read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Алекс Дальский


Побег в невозможное

Моим близким друзьям из Богородска —
Евгении и Юрию посвящается
Часть первая
1
«Внимание! Высокое напряжение! Работает система электронного конвоирования. Вход строго по звуковому сигналу».
Металлический голос в который раз заставил его вздрогнуть и втянуть голову в плечи. Теперь главное не замешкаться и не споткнуться — ударит током.
Раздался писк «зуммера». Вперед!
Игорь размеренно зашагал по узкому коридору к чернеющей двери контрольной камеры.
Ровно двадцать пять шагов — и вот он уже внутри. Странно, за шесть лет здесь ничего не изменилось. Даже запах тот же: смесь «ароматов» гниющего дерева и жженой резины…
Вновь ожил динамик на потолке.
— Заключенный номер две тысячи сто пять доставлен.
— Вас понял. Бокс девять. Систему отключаю.
— Встать! Подойти к перегородке. Фамилия?
— Ветров.
Совершенно бессмысленный вопрос. Фамилия и номер заключенного, а также название статьи крупными черными буквами нанесены с обеих сторон оранжевого тюремного комбинезона, снимать который до отбоя категорически запрещено.
Игорь поднялся, сделал два шага вперед и привычным движением протянул скованные запястья в автоматически раскрывшееся узкое «окно».
Офицер равнодушно взглянул на него через разделяющую их решетку и, щелкнув чек-контроллером, снял наручники.
— Раздевайся!
Игорь постоял несколько секунд, ожидая команды получить контейнер с «защиткой», но, так и не дождавшись, начал медленно расстегивать комбинезон.
Неужели этот день всё-таки наступил?
Сложив оранжевый «костюм» на узкую скамью таким образом, чтобы надпись «РАЗБОЙ» оказалась сверху, он остался почти голый и нетерпеливо посмотрел сквозь стальную сетку.
Процедура освобождения почему-то совсем не походила на то, как её многократно описывали бывалые зэки: выдача защитной формы, подписание Акта, сопровождение сначала через «Колизей», затем через «карантинку» к Воротам, а уже там…
Офицер отвернулся от перегородки и, казалось, тоже чего-то ждал.
— Заходите, — произнес он, наконец, куда-то в сторону, и Игорь увидел, как в помещение бокса вошла молодая женщина в крупном, не по размеру, спецназовском бронежилете, черной брезентовой униформе и легком пластиковом шлеме, какие носят надзиратели.
В одной руке она неловко держала хлыст-электрошок, явно полученный несколькими минутами ранее от дежурного по режиму, а в другой — небольшое устройство, похожее на цифровой слайдшутер.
Женщина молча приблизилась к решетке и, замерев, принялась разглядывать Игоря, словно это был не человек, а экзотическое животное.
Прекрасная незнакомка с планеты живых. Фантом. Гостья из параллельного мира. Который называется Свобода.
— У вас только десять минут, — негромко проговорил офицер. — Ровно в полдень я обязан выпустить его за периметр.
— Да, конечно, — одними губами произнесла гостья и направила слайдшутер на Игоря. — Кто это?
— Заключенный Ветров. Тридцать четыре года. Статья двести двадцать — «Разбой», — монотонно заговорил офицер, глядя на экран монитора. — Срок — восемь лет. Получил от Палаты «Кредит доверия», отсидел только шесть. Освобождается сегодня.
— Опасен?
— Да. Впрочем, как и все они. Две попытки побега, нападение на контролера, драки… Ничего особенного.
— Драки и — тем не менее, «Кредит доверия»? — женщина покачала головой и подняла шутер повыше. — Добавьте свет, пожалуйста.
— Пожалуйста, — надзиратель пощелкал тумблерами. — Что-нибудь ещё интересует?
Он приблизился к перегородке вплотную и достал сигареты.
— Не возражаете?
— Нет. Скажите, что это за мелкие шрамы у него по всему телу?
— Вертикальные? Следы от «электрошока». Иногда, знаете, трудно рассчитать силу удара, вот «шипом» и рассекли…
— Понятно. А эти два?
— Не могу сказать. Вероятно, драка. Хотя, судя по форме, возможно, и попытка самоубийства. Здесь мало кто не пытается…
— Почему он голый?
— Когда вы закончите, я выдам ему защитную форму. Она нужна, чтобы довести заключенного до Ворот в целости и сохранности.
— Ему может что-то угрожать?
— Видите ли… Конвою предстоит пройти через «Колизей», а там…
— Что это?
— Внутренний двор между блоками «Сектора 2». В блоках содержатся «приговоренные к вечности», а у них есть право смотреть во двор из окон. Когда ведут заключенного из других секторов, то из этих окон в него летят всевозможные предметы.
— Ничего себе обычаи… Неужели так трудно навести там порядок?
— Проще каждый раз выдавать «защитку», чем проводить многочасовые воспитательные акции. К тому же, они всё равно будут бросать. У вас — все вопросы?
— Почти. Я могу поговорить с ним?
— Попробуйте. — Офицер закурил и посмотрел на часы. — Только недолго.
— Хорошо. Я и не собиралась долго… Как вас зовут? — обратилась она к Игорю.
Повисла пауза.
— Если хочешь, можешь ответить, — кивнул надзиратель. — Ты почти свободный человек.
— Меня зовут «номер две тысячи сто пять», — негромко произнес Игорь. — А вас?
— Меня… — женщина слегка нахмурилась. — Габриэла. Габриэла Кассель. Совет директоров компании «Легал Джойл Форс», гражданское содействие исправительной реформе.
— Ищите кого-нибудь на должность секретаря?
— Господин Ветров, вы отбыли шестилетний срок в федеральной тюрьме «Полигон-2000», уголовно-исполнительном учреждении нового типа. Кем вы себя сейчас ощущаете?
— Я ощущаю себя гражданином великой страны. Которая любит меня, как родного сына.
— Сейчас ты наскребешь себе десять суток «языка», — проворчал надзиратель, нетерпеливо поглядывая на часы, — и вместо свободы…
— Скажите, господин Ветров, — её взгляд не выражал ничего, кроме холодного равнодушия, граничащего с презрением. — В чем вы больше всего нуждались в течение этих шести лет?
— В том же, в чем нуждаетесь и вы всю свою жизнь.
— Что?! — она на мгновение изменилась в лице. — Ты с кем разговариваешь?!
— Все эти годы мне не хватало дела, которое придало бы смысл моему существованию, — усмехнулся Игорь. — А вы о чем подумали?
— Он мне больше не нужен, лейтенант, — Кассель опустила слайдшутер и повернулась к надзирателю. — Продолжайте, а мне ещё нужно посетить операторскую.
— По коридору прямо и налево, — кивнул тот. — Узкая черная дверь без номера. Найдете?
— Думаю, да. У вас тут сложно заблудиться.
Она ещё раз бросила взгляд на Игоря.
— Когда окажетесь здесь снова, господин Ветров, то свяжитесь со мной, и я постараюсь обеспечить вас достойным занятием на весь ваш срок. До свидания.* * *
Никакой «встречи у ворот», как это любят изображать в дешевых «призон-файтах», разумеется, не было.
То, что в «Полигоне» называли Воротами, являлось одноэтажным, похожим на ангар, бетонным строением, расположенным возле западной стены Внешнего Периметра.
Именно здесь спецтранспорт загружал освободившихся заключенных в своё стальное чрево, чтобы уже через полчаса высадить их на вокзале «Тула-33» — том самом, воспетом в тюремных легендах мифическом месте, куда стремится попасть каждый обитатель «Полигона». Месте, где начинается Свобода.


— Внимание! Каждому из вас выдана бюджетная карта для покупки билетов…
Игорь, как и другие пассажиры тюремного броневика, сидящие рядом с ним на низкой металлической скамье, почти не слушал глухой голос автоинформатора. Он ждал.
Наконец, транспорт медленно тронулся и, постепенно набирая скорость, подкатил к «Посту № 1».
Послышался лязгающий металлический звук раскрывающихся створок, и через минуту в салоне заметно посветлело: автомобиль прошел крытый шлюз Внешнего Периметра и, миновав контрольную полосу, выехал за пределы лагеря.
В узких, забранных стальной сеткой окнах вместо привычного серого бетона замелькали высокие мрачные ели.
— Девятнадцатое мая, — прошептал сосед Игоря. — Ровно пять лет. Слушай, а может, они впрыснули сюда «Циклон», и все мы уже умерли?
Он был очень худой, на голове — ни единого волоска, шея — сплошная татуировка: ошейник, по которому ползет паук. Наркоман?
Снова заговорил динамик. На этот раз голос был живой и принадлежал начальнику конвоя.
— Граждане зэки, вы почти на свободе. До «Тулы» — двадцать километров. В дороге не орать и не прыгать — успокоим газом. На вокзале везде видеокамеры, поэтому вести себя смирно, в город не выходить, купили билеты и отвалили. Надеюсь, всем всё ясно?
Краем глаза Игорь увидел, как несколько человек по привычке молча кивнули, и усмехнулся. Кто их видит? Потолочная лампа не работала, и бронированный «трюм» освещался лишь через мутные стекла узких, словно бойницы, окон.
Лесная просека неожиданно закончилась. Проехав ещё около километра, броневик свернул на проселочную дорогу и вскоре достиг оживленной магистрали, по которой в обе стороны двигался нескончаемый поток машин.
— Федеральная трасса «М-4», — снова забормотал «ошейник». — Выпусти здесь — пешком дошёл бы…
Однако спустя несколько минут автомобиль снова покинул тракт и оказался на узкой «бетонке», предназначенной явно не для гражданского транспорта. Игорь в очередной раз вспомнил тюремные рассказы. Говорили, что городок «Тула-33» — это всего лишь полувымершая жилая зона бывшего «режимного» объекта, поэтому зэков отправляют именно оттуда, с небольшой, но до сих пор тщательно охраняемой станции…* * *
— В следующий раз, когда получите срок в «Полигоне», лучше сразу ложитесь под «высоковольтку»! — вновь ожил динамик. — А теперь — все на выход!
Постепенно замедляя ход, броневик подъехал к серому зданию вокзала и, наконец, шумно затормозил возле невысокой арки центрального входа.
— Быстро! Выходим!
Раздался божественный звук открывающихся металлических дверей — звук, о котором долгие годы грезили пассажиры «автозака», и внутрь мрачного чрева броневика ворвалось яркое весеннее солнце.
Свобода.
Стараясь двигаться не спеша, Игорь выбрался из полутемного бронированного «трюма» и негнущимися ногами ступил на потемневший тротуар. Ослепленный и опьяненный, он, как и другие зэки, застыл на месте, с растерянной улыбкой озираясь по сторонам, словно очутился на другой планете…
Из оцепенения его вывел громкий звук отъезжающего «автозака» и весёлый возглас одного из освободившихся:
— Эй, братва! Кто-нибудь знает, где здесь кассы?
— Ясное дело, не снаружи, — ответил «ошейник». — Пошли.
Потоптавшись на месте, бывшие зэки один за другим двинулись внутрь вокзала.
Поднявшись следом и оказавшись на широком бетонном крыльце, Игорь не спешил входить в полутемную арку центрального подъезда, как остальные, а решил немного постоять на свежем воздухе и поглазеть на привокзальную площадь.
Собственно, называть это место «площадью» было бы преувеличением. Небольшой, обнесенный металлической сеткой асфальтированный двор, внутри которого находились серые одноэтажные постройки непонятного назначения, больше походил на складскую зону какой-нибудь военной части. Расставленные повсюду длинными рядами железные бочки и металлические контейнеры. Два потрепанных грузовика «Урал» на стоянке. Немногочисленные прохожие, в основном, офицеры…
— Добрый день, — раздался за спиной чей-то голос. — Поздравляю с освобождением.
Игорь обернулся и увидел молодого человека лет двадцати пяти, который неторопливо вышел из вокзальных дверей и остановился рядом.
Это явно был не «срочник», не офицер и не сотрудник местной службы безопасности. Несмотря на охотничий, защитного цвета, комбинезон и армейские ботинки, незнакомецнапоминал, скорее, репортера или туриста-любителя: его упитанное лицо излучало искренний интерес и дружелюбие.
Сощурившись, он пристально посмотрел на продолжавшего молчать Игоря и неожиданно спросил:
— Простите, это вы — Ван Гог?
— Что? Ты кто такой?
— Меня прислал господин Гордеев, — молодой человек улыбнулся и вынул что-то из своего кармана. — Вот, возьмите.
Черный пластиковый прямоугольник был похож на кредитную карту, слегка вытянутую в длину.
— Это — «скайкард», одноразовый мобильник. Дотроньтесь до буквы «А», и вы сможете с ним поговорить.
— С чего ты решил, что я вообще хочу с кем-то говорить? — пожав плечами, Игорь взял протянутый ему телефон. По черному матовому дисплею медленно ползли разноцветные иероглифы. — Хотя…
Белый сенсор при нажатии превратился в зеленый. В трубке послышались длинные гудки. Один, второй…
— Алло, — раздался знакомый скрипучий голос. — Тебе чего, Беня?
— Это не Беня, — негромко произнес Игорь. Он неожиданно почувствовал сильное волнение, как будто собирался прыгнуть с большой высоты. — Это я, Ветров.
— Игорёха! Ну, наконец-то! — радостно заорал голос в трубке и тут же закашлялся. — Прости, старина, сам не приехал, не успеваю. Тут в Дублине забастовка, нас выгналииз самолёта, всех русских…
— В каком ещё Дублине? Ты где, Лёнчик? — Игорь старался говорить спокойно, но его голос, тем не менее, слегка дрожал. — Меня только что выпустили, час назад, по «Кредиту доверия»…
— Знаю! Всё знаю! — продолжал кричать Гордеев. — Я ещё вчера должен был вылететь… я ведь теперь живу во Флориде, в этом… Ну, в общем, Беня тебе всё расскажет… Сейчас из Штатов нет прямых рейсов до России, только — через нейтральные страны…
— Ничего не понимаю. Какие Штаты, какая Флорида… Ты, вообще, где?
— Короче, слушай. В поезд не садись. Беня доставит тебя в Москву и всё устроит. Отдыхай, развлекайся, а завтра, надеюсь, я всё-таки прилечу, и мы…
— Я понял. Лёнь, а где Костя? Где остальные? И как ты узнал, что меня выпускают? Я же сам только неделю назад бумагу получил…
— Про Костю — при встрече. А о тебе узнал так же, как и все нормальные люди, — засмеялся Гордеев, — за безналичный расчёт. В общем, давай, до завтра. И много не пей. Без меня.
— Хорошо, — улыбнулся Игорь. — Послушай, а сколько тебе…
В этот момент трубка пискнула, и связь оборвалась.
— Вот и поговорили, российская сотовая… — он опустил телефон и посмотрел на молодого человека. — А ты, значит, Беня?
— Вообще-то, меня зовут Вениамин Сергеевич, — с достоинством ответил тот. — Идёмте, машина — на стоянке, с торца здания.
В двух шагах от них остановился военный патруль: сержант и двое рядовых. Не особо таясь, сержант вынул из кармана ингалятор и, вдохнув из него сначала сам, передал устройство своим товарищам.
— На «вьетнаме» сидят, бедолаги, — усмехнулся Беня, кивнув в их сторону. — Зато им умирать не страшно будет… Ну, так что, едем?
Игорь задумчиво посмотрел в сторону бетонной дороги, по которой отбыл броневик, а затем, задрав голову — в ослепительно безоблачное небо…
— Не страшно умирать бывает только при болезни Альцгеймера или во время пытки электрошоком. Хотя, если хочешь, могу подкинуть ещё пару-тройку вариантов… Отвези меня в Москву, Сергеич.
2
— Вы кого предпочитаете? Дельф или хантресс?
— Кто это?
— Дельфы это те, за кем охотитесь вы. Обычно туда набирают моделей класса «Зет» и выше… У вас — большой выбор разных приспособлений: от простых капканов и наручников до вакуумных сетей и нейропарализаторов…
А хантресс наоборот — охотятся за вами. С этими ведьмами, главное, не переборщить. Я как-то под «белым стеклом» заказал двух особей восьмого уровня, так потом месяц у себя в «гидроксе» показаться не мог — всё тело в шрамах…
— Постой, а просто женщины есть?
— Есть, конечно, — засмеялся Беня. — Посмотрите, там внизу списка должна быть такая зеленая полоса и все клубы, которые ниже, предлагают «просто женщин»… Чего-то душно сегодня…
Он включил кондиционер, и салон джипа наполнился «Сельвой после дождя». Музыка плавно изменилась с «лайт-вог-джема» на более ритмичную.
Игорь отвлекся от дисплея порт-навигатора и посмотрел в окно.
— Мы не слишком быстро летим?
— Сто пятьдесят — здесь разрешено. Это же не «федералка», а частный логнвэй: ни «крыс», ни синхронизаторов.
— Многое изменилось…
— Ага. Эту дорогу построили за каких-то два года. Вся земля к югу от Москвы теперь принадлежит «Кертис Эр-И Коммуникейшнз» — это клан мэрии. Сначала нарубили подрядов, а потом, после указа «девять-тридцать», часть дорог приватизировали. Не бизнес — мечта!
— Раньше за такую «мечту» заживо скармливали биомонстрам на конвеере у Грибова. Да, распустил их Государь…
— Другие времена. Вы бы, Игорь Анатольевич, определялись с желаниями, а то до Москвы — всего час езды. Конечно, я всё расскажу и покажу, но вы хотя бы примерно…
— Я, кажется, просил тебя не говорить мне «вы»?
— Извини, забыл. Так дельф или хантресс?
— Знаешь, в тюрьме охота на человека — любимая забава у начальства. Жертву раздевают, сбрасывают в катакомбы под недостроенный «Блок девять», а затем ловят с собаками. Особый колорит этому развлечению придают резиновые пули и шипованные стрелы из арбалетов. Так что охоту я не люблю.
— Понятно. В принципе, ты можешь неплохо отдохнуть и дома. Лёня арендовал для тебя двухуровневый «люкс» в «Гиндзе». Точнее, я арендовал, за его деньги… Бассейн, «хронокапс», внизу живой диспетчер, любое желание — в течение пяти минут… В общем, тебе понравится.
— Может, и понравится, — задумчиво произнес Игорь. — Только вот зачем?
— Не понял, — растерялся Беня. — Что — зачем?
— «Люкс», бассейн и прочее… Гордею что, деньги девать некуда?



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2016г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.