read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— Возьми в котомке бурдюк. Один еще полный.
— Не буду, — упрямо замотала головой девушка. Вдруг нам тут еще дня два торчать?
— Это ты плохо пошутила! — покачал пальцем Найл. — Если сегодня все закончится, то нам еще пару дней обратную на дорогу надо. А если тут два дня торчать — тогда четыре всего получается. Ноги протянем.
Правитель высунулся из вырытой на ночлег норы и положил руку на песок:
— Тепленький. Скоро горячим станет. Пауки, наверное, уже просыпаются. Пора.
Колонна бунтовщиков приближалась. Посланник видел ее одновременно сверху, с двух неторопливо проплывающих в сторону Серебряного озера шаров, с флангов — во избежание скрытного просачивания вражеских лазутчиков правитель расставил по сторонам несколько наблюдателей, и спереди, своими собственными глазами. Крепкие, плечистые мужчины в коротких туниках, с красными щитами на спинах и длинными копьями на плечах.
Однако всю мощь объединенного разума пауков Найл направил не на этих людей, а на вездеходы, старательно прощупывая сознания сидящих там людей. Кто они? Готовы ли убивать всех и каждого во имя дурных идей своего капитана или не решаться превращать тела живых существ в пепел? По первым ощущениям казалось, что стрелять первыми они не станут. Как ни жаждали астронавты крови тиранов и их прислужников, но для нанесения жестокого и неотвратимого удара им требовался повод. К тому же, в членах экипажа сохранялось стойкое предубеждение против убийства себе подобных. Они еще могли без зазрения совести стрелять в ужасающих пауков-переростков, но на выстрел в человека их мужества пока не хватало.
— Что ж, значит мы не станем соблазнять их доступными мишенями, — негромко произнес правитель, отдал всем восьмилапым мысленный приказ прятаться за барханами, а сам, оставив щит за спиной, но передвинув вперед перевязь с мечом, остался стоять на гребне высокой песчаной горы.
Бунтовщики заметили Посланника Богини и, продолжая приближаться, стали неторопливо разворачиваться в фалангу. Вездеходы — один легкий и один высшей защиты — прикрывали от неожиданного нападения края человеческой стены. Примерно в трехстах метрах от одиноко стоящих на бархане мужчины и женщины фаланга остановилась. Ровная, идеально прямая стена алых щитов и частокол сверкающих на солнце копий.
Противники замерли. Найл ничуть не сомневался, что экипажи вездеходов наверняка получают такую же полную информацию от воздушной разведки, как и он сам, и знают о спрятанных в песках сотнях пауков. Знают, но не видят — а излучатель не гаубица, по навесной траектории стрелять не умеет.
От ровных рядов бунтарей отделился человек и пошел на встречу.
— Поруз?! — издалека узнала его княжна. Ах ты…
Горя ненавистью, она попыталась было рвануться навстречу, но Найл успел перехватить ее и задвинуть себе за спину. Бывший шериф Приозерья приблизился на три шага, воткнул копье древком в песок и опустился на одно колено:
— Приветствую вас, господин, Смертоносец-Повелитель, Посланник Богини, человек, правитель Южных песков и Серебряного озера.
Предводитель бунтовщиков вряд ли стал бы обращаться к своему врагу с таким почтением, а потому Найл взял себя в руки и ответил почти спокойно:
— Здравствуй, шериф Поруз. Почему я вижу тебя здесь, а не в песках рядом с Серебряным озером?
— Судьба послала к нам в руки оружие, господин. Рабам не пристало иметь таких вещей, а потому мы решили прийти к вам и просить принять от нас клятву верности и разрешить стать вашими верными воинами.
— Вот как? — Найл с трудом подавил дрожь в голосе. Четыреста бойцов! Невероятная сила! На сегодняшний день в армии братьев по плоти было около двух тысяч восьмилапых воинов и всего семь десятков двуногих. Увеличить численность людей сразу в пять раз — о таком он не мог и мечтать!
— Дай сюда оружие, — приказал Посланник. Поруз, не поднимая головы, наклонил вперед древко, давая правителю возможность взяться за копье. Найл подхватил его, с изумлением взвесил в руке — легкое! Древко в два пальца толщиной изготовлено из невесомого алюминия, сплавленного наверху с длинным, почти полуметровым наконечником ромбовидного сечения. Действительно, фантастическое оружие — на Земле, уже давно испытывающей голод по металлам, такой роскоши не мог себе позволить никто. Ну, Пенелопа Триз, удружила! Расцеловал бы, если б смог.
Рассматривая изготовленное астронавтами оружие, правитель получил время спокойно оценить происходящее и неторопливо прощупать сознание шерифа. Сразу стало понятно, что пленные северяне просто решили не упускать подкинутый небом шанс. Все они были опытными воинами, и превращаться в обывателей им не очень хотелось. Тем более, что правитель пауков стал уже не врагом князя Граничного, а его другом, дочь князя оказалась госпожой Южных песков — а значит и пленные северяне уже как бы свои, а не чужие. Служба в здешних местах обещала быть спокойной, воинское звание — почетным, да еще, глядишь, и оплата какая-никакая пойдет. В общем, самый смысл рискнуть и попытаться уговорить Посланника Богини принять у них присягу. Единственное препятствие — оружие. Сталь дорога, и хорошо вооружить свою армию способен далеко не каждый властитель. Однако тут появились гости с небес, роздали всем желающим копья и…
Отказаться от уже готового, вооруженного и тренированного отряда не способен ни один правитель.
— Соглашайся, соглашайся же, — зашептала княжна. Поруз один из лучших фехтовальщиков, а твоим ребятам учитель нужен.
— В воинах больше всего ценится готовность исполнять приказы, — громко ответил Посланник. Как я могу доверять вам, если вы не выполнили моего приказа, и не достроили дорогу до Серебряного озера?
— Мы выполняем ваш приказ, господин, — почтительно ответил северянин. Но рабы не имеют права иметь оружие. Мы всего лишь хотели знать, готов ли ты принять наши копья к себе на службу, или прикажешь выбросить их и остаться рабами?
— Я не желаю видеть вас до тех пор, пока не будет выполнен мой предыдущий приказ, — сурово ответил Посланник.
— Слушаюсь господин, — шериф, поднялся с колена и отступил на полшага. Как прикажете поступить с копьями?
— Копья? — можно подумать, Поруз не знал, что ему скажут в ответ. Копья пока оставьте у себя.
Найл перебросил северянину его оружие.
— Улла нашему господину! — обернулся шериф к своему отряду и вскинул к небу копье. Улла! Улла! — проревела в отряд фаланга.
Как бы правитель ни ругался на них за брошенное строительство, но разрешение сохранить оружие означало только одно: они снова стали воинами. Отсрочка на два-три месяца, необходимая для окончания строительства, носила лишь формальный характер.
— Люди в этих повозках, — шериф указал на вездеходы, — предлагали начать бунт против вас, господин. Прикажете нам арестовать их?
Поруз понимал, насколько опасно установленное в «повозках» оружие, но понимал он и то, что преданность новому повелителю нужно доказать немедленно, пусть даже кровью.
— Нет, — покачал головою Найл. — Возвращайтесь на строительство. Когда дорога дойдет до ваших домов, придете в город и принесете мне клятву верности.
— Слушаюсь господин, — склонил голову шериф.
— По дороге придете! — сурово добавил правитель.
— Слушаюсь господин, — еще раз поклонился северянин.
— Поруз! — окликнула его княжна. Ты предупредить не мог, зачем идешь?
Она погрозила ему своим маленьким кулачком.
— Ну что вы, госпожа? — Губы воина растянулись в улыбке. В верности вам я уже клялся. А разве я хоть раз нарушал свою клятву?
— Ладно, отправляйся, — махнула рукой Ямисса.
— Копейщики, кругом! — зычным голосом скомандовал шериф. Фаланга четко развернулась на сто восемьдесят градусов. В колонну по три, а-арш!
— Слушаюсь, госпожа, — специально для княжны поклонился северянин и побежал догонять своих бойцов.
Повинуясь мысленной команде Посланника, серое паучье воинство тоже потянулось назад, в сторону города. Они уходили ложбинками, нигде не высовываясь на гребни дюн, не подставляясь под выстрелы.
Найл с женой опустились вниз и пошли следом по хорошо взрытому острыми паучьими коготками песку.
Посреди бескрайней раскаленной пустыни остались стоять только два вездехода. Полностью готовые к бою, с экипажами, решившими до последнего киловатта сражаться засвои идеалы. Вот только противников у этих идеалов почему-то никак не находилось.
Супруги не успели отшагать и часа, как вдруг гребень одной из дюн разлетелся песчаными брызгами, и по склону вниз заскользила серебряная птица.
— Привет, Найл! — Из-под поднятого пластикового колпака сверкнул белозубой улыбкой Стив. — Садись, подвезу. Повторного приглашения не потребовалось. Найл и Ямисса быстро забрались на правое кресло двухместного самолетика, кинув котомки пилоту за кресло.
— Держитесь ребята, иногда его трясет, — астронавт поднял вверх несколько рычагов на средней консоли. Машина плавно пошла вперед, постепенно разгоняясь, быстро промчалась по склону бархана и, используя его как трамплин, «выпрыгнула» в небо. Это было здорово!
Он выровнял машину, потом неожиданно кинул ее влево, описал круг вокруг воздушного шара с прилепившимся снизу паучком, и повернул нос точно на солнце.
— Вы в город?
— Да.
— А Пенни пыталась заставить меня по шарикам стрелять, кстати, — весело признал пилот. Только я отказался. В небе все люди — братья. Даже если они пауки.
— А капитанша тебе этого не припомнит?
— Пусть она свои воспоминания себе засунет туда… — Стив запнулся, покосился на княжну. Куда только Карл знает. Я ей историю про горы напомнил, она и заткнулась.
— А что с горами?
— А вы не знаете? — удивился Стив. — Два трупа и два самолета под списание.
— Как это?
— Ну, я в горах по домам палить оказался. И ребятам нашим про твое предупреждение рассказал. Короче, Чиполино наш туда вызвался, вонючка. Он тут повадился по пустыне летать и скорпионов и пауков с самолета стрелять, охотник хренов. Я ему предлагал: «Хочешь кого-нибудь убить — возьми нож или копье, да и сходи один на один. А с воздуха, как в тире, палить любой дурак может». Нет, ему просто пострелять по живому нравилось. Ну и Гербера Пенни как-то уговорила. В общем, ушли они, начали долины прочесывать, вроде даже попасть куда-то успели. Потом Чиполино передает: «Вижу женщину, иду на посадку». Ну, а спустя некоторое время Герберт орет: «Она его убила!» Потом: «Ну я ее сейчас!» Потом: «Попал, попал!» Потом он сказал, что идет на посадку, посмотреть что с Чиполино.
— А потом? — поинтересовался Найл, уже догадываясь, чем закончилась для астронавтов встреча с Магиней.
— Когда мы их нашли, от Чиполино осталась одна труха, еле на анализ ДНК наскребли, оба самолета как сгнили, а Герберт еще живой был. Он, понимаешь, по живот, вроде, нормальный, а ниже груди — как галета пересушенная. И мозги того, поехали. Тронулся.
— Естественно, — кивнул Найл. — Магине очень больно, когда ее убивают. Вот она и разозлилась.
— Как это? — не понял Стив. Посланник некоторое время размышлял, стоит ли рассказывать гостю с небес про то, как перед прилетом кометы Опик люди, в стремлении спасти свои жизни, смогли победить даже время, что его бывшая подруга Мерлью, а ныне Магиня, прячется во временном коконе, прикосновение к которому может заставить любоевещество или живой организм мгновенно состариться на сотни и тысячи лет. Потом решил не усложнять объяснение лишними подробностями.
— Понимаешь, Магиня бессмертна. Иначе она и не была бы Магиней. Ее невозможно убить, но можно причинить боль. Когда ваш Герберт нанес по ней удар излучателями, то Дарующей Дыхание это наверняка не понравилось. Она разозлилась, и ответила так, как смогла.
— А самолеты? Они выглядели так, словно их забыли в долине миллион лет тому назад!
— А, — отмахнулся Найл. — Обычное заклятие. Я ведь предупреждал, не связывайтесь с Магиней!
— А ты не боишься, что она наложит заклятие на всю твою страну и поработит ее для себя?
— Я Посланник Богини, Стив, — невинно улыбнулся Найл. — Я ей не по зубам.
— В общем, — подвел итог пилот, — Пенни в бешенстве, двух самолетов нет, ремесленники, как услышали про бунт рабов, вместо того, чтобы на митинг выйти, по домам попрятались, одни только Саманта с Барбусом бегали по улицам и орали: «Долой тирана!» Так на них даже собаки, говорят, тявкать ленились. Еще рабы все развернулись и ушли.Как ты заставил их это сделать?
— Сказал, чтобы шли работать, — пожал плечами Найл. — Они и ушли.
— Но почему?!
— Так ведь я — Посланник Богини и Смертоносец-Повелитель. Меня все должны слушаться.
— О, класс! А можешь заставить Пенни юбку вместо брюк носить?
— Ладно, — пожал плечами Найл, — будет носить юбку.
— О, класс, — повторил Стив и кинул машину вниз. Внимание, садимся!
Самолет опустился на воду, раскидывая в стороны фонтаны брызг, проскользил до берега и мягко выполз на песок. Правитель откинул колпак, помог жене выбраться на траву и оглянулся на пилота:
— Спасибо, Стив.
— Ерунда, — отмахнулся тот, но вдруг спохватился: — Постой.
Астронавт тоже выбрался из самолетика, взял Посланника за локоть и отвел немного в сторонку:
— Скажи, Найл, а правда… Ну, что пауки людей все-таки того… Ну, едят иногда.
— А ты знаешь, почему все мои воины называют друг друга братьями по плоти? Нет? Это все потому, что мы считаем гнусным позволять своим боевым соратникам после смерти гнить в земле, пухнуть в воде или смешиваться с древесным пеплом в пламени костра. Мы не считаем друг друга мусором, от которого нужно избавляться подобным образом. Когда кто-то из нас погибает в бою, то если он человек, его съедают смертоносцы, если он паук — его съедают люди. Таким образом мы навсегда остаемся вместе. Каждый из нас, глядя на смертоносца знает, что частицу его плоти составляют его умершие друзья и родственники, каждый паук, глядя на человека, знает, что видит не только двуногого, но и своих погибших сородичей. Именно поэтому мы считаем себя одним племенем, а не потому, что у нас общая мать или отец.
— Но ведь есть друг друга, это… это… — паренек растерялся. Это бред, это грех, это абсурд!
— Ты знаешь, Стив, — улыбнулся правитель. Когда я умру, плоть моя не исчезнет. Она разойдется среди сотен моих друзей, и вместе с ними я все равно буду ходить по этим просторам, греться под этим солнцем, пить эту воду, сражаться в битвах и защищать свою родную землю. А что будет после смерти с тобой?
— Меня похоронят по христианскому обычаю: отпоют, опустят в могилу.
— А-а, — кивнул Найл, — значит, тебя тоже скормят. Но только земляным червякам.
Посланник отвернулся от него и пошел в сторону дворца.
— Что ты ему сказал такого? — нагнала правителя Ямисса. — На парне лица нет.
— Ерунда, маленький религиозный спор. Как думаешь, Тройлек нас опять, наверное не ждет? И еды никакой не приготовил.
— У-у, — застонала правительница. Угадай, чего мне сейчас больше всего хочется?
— Чего?
— Пойти на обед к твоим братьям по плоти, первой схватить самую большую мокрицу и сожрать ее целиком, вместе с панцирем!
— Нет, — с улыбкой парировал Найл. — Самую большую мокрицу схвачу я!
— Посмотрим, — княжна взяла его под руку. Слушай, а как ты сможешь заставить их капитаншу носить юбку?
— Ну, например, когда она в следующий раз сунется к нам, ты ее тихонько отведешь в сторону, и попросишь у нас во дворце брюки не одевать. Допустим потому, что согласно нашим обычаям брюки носят только женщины, торгующие своим телом, и ее костюм вызывает в народе неприятные слухи про твоего мужа. Дескать, правитель водится с позорными бабами. Посмотрим, захочет ли она после такого известия сохранить прежнюю одежду, и как после этого станет разгуливать по городу.
— Так на них, — Ямисса прыснула в кулак. На них и так постоянно все пялятся.
— А она будет думать, что цену прикидывают. Рад вас видеть, господин! — Тройлек наконец-то узнал о возвращении правителя и выскочил навстречу.
— Ведро воды! — тут же потребовала княжна, остро ощутив, как пересохло у нее в горле.
— А потом еще кувшин, — добавил Найл. — Для умывания.
ЧАСТЬ 2
СЕРЕБРЯНЫЙ КРАЙ
День получился трудным. С утра Тройлек на протяжении нескольких часов докладывал правителю о заключенных торговых сделках.
Разумеется, вникать в суть купеческих дел главе государства ни к чему, но есть много случаев, когда от них напрямую зависит благополучие государства. Точнее, его казны.
Такова, например, государственная монополия на соль, договор о поставках которой был заключен с рекомендованными князем торговыми людьми. Промахнешься — убытки будут измеряться десятками золотых в день.
Или торговля деревьями-падальщиками. Тройлек успел объявить на них монополию правителя — хотя мог бы и не стараться, все равно кроме братьев никто вывозить их из Дельты не рискнет. Множеству гостей, посетивших свадьбу Найла и Ямиссы, эти растения, способные заменить собой одновременно и канализацию и мусорный бак, весьма приглянулись. Теперь следовало подобрать цену, способную принести хорошую прибыль, но не отпугивающую покупателей.
Разведанные астронавтами земли за пустыней, на далеких берегах моря, позволяли рассчитывать на расширение будущей торговли — значит, стоило назначить пошлину на пересечение границы. Но та же пошлина могла отпугнуть небогатых купцов, желающих установить связи в Южных песках. Имело прямой смысл ввести монополию на «пороги» —разрешить передвигаться на реке ниже Серебряного озера только кораблям Смертоносца-Повелителя — как по сей день продолжал называться флот города пауков. Но тогда требовались новые корабли, а для них — строительный лес.
Введение косвенных налогов и пошлин позволяли легко отказаться от налогов в самом городе, и рассчитывать на приток населения из северных земель, но эти самые налоги и пошлины могли отпугнуть торговых людей и свести на нет все старания по возрождению страны.
По счастью, быстро выяснилось, что умница Ямисса ориентируется в подобных хитросплетениях очень даже неплохо.
Именно она с ходу предложила такую вещь, как аукционы на деревья-падальщики или подорожные трактиры на порогах или перешейке у озера.
Стоило уйти Тройлеку, как его место тут же занял Шабр, со своими неизменными проблемами: доставкой выкупленных детей из соседнего княжества, их питанием, подготовкой караванов в Дельту и необходимостью строить там укрепленную базу — при всей благожелательности Богини к своему посланнику и его народу, кое-какие хищники все жезабредают на детские стояки и устраивают там погромы. Уже были случаю гибели детей. Разумеется, тут же возникал вопрос и о специальностях растущих детей — Асмаку требовались закройщики шаров, Сидонии — надсмотрщицы и работники в поля, Назии — моряки и хозяйки, Тройлеку — люди в солеварню и во дворец.
А еще были нужны ткачи, корабельщики, уборщики и много кого еще. Райя собирала подкидышей, найденышей, выкупала малышек у нерадивых родителей, у многодетных семей, у воров и просто бродяжек — и отправляла на речной остров до ста детей в месяц, но их все равно не хватало.
Дравиг появился последним. Он ощутил усталость правителей и был краток:
— Торн сообщил, пришельцы с небес во всех своих неудачах винят Посланника Богини. Считают, что он подавляет всех своей личностью и вызывает привыкание к себе, как к неизменной детали страны. Они хотят избавиться от него, и таким образом открыть дорогу преобразованиям.
— Они хотят его убить? — поставила вопрос ребром правительница. Нет, совершать убийства двуногих они не желают. Ищут способ избавиться от него как-нибудь иначе.
— Если убивать не хотят, тогда ладно, — расслабилась княжна. У меня в кувшине кончилась вся вода. Почему в этом дворце всегда так хочется пить?
— Попробуй развести в воде немного вина, — посоветовал Найл. — Хорошо жажду утоляет.
— Жажду могут утолить только три-четыре стакана воды, — отмахнулась Ямисса. — Да и то, пока пьешь.
— Тебе просто нужно отдохнуть, — обнял ее правитель. Пойдем. Я сообщу Тройлеку, чтобы нам подали легкий полдник.
Известие о прибытии Пенелопы Триз застало молодоженов, когда они уже успели одеться и теперь азартно очищали вазу от свежих фруктов.
Супруги весело переглянулись.
— Значит, так, — решила княжна. Я иду первой, несколько минут веду светскую беседу и между прочим говорю о брюках. Потом подходишь ты, а я удаляюсь. Так?
Найл кивнул.
— Ну, тогда я пошла, — Ямисса прикоснулась к нему своими ароматными яблочными губами, пригладила волосы и отправилась встречать астронавтку.
Посланник вдумчиво обглодал еще одну виноградную веточки и направился следом.
Капитан была одета в светло-голубой костюм из кителя с глухим воротником и брюк с аккуратной стрелочкой.
Она проследила взгляд правитель, покраснела и шагнула вперед, протягивая руку:
— Добрый день, Посланник.
— Извините, у меня еще много дел, — откланялась Ямисса и ушла, на прощание одарив Найла победной улыбкой.
— Вы знаете, — начала Пенелопа, пройдя по залу, — у нас случилась беда. Погибли двое пилотов. Погибли трагически, бессмысленно, совершая полет в горах. Мы знаем, выподдерживаете отношение с тамошним правительством. Я думаю, вы могли бы настоять на том, чтобы виновные в этой трагедии были выданы нам для справедливого суда и наказания.
— Разумеется, я поддерживаю дипломатические отношения с Магиней, — Найл якобы случайно опустил взгляд на ее брюки, нервно передернул плечами и отвернулся. А вот вас явно вводят в заблуждение. Дело в том, что два самолета вели огонь по поселкам в долине Серых гор, разрушили несколько домов. Разумеется, Магиня была вынуждена немедленно уничтожить преступников. Я бы на ее месте поступил точно так же!
— Вот именно! Вы рассуждаете как тиран! Как диктатор! Самолеты выполняли гуманитарную миссию, помогали местным людям в их борьбе против пауков! А их уничтожили, уничтожили самым подлым образом! — Никогда не слышал, чтобы гуманитарные миссии сопровождались огнем из излучателей, — хмыкнул Посланник.
— Да, иногда им приходится стрелять! Но это во имя высших целей!
— И никогда не слышал, чтобы в Серых горах водились пауки, — закончил свою мысль Найл. — Они воды боятся.
— Я думаю, — вкрадчиво сообщила капитан, — необходимая информация о вас просто замалчивается. Вы служите лишь ширмой.
— Какой еще ширмой? — не понял Найл. Он успел прощупать сознание женщины и понял, что она приехала мириться. При чем тут шторы? Какое они могли иметь отношение к возобновлению доверия?
— Вас используют, Посланник. Пауки демонстрируют вас населению, как символ власти, но тем не менее руководят сами. Вы просто отделены от руководства своей страной восьмилапыми тварями. Обратите внимание: армией руководит паук, городом руководит паук, воздушными шарами заправляет паук, даже новых рабов воспитывает паук. Кстати, вы до сих пор не прекратили торговли детьми!
— Ерунда. Приозерьем руководит женщина, флотом руководит женщина, солеварней руководит женщина. И, кстати, всех назначал лично я.
— Я понимаю, в собственную ненужность трудно поверить, — продолжала гнуть свою линию капитан. Для вас и остальных людей сочинили красивую сказку о Богине, подарившей вам власть, о добровольном подчинении пауков — но всего этого не было, Посланник! Пауки продолжают править вашим мирком! Эту ситуацию проанализировали наши ведущие специалисты, она была тщательно просчитана на вычислительных машинах, и вывод получился однозначным — под вашим прикрытием страной правят восьмилапые чудища!
— Великая Богиня, какая ересь! — передернул плечами правитель.
— Это не ересь, это действительно так, — невозмутимо продолжала Пенелопа, — если вы не верите мне, поверьте специалистам, поверьте расчетам. Мы можем их все предоставить в ваше распоряжение. Если вам в самом деле дорога жизнь и свобода ваших подданных, вы должны опрокинуть это марионеточное построение, провести свободные, демократические выборы и передать всю власть представителю народа.
— Не вижу смысла, уважаемый капитан, — Найл опять опустил взгляд на ее брюки и покачал головой. Большинство жителей — это смертоносцы. Они всегда будут голосовать только за Смертоносца-Повелителя. А Смертоносец-Повелитель — это я. Все, выборы окончены.
— При чем тут пауки? — не поняла Пенелопа.
— Как «при чем»? Они ведь тоже равноправные жители нашего города. Нет, — отмахнулась капитан, — паукам голосовать не нужно. Выбирать правителей должны люди. И вы, кстати, тоже имеете полное право выставить свою кандидатуру…
— Скажите, Пенелопа, — перебил ее Посланник. Я освободил эту страну от захватчиков, я поднял ее из руин, я наполнил ее жизнью. Так почему теперь я должен ставить в ее главе какого-то барана?
— Почему «барана»? Избранник народа несомненно…
— Да потому, — еще больше повысил голос Найл, — что более достойный человек уже сейчас находился бы на моем месте! Потому, что для освобождения земель и людей от захватчиков он обошелся бы без моей помощи! А раз такого человека, жука или паука не нашлось, то и в кресле правителя сейчас нахожусь я, а не кто-то другой.
— Это случайность.
— В этом мире случайности имеют значение только тогда, когда они очень тщательно и вдумчиво подготовлены!
— И тем не менее демократический образ строения государства позволяет достичь куда более высоких результатов. Это можно очень легко доказать.
— Интересно, как?
— Там, на юге, за пустыней, находится государство, которое смогло сохранить демократический образ правления в течение всех прошедших столетий. И страна достигла небывалого расцвета! Вы можете сами отправиться туда и посмотреть.
— На юг? — Предложение показалось правителю заманчивым. Он сможет лично познакомиться с укладом и расположением страны, о которой слышал только из лаконичных мыслей Торна. Оценить их товары, договориться о налаживании связей. Прямо сейчас?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.