец прошептала девушка.
– А что же ты, москвичка, делаешь в нижегородском лагере?
– Я рабыня, здесь меня используют как техника при «хроноконвертере».
– Надо Андрюшку позвать, пускай он с ней по­толкует. А то она нам сейчас может любую ерунду наплести, ведь проверить ее слова мы не можем, – отведя Гарика в сторону, тихо сказал я.
– Согласен! Мишка, покарауль девчонку и осмотри аппаратуру, сейчас сюда подойдет Андрюха, побеседует с землячкой, – проговорил Гарик. – А мы с Серегой продолжим зачистку.
Мы вышли из бункера, объяснили Андрею обстановку (он сразу рванул внутрь) и стали методично обшаривать развалины зданий. Где-то через полчаса я убедился, что наш авианалет удался на сто процен­тов. Ведь за все время поисков мы наткнулись всего на нескольких живых, да и то тяжело раненных. Закончив осмотр руин, мы с Гариком прошлись вдоль периметра, добивая уцелевших караульных. Затем перегнали «восьмерку» поближе к бункеру. Потом Гарик отправился осматривать боевые наземные машины, а я вернулся к «хроноконвертеру». Мне не давала покоя одна мысль: зачем неизвестным конструкторам понадобилось строить «окно» в мире прошлого. Ведь у нас с ребятами все устройства стояли в «базовой» реальности.
За время нашего с Горынычем отсутствия сидящий на галерее Бэтмен успел распотрошить несколько пультов и теперь внимательно рассматривал их содержимое. Услышав мои шаги, он поднял голову:
– Фигня какая-то, Серега! Такие штуки не могут работать в качестве темпор-машины. Это же гибрид арифмометра и швейной машинки! Вот посмотри – здесь какие-то струны проходят, а вот здесь, рядом с триодами, торчат электронные чипы. Я в этой эклектике даже разобраться не могу!
– Надо Горыныча дождаться, – ответил я, – вместе покумекаем. А вообще, Мишань, у нашего противника дикое смешение технологий, от примитива до полного хайтека. Привыкай!
И я кратко пересказал Суворову результаты осмотра сбитого нами накануне истребителя.
– Интересная цивилизация нам противостоит, – задумчиво произнес Мишка. – А хотя сдается мне, что все эти электронные примочки – импортные. Вот, посмотри сюда, видишь, на триодах и пентодах маркировка кириллицей, а на чипах латинские буквы. Сто пудов, куплены где-нибудь на Западе. Может, наша пленница внесет ясность в этот вопрос?
– Андрюха! – позвал я. Шевчук быстро подошел:
– Как твои успехи? Что узнал?
– Она действительно москвичка, захвачена полгода назад разведкой Нижегородской республики. До войны работала ассистенткой у профессора Михеева– это светило Московского университета. Их лаборатория занималась фундаментальным изучением пространства-времени. После начала войны профессор сделал ноги в Лондон, а всех сотрудников переловили спецслужбы нижегородцев. Катю для начала пару ме­сяцев подержали в концлагере, а потом предложили поработать по специальности. После ужасов лагерной жизни она с радостью согласилась. Какую цель преследует руководство нижегородцев, создавая базу в прошлом, девушка не знает. Сейчас она сильно напугана, толкомне понимает, кто мы такие. Я думаю, что информацию Катя выдала правдивую и готова к сотрудничеству. – На каком принципе работает их «хроноконвертер», ты не спрашивал? – поинтересовался я.
– Откуда? Я это слово и выговорить не смогу! Если вам нужны ответы на какие-нибудь узкопрофессиональные вопросы, то задавайте их сами, чтобы не получилась игра в сломанный телефон!
– Он прав, – согласился Мишка. – Надо забирать девчонку и мотать на «Каток». Я, между прочим, почти сутки на ногах и не жрамши. А на «базовой», чтобы добраться до душа, еще придется пилить сто километров по Симферопольке до Гариковой дачи.
– У тебя устаревшие сведения. За время твоего отсутствия «Каток» полностью преобразился. Там теперь не только душ, но и сауна с бассейном есть! Маша постаралась!
– А холодное пиво там имеется?
– Десяти разных сортов!
– Умница Машенька! Все-таки женское общество облагораживает! А то мы бы так в грязи и колупались, там ведь даже сортира приличного не было! А сколько же вы без меня прожили?
– Немного, всего пару дней! Сейчас задам девчонке один вопрос, и будем собираться. – Я подошел к пленнице. – Катя, скажи, пожалуйста, эти ворота, – для наглядностия показал пальцем на решетчатую конструкцию под нами, – можно открыть с той стороны, из будущего?
– Нет, они слишком большие. Чтобы проход был стабильным, нужно контролировать процесс с этой стороны, – пояснила девушка.
– Значит, кто-нибудь может попасть сюда через небольшие ворота?
– Сюда вряд ли. Слишком большой разброс по времени и пространству!
– То есть, чтобы создать этот лагерь, вы выстрелили в прошлое вслепую, а в понравившемся месте построили стационарные ворота и в дальнейшем использовали их как маяк?
– В принципе, да, – после секундного замешательства подтвердила мою догадку Катя.
– Отлично! – Я повернулся к ребятам. – Мужики, мы можем спокойно отваливать, в наше отсутствие здесь никто, кроме местных жителей или зверей, не появится. Андрюха,отведи девушку в вертолет, Мишка…
– Я тут откручу парочку панелей и присоединюсь к Андрею, – сказал Бэтмен.
– Гарик! – вызвал я друга по рации. – Мы собираемся домой, ты там не слишком занят?
– Уже заканчиваю, нашел здесь несколько интересных технических артефактов, – ответил Горыныч, – через пять минут буду готов!
Через час мы благополучно прибыли на «Каток».
ПРОБОЙ РЕАЛЬНОСТИ 6
Звено оторвалось от полосы ровно в девятнадцать тридцать. Сделав круг над аэродромом, тройка пошла на запад. Вылет был рутинный – патрулирование приграничной территории. Хотя на таком задании разрешалось немного пошалить – пугануть москвичей или серпуховчан. При абсолютном господстве нижегородцев в воздухе любые выходки пилотов оставались безответными.
Ведущий звена поручик Камаев, уверенно набрав высоту, посмотрел через плечо на ведомых – они были на месте. Покрутив кистью руки, чтобы привлечь внимание, Камаев показал три пальца. Ведомые качнули крыльями в знак понимания и перестроились в ордер номер три: строем фронта.
При полетах на новых машинах остро встала проблема коммуникации. Если на поршневых машинах, особенно с открытыми кабинами, летчики легко могли переговариваться жестами, то при полетах на околозвуковых скоростях это было весьма затруднительно. Паучники уже пару лет бились над созданием радиостанций, годных для установки на самолеты, но пока безуспешно.
Камаев летал уже десять лет, имел полдесятка боевых наград, и если бы не досадный случай, прервавший карьеру, уже носил бы погоны полковника. В авиации звания давались быстро. Но в самом конце Московской войны, почти десять лет назад, капитан Камаев, увлекшись одиночной охотой (он развлекался бомбежкой гражданского госпиталя), нарвался на сноп осколков от снаряда и потерял самолет. Попав в плен к москвичам, Камаев, чудом избежав расстрела на месте, был обменян только после окончания войны. Это прискорбное событие привело к разжалованию капитана в рядовые и полному отстранению от по­летов. Несколько лет Камаев мучился, работая механиком в мастерских. Бесило даже не разжалование, а отлучение от неба. Ведь только за штурвалом боевого самолета Камаев чувствовал себя равным богам, вершителем судеб, хозяином жизни и смерти тысяч людей, копошащихся внизу, на земле.
Но два года назад большую группу летчиков-ветеранов послали на обеспечение какого-то секретного проекта (в околоаэродромной среде ходили упорные слухи об освоении плацдарма в другом мире). Исчезновение из нижегородской авиации почти тридцати человек не могло не сказаться на боеспособности. Командование пришло к решению вернуть в строй всех опытных людей из резерва. В это число попал и Камаев. Его быстренько подучили работе на новой реактивной технике, присвоили звание поручика и направили на границу с Московией. На новом месте Камаев быстро восстановил былой апломб супермена, постоянно подбивал сослуживцев к дерзким налетам на сопредельную территорию, а зеленым новичкам старался внушить стойкую ненависть ко всему, что находилось западнее Оки.
Через двадцать минут после вылета звено достигло границы. Заходить в глубь сопредельной территории начальством не рекомендовалось, поэтому Камаев, проскочив километров на тридцать, развернулся на девяносто градусов и повел своих ведомых на юг. Пальцы поручика так и чесались от предвкушения какого-нибудь развлечения. Уже несколько вылетов Камаев не мог побаловаться. Месяц назад на двух московских авиабазах были размещены пять эскадрилий реактивных истребителей «Гроза», в противовес которым три года назад и были созданы нижегородские «Молнии».
«Гроза» состояла на вооружении Северного княжества, в состав которого входили города Санкт-Петербург и Новгород Великий с прилегающими землями. На территории этого государства размещалось большое количество заводов и фабрик бывшей Российской империи, лишь немногим уступающее Нижегородской республике, поэтому Северное княжество сумело добиться значительных достижений в техническом прогрессе. К тому же княжеству активно помогали Великие державы, на территории которых осели многочисленные представители семейства Романовых, родственников нынешнего правителя Санкт-Петербурга.
До прямого противостояния двух наиболее могущественных стран бывшей империи дело пока не доходило, мешало отсутствие общей границы. Но в последние годы рубежи Нижегородской республики значительно придвинулись к Северному княжеству, и в Питере забеспокоились. Срочно был заключен оборонительный союз с Московией, в Первопрестольную потянулся поток грузов двойного назначения, а в последние месяцы – войска и боевая техника.
Теперь нижегородцы уже не рисковали слишком нахально лезть к москвичам, но дурные привычки уходят медленно. Питерским пилотам уже приходилось несколько раз подниматься на перехват, хотя до стрельбы пока дело не доходило. Сам поучаствовав пару раз в таких схватках, Камаев реально оценивал характеристики боевых машин. «Молнии» нижегородцев, практически не отставая от питерских в скорости, значительно уступали «Грозам» в маневренности. К тому же против пехотного калибра пулеметов, на «Молнии», питерские машины были оснащены двумя двадцатимиллиметровыми автоматическими пушками. В настоящем бою у нижегородцев почти не было бы шансов.
Звено Камаева шло на высоте двух километров, достойных внимания целей пока не попадалось. Начало темнеть, поручик уже начал нервничать, предчувствуя бесславное возвращение на базу. Вдруг, далеко внизу, почти у самой земли пилот увидел медленно ползущий двукрылый аппарат с опознавательными знаками Московии. Если присутствие в воздухе питерцев Камаев еще терпел, то появление этого самолета было воспринято поручиком как личное оскорбление. Не предупредив ведомых, Камаев бросил свою машину в крутое пике. Нелепый аппаратик стал быстро приближаться, заполняя кольца прицела. Поручик уже положил большой палец на гашетку, предвкушая приятное зрелище разваливающегося от длинной очереди московского аэроплана. Внезапно вокруг идущего в атаку истребителя разлилось белое сияние, словно вспыхнула тонна магния. Вспышка длилась несколько секунд и с явно слышимым щелчком исчезла. Камаев глянул вниз и в первый момент не поверил своим глазам – цель пропала!
В следующее мгновение натренированное зрение пилота подметило и другие странности в окружающем мире. Местность под брюхом «Молнии» оказалась прорезанной густой сеткой дорог, по которым двигалось большое количество автомобилей. То и дело внизу мелькали небольшие, но аккуратные поселки, освещенные ярким электрическим светом. С трудом выведя машину из пике, Камаев сверился с картой.
Ничего подобного здесь быть не должно! Еще вчера, пролетая над этим квадратом, поручик видел только густые леса. Набрав высоту, Камаев покрутил головой, разыскивая ведомых. Оба самолета исчезли! Громко выругавшись и даже крепко стукнув кулаком по приборной доске, пилот сориентировался по компасу и направил машину в сторону базы. О подобном происшествии необходимо срочно уведомить начальство!
Когда по всем расчетам уже должен был показаться родной аэродром, из-за спины Камаева вылетело огненное ожерелье трассирующих снарядов. Судорожно обернувшись, поручик похолодел. Такого чуда пилоту-ветерану видеть не доводилось. Висевший на хвосте аппарат поражал! Хищно вытянутый острый нос, за ним огромная капля, под непривычно плоским фюзеляжем внушительные воздухозаборники, два высоченных киля и множество ракет на пилонах под крыльями завершали невиданную картину. Незнакомый самолет буквально излучал угрюмую мощь. Опознавательные знаки были совершенно неизвестны – консоли украшали красные пятиконечные звезды. Через несколько секунд преследователь дал по курсу «Молнии» еще одну очередь. Камаев в панике свалил машину на крыло и попытался оторваться. Но противник не отставал…
Части ПВО Московского округа были подняты по боевой тревоге в двадцать один тринадцать. За двадцать минут до этого операторы РЛС засекли появление неопознанного объекта в районе Серпухова. В двадцать пятьдесят с аэродрома на перехват был поднят дежурный «Су-27». Пилотирующий «сушку» полковник ВВС Российской Федерации Юрий Голосов за несколько минут сумел выйти на цель. Ею оказался легкий реактивный самолет, чем-то похожий на «Миг-15». Странные опознавательные знаки – вписанные в красную окружность две параллельные голубые линии – удивили полковника, но висящие под крыльями ракеты не оставляли сомнений в военной принадлежности данного аппарата. Так Голосов и передал на базу.
Вот тогда и была сыграна боевая тревога. На разных аэродромах Московского округа стали готовиться к вылету еще несколько перехватчиков. Были приведены в стартовое состояние зенитные комплексы «С-300». Такого чрезвычайного происшествия, как появление практически над столицей неизвестного самолета, не случалось с момента пролета Матиаса Руста. К тому же новый объект явно был боевым. Командование ПВО, прекрасно осознавая, какие могут последовать санкции за столь вопиющее нарушение бдительности, приказало полковнику Голосову действовать жестко. Юрий, приблизившись к предполагаемому противнику на предельно малую дистанцию, дал предупредительную очередь. Пилот НЛО никак не отреагировал, но после второй очереди попытался уйти от преследования. Не желая потом выслушивать в штабе обвинения в нерешительности, полковник короткой очередью отрубил противнику хвост. Даже в такой обстановке Юрий не смог выстрелить по человеку. Но, к немалому удивлению Голосова, пилот пораженной машины даже не попытался спастись. Уже потом, несколько дней спустя, эксперты комиссии, разбирающие этот случай, пришли к выводу, что неизвестный летчик просто не имел средств аварийного покидания.
Расследование, начатое ФСБ, благополучно заглохло через несколько месяцев. Следователи так и не смогли выяснить, кто, когда, как и для каких целей построил и поднялв воздух исключительно странный летательный аппарат.
ГЛАВА 11
Поручив заботу о пленнице Маше и Лене, мы с друзьями отправились в сауну. После третьего захода в парную Мишка потребовал чего-нибудь съестного. Мы за прошедшие часы тоже успели изрядно проголодаться и поэтому, обмотанные банными простынями, совершили набег на холодильник. Заморив червячка, мы вольготно расположились в комнате отдыха, с запотевшими бокалами пива в руках и обменялись историями с Михаилом. Приключения Суворова были недолгими.
После обнаружения неопознанного самолета Мишка бросился вдогонку на север. Где-то километров через пятьдесят от Оки его вертолет получил две ракеты в бок. Бэтмен в горячке преследования даже не заметил идущий в атаку самолет. Двух ракет вполне хватило даже такому супервертолету, как «Ка-50». Суворова спасла система катапультирования. Уже опускаясь на парашюте, Мишель увидел за лесом бетонные строения, которых априори не могло быть в тринадцатом веке. Туда наш герой и отправился, справедливо рассудив, что искать его мы будем именно в этом направлении. Счастливо избегнув встречи с брошенными на его захват солдатами, Суворов почти сразу после полуночи достиг ограды лагеря. Здесь ему опять повезло – до колючки он добрался в районе обширного болота, где отсутствовали минные поля. Пару часиков понаблюдав за базой, Мишка убедился, что столкнулся с серьезным противником. У этих ребят хватало и людей и техники. Каково же было удивление Бэтмена, когда перед рассветом на лагерь налетели два таких знакомых вертолета.
Наши рассказы повергли Михаила в шок. С особым удивлением Суворов выслушал повествование о нашествии людей из параллельных реальностей. Большой интерес вызвало хронологическое изложение истории мира, из которого пришел Шевчук.
– Итак, открываем прения! – начал оперативку Игорь. – За последнее время мы столкнулись с несколькими проблемами, не объяснимыми с точки зрения принятой у нас теории временных перемещений. Первое: прыжки в наш мир людей из соседних измерений. Назовем это явление «пробои реальности». Второе: присутствие в глубоком прошлом представителей из параллельного мира. Прямых и агрессивно настроенных наших конкурентов. Кто хочет высказаться первым?
– Мне кажется, что все эти явления вызваны нашим активным вмешательством в дела предков! – предположил я, доставая из холодильника новую бутылку «Миллера». – Раскачали мы лодку, теперь черпаем дерьмо бортами.
– А как ты себе это представляешь? – спросил Мишка, похрустывая соленым сухариком.
– Ну, представь себе кабель, очень длинный, который тянется из глубины веков к нам. – Рукой с бокалом я показал приблизительную длину. – Каждое наше проникновение в прошлое ответвляет от основного кабеля новый проводок. Получается как бы несанкционированная врезка в магистральный канал. Ты помнишь, что бывает при неплотномсоединении проводников?
– Ясен пень, искрить начинает! – ответил Суворов, запивая сухарики пивом.
– А теперь представь, что по всей протяженности основного кабеля много-много врезок. То есть параллельно магистрали начинает змеиться густой шлейф тоненьких проводничков. Причем те проводки, которые мы присоединяем, с очень поганой изоляцией. Где-то поближе к настоящему времени пучок становится очень густым. Проводки начинают перепутываться между собой, изоляция не выдерживает – вот вам готовый «пробой реальности».
– Складно врешь, Серега! – лениво проговорил Горыныч, откупоривая очередную бутылку. – Вот только одна несуразность: прыгуны появляются из миров, к изменению которых мы руку не прикладывали!
– Гарик, пока не прикладывали! Пока! Кто знает, что мы будем делать в будущем!
– Ладно, умник, грамотно отмазался, – согласился Игорь. – А как ты объяснишь, что на том проводке, который лично мы присоединили к магистрали своим вмешательством в битву на Калке, вдруг появились наши современники из параллельного мира?
– Сейчас попробую, – сказал я и сделал несколько глотков, чтобы промочить горло и собраться с мыслями. – Вы видели, какое состояние техники у нижегородцев. Ну, нам, конечно, с этой трухой еще разбираться и разбираться, но принцип понятен! При полном отсутствии электроники они просто не могли самостоятельно открыть канал на магистраль. Видимо, шаря вслепую, конкуренты попали на наш канальчик.
– А что? Это идея! – подал голос Мишка. – Чтобы подтвердить или опровергнуть такую гипотезу, нужно как следует поковыряться в трофейных устройствах и опросить плененную девицу! Но как я понял, нам сейчас не до этого. Ведь утром предстоит встреча с неизвестными прыгунами, обретающимися ноне в Америке.
На столике запиликал телефон внутренней связи.
Звонила Маша.
– Вы там не утонули часом? Сколько можно мыться? В кают-компании уже стол накрыт. Вы вообще ужинать собираетесь?
– Мужики! Машка говорит, что приготовил а ужин. В нас еще что-нибудь поместится? – спросил я друзей, прикрыв ладонью микрофон трубки.
– Да, первый голод мы, конечно, утолили, но я уже чувствую, как подступает второй, – ответил Мишка.
– Я бы тоже от горячего не отказался, – задумчиво проговорил Горыныч. – Вы знаете, физические упражнения на свежем воздухе весьма способствуют аппетиту!
– Особенно если это упражнения со спортивными снарядами, – добавил Шевчук.
Минут через десять мы вломились в кают-компанию. Девчонки уже чинно сидели за столом.
– Ого! А у нас теперь настоящий цветник! – радостно воскликнул Бэтмен. – Чем угощаете, прелестницы?
– Ужин будет скромный, но обильный, – весело сказала Маша. – Ленка пыталась приготовить свою фирменную яичницу из двадцати трех яиц. По счастью мне удалось вовремя пресечь это безобразие!
– Ага, поэтому дорвавшаяся до плиты Машка порадует вас своим произведением, – подхватила Лена. – Это ее фирменный омлет!
Все расхохотались. Но омлет действительно оказался потрясающим. Настоящий кулинарный шедевр с шампиньонами, ветчиной, копченой говядиной и кусочками сладкого перца. Каждому досталось по огромадному кусману. Центр стола украшало очень большое блюдо, даже скорее тазик, с каким-то экзотическим салатом из свежей зелени, сыра, кальмаров и оливок.
– Праздник живота объявляю открытым! – провозгласил Горыныч, набрасываясь на еду.
Ребята дружно последовали его примеру. Некоторое время слышалось только бряцанье столовых при­боров. Довольные произведенным впечатлением Маша с Леной кружились вокруг стола, подкладывая на тарелки салат, разнося хлеб и подливая в бокалы напитки. Насытившись, я откинулся на спинку стула и, потягивая холодный сок, украдкой посмотрел на сидевшую напротив Катю. Она выглядела растерянной и жутко стеснялась, но ее внешний вид полностью преобразился. Вместо мешковатого комбинезона из грубого брезента на Кате было шелковое летнее платьице (и когда только Маша успела перевезти на «Каток» свой гардероб), Катины волосы были тщательно вымыты, аккуратно подстрижены и уложены. От синяка на скуле и следа не осталось – он был замазан тональным кремом и запудрен. Присмотревшись, я увидел на Катином лице легкий макияж, по последней моде имитирующий отсутствие макияжа. Девчонки хорошо поработали над обликом нашей новой знакомой.
Наконец с омлетом было покончено, и на столе появились чашки с чаем, вазочки с конфетами, печеньем и пирожными. От такого невиданного количества сладкого наша гостья-пленница окончательно растерялась. Маша, видя такое состояние девушки, пришла к ней на помощь, положив на стоящую рядом с Катиным прибором отдельную тарелку по экземпляру каждой сладости. Между тем за столом завязались оживленные разговоры. Игорь с Андреем, активно помогая себе мимикой и жестами, обсуждали последнюю операцию. Мишка был в своем репертуаре, напропалую флиртуя с Леной. Маша подсела ко мне:
– Сережка, милый, я так рада, что вы все возвратились целыми и невредимыми. Присоединяясь к вашей лихой компании, я и представить себе не могла, в какую авантюру ввязываюсь. До той перестрелки в лесу мне казалось, что я участвую в какой-то военной игре.
– Не хочешь вернуться к старой размеренной жизни? – небрежно спросил я, внутренне напрягаясь.
– Ну уж нет, так легко вы от меня не отделаетесь!
– Машенька, извини, я ведь тоже слабо представлял, в какую историю все это выльется. – Меня охватила волна нежности к этой с виду хрупкой, но на деле сильной девушке. Положив свою руку на Машину ладонь и наклонившись к ее уху, я прошептал: – Может, сейчас сбежим отсюда?
Мария покосилась на меня озорным взглядом и молча кивнула. Наше исчезновение из-за стола прошло незамеченным, настолько все увлеклись беседой, а Катя пирожными. Я понадеялся, что к утру мои друзья будут в состоянии отправиться в аэропорт.
ГЛАВА 12
На следующий день мы встали рано, чтобы успеть в Шереметьево к восьмичасовому рейсу. Поехали впятером на двух машинах: все мужики и Лена, ведь она единственная, кто знал Владислава в лицо. С собой прихватили оружие и легкие бронежилеты. Мария осталась на «Катке» присмотреть за хозяйством.
Несмотря на ранний выезд, в аэропорт мы попали за пять минут до прибытия самолета. Помешали утренние пробки на Ленинградском шоссе. Мы с с Леной встали напротив выхода, а остальные ребята разошлись по залу. «Боинг» компании «Дельта» приземлился точно по расписанию. Через полчаса с таможни потянулся ручеек пассажиров.
– Мужики! Максимальное внимание! – шепнул я в каплю висевшего на воротнике микрофона.
– Не дергайся, Серый! Все под контролем! – донеслось из наушника.
– Вот он! – вдруг сказала Лена, подбородком кивнув на вышедшего из «зеленого коридора» высокого плечистого мужика с кейсом в руке, одетого в легкий льняной костюм серого цвета. – Смотри-ка, шагает, как ни в чем не бывало, а ведь несколько дней назад лежал в гипсе!
Увидев Елену, Владислав, даже не сбившись с шага, направился к нам. За ним шел мужик чуть меньших габаритов, одетый в такой же серый костюм.
– Здравствуйте, Лена! Вот мы и прибыли на Родину! – приветствовал мою напарницу Владислав, скупо улыбнувшись.
– Здравствуйте, Владислав! – откликнулась Старостина. – Поздравляю вас с успешным освобождением! Познакомьтесь: это мой друг, Сергей Иванов.
– Приветствую вас в Москве, господин Косарев! – вступил я в разговор. – А это, наверное, господин Крюков?
– Вы хорошо осведомлены, господин Иванов, – произнес Косарев, протягивая ладонь для рукопожатия. Я крепко пожал руки обоим «прыгунам». – Как я понимаю, мы имеем дело с представителями спецслужб Российского государства? – продолжил Владислав, весьма выразительно посмотрев на стоящего неподалеку Игоря.
– Вы ошибаетесь, – ответил я. – Мы совершенно частные лица! Я и группа моих товарищей, совершенно случайно узнав от Елены о произошедшем с вами происшествии, решили войти с вами в контакт, потому что считаем случившееся с вами побочным результатом нашей деятельности. И если у вас нет каких-либо определенных планов, то считаю своим долгом пригласить вас в гости, чтобы в спокойной обстановке обсудить сложившееся положение.
Косарев задумался над моими словами.
– Впрочем, если вы откажетесь, то настаивать я не буду. Судя по вашей деятельности в США, вы прекрасно можете постоять за себя. Захотите с нами связаться – вот номер моего телефона. – Я протянул Владиславу визитку. – А напоследок хочу вам сказать, что вы не единственные, кто очутился в чужом мире. Вот тот молодой человек у колонны аналогичным с вами образом попал к нам из совершенно другой реальности. Не смею больше вас задерживать, вам наверняка хочется отдохнуть с дороги. До свидания, господа!
Я подхватил Лену под локоть и повлек к выходу. Мои друзья после некоторого замешательства последовали за нами.
– Ну ты, Серега, и завернул словесную конструкцию, – насмешливо сказал Гарик, когда мы подошли к машинам. – Четыре раза ты сказал слово «вами» и три раза слово «вас».
– Хорош прикалываться, счетовод, я чуть язык не сломал! – ответил я.
– Да, если Серого пробьет на брехню, то только уши подставляй, – подхватил Мишка. – Молодец, Серега, грамотно разговор провел. Сказал о том, что мы готовы к сотрудничеству, но не особо заинтересованы в нем.
– А если они сбегут? – поинтересовался Андрей. – В таком городе, как ваша Москва, очень легко раствориться!
– Вряд ли, – вмешалась Лена. – Сережа очень хороший крючок им подбросил. Они теперь будут думать, что вы такого натворили и сможете ли это исправить!
Мы уже рассаживались по машинам, когда к моей «BMW» подошли иномиряне.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 [ 14 ] 15 16 17
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.