read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— Красивая легенда, — кивнул Найл. — Вот только, думаю, те, кто честно трудится, вполне смогут обойтись без лишних покровителей. Работящие руки — лучшая защита отвсех бед.
— Я не о том, — покачала головой Ямисса. — Неужели эта женщина одна из Семнадцати Богов?
— А разве на Землю пришла беда?
— Нет… — не очень уверенно ответила княжна.
— Значит, это не они. — Посланник подошел к своей невесте, взял ее руку, осторожно коснулся губами кончиков пальцев. — Просто в вашей легенде не упомянут один момент. На небо улетели не только Семнадцать Богов, но еще много, много других людей…
— Демонов?! — отдернула руку княжна.
— Каких еще демонов? — не понял Найл.
— Ну, говорят, что души умерших праздных людей продолжают бродить по Земле. Они ненавидят всех, кто честно работает и всячески им вредят.
— Демоны? — переспросил Найл. — Демоны, это хорошо…
Он притянул девушку к себе и жадно прильнул ртом к ее пахнущим свежими яблоками губам.
— Простите, Посланник, — судя по интонациям, возникшую в сознании мысль излучил Тройлек. — Со стороны пустыни по новой дороге приближаются князь Золотого берегаи барон Делийских просторов, получившие приглашение на свадьбу. Вы желаете их встречать?
— Мы собираемся встречать князя Золотого берега и барона Делийских просторов? — переспросил Найл, немного отодвинувшись он невесты, но не разжимая объятий. — Они собираются быть у нас на свадьбе.
— Раз приезжают на свадьбу, на ней и увидимся, — резонно ответила Ямисса.
— Слуги жуков-бомбардиров строят на берегу какой-то странный дом, — продолжил свой доклад советник.
— Пусть строят, я им разрешил.
— Но они строят без раствора, без балок, без фундамента, без дверей, с кривыми окнами!
— Пусть строят, я разрешил, — рассмеялся правитель.
— Обещанный обоз с продуктами, с дальних полей, не пришел вовремя. Сидония отправилась навстречу, но пока от нее нет никаких известий.
— Она пошла одна? — тревожно уточнил правитель.
— С двумя стражницами.
— Мне нужен Дравиг! Немедленно! — Посланник разжал объятия и стал мерить тронный зал широкими шагами. Он вспомнил, как при подлете глиссера к городу он заметил над полями целую стаю стрекоз. Любимой повадкой этих хищниц было стремительно налететь на человека со спины и скусить ему голову. — Вместе с Сидонией нужно отправитьотряд хотя бы из десятка смертоносцев!
— Дравиг в городе, он слышит, что вы хотите отдать ему срочное распоряжение.
— Хорошо.
— На свадьбу прибывает много гостей. Они никак не поместятся во дворце.
— Отец в таком случае размещал их «на квартиры», — заметила Ямисса. — Определял в дома наиболее зажиточных горожан.
— Нет, — покачал головой Найл. — Горожане нужны, чтобы они богатели, размножались, сытно кушали и платили в казну за соль, воду и деревья-падальщики. Лезть к ним в дома, пользоваться их постелями я не хочу.
— Но на свадьбу прибыло уже слишком много гостей…
— Я слышал это, Тройлек. На берегу реки много пустырей. Нужно поставить там шатры. Только не ближе полукилометра от нового дома жуков-бомбардиров.
— У меня нет такого количества шатров.
— Я отдам распоряжение Дравигу. Во время похода через Серые горы его пауки ставили для нас шатры много раз…
Для правителя города тоже начинался трудовой день.* * *
В день свадьбы шатры укрывали берег реки почти полностью. Найл с невестой тоже переселились к гостям под прикрытие белых паучьих пологов. Днем паучий шелк давал достаточно тени, ночью тут и там начинали полыхать костры и, в общем, жить в шумном гостевом таборе казалось не так уж и плохо. С самого утра Найл и Ямисса, как гласил обычай, заняли места на высокой груде постельных принадлежностей вместо кресел и начали принимать подарки. Большинство гостей дарило простыни — и в соответствии с теми же самыми обычаями молодожены должны были подсунуть их под себя и продолжать прием. В итоге к вечеру новобрачные упирались головами в липкий полог из паучьих нитей — хорошо хоть, кто-то догадался прилепить к нему снизу простенький коричневый платок.
Нестандартных подарков было мало. Ремесленные цеха города подарили каждый что-то в соответствии со своей специальностью — больше всего Найла поразил невысокий, чуть ниже бедер, комод, обитый сверху мягкой вывороткой. Рыбаки и крестьяне приволокли разукрашенные корзины с фруктами, мясом, соленой и копченой рыбой. Барон Делийских просторов подарил подарочный набор из двух мечей и двух ножей — разных по весу и размеру, но с одинаковой отделкой. Князь Золотого берега преподнес толстенный том рукописной книги — витиеватая вязь лежала ровными линиями на листах, сделанных из тонко выделанной кожи. Как перевела княжна, это оказалась «История стран, расположенных между северными морями и южной пустыней», составленная каким-то придворным летописцем.
Ближе к вечеру явилась капитан Пенелопа Триз в сопровождении уже знакомого правителю Карла.
— Сегодня для вашего мира настают замечательные дни, — торжественно произнесла она. — Старые, темные века остаются в прошлом, а новое, светлое, демократическое будущее возвращается на просторы Земли. Сегодня вы создаете новую семью. От всей души желаю вам начать новую жизнь с новыми принципами. Хочу подарить вам книгу, которая спасала души и придавала крепость сердцам людей на протяжении многих веков.
Капитан протянула отпечатанную на тончайших пергаментных листах Библию в кожаном переплете и заторопилась прочь.
Среди пирующих и уже изрядно «веселых» дикарей Пенелопа чувствовала себя не в своей тарелке.
Постепенно сгущались сумерки. Свет многочисленных костров все более и более заменял собою свет уходящего за горизонт светила.
— Ага, вот они! — восторженно завопили ворвавшиеся в шатер всадники. — Нахапали простыней, и сидят на них сиднем! Ату!
Новобрачных подхватили — впрочем, достаточно аккуратно — поволокли на воздух и поставили перед князем Граничным, сидящем в какой-то изрядно драной, полинялой, лохматой шкуре поверх огромного, перевернутого вверх корнями разлапистого пня.
— Ага! — грозно заявил князь. — А кто это прячется по темным углам моего леса? А почто вы держите друг друга крепко, как лютые хищники? А неужто сожрать хотите другдруга и доли моей в мясе парном не заплатить?
— Я не хочу кушать ее, лесач, — Найл не очень внятно понял из мыслей северянина, что от него хотят услышать, и сказал, как понял. — Я хочу взять ее своей женой, частью своего тела до самой смерти.
— И я не хочу есть его, хозяин леса, — ответила, пряча улыбку, Ямисса. — А хочу я стать его женой, плотью его ночи, душой его дня, дабы жили мы в единении и радости со дня сегодняшнего и до самой смерти.
— Точно ли ты не хочешь есть ее, Найл? — грозно поинтересовался князь. — Или, может, добычей делиться не хочешь? А клянись мне немедленно, — хлопнул он ладонью по одному из корней, — что будешь для нее защитой и опорой, что будешь кормить ее досыта, детей ей делать каждый год и на других девиц смотреть не станешь ни разу!
— Клянусь, хозяин леса, — на этот раз четко и внятно ответил правитель.
— А ты, хитрая девица, уж не собралась ли ты заманить этого юношу в темную пещеру да отведать в одиночку молодого мяса? — с правдоподобным подозрением спросил у дочери северянин. — А ну, клянись рожать этому мужчине по одному сыну каждый год, быть с ним в сытости и голоде, в горе и радости, в тепле и холоде с сегодняшнего дня и до самой смерти!
— Клянусь, хозяин леса, — ответила княжна, не скрывая улыбки.
— Да они врут тебе, хозяин леса! — внезапно заорал кто-то из толпы.
— Врут, врут! — начали поддакивать другие.
— Врут, говорите? — с сомнением переспросил князь, почмокал губами и решительно ударил кулаком по корню: — Проверить!
— Проверить, проверить! — подхватили гости.
— Заприте их в пещеру, — указующим перстом указал князь на ближний шатер, — Замуруйте их там и не выпускайте до тех пор, пока кровь не потечет из-под дверей, а крыша не взлетит к небесам.
— Замуруем, замуруем, — зловеще пообещали гости, подхватили новобрачных, шустро подволокли к шатру и затолкали внутрь.
Под обширным пологом стояла застеленная постель, столик с большим кувшином вина, двумя бокалами и чашей фруктов, да одинокий стул.
— Ну ладно, — княжна сняла сандалии, забралась на постель и откинулась на подушки. — Иди сюда, доказывай, что не обманул.
— Кро-ви, кро-ви, кро-ви! — внезапно начали скандировать на улице. Потом послышалось бульканье, довольно кряканье, негромкие голоса. Гости явно занялись угощением.
Найл тоже скинул сандалии, забрался к Ямиссе, поцеловал в ароматно пахнущие яблоками губы. Потом еще и еще. Он целовал ее глаза, брови, щеки, подбородок, шею…
— Нет, — возмутился кто-то на улице. — Это было вино!
И дружный хор голосов тут же подхватил:
— Кро-ви, кро-ви, кро-ви!
— Нет, я так не могу, — отодвинулась девушка. — Как посреди площади лежишь.
— Кро-ви, кро-ви, кро-ви!
— Кошмар какой, — она передернула плечами и попросила: — Налей вина.
На улице опять наступила относительная тишина. Ямисса выпила полбокала терпкого, темно-красного напитка, а потом негромко, словно пробуя голос, крикнула:
— А-а!
— Да! — немедленно и с воодушевлением подхватили за стенами шатра. — Давай! Давай еще! Сильнее!
— А-а-а!!! — заорала княжна во всю глотку, уткнулась носом в подушку и затряслась, вздрагивая плечами.
— Ты чего? — заволновался Найл, присаживаясь рядом, повернул девушку к себе и увидел заплаканные глаза и смеющийся рот.
— Чего-чего, — хихикнула Ямисса. — Положено так.
И она восторженно завопила:
— А-а-а-а-а!!!
— Так ее, так! — орали на площади. — Еще! Сильнее, сильнее давай!
— С ума вы все посходили, — покачал головою Найл.
— Еще вина налей, — попросила девушка, давясь от смеха.
— Кро-ви, кро-ви, кро-ви! — требовали из-за стен шатра.
Княжна откинула покрывало, и широким жестом полила белоснежную простыню вином из бокала. Оценивающе посмотрела, покачала головой, взяла кувшин и полила еще, пытаясь изобразить более-менее правильный круг.
— Ну, как? — спросила она, оглядываясь на Найла.
— Они подумают, что я тебя зарезал, — ответил правитель.
— Пусть думают, чего хотят, — девушка набрала в легкие как можно больше воздуха и, жмурясь от натуги, выдохнула оглушительное: — А-а-а!!!
— Да, да! — подхватили снаружи. — Еще давай! Кро-ви, кро-ви!
— На, — девушка сорвала с постели простыню. — Иди, покажи, что я была девственницей.
Найл покорно взял за углы мокрую ткань, подошел к выходу, откинул полог и вздернул простыню перед собой.
— Улла! Улла! — восторженно завопили гости. Найл с облегчением разжал руки и уронил простыню на землю. Ямисса подкралась сзади положила подбородок ему на плечо и прошептала:
— Ну, все! Теперь ты мой.
— Ошибаешься, — не оборачиваясь, ответил Найл. — Это ты моя.
В это время толпа гостей дрогнула и стала раздвигаться под напором прочных тел жуков-бомбардиров.
— Мы поздравляем тебя, Посланник Богини, с обретением правительницы, — торжественно заявил лично явившийся на торжество Саарлеб, — и считаем, что в такой день должна содрогаться даже сама земля. Взгляни на дом возле реки.
Из гущи шатров кое-как слепленного дома видно не было, и люди, следуя за жуками, покинули накрытые столы и выбрались на открытое пространство на холме возле библиотеки. Ниже, на самом краю обрыва, высилась свежеуложенная неровная груда камней высотой с двухэтажный дом.
— Сейчас… — жуки задрожали от предвкушения.
Послышался хлопок. Рядом с домом сверкнула искра, потянуло едким дымом. Потом послышался еще один хлопок.
— Ха! Я-то ду…
Конец фразы перекрыл оглушительный грохот. Выстроенный слугами жуков дом полностью растворился в ярко-желтой вспышке, а когда свет ослаб, стало видно как во все стороны, в ужасающей тишине, разлетаются огромные каменные валуны, некоторые из которых достигли даже середины реки. Миг — и фонтаны воды взметнулись вверх от множества ударов, а вдоль по берегу прокатилось смачное шмяканье.
— Что бы я еще хоть раз пошел сюда в кустики облегчиться… — ошеломленно пробормотал кто-то из гостей, и ответом ему был дружный взрыв хохота. Празднество продолжалось.* * *
Представители баронов начали разъезжаться уже на следующий день. Почти каждый из них счел своим долгом полазить по оставленной взрывом воронке, пощупать раскиданные ударной волной валуны и задумчиво почесать в затылке. Найл представлял себе, что они потом перескажут своим господам, и тихо радовался. Будет над чем поломать голову свободолюбивым баронам. Пусть представят себе, как в таких ярких вспышках разлетаются не потешные домики, а их вековые замки. Глядишь — и установится мир в ближних землях хотя бы на несколько десятилетий.
Найл понимал, что теперь, после того, как дочь князя Граничного стала его женой, в случае большой войны ему придется идти в северные земли и помогать тестю. Бросать молодую супругу ему не хотелось, и правитель старался выглядеть как минимум вдвое сильнее, чем есть на самом деле. Пусть бароны хоть немного посидят тихо. Пока еще теперь установится новый баланс сил, пока еще они найдут возможность достойно противостоять князю и его новому союзнику. Пожалуй, есть прямой смысл разрешить бомбардирам вернуться к их любимому развлечению и устраивать на основные праздники города хороший тарарам. И гостям весело, и слишком горячие головы немного охолонут.
Князю фейерверк тоже понравился. Шумно, эффектно и наглядно. Сидя в тронном зале, он теперь подумывал о том, как попытаться прижать самых слабых из баронов. Для начала отщепенцев, за которых никто не станет всерьез заступаться. Прижать их, заставить принести вассальную клятву.
Потом можно будет перейти к более сильным, потом к еще более сильным… А потом и остальным деваться станет некуда. Отцу новобрачной хотелось домой. Его руки чесались от жажды деятельности.
— Ямисса, дочь моя, — улыбнулся он. — Боюсь, ты больше не можешь оставаться моим послом в Южных песках.
— Не огорчайся, друг мой, — ответил за нее Найл. — Для нее тут найдется очень много высоких постов.
— Самую главную должность она уже заняла, — покачал головой северянин, — и вряд ли согласится на понижение. Жаль, мать вас не видит. Не дождалась… Ладно, не будем о грустном. Мои всадники уже грузятся на корабли. А вот придворные дамы, простите покорно, воинской дисциплине не подчиняются, своим приказом забрать домой я их не смогу.
— Пусть остаются, — махнул рукой Найл. — Глядишь, и мои братья хороших манер наберутся.
— Пора. — Северянин подошел к дочери и положил ладонь ей на плечо. — Вы меня не провожайте, ни к чему это… — рука его взметнулась и щелкнула девушку по кончику носа. — Глазки-то как блестят. Будьте счастливы, дети мои. Думаю, на годик вас нужно оставить наедине, а там, глядишь, и встретимся. Все.
Князь развернулся и вышел из зала.
Молодожены еще немного подождали, потом Найл взял жену за руку и быстро повел по длинным коридорам. Они вышли с черного хода, попав сразу на прибрежный пустырь. Берег опустел. Ненужные шатры пауки сожрали, травяные подстилки разметал ветер, и только многочисленные проплешины костров выдавали недавнее местоположение многочисленного лагеря. А выше по течению выходили из заводи, образовавшейся на месте бывшего квартала рабов, многочисленные корабли.
Поднимать паруса они не спешили, выворачивая в сторону Серебряного озера с помощью длинных тонких весел, вспенивающих водную гладь. — Ну вот, — кивнула Ямисса, —теперь от тебя даже и не сбежишь.
— Будешь так шутить, — прижал правитель ее плотнее к себе, — привяжу. Огромными ржавыми цепями.
— Не буду, — пообещала жена. — А теперь ты расскажешь, что такое праздник мертвых?
— Неужели ты вышла за меня замуж только ради этого?!
— Ну, и ради этого тоже… Ой, смотри, что это?!
Девушка указала в сторону невидимых из города Серых гор. Оттуда быстро двигалась небольшая серебряная черточка.
— Похоже на глиссер, — прищурился Найл. — Пойдем-ка мы назад, во дворец. Кажется, у нас гости.* * *
На этот раз капитан явилась в сопровождении сразу четырех человек. Здесь были и Саманта, и Карл, и Грей, и Барбус. Едва поздоровавшись, Пенелопа тут же решительно заявила:
— Мы, все астронавты, решительно протестуем против использования на фабриках рабского труда больных людей! Вы должны немедленно предоставить им возможность для лечения и полноценного развития!
— Да как вы… — вспыхнула было от возмущения Ямисса, но Найл вовремя остановил ее, положив ладонь на руку.
— Не нужно, дорогая. Раз наши гости горят стремлением помочь нашим ткачам, не будем им мешать. — Найл кивнул капитану. — Вы можете немедленно забрать всех больныхк себе, капитан, и обращаться с ними так, как считаете нужным.
— Как это? — опешила Пенелопа.
— Просто заберите к себе на корабль, — кивнул правитель. — Если у вас им будет лучше, я не возражаю. Их у меня всего около четырехсот человек.
— Нет, — покачала головой капитан. — Это ваши граждане, и вы сами должны о них заботиться.
— Я о них забочусь, — кивнул Найл. — Они на меня работают, а я в ответ забочусь о них. Это все, что вы хотели узнать? Или есть что-то еще?
— Но вы заставляете их работать по двенадцать часов в сутки! Это необходимо прекратить немедленно!
— Хорошо, — опять кивнул правитель. — Только мне тогда понадобятся четыреста работников, которые станут заниматься ткачеством вместо ваших подопечных. Жить онибудут, естественно, в нынешних казармах ткачей, есть их пищу и спать на их постелях. Когда вы заберете больных к себе?
— Я вообще не собираюсь никого к себе забирать, — повысила тон капитан. — Просто я требую, чтобы с больными обращались в соответствии с их состоянием. — То есть, — уточнил правитель. — Вы хотите, чтобы они не работали по вашей прихоти, но кормил их я?
Пенелопа Триз оглянулась на своих соратников в поисках поддержки.
— Не вижу ни единой причины, — подвел итог Посланник, — по которой я должен брать на себя расходы за ваши прихоти.
— Хорошо, — решилась капитан. — Мы заплатим вам за питание этих несчастных.
— Ну что ж, — кивнул Найл, — об этом можно по крайней мере поговорить.
Он пожал руку жене и придвинул ее к трону, приглашая сесть.
— Так чем вы собираетесь платить, капитан?
— Мы заплатим вам самой большой ценностью, которая существует в этой Вселенной, — не без торжественности объявила Пенелопа. — Мы заплатим вам знаниями!
— Какими?
— Ну, думаю, вы и сами понимаете, что никакого нового оружия из наших рук вы не получите?
— Спасибо, — согласился правитель. — Этого кошмара у нас и так хватает.
— Но зато мы можем научить вас современной медицине, технике, истории, астрономии, биологии, химии…
— Что ж, все эти красивые слова от Стиига я уже слышал, — Найл встал за спинкой трона и положил руки жене на плечи. — Объясните пожалуйста, какую конкретную пользуя смогу получить от ваших знаний?
— Вы не понимаете, какую пользу можно получить от медицины? — удивилась Пенелопа. — Это точная диагностика заболеваний, информация о новейших препаратах…
— Простите, — перебил гостью правитель, — диагностикой доктора у нас и так неплохо владеют. Ваша астронавтка может это подтвердить. Лекарственные свойства местных трав им тоже хорошо известны. Что полезного может дать ваше новое знание?
— Помимо травяных сборов существуют более эффективные синтетические современные препараты.
— Это такие, которые мы никогда не сможем изготовить в наших дикарских условиях?
Женщина молча поджала губы.
— Давайте лучше поговорим о технике, капитан, — предложил Посланник. — Мне очень понравился ваш глиссер. Мне бы очень хотелось изготовить для себя что-нибудь подобное. Правда, есть одно ограничение: во всех Южных песках вместе взятых вряд ли наберется больше двух тонн хорошей стали. Да и та нужна в тех руках, в которых она сейчас находится. Поэтому, не смогли бы вы предложить конструкцию, для которой не нужно железа? И пластика не нужно — с химическим сырьем у нас так же плохо, как и с промышленностью. И топлива, кстати, в моей стране тоже не осталось.
— История, полагаю, вас тоже не интересует?
— Меня больше интересует, — парировал Найл, — чтобы мои подданные ходили одетыми.
— А астрономия?
— Легенда о Семнадцати Богах меня вполне устраивает.
— Биология?
— Спасибо, мне уже объясняли, почему раса смертоносцев не может существовать на Земле ни при каких условиях.
Пенелопа опять оглянулась на своих в поисках поддержки.
— Они детьми торгуют, — напомнила Саманта.
— Торговля детьми запрещена всеми мыслимыми и немыслимыми конвенциями! — повысила голос капитан.
— Именно поэтому я не отдам вам ни одного! — моментально озлобился Найл.



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.