read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Слишком много сил положил он на то, чтобы на острове детей опять зазвучали ребячьи голоса, чтобы в город вновь начали выходить молодые моряки, земледельцы, надсмотрщицы!..
— Вы отнимаете детей у их родителей, — издалека прошипела Саманта, — вы лишаете их права на детство, на нормальную семью, вы воспитываете из них рабов!
— Я спасаю их от смерти в сточных канавах, — покачал головой правитель. Ни одни родители никогда не продадут свое дитя, если только способны испытывать к нему хоть какие-то чувства. Раз легко продали — значит, с такой же легкостью и выбросят, или заморят голодом, или забьют до смерти.
— Если вы уж взялись воспитывать детей в своих приютах, — наставительно сообщила капитан, — то обязаны позаботиться о том, чтобы они выросли нормальными, свободными, полноценными гражданами.
— В городе нужны сапожники, садоводы, моряки, плотники, пахари, — начал перечислять Посланник, — но я ни разу не слышал, чтобы потребовался «свободный, полноценный гражданин».
— Это потому, — холодно сообщила Пенелопа, — что по сей день здесь еще ни разу не проводилось свободных выборов. Вы правите как тиран, подавляя в людях всякое стремление к свободе, опираясь на силу и клыки своих пауков. Но рано или поздно гнев народов сметет таких, как вы, с лица Земли. Сметет всех до единого!
Больше всего в этот момент Пенелопе Триз хотелось, чтобы местный князек кинулся на нее, и она смогла бы пристрелить его на месте, как поганого пса… Но Найл продолжал вежливо улыбаться, не делая ни единого угрожающего движения, а астронавты не желали проливать кровь первыми. Применить оружие они считали возможным только защищая свои жизни или просто жизни людей, подвергшихся нападению пауков или стражников местного царька.
— О чем это они, Найл? — вскинула Ямисса глаза на мужа.
— Они хотят сказать, что мы ни о чем не договорились, — объяснил Посланник. Пойдем в наши покои, мне хочется немного отдохнуть.* * *
Несмотря на угрозы и откровенную ссору с правителем, астронавты продолжали жить во дворце, лазать вокруг со своими приборами, постоянно крутиться вокруг Белой Башни.
Еще они повадились бродить по кварталам ремесленников и уговаривать мастеровых собраться и выбрать нового главу города. Гости обещали свою поддержку новому правителю и невероятно счастливую жизнь на все времена. Правда, большинство тружеников исповедовали веру в Семнадцать Богов, и на обещания обрести счастье не через труд, а путем каких-то там «выборов» реагировали бранью и угрозами.
Пару раз проповедников новой веры даже пытались избить, но надсмотрщицы их спасли.
Вообще-то Найл с удовольствием пустил бы все на самотек, если бы не испытывал уверенность в том, что избиение любого из небесных гостей Пенелопа обязательно использует как повод нанести по городу удар всеми видами своего оружия. Потом «предки» смогут запросто навязать людям свою «демократию» силой.
Обстоятельства вынуждали правителя своими собственными руками защищать своих врагов и ждать грядущих неприятностей. Он прекрасно понимал, что рано или поздно, ноСаманта и ее компания найдет отщепенцев и неудачников, которые попробуют урвать для себя кусочек власти под прикрытием чужого оружия.
Единственным утешением во всех этих неприятностях оставалась Ямисса. Наедине со своей молодой женой Найл забывал и о происках астронавтов, и про бесследное исчезновение Сидонии вместе со своими стражницами, десятью смертоносцами и целым продовольственным караваном, и про невозможность встретиться со Стиигом и спросить его совета.
Молодожены рано ложились, поздно вставали, два-три раза в день уединялись в покоях, но все равно им не хватало друг друга. Казалось все мало и мало.
В один из таких дневных часов, когда усталые, но довольные супруги перебрались к столу подкрепить свои силы, в дверь покоев тихонько постучали.
— Кто там? — удивленно поинтересовался Найл.
Обычно в такие часы молодых никто не беспокоил… — Это я, — послышался тихий голос.
— Стив? — еще больше удивился правитель. Он кинул быстрый взгляд на жену — одета — и разрешил: — Заходи!
— Привет, Найл, — осторожно протиснулся в дверь паренек. Я на минуту.
— Да заходи, не стесняйся, — пригласил его правитель. Вина налить?
— Нет, — покачал головой астронавт. Скажи, те два паука, которые в сторону гор улетали, они вернулись?
— Нет. А что?
— Скажи им, чтобы уходили оттуда. Пенни хочет по горным долинам несколько раз излучателями ударить.
— Зачем?
— Ну, разозлилась она, что с северными странами ничего не вышло.
— А там что случилось?
— Папа пригласил к себе жрецов из храма Семнадцати Богов, — подала голос Ямисса, — и спросил, кем являются пришельцы с небес, и какие из них Боги каких ремесел. Жрецы ответили, что не знают, кто из пришельцев какой из Богов, и Боги ли они вообще. После этого отец спросил, почему по земле уже почти месяц бродят демоны, а честных тружеников о них никто не предупредил. На следующий день во всех храмах объявили, что на землю пришли злые демоны, которые приняли облик Богов, и каждый, кто приблизится к ним ближе пяти шагов или заговорит с ними, тот «потеряет руки», лишится дома, а дети его станут рождаться уродами.
Правительница взяла бокал с водой, сделала глоток и продолжила:
— Поскольку в землях князя пришельцы тоже говорили, что для достижения счастья не нужно работать, а надо воевать с солдатами и выбирать других князей, жрецам поверили. Люди стали их обходить, бегать от них. Кто-то из демонов, чтобы доказать свое могущество, уничтожил свадебный священный дуб. После этого дом демонов ночью обнесли частоколом и увили чесноком для защиты от злых проклятий, а днем за каждым из них стало ходить по пять послушников, которые прижигали землю горящими еловыми ветвями, везде, где ее касалась нога демона. Это должно спасать простых людей от беды, которую может причинить след злого духа.
— Откуда ты это знаешь?
— Разговаривала с отцом, пока ты в одиночку на пирушку к своим братьям ходил.
— Но при чем тут Серые горы? — повернулся Найл к астронавту.
— Пенелопа думает, что долины в горах захватили пауки и убили всех жителей. Теперь они прячутся в домах, а детекторы их засечь не могут потому, что они холоднокровные. Она хочет с самолетов ударить по домам излучателями и спугнуть пауков-людоедов.
— Это она зря, — покачал головой правитель. Разозлилась она очень, когда наших из северных стран поперли… — паренек потоптался на месте и повернулся к дверям.
— Стив! — окликнул его Посланник.
— Что? — оглянулся астронавт.
— Постарайся не участвовать в налете на Серые горы. Магине это нападение может сильно не понравиться.
— А что она сможет против самолетов и излучателей? — пожал плечами парень.
— Стив, — покачал головою правитель. Вы слишком сильно верите в могущество своей техники и слишком мало в способности других существ. Вера ослепляет человека, Стив. Любая, Даже в науку, даже в технику. Просто ради разнообразия, один раз, попробуй поверить не в железо, а мне. Хорошо? Не летай с Серые горы.
— Ладно, — кивнул Стив. — Не буду. Да я и сам не хотел!
Он схватился за дверную ручку, рванул ее к себе, потом еще раз.
— Ее повернуть нужно, — объяснила Ямисса.
— А еще она собирается вооружить твоих рабов и поднять восстание, — не оглядываясь выдохнул Стив и выскочил прочь.
— Рабов? — удивилась Ямисса.
— Не знаю, — зачесал в затылке правитель. Может, это он про ткачей? Так они работящие и тихие. Все бы люди такими, как олигофрены были… Или моряков? Так им чужое оружие ни к чему, я на кораблях самолично всем гарпуны выдавал.
— Может, они так ремесленников называют?
Найл подошел к окну и негромко позвал:
— Дравиг! Ты мне нужен!
Ответом была тишина. Старый смертоносец находился слишком далеко, чтобы ощутить мысленный призыв правителя.
— Они все занимаются поисками Сидонии и ее отряда, — напомнила супруга. Я могу вызвать их с помощью почтовых пауков.
— Вызови, — согласился Найл. Сам он все время забывал про такое изобретение северян, как почтовые станции и мысленная эстафета. Передай ему, что мне нужны все последние сообщения от Торна.
Ямисса поправила на себе платье, взбила прическу и покинула покои. Наверняка хотела воспользоваться случаем и еще раз поболтать с отцом. Сам Найл подпоясал свою простенькую тунику мечом и сунул под ремень нож. Он собирался разделить дневную трапезу с братьями по плоти.
Практически все двуногие братья по плоти выросли на его глазах. Они родились в жестоких, но густо напоенных жизненной энергией джунглях Дельты, они пересекли Южные пески от края и до края, чтобы потом пробиться сквозь Серые горы к логову Мага. Потом они пересекли пустыню еще раз, чтобы вернуть себе захваченный врагами город отцов и матерей. На протяжении всей жизни они знали только один единственный инструмент — простенькое охотничье копье. После победы над северянами опытные в походах и сражениях подростки быстро поняли, зачем нужны мечи, копья и доспехи. Но их привычкам так и остались чужды понятия тарелок, вилок и ложек. Они просто не понимали, зачем нужны при еде такие сложности!
Поведение братьев за столом служило постоянной темой для издевок в кругу слуг и главной причиной того, что все эти пиршества всегда были закрытыми мероприятиями. Слуги накрывали столы, после чего выходили прочь и закрывали двери. Положение дел не изменилось даже после близкого знакомства братьев с дамами двора. Неизвестно, как вели себя его парни наедине с женщинами или девушки наедине со всадниками, однако манеры их не претерпели никаких изменений!
Найл не хотел, чтобы его боевые соратники подумали, будто вернув власть он отдалился от них, начал мнить из себя более высокого человека, перестал быть одним из братьев — а потому часто обедал или ужинал вместе с ними. Естественно, воспитанную при церемонном княжеском дворе Ямиссу правитель с собой не брал.
Процесс принятия пищи осуществлялся братьями в ближнем к реке крыле, в длинном нешироком помещении с высокими потолками. Широкие окна в комнате шли только на уровне второго этажа, и правитель подозревал, что когда-то пол находился намного выше, а внизу стояли некие механизмы, обслуживающие верхнее помещение. Увы, время пожрало и технику, и стальные балки перекрытий, и память об истинном предназначении нынешней трапезной.
Найл спустился на первый этаж, миновал тронный зал с тыльной стороны, прошел череду не застекленных окон, выходящих на засаженную деревьями-падальщиками улицу, повернул налево и лицом к лицу столкнулся с женой.
— Дравиг обещал через несколько часов лично явиться во дворец вместе с несколькими двуногими, — сообщила она.
— Это хорошо, — кивнул Посланник и попытался обогнуть Ямиссу.
— Ты куда, дорогой? — преградила ему путь супруга.
— Я хотел сегодня пообедать с братьями, — пожал Найл плечами и снова попытался обогнуть княжну.
— А пригласить меня с собой тебе не хочется?
— Я не думаю, что тебе там будет интересно…
— Тогда ответь мне на один вопрос, дорогой, — отступила в сторону Ямисса. — Зачем ты женился на мне?
— Потому, что я люблю тебя, Ямисса. — На этот раз правитель остановился сам. Ну и что? Многие из всадников отца полюбили твоих амазонок, многие из твоих воинов полюбили придворных дам. Они ведь не стали заключать между собою официальный брак! Встречаться друг с другом, проводить ночь в постели можно и без этого.
— Но понимаешь… — растерялся Найл. — Ведь я… Мне не нужен никто, кроме тебя, я не хочу иметь от тебя свободу, я хочу чтобы мы всегда были вместе, ты и я. Именно ты, иникто другой мне не нужен.
— Быть со мной в сытости и голоде, в горе и радости, в тепле и холоде с сегодняшнего дня и до самой смерти? — переспросила княжна. Ты хотел, чтобы я, и именно я стала частью тебя самого, неотделимой частью, на которую можно положиться с такой же уверенностью, как на собственные руки, на собственное сердце? Или, может быть, тебе былнужен союз с моим отцом? Может быть, ты просто хотел предотвратить таким образом войну? Ответь мне честно, Найл. В бракосочетании правителей во имя интересов своих народов нет ничего постыдного.
— Нет, — Посланник взял жену за руку. Мне нужна именно ты.
— Тогда почему у тебя постоянно возникают от меня все новые и новые тайны? Ну же, Найл?! Ты считаешь меня частью своей плоти или вражеским лазутчиком?
Посланник почувствовал, что девушка действительно сильно и искренне обиделась.
— Хорошо, идем, — сдался Найл. — Идем, и ты все увидишь сама.
Проголодавшиеся подростки нетерпеливо толпились у дверей, пока слуги заканчивали последние приготовления.
— Привет, ребята, — поздоровался с ними Найл, и тут же получил в ответ массу приветственных выкриков.
Слуги, презрительно ухмыляясь, покинули комнату, и братья немедленно устремились вовнутрь. Занимая места за столом они тут же, по дороге, прихватывали куски жареной рыбы и мяса, горстями зачерпывали жареное, чуть подсоленное зерно, немедленно забивая им рот.
— Чур, эта рыба моя! — выкрикивал кто-то.
— Солок, уйди с моего места! — откликались с другой стороны.
— Пирог, пирог не троньте!
Тем не менее круглый с румяной корочкой пирог жадные руки тут же разодрали в куски, и правитель даже не успел толком разглядеть, какая у него была начинка. Подростки дергали каждый к себе подносы, растаскивая с них мясо и рыбу, набивали себе рот тушеными овощами.
К тому моменту, когда Найл и его жена заняли свои места, почти все содержимое ваз и подносов обедающие уже успели растащить. Посланник покосился на свою супругу, не решаясь принять очень уж откровенное участие в активном дележе жратвы, но Ямисса его опередила, указывая пальцем на поднос и торопя:
— Муху хватай, пока не поздно! Посланник наклонился вперед и подтащил весь поднос к себе на край стола. На нем оставалось еще две небольшие черные мухи и одна толстая, зеленая. Княжна, покосившись на объедающихся братьев, взяла одну из них, попыталась разломать грудку. Прочный хитиновый панцирь не поддался девичьим пальцам, и Ямисса толкнула локтем Найла:
— Помоги.
Правитель достал нож и одним ударом развалил жаркое пополам. Его жена поднесла горячую грудку ко рту и впилась в белое ароматное мясо зубами.
— Как это романтично, — весело сообщила она, проглотив первый кусок. По-походному, по-простому. Просто руками и зубами.
Однако Найл прекрасно чувствовал, что такая «романтика» отнюдь не доставляет девушке особого удовольствия. Просто Ямисса была правительницей и по рождению, и по воспитанию. Она прекрасно знала, что сила властелина не в его происхождении, не в благожелательности богов или расположении толпы.
Сила правителя — в любви его армии, его офицеров и солдат. И если гвардии Посланника Богини нравится рвать мясо зубами — она тоже будет так делать. Она тоже станет рвать дичь руками, набивать рот огромными кусками и веселиться. Хотя бы потому, что время от времени гвардейцам приходится умирать за своих правителей — а люди не любят умирать за самодовольных чужаков.* * *
Дравиг привел с собой из облавы в пригородных садах довольно много людей и смертоносцев, так что они едва разместились в тронном зале. Поймав мысленное предложение правителя рассказывать, паук подтолкнул вперед первым одного из приведенных с собою крестьян.
— Й-я в поле был, — запинаясь, начал тот. — Видел обоз. Шесть повозок, восемь мужиков. Ну, по одному каждую тащили, а еще двое позади шли. Отдыхали. Ну, дорога там через яблоневый сад тянется. Они туда вошли. Ну, а чуток погодя повозка проехала. На четырех колесах, без оглоблей. Сама ехала. Ну, тоже она в сад заехала. Крестьянин пожал плечами. Все.
Его рассказ сопровождался достаточно яркими воспоминаниями и Найл смог достаточно ясно увидеть стройный серебряный кузов, тонкие колеса с деревянными спицами, вертикально стоящее стекло, откинутый назад тент и каплевидные фары на передних крыльях.
— Понятно, — кивнул Найл. — Отпусти его.
Дравиг дал команду рассказывать следующему крестьянину, и тот довольно похоже изложил простенькую историю, в которой Сидония в сопровождении двух женщин и шести пауков вошла в яблоневый сад, и вскоре оттуда выехала «телега без оглоблей, но на четырех колесах».
Потом примерно то же самое, повторило не меньше пяти человек, видевших момент исчезновения обоза или посланного на его поиски отряда с различных сторон и их рассказы подтвердило еще полтора десятка сторожевых смертоносцев.
— Отпусти их всех, — махнул рукой правитель. Все и так ясно.
— Я приказал вырубить сад, Посланник, — отчитался старый паук, — Я обыскал его весь, до каждой травинки и оставил в засаде несколько охранников. Но найти ничего не удалось.
— Я узнал его, — вздохнул Найл. — Это «Серебряный призрак». Лучший автомобиль за всю историю человечества, созданный в тысяча девятьсот седьмом году корпорацией«Роллс-Ройс» при участии фирмы «Баркер». Открытый пятиместным кузовом окрашенный в серебряный цвет, посеребрены также почти все металлические детали, плавность хода, высокая скорость… Но ты знаешь, Дравиг, эта машина в длину составляет меньше половины взрослой сколопендры. В нее никак не могли вместиться восемь человек вместе с шестью повозками или весь отряд Сидонии! К тому же неизвестные хозяева машины опять прохлопали один важный нюанс. Судя по воспоминаниям людей и пауков, в машинеотсутствовал водитель!
— И что это значит?
— Не знаю, Дравиг, — Найл злобно зарычал и ударил кулаком по спинке кресла. Не знаю! Ты помнишь бригантину, похитившую сына Райи? Помнишь? Я еще мог бы поверить, что где-то за морями существует страна, способная построить такое судно, набрать для него команду и отправить путешествовать по дальним морям. Но «Роллс-Ройс»?! Ни за что не поверю, что в моей пустыне кто-то способен создать его действующую модель и запросто разъезжать по моим полям!
— А зачем все это делается, Найл? — переспросила княжна.
— Я не понимаю, Ямисса, я ничего не понимаю. Никак не могу понять, что за колдовская сила водится в моей стране, как она вытворяет все свои штучки, а главное — зачем? Что ей надо? Ребенок Райи, которого она вынашивала двенадцать месяцев еще мог обладать некими особыми способностями… Но зачем этой силе понадобился продуктовый обоз?! Картошка, капуста, морковь, огурцы? Зачем ей гужевые мужики и боевые смертоносцы?
— Может, они попали в ловушку случайно? Что, если эта «колдовская сила» охотилась на нечто совершенно иное?
— В яблоневом саду посреди морковных полей? Извини, Ямисса, но что там вообще может произойти? Вдоль дороги через каждый километр стоит сторожевой паук, который следит за порядком и отлавливает диких насекомых. Туда даже случайно ничего постороннего забрести не может.
— Значит, там находилось нечто, к чему вы так привыкли, что просто перестали замечать.
На этот раз Найл заинтересованно приподнял брови и бросил на Дравига вопросительный взгляд. Паук ничего не ответил.
— Нужно проехать туда еще раз и осмотреть яблоневый сад на месте. Так, Найл?
— Нет.
— Но почему?! — искренне возмутилась княжна.
— Ты забыла, что капитан Пенелопа Триз готовит нам сюрприз? Нам нужно оставаться здесь, пока мы точно не выясним, что за опасность может угрожать городу. Найл перевел дыхание и кивнул старому смертоносцу: — Ну, Дравиг, о чем нам хотел сообщить Торн?
Паук, шерсть которого за долгие годы выцвела под яркими лучами пустынного солнца, замер, разговаривая с далеким восьмилапым лазутчиком. Правитель его жена молча ждали. Руки их как-то сами собой нашли друг друга и соединились в крепкий замок.
— Одна из женщин, живших во дворце, беременна, — внезапно сообщил смертоносец.
— Вот как? — удивился Найл. — Саманта, как определил Тсог, бесплодна… Значит, это Грей. Не удержалась-таки астронавточка от близкого общения со слугами!
То, что сидящий на пятнадцатиметровой высоте паук смог поставить точный диагноз, Посланника не удивила.
Он и сам мог легко отличить таких женщин — их аура внизу живота приобретала белый цвет, а у здоровых матерей даже начинала слегка светиться.
— Пришельцы с небес оказались вынуждены закрыть миссии в северных землях, зато открыли одну за Серыми горами и еще одну очень далеко на юге. Они собираются через два дня разрушить часть домов в долинах Серых гор. А еще пришельцы собираются поднять бунт рабов в пустыне. Они уже изготавливают для них оружие и перебрасывают на самоходной телеге. Одновременно с бунтом рабов они хотят устроить бунт работников в городе, чтобы взломать власть одновременно снаружи и изнутри.
— Ты должен дать разрешение на открытие храма Семнадцати Богов, Найл, — решительно заявила Ямисса. — Люди обязаны обходить этих демонов за десять шагов и прижигать их следы огнем!
— Подожди, — остановил ее правитель и спросил Дравига: — Какое оружие они отправляют в пески?
— Копья и щиты, — спустя минуту ответил паук.
— Странно, — пожал плечами Посланник, отходя к окну.
— Что? — не поняла княжна. В пустыне есть только одна достаточно большая и боеспособная группа мужчин. Это пленные северяне, которые сейчас под руководством шерифа Поруза строят дорогу от города пауков к перешейку между Серебряным озером и горами.
— Поруза я знаю! — встрепенулась девушка. Они все в Приозерье жили. Нужно просто выгнать их семьи из домов, привезти детей и жен сюда…
— Не надо! — остудил ее пыл Найл. — С женщинами и детьми я воевать не собираюсь. Пусть растут, хлеб сажают, рыбу ловят. От трупов стране пользы нет. Но Поруз? Он же опытный боец! Он должен понимать, что против смертоносцев его копья не спасут! В прошлой войне они выиграли несколько битв только благодаря использованию арбалетов!
— Пришельцы обещали им помощь в битве, — предупредил Дравиг.
— Все равно, — покачал головою Посланник. В честь нашей помолвки я обещал им свободу после того, как они достроят дорогу. Работы там на пару месяцев. Чего ради они решились рисковать жизнями своих семей и своими собственными? Если горожане их поддержат, то им даже грабить тут некого окажется!
— Пришельцы уговаривают всех поменять правителя, Посланник, — пояснил в ответ паук. Вместо тебя хотят выбрать кого-нибудь другого.
— Если они нас сместят, — хмыкнула княжна, — придет папа и все на своей дороге сметет с лица земли. Это какой-нибудь безмозглый пацаненок в избрание повелителей верить может, а Поруз не дурак. Нет, муж прав: тут что-то не так.
— Дравиг, — решил Найл, — собирай смертоносцев в город. Треть из них под твоим командованием останется здесь поддерживать порядок, а остальные послезавтра выступят вместе со мной навстречу отряду Поруза.
— А я? — возмутилась Ямисса.
— А ты — моя жена, — отрезал Посланник. Ты давала клятву всегда оставаться со мной, вот и отправишься в поход рядом со мною.* * *
Воздушные разведчики подтвердили, что строившие дорогу пленные действительно бросили работу и двинулись в сторону города. Смертоносцы передавали достаточно подробные образы наступающего отряда: четыре сотни вооруженных длинными сверкающими копьями людей и две гусеничные машины, идущие по сторонам колонны. Похоже, Пенелопа не пожалела на поддержку бунтарей обоих вездеходов космического разведчика.
Посланник вывел навстречу примерно полуторатысячный отряд, состоящий из одних пауков — еще пять сотен и двуногие братья остались поддерживать в городе порядок. Смертоносцы могли даже в движении довольно долго обходиться без пищи, и благодаря восьмилапым армия правителя получалась быстрой, послушной и мобильной, не отягощенной тяжелым обозом.
Самого Найла и его супругу пауки по очереди несли на себе, и присутствие пары двуногих войско ничуть не сковывало. Вдобавок, могучее объединенное сознание, во главе которого стоял Посланник Богини, позволяло ему без труда поддерживать мысленный контакт и с оставшимся в городе Дравигом, и с прощупывающим сознания астронавтов Торном, и с неторопливо проплывающими в небесах воздушными разведчиками.
Он как бы видел их глазами, видел постепенно сближающуюся длинную колонну двуногих и серый овал плотной армии смертоносцев.
Впрочем, у бунтовщиков тоже имелась своя служба информации — высоко в зените, на несколько сот метров выше воздушных шаров, выписывал широкие круги аккуратный крестик самолета.
— Стоп! — вскинул руку Найл.
— Ты чего? — удивилась Ямисса. — Нет же впереди никого.
— Неважно. Ты оглянись вокруг, — он развел руками. Смотри какие высоченные, какие длинные барханы. А впереди, через половину дневного перехода, каменистая пустыняначинается.
— Так это хорошо. Отец всегда говорил, что для битвы нужно широкое ровное поле, для хорошего разбега конницы.
— В том-то и дело, дорогая моя, что когда сражаешься с конницей против пехоты, для боя хорошо ровное поле, а когда с пехотой против конницы — ямы да буреломы. Возможность выбрать поле сражения, это половина победы. Наших бунтарей поддерживает два вездехода с излучателями. Это очень мощное оружие, но стреляет оно только по прямой. А парализующая воля смертоносцев отлично действует и сквозь препятствия. Мы нанесем свой первый удар, прячась в выемки между дюнами. Выстрел излучателя песчаную гору пробить не сможет, чтобы вести огонь, вездеходу придется забираться наверх, на самый гребень холма. То есть, приблизиться практически вплотную. Еще неизвестно, успеют ли они произвести хоть один выстрел, прежде чем паучья воля парализует экипаж.
— А как быть с бунтовщиками?
— Без огневой поддержки люди не способны противостоять паукам, Ямисса, — повернулся к жене правитель. У них не останется ни единого шанса. Не только на победу, но и на бегство.
— Понятно, — согласилась княжна. А сейчас что мы будем делать?
— Сейчас? — Найл улыбнулся и прижал ее к себе. Сейчас мы с тобой спустимся между барханами, заберемся в тень и будем ждать, пока лютые вороги сами не прибредут в наши объятия. Думаю, у нас есть время до самого утра.* * *
Завтрак семьи правителей Южных песков ограничился оставшейся после вчерашнего дня во фляге водой и небольшим куском вяленого мяса на двоих. Выросшему в пустыне Найлу было не впервой обходиться несколько дней без воды и пищи, но за изнеженную княжну он беспокоился, а потому взял куда больше припасов, чем обычно. Однако в любомслучае больше двух наплечных котомок собрать было невозможно — перегружать пауков лишним весом тоже не стоит. Вода в пустыне дороже еды: значит, два крупных бурдюка и две небольшие фляги на поясе у каждого. В итоге еды получилось — сладкий изюм, перемешанный с орехами и курагой, несколько вяленых рыбешек, да еще несколько полосок вяленого мяса.
Поначалу Посланник пытался больше кормить жену, и обходиться без еды сам, но Ямисса тут же взбунтовалась и потребовала делить паек поровну. В итоге за два дня они опустошили свои запасы больше чем наполовину, и теперь правитель резко урезал порции — мало ли сколько дней продлиться блуждание по пескам?
Поднявшееся над горизонтом солнце уже успело отогреть восточные склоны барханов, но на тенистой стороне песок все еще сверкал от инея, а воздух заставлял людей зябко ежиться и плотнее прижиматься друг к другу. Холоднокровные пауки «умерли» на ночь — застыли от холода, и сейчас целующие друг друга Найл и Ямисса были единственными боеспособными представителями полуторатысячной армии.
Однако Посланник прекрасно знал, что бунтовщики остановились в семи километрах впереди, что они тоже замерзли и хотят есть, а значит приблизятся на опасное расстояние не раньше чем через два часа. К этому времени жаркие лучи небесного светила успеют вернуть силы в тела восьмилапых воинов, воздушные шары разведчиков опять закачаются в голубых небесах, а Найл перекинет со спины щит, сдвинет вперед перевязь меча и займет место впереди армии.
Но пока… Пока он мог целовать глаза своей недавней пленницы, ласкать ее грудь, проникать в ее лоно и радоваться судьбе, сделавшей ему такой прекрасный подарок.
— А ведь они могли нас совершенно запросто разгромить, — сообщила княжна, когда они наконец-то согрелись. Совершили бы ночью быстрый переход, да и перебили бы пауков спящими.
— Могли, — согласился правитель. Но ты знаешь, я заметил одну странную вещь. Когда люди начинают пользоваться техникой, доводить ее до все большего совершенства, они все больше и больше полагаются на свою силу, и все меньше — на свой разум. Они забывают, что могущество человека не в его мышцах, не в способности лазеров пробивать горы, а водородных бомб — сносить целые острова. Могущество человека в его сознании. Грубая сила существовала всегда: тиранозавры, пещерные медведи, тигры и львы.Но победил их слабый человечек, который умел думать. Потом появилась техника, люди стали придатками железа, а способность обойти препятствие, превратить недостаток в пользу, поставить стихию себе на службу — все это отошло на второй план. Может, именно поэтому смертоносцы и стали хозяевами на планете? К счастью, у нас больше нет ни техники, ни оружия. Осталось только то, что всегда делало человека сильнее всех — умение думать. Почему астронавты обречены на поражение? Да они просто не считают нужным хитрить, придумывать неожиданные маневры или использовать внезапные броски. Они считают, чтодва вездехода с гигаватными излучателями — это вполне достаточное условие для победы. Совсем как клыкастый, шипастый и многотонный тиранозавр, бегущий за маленьким безоружным человечком к яме, в центре которой врыт толстый, острый кол.
— Пить-то как хочется, — неожиданно призналась Ямисса. — Скорее бы все кончилось.



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.