read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


– Пока ты в Африке прохлаждался, я, от нечего делать, сайт в Интернете создал, – ответил Суворов. – Скинул на него все наши фото и видеоматериалы, а также Гариков фильм о Бородинской битве. И ты представляешь, за четыре дня несколько тысяч посещений, причем их количество растет в геометрической прогрессии. Вот только что разместил твой ролик, а народ на него уже попер.
– А как называется твой сайт?
– «Заметки путешественников по времени», – гордо сообщил Мишка.
– Ты что наделал?! – воскликнул я. – Ты же сдал нас как стеклотару!
– Ничего страшного, Серега! – успокоил меня Суворов. – Это же Интернет, во-первых, концов к нам не найдешь, а во-вторых, тут еще и не такие сайты попадаются. Большинство зрителей считает наши материалы отлично сделанной компьютерной графикой.
– А меньшинство?
– А меньшинство верит, что мы действительно путешествуем по времени, но эти же люди верят и в летающие тарелки, и в Атлантиду, и в планету Фаэтон. Ты бы посмотрел, что они на чате пишут. Если бы они это вслух говорили – уши бы в трубочку завернулись.
– Да, интересных ты нашел зрителей!
– Уж какие есть! Кстати, одна дама настойчиво домогается встречи с нами. Сетевое имя – Мария-Антуанетта.
– Ого!
– Вот-вот! Я лично ей отказал, а ты смотри сам. Если тебе интересно, то я подгоню ее электронный адрес.
– Мне еще не хватало свиданий с экзальтированными дамочками, начиталась, наверное, на ночь мадам Блаватской. Или наоборот – считает себя крутым веб-дизайнером и будет просить поделиться опытом.
– Нет, Серега, мне кажется, что она журналистка. И хочет наваять про нас статью или даже, чем черт не шутит, снять передачу. Вот смотри – в почте от нее свежее послание: «Только что просмотрела ваш новый фильм. Он великолепен. Такая альтернативная версия постройки пирамид весьма меня заинтересовала. Очень прошу о встрече с вами.Конфиденциальность гарантирую». Встретился бы, поговорил с ней, а то не отстанет.
– А сам-то что? Это ведь ты у нас дамский угодник. Тебе и карты в руки.
– Я же не любитель, а узкоориентированный профессионал, – сделав серьезное лицо, сказал Мишка. – И своим профессиональным нюхом чую – здесь, кроме умной беседы, ничего не обломится, а я предпочитаю девушек определенного возраста, спортивного телосложения и с ограниченными интеллектуальными данными.
– Знаю-знаю, чтобы была красивой дурой и в первый же день в постель ложилась. Не работаешь ты над собой, надо расширять круг интересов, – шутливо попенял я Суворову. – Ладно, уговорил, черт красноречивый, пойду на свиданку. Скинь даме сообщение, что я жду ее через час в ресторане «Джонка» на Тверском бульваре. Пусть спросит у метрдотеля господина Иванова.
– Чего это тебя на экзотическую кухню потянуло? – поинтересовался Мишка, набирая текст на клавиатуре.
– Ну не тащить же ее в «Аль-Казар», где нас каждый официант по имени знает. Вдруг придется уходить от дамы в отрыв, – просто произнес я. – Какие еще новости, кроме твоего веб-проекта?
– Гарик звонил, говорил, что пребывает в шоке от увиденного. Переслал мне по «емеле» три гига отснятого им материала. Я глянул одним глазком и тоже обалдел – такой мясорубки мне видеть не доводилось. Людей там просто ломтями шинкуют. Кровища так и брызжет во все стороны. Руки, ноги отрубленные летают. Хочешь взглянуть?
– Нет, спасибо, у меня скоро обед, не хочу портить аппетит. Может, все-таки поедешь со мной?
– Нет, спасибо, – передразнил меня Мишка, – у меня столик в «Аль-Казаре» заказан, там сегодня телятинка с трюфелями. А тебя жареными кузнечиками накормят, будешь потом животом мучиться. Ладно, поезжай, тебе отсюда до центра минут сорок по пробкам добираться. Если дама окажется симпатичной и в меру глупой – зови меня на помощь.
Я начал собираться, но вдруг Мишка бросил мне почти вдогонку:
– Да, кстати, я узнал фамилию генерала, отдавшего приказ корпусу Тучкова – это Беннигсен. Тот самый – командующий русской армией при Прейсиш-Эйлау и Фридланде. Мотив его поступка просматривается довольно четко – зависть к Кутузову.
– А в результате без какой-либо пользы погибло крупное подразделение, и русские проиграли битву.
– Я также выяснил, по архивным данным, – продолжил Мишка, – что этот корпус якобы прикрывал Старую Смоленскую дорогу и весь день бился с польским корпусом Понятовского в районе деревни Утица и Утицкого кургана. Прикинь?
– Чудеса! Но мы же в том лесу не призраков видели, а вполне реальных солдат.
– Вот так и рождаются загадки истории!!!
Обдумывая эту информацию, я попрощался с Суворовым и поехал на Тверской бульвар. Пробок почти не было, и уже через полчаса я взял столик в «Джонке», предупредив метрдотеля, что у меня будут гости. К счастью, никаких жареных кузнечиков в меню не оказалось, и я, заказав легкую закуску под острыми китайскими соусами и бутылку самого дорогого в этом кабачке шампанского (не китайского, а французского), принялся ждать Марию-Антуанетту. Настроившись на долгое ожидание, я был приятно удивлен, когдауже через десять минут мэтр подвел к моему столику элегантно одетую девушку лет двадцати пяти. Глядя на ее скромный костюмчик из последней коллекции Лагерфельда, сумочку от Гуччи и неброские, но явно очень дорогие украшения, я тихо порадовался, что с утра побрился и напялил на себя костюм от Бриони и галстук от Хуго Босс.
Демонстрируя полузабытые хорошие манеры, я торопливо вскочил, слегка поклонился и предложил присесть. Пока девушка листала объемистую книжку меню, я внимательно ее разглядывал. Светло-каштановые волосы, загорелая матовая кожа, серые глаза подчеркнуты легким дневным макияжем. Сделав заказ – чашку куриного бульона со специями и сухарики из соевого теста, она посмотрела на меня. Я был голоден и попросил мраморного мяса и креветок в кляре. Пока официант исполнял заказ, я разлил по бокалам вино.
– Полагаю, господин Иванов? – мягким чарующим голосом проговорила девушка.
– Вы будете смеяться, но моя фамилия действительно Иванов. Зовут меня Сергей, – ответил я. – А вы, значит, Мария-Антуанетта?
– Вы будете смеяться, но меня действительно зовут Мария, Мария Качалова, Антуанетта – мой сетевой псевдоним.
– Чем продиктован ваш интерес к нашему сайту? – спросил я.
– Я журналист, веду в журнале «Космополитен» рубрику «Новое в Сети», там я стараюсь рассказывать о самых оригинальных сайтах Рунета. И вот буквально на днях совершенно случайно натыкаюсь на вашу страничку. Меня буквально ошеломил объем и качество представленного материала. Но главная интрига для меня заключалась в том, что компграфику подобного рода делают крупные компании, с большим составом высококвалифицированных сотрудников. Число этих компаний можно пересчитать по пальцам, да и вкладывают они в производство клипов большие деньги. А вы появились, словно бы ниоткуда. Поэтому я так настойчиво пыталась с вами связаться, а получала в ответ молчание.
– Но я только сегодня утром вернулся в страну и сразу назначил вам встречу, – стал оправдываться я.
– И уже успели обновить свою страничку новым роликом!
– Ну, это заняло всего пару часов, – скромно произнес я.
– Пятнадцатиминутный ролик вы делали всего два часа. Невероятно! А сколько времени у вас заняла работа над фильмом о Бородинской битве?
– На съемки полтора месяца и две недели на монтаж, – брякнул я и прикусил язык, поняв, что проговорился. Каждый дурак может догадаться – такое время может уйти только на съемки документального фильма.
Тут подали горячее, и мы молча приступили к еде. Мария, ловко обращаясь с палочками, о чем-то напряженно думала. Через несколько минут, промокнув губы салфеткой, она сформулировала новый вопрос:
– Вы хотите сказать, что ваши фильмы не компьютерная графика, а натурные съемки?
– Да, – пришлось сознаться мне, терпеть не могу врать в открытую хорошему человеку, уж лучше недоговорить. Но я уже сказал «А», теперь волей-неволей придется говорить «Б».
– Но при съемках такого масштаба должна быть задействована масса народа – актеры, статисты, операторы. Для аналогичного фильма Сергея Бондарчука был сформированотдельный кавалерийский полк. Но я что-то не слышала, чтобы у нас в стране проходили… – В этом месте Мария замолчала и снова задумалась.
«Сейчас догадается», – понял я. Минуты две Качалова пила мелкими глотками шампанское и смотрела мимо меня. Наконец она сделала выводы из имеющейся у нее информации.
– Сергей, вы действительно путешествуете по времени? – тихо спросила Мария. По ее лицу было видно, что ей очень не хочется получить положительный ответ. Это поколебало бы все ее представления о мироздании. Ведь путешествия по времени всегда относились к разряду фантастики.
– Да, – односложно ответил я.
Некоторое время журналистка смотрела на меня, словно сомневаясь в моем или своем умственном здоровье. Но, видимо, Качалова была неплохим профессионалом, потому что быстро взяла себя в руки.
– У вас есть еще какие-то доказательства кроме фото и видеоматериалов? – задала Качалова новый вопрос.
– Конечно, есть! Хотите потрогать руками императорские регалии или Янтарную комнату? Или побывать на казни Емельяна Пугачева? Принять участие в отражении татарского набега или немецкой танковой атаки? – Я знал, что меня заносит, но ничего не мог с собой поделать.
– Хотелось бы чего-нибудь материального! – ответила Мария.
– Хорошо! – Я полез во внутренний карман и извлек на свет алмаз «Шах». – Надеюсь, такая образованная девушка умеет определять подлинность бриллиантов.
Мария осторожно взяла камень и поднесла его к глазам. Через несколько секунд я убедился в высокой квалификации журналистки – она достала из сумочки небольшую лупу.
– Очень похож на настоящий, а что же тогда лежит в Алмазном фонде?
– Он же, в нашей реальности теперь два «Шаха». Тот, который вы держите в руке, принесен из тысяча девятьсот восемнадцатого года. Практическим путем мы установили, что теория перемещений по времени более сложна, чем, например, в фильме «Назад в будущее». Любое проникновение в прошлое вызывает ответвление новой реальности.
– То есть вы можете изменить любое произошедшее событие, но на настоящем времени это не отразится? – Мария схватывала на лету.
– Совершенно верно, нам удались все попытки, даже покушение на Ленина, но ведь вы не слышали о том, что вождь мирового пролетариата застрелен в тысяча девятьсот восемнадцатом году из автомата Калашникова.
– Насколько мне помнится, тогда в Ленина стреляла Фанни Каплан! – сказала Мария.
– У несчастной девушки была сильная близорукость, да и пользовалась она бельгийским дамским браунингом. А этот игрушечный пистолетик с трудом пробивает толстое пальто, наверное, пули отравили из-за малой убойной силы оружия.
– А какие-нибудь еще загадки прошлого, кроме строительства пирамид, вы раскрыли? – спросила Мария.
– Стыдно признаваться, но нет! Даже эти пресловутые пирамиды попали в кадр совершенно случайно я просто поехал отдохнуть в Египет. Мы просто технари, а не гуманитарии.
– А какое у вас образование? – поинтересовалась журналистка.
– Высшее, но к нашей деятельности не имеющее никакого отношения. Я закончил Московский энергетический.
– Да уж, моя подготовка как-то больше подходит к путешествиям по времени. У меня за плечами исторический факультет МГУ, – сказала Качалова.
– Теперь я понимаю: ваш вопрос о загадках прошлого – профессиональный интерес? Мы даже не задумывались над этой темой. И если честно – в последнее время маемся от скуки. Подкиньте какую-нибудь идейку!
– Ну, например, тайна Атлантиды, Баальбекская терраса, гигантские рисунки на плато Наска. Был или не был Великий потоп, строили ли в действительности Вавилонскую башню, существовал ли на самом деле Иисус Христос? И таких вопросов миллион! Вам, наверное, следует завести штатного консультанта.
– Хорошо, попробуем воспользоваться вашим со­ветом. Но мы все больше занимаемся сугубо унитарными делами.
– Например, какими? – спросила Мария. Наша милая беседа постепенно превращалась в настоящее интервью. Мне надо быть настороже.
– Прикладными! – расплывчато ответил я. – Послушайте, Мария, а что вы собираетесь делать с моим рассказом? Реклама нам ни к чему!
– Сергей, вы же здравомыслящий человек! – Качалова удивленно посмотрела на меня. – Ну что я могу сделать с вашими откровениями? В журнале их напечатать? Так мне никто не поверит! А вопросы я задаю с целью удовлетворения своего личного любопытства. Ведь не каждый день удается встретиться с путешественниками по времени.
И действительно, что это я всполошился? Если я сейчас встану и уйду, журналистка никогда не найдет меня – Москва город большой, а Сергеев Ивановых в нем тысяч пятьдесят! Качаловой, наверное, и вправду просто интересно!
– Извините за подозрение, Маша. Что вы еще хотите узнать? – спросил я.
– Знаете, Сергей, мне сейчас в голову лезут только глупые вопросы. Мне надо обдумать ту информацию, которой вы поделились. – Мария посмотрела на часы. – Ого! Уже восемь вечера! Мы с вами заболтались. Давайте встретимся еще раз.
– Давайте, но я надеюсь, что мы с вами встретимся еще не один раз. В целях соблюдения конспирации свяжемся по электронной почте. – Я подозвал официанта и расплатился по счету. Мы с Качаловой вместе вышли на улицу. – Вас подвезти?
– Нет, спасибо, я на своей. – Мария показала на припаркованную рядом синюю «Пежо-206». А вы знаете, что здесь рядом, на Страстном бульваре, недавно произошло загадочное происшествие?
– Нет, я был за границей, да и вообще новостями не очень интересуюсь, – признался я.
– Пять дней назад, вечером, посреди пробки возле киноконцертного зала «Пушкинский» обнаружили брошенный автомобиль. Неизвестной конструкции, по-видимому, самосбор, без номеров. Весь салон был залит кровью. Очевидцы утверждали, что машину покинул молодой человек в рваном комбинезоне военного образца. И что самое интересное, якобы этот парень нес в руках отрубленную человеческую голову.
– Наверняка статья об этом случае появилась в «Московском комсомольце». В этой желтой газетенке любят дешевые сенсации, – сказал я.
Мария хотела что-то протестующе ответить, но тут у меня запиликал сотовый телефон. Я извинился и достал трубку. Это был Мишка.
– Серега, беда! – взволнованным голосом начал Бэтмен. – Мне только что звонил Гарик, он в Москве.
– Ну и что? – не понял я. – Соберемся, отметим его приезд!
– Мне показалось, что он не в себе, причем очень. Так что бросай все и рви к нему на дачу! – Мишка повесил трубку.
– Маша, извините, но мне пора, труба зовет! – проговорил я. – До встречи в Сети!
– До встречи! – попрощалась Качалова.
Я прыгнул в свой «ягуар» и помчался на Симферопольское шоссе. К даче Игоря мы с Мишкой подъехали почти одновременно. Ворота участка стояли открытые настежь. У гаража раскорячился «КамАЗ». Через минуту из подвала вылез Гарик. Он, пыхтя, тащил на плече крупнокалиберный пулемет «Утес».
– Горыныч, что случилось? – заорал Мишка. – Ты что, на войну собрался?
– Там татары наших как капусту шинкуют! Наемники в доспехах прут македонской фалангой! Я этим уродам сейчас устрою! – прокричал в ответ Игорь и, скинув пулемет в кузов грузовика, где уже громоздилась куча стволов и патронных ящиков, снова кинулся в подвал.
Мы с Бэтменом догнали «защитника православного воинства» только в дверях оружейной. Наш друг, надрываясь выволакивал со склада автоматический гранатомет «Пламя».
– Гарик, остановись, стрельбой ты ничего не добьешься! – сказал я.
– Не добьюсь, так душу отведу, не могу я больше на это смотреть! – ответил Игорь, но в нем будто что-то перегорело, и он, бросив гранатомет, сел на бетонный пол. – Вы бы видели, что там творится! Кровища рекой хлещет, руки-ноги в разные стороны ле­тят. Давайте сделаем хоть что-нибудь!
– Так у Мамая войско триста тысяч человек, пулеметы там не помогут. Максимум тысяч пять положим, – произнес я. – Нужны пушки. Ну, допустим, достанем мы необходимыеорудия. Так ведь втроем мы больше чем из одной стрелять не сможем. А как отреагируют русские на появление артиллерии на поле боя? Примут нас за архангелов?
– У русских к тому времени уже были пушки! – вставил слово Суворов.
– Да, но стояли они только на стенах Кремля, а князю Дмитрию нужна полевая артиллерия. – Сейчас главным для нас с Мишкой было уболтать Гарика, чтобы он успокоился. – Наилучшим решением было бы появиться за несколько лет до Куликовской битвы и подготовить материально-техническую базу.
– Московское княжество при Дмитрии не вылезало из войн. Сначала подавление мятежа тверского князя, потом поход на волжских булгар. Так что начинать придется очень рано, лучше всего до строительства каменной крепости в Москве. Заодно и при сооружении укреплений поможем. Можно сразу спроектировать стены под размещение на них артиллерии, – рассуждал Мишка. – А представиться можно архитекторами из Европы. Где тогда были самые грамотные архитекторы?
– В Италии, – ответил Горыныч, вставая с пола. – Тут может открыться большой простор для внедрения. В то время к князю Дмитрию поступало на службу множество иностранцев, приблизительно как при Петре Первом. Большинство из волонтеров не были православными, а многие так и вообще не христиане. Дмитрию нравилось быть крестным отцом своих новых подданных.
– Вот и отлично! Разыграем мастеров широкого профиля из Италии. Этаких многостаночников типа Леонардо да Винчи. Примем православие из рук князя. Построим белокаменный Кремль, начнем изготовление пушек на месте, соберем и обучим необходимое количество пушкарей и, чем черт не шутит, мушкетеров. Создание этих подразделений может положить основу регулярной армии. А с войском нового типа, вооруженным огнестрельным оружием, русские разнесут орду Мамая в клочки. – Это мое заявление грозило стать программой на несколько лет. – Только подготовиться нужно очень тщательно!
ГЛАВА 11
После того как нам удалось успокоить Гарика, он решил всё-таки продолжить съемки своего фильма. На всякий случай с ним поехал Мишка, а я остался в Москве на хозяйстве. Провожая друзей, я пошутил, что если они сорвутся оба, то мне одному не удастся их остановить. В ответ на эту реплику Горыныч только мрачно кивнул. Уж ему-то было отлично известно, сколько поводов для срыва может найтись при виде битвы такого рода.
Пребывая в одиночестве, я за пару дней закончил монтаж полнометражной ленты о строительстве пирамид и после окончания работы заскучал. Спасением для меня послужило пришедшее по «емеле» письмо от Марии. В первых двух абзацах Качалова изливала славословия по поводу нашей гениальности и мастерства. Это меня сразу насторожило. Ну, конечно, – в третьем абзаце своего послания Маша тонко и завуалированно просила взять ее в прошлое. Девушке очень хотелось окунуться в атмосферу таинственных перемещений по времени. Видеокадры из прошлого журналистку уже не удовлетворяли.
Немного поразмыслив, я решил, что небольшая прогулка в Москву начала двадцатого века ничем Марии не повредит, да и мне позволит развеять скуку. Поэтому я отправил Качаловой сообщение о согласии на экскурсию, предупредив о соблюдении необходимой конспирации при подготовке. Маша должна была самостоятельно обзавестись одеждой носимого на рубеже веков фасона. Особого труда ей это не составит. Модных журналов того времени великое изобилие. Я не взял на себя смелость подбирать платье для молодой девушки.
Видимо, процесс выбора сильно увлек Марию, потому что в следующий раз она связалась со мной только через три дня. Оказалось, что модель платья Маша нашла довольно быстро, но много времени отнял пошив. Качалова не поленилась прислать мне свою фотографию в новом прикиде, то ли чтобы я полюбовался на нее, то ли чтобы оценил степеньсоответствия наряда заданному времени. Имея опыт нескольких походов в начало века, я не нашел в Машиной одежде никаких явных несообразностей.
Наконец подготовительный этап был закончен, и я назначил Марии встречу. Высадку решил производить на хорошо знакомой 2-й Тверской-Ямской улице, достаточно безлюдной в любые времена, но находящейся поблизости от исторического центра. Качалова была немало удивлена, когда на встречу я приехал на фургоне «газель» и пригласил девушку внутрь. Но удивление Марии переросло в изумление, когда, пощелкав клавишами на ноутбуке, я нажал «Ввод» и в задней части салона открылось «окно» в ясный, солнечный день ранней осени. Маша посмотрела наружу через лобовое стекло – там была видна слегка пыльная, но все еще яркая зелень июля, накрапывал дождь. Тогда девушка посмотрела на меня и прошептала: «Фантастика!» Кажется, Мария до последней секунды не верила в реальность машины времени.
Я выпрыгнул наружу через «окно» и огляделся. Вокруг никого. Что и следовало ожидать – ведь накануне я облазил тут все с «глазком» в руках, тщательно выбирая место ивремя высадки. Для прогулки я выбрал погожий денек в начале октября 1902 года. Не хотелось страдать от жары летом и от холода зимой.
– Прошу вас, мадемуазель, – пригласил я, подавая Марии руку. Она осторожно, даже как-то крадучись, ступила на булыжник мостовой и сделала несколько шагов. – Машенька, не беспокойтесь, гравитация такая же, как в наше время.
– Сергей, пожалуйста, не смейтесь надо мной. Вы уже бывалый путешественник, а я здесь первый раз и очень боюсь. Будьте снисходительны. – Мария умоляюще посмотрела на меня.
Я усмехнулся. И куда только делась самоуверенная, знающая себе цену девушка из третьего тысячелетия? Когда я свернул «окно», Маша вцепилась в мой рукав и прижалась,дрожа всем телом:
– Что случилось? Машина времени сломалась?
– Господи, Маша, не пугайтесь вы так! Это всего лишь процедура для маскировки места входа. Так же легко я могу произвести обратное действие. – Я развернул «окно», иКачалова, увидев интерьер салона «газели», слегка успокоилась. По крайней мере перестала дрожать. – Извините, что не предупредил. Когда мы испытывали развертку-свертку «окна», я тоже испытал похожие чувства. Чтобы вас окончательно утешить, могу сказать, что, пока мы находимся здесь, вы ни на секунду не постареете. Любые материальные предметы, в том числе наши тела, попав в иную реальность, как бы консервируются.
Я снова свернул «окно», Мария взяла меня под руку, и мы неспешной походкой направились в сторону Тверской. На ходу я инструктировал журналистку, как себя вести в этой обстановке:
– Ни с кем не заговаривайте. Возможно, кто-то станет задавать вопросы, отвечайте, только если обращаются непосредственно к вам. Родной язык за сто лет почти не изменился, но вы можете машинально вставить какое-либо сленговое словцо или идиому. Так что, как говорят наши бритоголовые современники, фильтруйте базар. Мы будем выдавать себя за богатых иностранцев, поэтому, произнося что-то по-русски, постарайтесь имитировать легкий акцент. Кстати, каким-нибудь еще языком владеете?
– Да, английским свободно!
– В принципе неплохо! При посторонних будем общаться по-английски. Но все-таки в разговоре старайтесь не касаться тем, связанных с нашим прибытием из будущего. Здесь очень многие отлично знают и английский, и французский, и немецкий. Вам было бы лучше владеть испанским или итальянским.
– Сергей, а вы говорите на всех этих языках?
– Да, но немного хуже по-испански. Я много путешествую по Европе. А потом, изучив один язык, гораздо проще выучить другой.
Вскоре мы вышли на Тверскую улицу и продолжили свою прогулку в направлении Кремля. Мария во все глаза смотрела на дома, на витрины магазинов, на извозчичьи пролетки и кареты богачей, на лица и одежду прохожих. Ей все казалось необыкновенно красивым и каким-то милым и уютным. Ведь улица, по которой мы шли, была почти в два раза уже современной нам. Ни одного здания в стиле сталинского ампира. Не видно даже знаменитого первого московского небоскреба – десятиэтажки инженера Нирнзее. Этот дом будет построен, наверное, только через десять лет.
Вскоре я заметил взгляды, которые бросали на нас идущие навстречу люди. Враждебности в них не чувствовалось, скорее доброжелательное любопытство. Видимо, вниманиепривлекала наша одежда. Я прекрасно помнил по прошлым визитам в эту эпоху, что мой сшитый на заказ костюм из тончайшей чесучи светло-шоколадного цвета, вкупе с широкополой мягкой велюровой шляпой придавал мне вид богатого нерусского денди, одетого по последней парижской моде. Теперь же рядом со мной шла красивая девушка, наряд которой тоже нельзя было назвать повседневным и обыденным. На Маше был темно-зеленый приталенный жакет из легкого габардина и длинная шелковая юбка цвета морскойволны. Головку девушки очень украшала элегантная изумрудная шляпка с вуалью. Я знал, что мы будем привлекать внимание своей непохожестью на окружающих, ведь для того чтобы точно соответствовать нужному времени, необходима более длительная подготовка. Поэтому я постарался дополнить нашу непохожесть дорогими аксессуарами, придающими нам вид хотя и чудаковатый, но респектабельный и богатый. Я по жизни терпеть не могу никаких мужских украшений, но здесь нацепил булавку для галстука с огромным бриллиантом (из Алмазного фонда) и вдел в манжеты запонки с немаленькими сапфирами. В правой руке я держал трость красного дерева с золотым наконечником в виде головы тигра с глазами из опалов. А Мария демонстрировала великолепные изумрудные серьги и кулон. Так что прохожим действительно было на что поглядеть.
Не забыл я и про безопасность. Под пиджаком в наплечной сбруе прятались две «Гюрзы» и четыре запасные обоймы. А в щегольской тросточке покоилось полуметровое титановое лезвие бритвенной остроты. Но в этом походе я не рассчитывал на проблемы. Слишком мирная здесь жизнь.
Вскоре мне надоел повышенный интерес со стороны местных жителей. Поэтому на Страстной площади мы сели в наемный экипаж и приказали извозчику не спеша ехать по Бульварному кольцу. Машиным восторгам по поводу увиденного не было предела. Она то и дело принималась щебетать по-английски, расхваливая и здешние красоты, и колоритных людей, и воздух, не загрязненный автомобильными выхлопами.
Объехать все достопримечательности города удалось часа за три. Такая прогулка на свежем воздухе сильно возбудила аппетит, и мы отправились обедать в знаменитый трактир на Пятницкой. Мария в первый раз попробовала блюда настоящей, не испорченной десятилетиями общепита, русской кухни. Расстегаи, кулебяки и блины очень отличались по вкусу от тех, что нам доводилось вкушать в наше время, даже в самых дорогих ресторанах. После затянувшегося на полтора часа сытного обеда мы снова взяли коляску и катались по Москве до самого вечера. Последним пунктом нашей культурной программы стало посещение Большого театра. Давали оперу «Жизнь за царя», после 1917 годаставшую «Иваном Сусаниным». Я, к своему стыду, вообще первый раз был в Большом, а Качалова сказала, что посещает все более-менее значимые постановки. Даже сейчас девушка уверенно называла фамилии солистов и увлеченно следила за действием на сцене. Я же в основном рассматривал публику. Как выяснилось, здесь мужчины надевали в театр фраки, а дамы блистали в весьма откровенных вечерних платьях. От обилия драгоценностей слепило глаза. Наши с Марией костюмы были вполне приличны для прогулок поулице, но явно не годились для посещения подобных мероприятий. Поэтому в антракте, чтобы не обращать на себя внимание, я даже не стал выходить из ложи в фойе.
После спектакля мы снова взяли извозчика и поехали к месту высадки. Маша, устав от обилия впечатлений, молча любовалась мягким светом газовых уличных фонарей. Возле Тверского-Ямского переулка извозчик остановился.
– Извини, барин, но дальше не поеду, пошаливать там стали! – сказал мужик.
Я показал «водиле» предпоследний золотой червонец, целое состояние, но извозчик, облизав внезапно пересохшие губы, отрицательно мотнул головой:
– Нет, мне жизнь дорога!
– Ладно, езжай, любезный! – Я все-таки сунул мужику золотой. – Спасибо, что хотя бы предупредил!
До свернутого «окна» предстояло пройти около пятидесяти метров, но 2-я Тверская-Ямская, в отличие от магистральной 1-й Тверской-Ямской, была практически не освещена. Я как-то не подумал, что нам придется возвращаться почти в полной темноте, и поэтому не взял ни фонарик, ни прибор ночного видения. Оставалось полагаться на собственное зрение. Пару минут мы постояли неподвижно, пока глаза привыкали к чернильному мраку. Достав из кобуры «Гюрзу» я почти силой потащил Качалову за собой. Ведь увидев в моей руке оружие, Маша поняла, что ситуация действительно опасна, и сильно испугалась. Когда до спасительного «окна» осталось не больше десяти шагов, я нажал на пульте дистанционного управления кнопку развертки. В базовой реальности был день, и из развернувшегося «окна» хлынул поток света, как от включившегося прожектора. В этом свете я успел увидеть метнувшиеся из-за кирпичного каретного сарая три приземистые фигуры. Блеснули лезвия ножей. Я толкнул Марию в салон «газели» и, развернувшись, выстрелил в ближайшего нападающего. Пуля вошла ему между глаз и снесла полчерепа. Два других налетчика, ошеломленные произошедшим, бросились наутек, но через пару метров получили по пуле в затылок. Уже не слишком торопясь, я подобрал гильзы, перешел в свою машину и закрыл «окно». Бледная Мария сидела на заднем сиденье, еебила крупная дрожь. Я достал из бардачка фляжку с коньяком и заставил журналистку сделать большой глоток. Антишоковое подействовало быстро – Качалова перестала дрожать, щеки порозовели.
– А вы опасный человек! – еще стуча зубами, проговорила Маша, отбирая у меня фляжку и делая второй глоток. – И даже безжалостный. Вы ведь вполне могли отпустить тех двоих.
– А они бы потом зарезали еще несколько невинных людей, – сказал я. – Отдайте коньяк, вам еще домой ехать!
– Да, конечно, извините, я как-то забыла о существовании ГИБДД, – Мария казалась уже вполне пришедшей в себя. – Ваше хладнокровие спасло мне жизнь, простите мне мою слабость, просто я никогда не видела, как убивают. А ведь у вас даже руки не дрожат.
– Это дело привычки. А вас можно поздравить с боевым крещением!
– Хорошенькое крещение, я чуть не умерла со страху!
– Предлагаю выпить еще по глоточку и перейти на «ты». – Мы по очереди приложились к фляжке. – Ты, Маша, теперь мой боевой товарищ.
– Да, товарищ, раскисла как мокрая курица. Но, даже несмотря на пережитой ужас, меня буквально переполняет восторг. Спасибо, Сережа, ты подарил мне незабываемое приключение. – Мария выглянула наружу: – Ой, а почему здесь еще день?
– Потому, что мы вернулись в ту же минуту, из которой отправились. Твой фотограф, сидящий в красной «Ниве» на той стороне улицы, даже не успел соскучиться.
– Ты знал?!
– Да, я засек его, когда приехал на встречу. Можешь ему передать, что он лопух! И про твой диктофон под одеждой я тоже знаю. А вот про твой разговор с редактором журнала могу только догадываться. Как он воспринял запись нашей с тобой беседы? Потребовал более весомых доказательств или счел это полной чепухой? Ты поэтому на вторую встречу притащила фотографа?
– Ты все знал с самого начала и тем не менее устроил мне такую великолепную прогулку? Я чувствую себя последней свиньей. Извини, Сергей, я пожалуй пойду! – Мария открыла дверь и выскочила на тротуар.
– Маша, – сказал я в спину удаляющейся девушке, – я не обижаюсь – ты просто делала свою работу. Но теперь подумай – либо мы будем друзьями, либо ты будешь раскручивать из меня сенсацию. Что тебе интереснее?
– Я подумаю, – очень серьезно ответила Качалова. – А что предпочел бы ты?
– Я бы предпочел первый вариант! – Махнув на прощание рукой, я сел за руль и погнал машину на бешеной скорости, давая выход накопившимся эмо­циям.
ГЛАВА 12
На следующий после похода в начало века день я отправился на Куликово поле – навестить друзей. По кислым физиономиям ребят я догадался, что накануне что-то произошло. Я насел на товарищей с расспросами и вскоре узнал правду. Игорю все-таки удалось уговорить Бэтмена на авантюру. Они выкатили свой «КамАЗ» в центр поля сражения, поставили прямо перед позициями Передового полка, развернули «окно» и открыли по наступающему неприятелю огонь из пулеметов. Но генуэзские наемники оказались не робкого десятка и, невзирая на потери, продолжили атаку. И через пару минут, израсходовав все снаряженные ленты, мои друзья отстреливались из пистолетов от лезущих в кузов панцирников. Пришлось в срочном порядке закрывать «окно».
Внимательно просмотрев запись этого знаменательного сражения, я долго ругал Мишку и Гарика. Ведь в этот раз они были на волосок от гибели. На экране было отчетливо видно, как в спину бросившемуся к компьютеру Мишке попало два арбалетных болта. Бронежилет, конечно, выручил. А что было бы, если бы стрелы ушли выше или ниже? В голову или по ногам? Бэтмен не смог бы закрыть «окно», и в нашу реальность, убив моих друзей, полезли тупые, но не боящиеся крови головорезы. Да здесь на многие километры вокруг не останется ничего живого!
Но история не имеет сослагательного наклонения! Поэтому, как следует обматерив этих авантюристов, я постепенно успокоился. Вскоре мы вместе сидели в палатке за накрытым столом, отмечая мой приезд. Пили мало, налегая в основном на сухое красное вино. Поддавшись настроению момента, я рассказал друзьям о своих встречах с Марией.
– Серега, ты, кажется, влюбился, – подвел итог моим откровениям Горыныч, – с чего бы еще ты стал так стелиться!
– Влюбился или не влюбился, но Серега прав, посвятив постороннего человека в наши дела. Нам уже давно нужно вливание свежей крови, вот только не было подходящей кандидатуры. Если эта девушка действительно такая умная и образованная, то сможет нам что-нибудь подсказать. Ведь мы зациклились на одном и том же! Все рвемся отечество защищать. А как это лучше сделать и в какой момент, толком не знаем, – сказал Мишка. – Прав, Серега, прав, мы чистые технари, нам остро не хватает базовой гуманитарной подготовки. И поисками исторических фактов в Интернете мы не перебьемся.
– А если она на нас власти наведет? – спросил Гарик. – Линять придется в аварийном порядке, а у нас ничего не готово. И делать это в другое время, здесь нас разыщут в любом государстве!
– Ну, начнем с того, что власти она при всем своем желании навести не сможет. Доказательств у нее нет, кроме аудиозаписей наших разговоров, – пояснил я. – А кто из власть имущих, находясь в здравом уме и твердой памяти, поверит, что какие-то придурки, в каком-то сарае, на коленках собрали машину времени из примитивной ЭВМ и микроволновки.
– Спасибо за придурков, – обиделся Мишка. – Но ты опять прав. А судя по твоему рассказу, тут вопрос в другом – захочет ли она сдать нас властям? Скорее всего нет. Похоже, что ты, Серега, очень ее заинтересовал. Не как красавец мужчина, не обольщайся, а как человек, сделавший что-то неординарное, выходящее за рамки ее понимания. Поверь моему опыту общения с женским полом. Дамы любят все загадочное.
– Хорошо, если ты окажешься пророком, Мишка, – с плохо скрываемой иронией в голосе произнес я. – Не буду скрывать – Маша мне действительно очень понравилась. И, конечно, больше в интеллектуальном плане, а не в сексуальном. Хотя девушка она красивая.
– Все, спекся, товарищ! – сделал вывод Горы­ныч. – Хотя тебе можно позавидовать. Это мы с Мишелем путаемся с развратными дурами и радуемся, если не попалась жадная до денег стерва.
За разговорами просидели до самого рассвета, как в старые добрые времена на Круглом холме. А утром я вернулся в Москву. И почти сразу отправил сообщение Маше с предложением о встрече и указал номер своего сотового телефона. Мария позвонила мне через несколько минут, словно она дежурила у компьютера, ожидая моего письма.



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.