read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— Здравствуй, Сашенька! — выдавил Иван Михайлович. На последнем слоге он закашлялся, прикрывая рот большим клетчатым платком. Откашлявшись, Иван продолжил, — вот, хочу тебе представить доктора медицины, профессора Сперанского.
Толстяк в пенсне кивнул. Я мило улыбнулся ему и, подпустив в голос озабоченность, спросил:
— Неужели кто-то из семьи заболел? Надеюсь, ничего серьезного?
— Тут такое дело… — снова начал Иван, взглядом ища поддержки у братьев. Но те опустили головы, пряча глаза. — Мне… нам кажется, что ты болен. Вот мы и решили — не будет ничего дурного, если тебя осмотрит профессор! Это не больно, не бойся!
— А как же бухгалтерские книги? — мягко вопросил я, — мы же договорились!
— Только после осмотра врача! — твердо сказал Иван.
— Да вы не беспокойтесь, юноша! — проскрипел Сперанский, влезая в разговор. — Снимите сюртучок и присядьте на диванчик!
— Ну, вот еще! — решительно сказал я, резко отбрасывая протянутую ко мне руку профессора. — Я чувствую себя совершенно здоровым! В последний раз, при свидетелях, прошу тебя, Ваня, покажи книги!
Ивана опять охватил нервный кашель. Михаил и Митрофан снова совершенно синхронно подняли на меня глаза. Теперь выражение их лиц немного поменялось — к удивлению примешалась некоторая… гордость. Так смотрят на сына-шалопая, мол, непутевый, но, тем не менее — удалец!
А Сперанский, сняв пенсне, принялся педантично их протирать кружевным платочком. Прелюдия спектакля закончилась. Сейчас все зависело от старшего брата — решитьсяон пойти на открытый конфликт или пойдет на попятный.
— Профессор! — Иван решился. — Делайте то, о чем мы договорились!
Стараясь не глядеть в мою сторону, профессор забормотал:
— После проведенного осмотра я, в присутствии трех родственников больного, выношу окончательный диагноз — прогрессирующая шизофрения, острая фаза, реактивный психоз. Констатирую временную недееспособность больного. Постоянная недееспособность может быть установлена только при проведении медицинского консилиума. — Сперанский встал, — на чем разрешите откланяться!
— Сидеть! — Свистящим шепотом приказал я. По кабинету словно ледяной заряд пронесся. Сперанский плюхнулся в кресло. Михаил с Митрофаном поежились. Я сделал небольшой шажок к профессору и ухватил его двумя пальцами за галстук, — сколько тебе, сволочь, заплатили? А?!! — я рывком приподнял тушу медицинского светила. Галстук немедленно затянулся на шее, глаза профессора полезли из орбит. Он захрипел.
Насладившись его испугом, я разжал пальцы, и толстяк шлепнулся мимо кресла на ковер. Звук при этом был такой, словно в здание ударили тараном.
— Ну а вы что сидите? — я повернулся к средним братьям, — вашего младшего братика хотят наследства лишить, а вы молчите? Значит, тоже на мне нажиться решили?
— Сашенька, послушай… — вякнул Михаил, но, наткнувшись на мой разъяренный взгляд, смешался и умолк.
— Да у вас тут целый заговор! — обличал я, стоя посреди кабинета. — Решили меня умалишенным объявить, чтобы денежки мои, батюшкино наследство, себе захапать! Ишь ты, не понравилось ему ("молния" из-под нахмуренных бровей в сторону Ивана), что я решил самостоятельно торговлей заняться! Другой бы радовался — младший братик на ноги встает! ВСЁ! Не брат ты мне более, не брат!!! И поступать я теперь буду, словно чужие вы! Хотел по-хорошему договориться, по-семейному… А теперь только через суд!!!
Иван, испуганно таращась, почти сполз на пол, и теперь из-за стола была видна только его голова. Михаил с Митрофаном сидели, будто контуженные, даже моргать перестали. Сперанский вообще отполз на карачках в угол и теперь посверкивал оттуда стеклышками пенсне.
— Помогите, убивают! — пролепетал братец Ванечка и позвонил в колокольчик.
По этому сигналу в кабинет ворвались амбалы.
Первого я встретил классическим мукуши в голову. Нога угодила громиле точно в нос. Извергнув фонтан крови, амбал рухнул как подрубленное дерево, оглашая кабинет диким ревом. Заходящий справа выбросил могучий кулак в направлении моей головы. Я легко нырнул под атакующую руку. Гигант уже летел надо мной, когда я, распрямляясь, рубанул его локтем в печень. Эффект был потрясающий — амбал аж перевернулся, в воздухе мелькнули ноги. Описав полный круг, причем центром вращения был мой локоть, мужик плашмя рухнул на спину. Стены солидного (не чета хрущевкам!) здания, вздрогнули, как от пятибалльного землетрясения. Заходящий слева несколько замешкался, оббегая своего поверженного товарища, и я успел сделать два быстрых шага вправо. Теперь я был сбоку от амбала, а он только начал поворачивать в мою сторону голову. Я резко разворачиваю корпус. Мое правое плечо следует за бугристой спиной мужика. В конце траектории я распрямляю руку, и ребро ладони рубит затылок амбала. Будь на его месте противник похлипче, тут бы ему и смерть от перелома шейных позвонков. А так… толстые мышцы спасли своего хозяина. Этот почти сабельный удар просто добавляет движению здоровяка дополнительную энергию. Оглушенный амбал по инерции пролетает несколько шагов и врезается в стену. Раздается неприятный хруст, и очередной противник сползает на пол.
Минус три! Так, а где «Цыган»? Это не значит, что я упустил его из виду. Краем глаза я все время «держал» его. Но он, войдя в кабинет, просто встал. Так он и простоял всю короткую схватку.
Закончив расправу над «мясом», я развернулся к чернявому. Он медленно, глядя мне точно в глаза, нагнулся и вытащил из сапога нож. Я укоризненно хмыкнул и погрозил «Цыгану» пальцем. Он мне уже почти нравился, жаль будет калечить, а ведь придется, раз у него в руках оружие. Но чернявый снова удивил меня — покачав лохматой головой, «Цыган» отбросил клинок.
Мы медленно сблизились. «Цыган» слегка покачнулся вправо. Ну, эти шутки мы знаем — я остался недвижим. Еще один отвлекающий финт — я снова не ведусь. Тогда «Цыган» решился на атаку — на приличной скорости бросив тело вправо, он вдруг скрутился и попытался сделать что-то похожее на "ножницы"[78].Эх, не попадался тебе достойный противник, бородатое чудовище! — почти ласково подумал я, взмывая в воздух, — а ведь наверняка этим приемом он не один десяток деревенских увальней завалил! Уже в полете я развернулся и легонько, чтобы не покалечить, ударил чернявого в голову подъемом стопы. Такой удар хорошо получается в десантных берцах. Но в этот раз на мне щегольские белые туфли… правда, с высокими кожаными гетрами! Поэтому удар все-таки выходит неплохим! «Цыгана» уносит в приемную, а я, приземлившись, медленно поворачиваюсь к братьям. Ванечка охает и падает в обморок. Михаил с трудом сдерживает рвотные порывы. На лице Митрофана, по слухам — любителя посмотреть на кулачные бои, застыла глупая улыбка. Сперанский так и вообще залег у стенки в позе "ожидания ОМОНа" — мордой вниз, руки на затылке.
Что, братцы, не ожидали ТАКОГО от домашнего дурачка? А что вы хотите — я с восьми лет самбо занимаюсь. А чем еще заниматься сыну офицера ВДВ? Не бальными же танцами? Мелькнула мысль: "А ведь с их точки зрения Сашенька одержим бесом!"
За моей спиной, в приемной, что-то зашуршало. Цыган недобитый поднимается? Я развернулся и на полусогнутых (в голове все еще бухали боевые литавры, а адреналин бурлил в крови) вышел посмотреть на источник шума. В приемной тоже была немая сцена: оба приказчика и секретарь, раскрыв рты, таращились на чернявого мужика, медленно принимавшего вертикальное положение. Я сделал полушажок в сторону, уже примеряясь нанести финишный удар. Но Цыган повел себя странно: увидев меня, он низко, в ноги, поклонился и сказал:
— Прости, Ляксандра Михалыч, что сразу не признал в тебе ХОЗЯИНА!
Однако! В моей армии появился первый боец! Я хмуро оглядел нежданного сторонника. Нет, он не шутит и не издевается — он действительно верит, что если я его побил — то, несомненно, являюсь более крутым.
— Как зовут? — спросил я. Горло после драки пересохло, и мой голос напоминал карканье ворона.
— Еремей, хозяин, — ответил Цыган, потирая окровавленное (это его пуговицей на гетре зацепило) ухо. — Еремей Засечный.
— Вот что, Ерема, ступай на улицу и позови городового! Скажешь ему, что господа Рукавишниковы подрались, а ты разнимал!
Еремей молча кивнул и быстро, но без суеты стал спускаться на первый этаж. Приказа он обсуждать не стал.
— Ну-с, милостивые государи! — сказал я, вернувшись в кабинет. — Через пять минут здесь будет полиция. И только от вас зависит — подозреваемыми вы будете или свидетелями! Понятно излагаю?
Михаил и Митрофан кивнули. Клиенты почти созрели, продолжим психологический прессинг.
— Версия такая: я попросил Ивана показать бухгалтерские книги, а он решил выставить меня сумасшедшим. Для чего пригласил уважаемого профессора, — на этих словах Сперанский слегка приподнял лицо от пола. — Но вы и уважаемый профессор отказались участвовать в грязном замысле Ивана, — после этого заявления Сперанский, решив,что вот прямо сейчас его убивать не собираются, начал осторожно вставать. — Тогда Иван призвал на помощь своих амбалов. Но мы совместно сумели их утихомирить. Готовы подтвердить такое?
Братья снова молча кивнули. После полуминутной паузы кивнул и Сперанский. Что же — в соображалке им не откажешь. Умение вовремя принять сторону более сильного — великое искусство!
Только через четыре часа я покинул «гостеприимное» здание банка. Немилосердно болела отбитая нога, да и ладонь после столкновения с чугунным затылком амбала дико мозжила (как бы не перелом!), а из-за растяжения связок в паху, после героического мукуши, я еле ковылял (неприспособленно тело для рукопашной!). Однако чувствовал я себя настоящим триумфатором! Следующий в двух шагах за моим правым плечом, Засечный нес в объемистом саквояже плоды психологической атаки — подписанные, полностью деморализованными моим «наездом», братьями бумаги на передачу в мою личную собственность движимого и недвижимого имущества, а также активов. Там же, в саквояже, лежали толстые пачки акций, облигаций и ассигнаций, на общую сумму полтора "лимона".Интерлюдия
Владимир Альбертович Политов, военный пенсионер, сидя в неудобном жестком кресле перед голографическим монитором иновремян, внимательно просмотрев, как его внучок разводит на бабки банкиров, одобрительно хмыкнул в финале и тихо произнес: "Ну, прямо таки цирк с конями!"
Нельзя сказать, чтобы увиденное на сто процентов порадовало генерала в отставке, потому как Владимир Альбертович считал силовые акции грязной работой, постоянно наставляя молодых офицеров, что если разведчик довел дело до стрельбы с поножовщиной, то дело наполовину провалено.
Но в данном конкретном случае действующим лицом выступал единственный и любимый внук, которому многое прощалось. Да и действовать ему пришлось в режиме отражения агрессии. По крайней мере жестокая и быстрая расправа с «качками» послужила дополнительным психологическим рычагом, позволив Диме дожать банкиров.
Владимир Альбертович выключил ноутбук и, откинувшись на угловатую спинку старого кресла, с удовольствием сделал несколько энергичных махов руками, разгоняя застоявшуюся кровь.
— Слышь, Альбертыч! — донесся из соседней комнаты голос Дорофеева. — Пойди-ка сюда! Здесь какое-то непонятное ДВИЖЕНИЕ намечается!
Илья Петрович Дорофеев, старый друг и сослуживец, в прошлом генерал-майор ГРУ, а ныне тоже пенсионер, был привлечен Политовым на подмогу, наряду еще с тремя отставниками — бывшими сотрудниками разведки. Старики, не задумываясь, приняли приглашение Владимира Альбертовича поучаствовать в "одном интересном дельце". Заскучавшие "на гражданке", они встрепенулись, словно дряхлые боевые кони, услышавшие сигнал горна.
В настоящий момент тесная группа единомышленников сидела на съемной квартире неподалеку от частной клиники, где лежали тела Таругина и младшего Политова. Наблюдение за палатой осуществлялось техническими средствами, предоставленными в безвозмездное пользование Владимиру Альбертовичу одним из его учеников, держащим ныне детективное агентство.
Политов встал, беззлобно матюгнув дурацкое кресло, впившееся напоследок своему седоку в поясницу чем-то острым, и прошел в соседнюю комнату, где стояли несколько мониторов наблюдения. Дежуривший перед экранами Дорофеев, оглянувшись через плечо на подошедшего друга, ткнул пальцем в изображение больничного коридора и сказал:
— Смотри, Альбертыч! Эта сестричка как-то подозрительно себя вести стала!
На экране было видно, как больничная медсестра зигзагом шла по коридору, заглядывая во все палаты.
— И ведь только что эта девушка спокойно занималась своими делами, ставила капельницу мужику в дальней палате и вдруг сорвалась с места! Ты же предупреждал, что больничный персонал могут "оседлать"!
— Да, Петрович, похоже, что гости таки пожаловали! — Кивнул Политов, внимательно следя за манипуляциями медсестры.
Девушка, наконец, обнаружила палату с поднадзорными. Теперь ее было видно сразу на четырех экранах — помещение было буквально нашпиговано скрытыми камерами. Медсестра стала тщательно рассматривать лица Олега и Дмитрия, словно сверяясь с невидимой фотографией из архива. Закончив идентификацию, девушка почти выбежала из палаты, пулей пролетела по коридору в ординаторскую и стала рыться в историях болезни пациентов.
— Будем брать? — азартно предложил Дорофеев. — Или хвост прицепим?
Услышав волшебное слово «брать», с кухни подошла "группа захвата". Самому младшему в этой тройке было 64 года. Оглядев своих «орлов», на лицах которых уже светилось ПРЕДВКУШЕНИЕ, Политов ответил:
— Смысла нет! Они ее как «оседлали» так и отпустят! Вот только убедятся, что пациенты именно те, кто им нужен. Ага, Петрович, гляди — уже отпустили!
На экране было видно, как сестричка удивленно крутит головой и хлопает глазами, силясь понять, что её занесло в ординаторскую. Видимо, усилия вспомнить ни к чему не привели, поэтому девушка махнула рукой и отправилась заканчивать установку капельницы.
— Клюнула рыбка то! — с огромным удовлетворением сказал Политов.
Глава 5Рассказывает Дмитрий Политов
Я осторожно, чтобы не стряхнуть длинный столбик пепла себе на брюки, положил сигару на край хрустальной пепельницы. Через облако ароматного дыма фигура Григорьеваказалась призраком.
— Вот что, Кузя, — подчеркнув ногтем итоговую цифру столбца, сказал я. — Ты уверен, что в отчете нет ошибок? Сумма какая-то странная!
Кузьма Григорьев, тот самый паренек, который полгода назад предупредил меня о засаде в конторе "братца Ванечки", а ныне мой главбух, скорчил рожицу, долженствующую изобразить легкую степень неудовольствия. Ну, как же! Хозяин изволит сомневаться в его профессионализме! А ведь бухгалтером Кузьма оказался первостатейным, несмотря на молодость.
— Да что там странного то, Сашенька? — несколько развязным тоном «знатока» начал сидевший в кресле у стола Михаил Рукавишников, но, наткнувшись на мой взгляд, стушевался и замолчал.
— На арифмометре считал? — это я недавно прикупил Кузе в помощь «калькулятор», выпущенный в Питере на заводе Нобиля. А всего через несколько лет один из работающих на этом заводе инженеров — обрусевший швед Однер[79]изобретет прибор, который прослужит аж до середины XX века. Эх, надо не забыть переманить этого мужика к себе!
— Точно так, Ляксандра Михалыч! — Вначале Кузя шарахался от арифмометра, как раввин от борделя, но потом оценил удобство. — Да вы не сомневайтесь! Результат я четыре раза перепроверял. Просто реальная прибыль превысила предполагаемую на 27 процентов!
— Так, — я побарабанил по столешнице пальцами. Пустячок, конечно, но ведь приятно, черт возьми! За последнее время я, путем финансовых махинаций, сильно преумножилсвой первоначальный капитал. Теперь мои свободные активы составляли более десяти миллионов рублей. Но вскоре изменения в истории, сделанные мной и Олежеком, станут настолько значимыми, что проводить крупные спекуляции, пользуясь почерпнутыми из архивов сведениями, станет невозможно. Уже сейчас торги на бирже давали несколько иной результат, нежели я запомнил, готовясь перемещаться в прошлое. Правда, на наше счастье результаты отличались в большую сторону. Однако пора завязывать с ерундой и вплотную заняться важными делами.
— Ладно, Кузьма, ступай, — кивнул я Григорьеву, снова беря с пепельницы сигару и поудобнее откидываясь в кресле.
Прошедшие два месяца оказались весьма насыщенными и плодотворными. Начав «рейдерским» наездом на родственников, я закончил созданием собственной «фирмы». Это пришлось сделать после того, как забрать личный капитал вознамерился «братец» Мишенька. А через неделю после его «дезертирства» и «братец» Сереженька. В пику Ивану Михайловичу и его концерну "Торговый дом "Рукавишников и сыновья", мы открыли "Торговый дом "Братья Рукавишниковы". Сергей Михалыч оказался совершенно неприспособленным к какой-либо осмысленной деятельности, да и его доля, внесенная в общий котел, оказалась самой маленькой. Поэтому Сергей остался "за бортом", а вот Михаил, на удивление, оказался достаточно сильным помощником в моих делах, выполняя ныне роль моего доверенного лица.
— Чему удивляться то, Сашенька? — прервал мои размышления «братец», вставая из кресла и делая несколько шагов по кабинету. Надо упомянуть, что кабинет был площадью «квадратов» в шестьдесят. Маленькие помещения для господ здесь не строили!
Чтобы обеспечить себе, наконец, более-менее сносные условия существования, я переехал в самые роскошные, что нашлись, апартаменты в самой лучшей и дорогой гостинице города — «Московской». Здесь было почти два десятка комнат и неплохой, даже по нашим меркам санузел. С большой мраморной ванной и ватерклозетом.
Половину комнат я использовал под жилье, а остальное — под контору. Где размещался мой, уже довольно большой штат персонала. Почти тридцать человек! А ведь когда я только переезжал сюда, то брал с собой я лишь Тихона Мосейкова и двух молоденьких горничных, Глашу и Машу (горняшек оставил почти исключительно ради секса, дуры они были первостатейные, но вот мордочки… фигурки…), разогнав к чертовой матери весь многочисленный штат прислуги, набранный Марковной в родной деревне. Саму Марковну, невзирая на ее слезы и вопли, отправил в почетную ссылку, снабдив приличной пожизненной пенсией. Просто достала она меня со своей мелочной опекой. Теперь, по крайней мере, я жил и работал в человеческих условиях.
— Как чему удивляться, Мишенька? — меня до сих пор коробила здешняя манера обращения между братьями уменьшительно-ласкательными именами, но приходилось терпеть. — Увеличение прибыли почти на четверть от запланированной тебя уже не волнует? С каких это пор?
— С прошлого месяца! — Останавливаясь у огромного окна, сказал Михаил. Я был настолько заинтригован ответом, что даже перестал затягиваться сигарой, с интересом ожидая продолжения. А Мишенька не торопился. Постояв пару минут у окна, «братец», не поворачиваясь, медленно проговорил:
— Да, только с прошлого месяца… А именно с того момента, как открытый тобой аттракцион под названием «Кинотеатр» начал приносить изрядную прибыль! Ведь незапланированные проценты именно оттуда пришли! От посетителей отбою нет! Дополнительные сеансы ввели, билеты на галерку и в партер в цене повысили, а народ всё валит и валит!
Михаил смолк, словно увидел за окном что-то интересное.
Аттракцион под название «Кинотеатр» я придумал чисто от скуки. Идея «оживления» картинок уже десятилетие витала в воздухе и многие умные люди в разных странах, включая Эдисона, бились над ее техническим воплощением. С переменным успехом. Собственно, братья Люмьер отнюдь не были первооткрывателями в этой области. Они всего лишь предложили наиболее функциональную работающую модель. Но и тут я их опередил. Сам-то аппарат ничего сложного не представлял. Сложнее было сделать нормальную пленку. Но, поскрипев мозгами, я сумел организовать производство. Пусть и очень ограниченными партиями — чисто для внутреннего употребления. Цех по производству пленки занимал помещение площадью в тридцать квадратных метров и работало в нем четыре человека. Съемками, в свободное от основной работы время, занимался Сергей Рукавишников, внезапно обнаруживший в себе страсть к тонкому искусству "рисования светом на целлулоиде". Снимал, в основном, сценки из бытовой жизни и панорамные пейзажи. Фильмы у него получались трех-четырех минутными, на большее не хватало длины пленки. Но и эти короткометражки пользовались у публики бешеной популярностью.
Выдержав еще одну театральную паузу, по длительности и глубокомыслию которой «братец» мог смело соперничать с великим актером Михаилом Чеховым, Мишенька продолжил:
— Каюсь, но поначалу я считал, что твоя возня с всякими механизмами — баловство! Ладно, думаю, чем бы дитё не тешилось… Однако именно твои механизмы в конце концов озолотят нас! Спекулировать железом и солью, да играть на бирже может любой! У того же братца Ванечки всё это неплохо получалось! Да и я бы справился… Особого ума то здесь не требуется — немного навыков, да удачливость!
Внезапно Михаил резко развернулся и, подойдя ко мне, наклонился над столом к самому лицу:
— Но вот изобретения эти твои — совсем другое дело! ТАК не может никто — даже нанятые тобой инженеры всего лишь оформляют твои идеи. А механизмы действительно работают! Бог с ним, с кинотеатром, но есть же и сталеплавильный завод! Конвертер новый кто спроектировал, да так, что приезжий швед-механик только руками разводил? А прокатный стан для бесшовных труб? Третий месяц работает! А буквально вчера читаю в газете — мол, в Северо-Американских Соединенных штатах, на заводе братьев Меннесманов начались работы по монтажу такого стана! Ты самих Меннесманов — стальных королей опередил! И откуда это в тебе?!!
— Откуда, откуда? — Я спокойно выдержал тревожный взгляд Михаила. — Оттуда! — Мой палец тычет в потолок, — от Господа нашего, Иисуса Христа!
Михаил, поморщившись, откинулся назад. Как я уже давно заметил, религиозность в среде русских купцов была скорее показной, нежели искренней. Только дождавшись, когда «братец» успокоится и снова сядет в кресло, я продолжил:
— Пока вы с Ваней папенькины капиталы крутили, я книги да журналы технические читал. С умными людьми беседовал, да головой своей думал — что да как!
Проверить мои слова Михаил не мог — последние пять лет он житьем-бытьем младшего брата не интересовался совершенно.
— И программа у меня на десять лет вперед расписана! — аккуратно снимая с края пепельницы сигару, сообщил я. — Вот ты назвал Меннесманов стальными королями… А здесь, в России стальными королями будем мы! Грядет новая эра, Мишенька, эра стали и электричества! А теперь слушай, Миша, что я задумал…
Основной своей задачей, после первоначального накопления капитала, я считал создание научно-производственного комбината, по типу Эдисоновских мастерских. Этот комбинат призван был объединить под одной крышей ученых и технологов. Беда России была именно в отсутствии производства. Собственно, изобрести-то у нас могли что угодно. А вот внедрение… Основным недостатком русской промышленности являлось очень слабое внедрение действительно гениальных изобретений отечественных ученых и инженеров (взять тех же Яблочкова, Лодыгина и Доливо-Добровольского). Поэтому на моем НПК, сразу после изобретения чего-либо (а уж о привлечении нужных людей я позабочусь), инженеры-технологи должны немедленно создать необходимую оснастку и оборудование для массового производства.
Начать я решил с двигателестроения и электротехники, поскольку именно эти отрасли промышленности тянули за собой все остальные. Кадры, квалифицированные кадры и технологии производства должны были решить всё! Я решил не подгонять лошадку прогресса, привнося опережающие свое время изобретения в мир. Пусть всё идет своим чередом. Но внедрение, в отличие от РИ, будет немедленное!
В дверь осторожно постучались.
— Войдите! — крикнул я.
Створка приоткрылась всего на три десятка сантиметров и в эту узкую щель просунулась голова Засечного. Еремей до сих пор относился ко мне с большим пиететом, я в его табели о рангах числился первым после Бога. Внебрачный сын терского казака и черкешенки, проведший детство и юность на Кавказе, Засечный следовал довольно сложному кодексу чести, собственного изобретения. И пока я соответствовал «статьям» его кодекса, Ерёма считал своим долгом служить мне. Сейчас Засечный выполнял в моей маленькой фирме роль моего личного телохранителя и порученца. На должность начальника Службы безопасности Засечный решительно не подходил — тут нужен был человек погибче, да и со связями. Ближайший кандидат на примете — бывший полицмейстер Нижнего Савва Лобов.
— Хозяин! Там к тебе немчины пожаловали! — доложил Ерёма.
Михаил поднялся из кресла и, со словами: "пойду, узнаю, кто такие", вышел в приемную. Через минуту «братец» доложил:
— Два господина из Германии. Говорят, что по твоему личному приглашению. Назвались Дамлером и Мабахом.
Ого! А вот и первая ласточка пожаловала!
Переписку с Готлибом Даймлером я завел буквально через неделю после внедрения. На текущий период он скромно жил в Каннштатте. А до того, с 1872 года занимал должностьруководителя производства в акционерном обществе Отто и Лангена "Завод газовых двигателей. Дейтц", подняв скромные по тем временам мастерские до уровня крупного производства, одного из самых значительных предприятий подобного рода, где заняты почти 300 рабочих, с годовым производством более 600 двигателей.
Именно такой человек — производственник и технолог с огромным опытом именно в двигателестроении мне и был нужен. Что удивительно — на мое предложение Даймлер согласился практически сразу. Видимо спокойная жизнь в почти курортном местечке успела ему поднадоесть. Да и оклад я положил ему немалый — 20000 рублей в год. Руководя заводом в Дейтце, он получал всего 1500 талеров[80].На закуску я получил и Майбаха, которого планировал поставить на конструкторское бюро. Как раз в 1884 году эти господа «обкатывали» свой "быстроходный"[81]двигатель, созданный годом раньше.
И вот теперь Готлиб Даймлер ждет в моей приемной!
— Зови! — кивнул я Михаилу.Рассказывает Готлиб Даймлер
Нельзя сказать, что письмо из России с приглашением на работу стало для меня полной неожиданностью. Я уже давно не считал, что там по заснеженным улицам бродят медведи. А после поездки по России в 1881 году я записал в своей памятной книжке:
"Неожиданно для себя в России я увидел индустриальную деятельность, о которой на Западе почти ничего не знали или, во всяком случае, имели совершенно неверные представления. Здесь все так и рвется к техническому прогрессу".
Тогда, уже через несколько дней после возвращения, 22 декабря, я представил руководству компании отчет о своих впечатлениях. Наблюдательный совет поддержал мое намерение создать в России, а именно в Санкт-Петербурге филиал завода. 28 декабря 1881 мне предложили взять на себя решение задачи. Одновременно расторгался существующий договор, предусматривающий предупреждение об увольнении за полгода. Но тогда, скрепя сердце, я был вынужден отклонить это предложение. Для меня оно означало бы конец всей деятельности в Дейтце, наполненной настоящей борьбой и неимоверными усилиями, принесшими значительные успехи моей компании.
Тем не менее — прошел год, и я все-таки лишился своего поста. Причин для того было несколько. Желание Лангена единолично управлять заводом постоянно наталкивалось на мою несговорчивость в производственных вопросах. И господин Отто только подливал масла в огонь, носясь со своими прожектами и будоража работников предприятия. Вследствие этого страдало сотрудничество, в основном, между мной и Отто, причем каждый из нас ссылался на свои успехи. Наши размолвки участились. Уже давно работа перестала приносить мне удовлетворение. Успешное коллегиальное управление, принесшее успех нашему делу десять лет назад, теперь было невозможно. Как бы ни угнетало меня предстоящее расставание с Дейтцем, обостренное нынешними неурядицами, моему другу и соратнику Майбаху приходилось сложнее.
Вильгельм всегда был моим верным сторонником — даже, несмотря на случайные размолвки. Вследствие этого, отношение влиятельных господ в Дейтце к Майбаху приняло недружелюбный характер. Вильгельм почувствовал себя отстраненным от дел, лишился доверия, которое, при его стремлении в жизни к высоким идеалам, всегда ставил выше материальных благ. В этой сложной ситуации я предложил Майбаху расторгнуть трудовой договор в Дейтце, если тот согласится принять участие в осуществлении моих планов. Я был абсолютно уверен в успехе замысла создать быстроходный двигатель внутреннего сгорания, которым теперь решил заняться вплотную. И Вильгельм разделил со мной мою уверенность, проявив безоговорочное доверие. 18 апреля 1882 года между нами был заключен договор, в десяти пунктах определявший наши взаимоотношения. В первом же параграфе говорилось:
"Господин Майбах занимает у господина Даймлера в Каннштате должность инженера и конструктора для разработки и практического воплощения различных проектов и идей по отраслям машиностроения, которые господин Даймлер будет поручать ему, а также, смотря по обстоятельствам, и другие технические и коммерческие работы". Остальные параграфы касались оплаты, участия в прибылях, финансового обеспечения на случай смерти. Договор вступал в силу 1 января 1883 года.
Успокоенный, я неторопливо начал переезд в Каннштат. В июле 1882 года я вместе с супругой Эммой и детьми Паулем, Адольфом, Эммой, Мартой и Вильгельмом переселился в наш новый дом. Это была небольшая вилла на краю парка. Оранжерею, расположенную в маленьком чудесном саду, расширили за счет пристройки. Подсобное помещение превратили в кабинет, в остальной части строения разместили мастерскую для испытаний.
Как все это отличалось от Дейтца! Там — быстро развивающийся завод, одно из самых значительных предприятий подобного рода. Здесь — тихое место, располагающее к идиллии, обескураживающее простотой и размерами. Родные края со своей притягательной силой, уединенность и тишина наполняли мою душу покоем и радостью. Употребляя воду знаменитых каннштатских минеральных источников, находящихся поблизости, я надеялся, что их целебные свойства окажут благотворное влияние на здоровье, заботой окотором я так часто пренебрегал. Небольшие сбережения составили материальную базу для моей личной работы.
Вильгельм присоединился ко мне в октябре того же года. Наша совместная работа была направлена на создание быстроходного двигателя, который должен приводить в движение транспортные средства. И уже в следующем году мы добились определенных успехов!
Хотя вначале были получены совершенно устрашающие результаты с внешним зажиганием и постоянными преждевременными запалами, которые все снова и снова повторялись! А при приведении в движение и сжатии перед мертвой точкой вдруг неожиданно отбрасывали маховик назад, вместо того, чтобы продвигать его вперед, как электрическимтоком выбивая экспериментатору пусковую ручку из рук! Будто старались доказать тем самым недостижимость поставленной цели самовоспламенения. Поэтому необходимыбыли невероятные усилия, чтобы не оставить все попытки, пока благодаря настойчивому продолжению испытаний, изменению формы и размеров камеры сгорания, изменению заряда смеси не были получены приемлемые и, наконец, хорошие постоянные диаграммы! А вместе с ними появилась и уверенность в реальности моего неуправляемого воспламенения и в том, что поставленная цель достигнута!
Так в конце 1883 года была заложена основа нашего двигателя. Его конструкторское исполнение наглядно демонстрировало наши представления о самой сути легкого двигателя. Но первые технические успехи не ввели нас в эйфорию. Для того чтобы осуществить задуманную цель, необходимо было преодолеть еще целый ряд препятствий.
Но годом позже, в самый разгар работ над усовершенствованием, я получил письмо из России. Мы с Вильгельмом, сидя в моем кабинете, обдумывали переход на водяное охлаждение, когда Эмма принесла тот конверт. Помнится, Майбах пренебрежительно поджал губы, мол, что интересного можно получить из России. Но содержимое письма буквально огорошило его. На десяти листочках отличной дорогой бумаги был бегло изложен принцип магнитно-электрического зажигания! С приложением нескольких чертежей и диаграмм, причем нарисованных от руки, походя! В конце письма говорилось, что если мы примем предложение о работе на купца Rukavishnikoff, подобных идей будет еще много! Сначалая подумал, что это глупая шутка. Но идея, немедленно проверенная нами, оказалась стоящей! Неужели эти люди были настолько уверенны в нашем согласии, что легко подарили нам столь важное изобретение? Я написал Rukavishnikoff ответное письмо, прося прислать конкретные предложения. И наш респондент не разочаровал! Его предложения об устройстве нас с семьями и нашей работы в России были не менее ошеломляющие, нежели принцип магнитно-электрического зажигания!
Нам были обещаны любые расходы на проектирование, мастерские с солидным штатом сотрудников, а для проживания отдельные дома. В перспективе планировалось строительство завода для производства двигателей нашей системы. Оклад денежного содержания в год был больше, нежели я заработал за все время работы на господ Лангена и Отто! Естественно, что я навел о Rukavishnikoff справки через торговых представителей немецких компаний. Сомнения были развеяны — на все наши запросы было отвечено, что торговый дом Rukavishnikoff является самым крупным в Нижнем Новгороде. Его обороты составляли миллионы рублей!
По вполне понятной причине мы с Вильгельмом, до того как принять окончательное решение, должны были лично убедиться в действительности предложений. И господин Rukavishnikoff любезно согласился оплатить нам проезд до России и обратно первым классом. Сборы были недолгими — уже через неделю мы покачивались на мягких подушках пульмановского вагона, глядя в окно на проплывающие мимо бесконечные поля и леса. Вильгельм не уставал восхищаться гигантскими масштабами страны, и даже я, уже бывавший здесь, присоединялся иной раз к восторгам друга. На вокзале Нижнего Новгорода ждал экипаж, лихо прокативший нас по сверкающим зеркальными витринами улицам к штаб-квартире загадочного миллионера. Она находилась в самой дорогой гостинице города, занимая целый этаж. В приемной нас встретил бородатый kazak. Я, по опыту предыдущей поездки уже знал, что чем солидней господин, тем более звероподобны у него слуги. Впрочем, в приемную немедленно вышел господин, вполне европейской наружности, одетый попоследней парижской моде. Он назвался доверенным лицом господина Rukavishnikoff. Долго ждать не пришлось — сразу после доклада нас пригласили в кабинет.
В обширном кабинете из-за стола поднялся совсем еще молодой человек. Высокого роста, с гривой русых волос и голубыми глазами. Я поначалу оторопел — слишком юным оказался наш наниматель! Однако одет он был в костюм из дорогого лионского сукна, а на галстучной булавке сверкал крупный бриллиант. Поприветствовав нас на вполне приличном немецком, юноша предложил садиться, отдав слуге распоряжение накрыть столик с легкой закуской. Услышав "proshu otkushat s dorogi" я немного напрягся, зная любовь русских к неумеренному употреблению горячительных напитков и тяжелой еды. Впрочем, стол к завтраку был накрыт действительно по-европейски легкий. Кофе, тосты, сливочное масло, варенье трех сортов, ветчина, ну и конечно икра, которая стоила у нас баснословных денег, а здесь стояла в полукилограммовой вазочке.
Соответственно и разговор у нас за столом начался легкий. Вежливо поинтересовавшись условиями поездки, Rukavishnikoff начал бегло излагать свои идеи касательно будущего обустройства завода. Мы с Вильгельмом, через силу отрываясь от икры, внимательно слушали и были поражены масштабами задумок. Изредка в речи Rukavishnikoff проскакивали технические решения, над которыми мы с Вильгельмом безуспешно бились, а к некоторым даже боялись подступиться! А Rukavishnikoff говорил о них, как об уже решенных проблемах!
Изрядно загрузив наши мозги работой, а желудки пищей, Rukavishnikoff предложил отдохнуть с дороги, а уже после поехать в город для осмотра предназначенных нам особняков. Инспекция на производство была запланирована на завтрашний день. Для отдыха не пришлось далеко идти — нам были предоставлены шикарные номера в этой же гостинице.
Немного отдохнув и освежившись, мы с Вильгельмом разобрали вещи и переоделись к прогулке. И она нас не разочаровала! Виллы располагались в пригороде города, посреди больших фруктовых садов. Я выбрал дом с вишневым садом, а Вильгельму достался яблоневый. Виллы были почти одинаковые по размерам, но даже самая маленькая превосходила по размерам мой каннштатский дом в три раза! А Rukavishnikoff умудрился назвать эти виллы "маленькими и скромными"! Оба здания были в превосходном состоянии, с мебелью и необходимым инвентарем. Незадолго до нашего приезда в них провели водопровод и устроили сливную канализацию.
Вполне удовлетворившись увиденным, мы, по предложению нашего гостеприимного хозяина приняли приглашение на ужин.
Переодевшись к ужину, я зашел в номер к Вильгельму и мы вкратце обсудили предложения и перспективы. Вильгельм, недоверчивый по природе, все еще сомневался, идти ли нам на службу к Rukavishnikoff. Отличные условия для жизни и большой денежный оклад — это, конечно, по словам Майбаха, приятно. Но какова будет наша роль в том, что Вильгельмсчитал своей миссией по жизни — в продвижении технического прогресса. Посмеявшись над выспренне-идеализированными сентенциями своего друга, я посоветовал ему дождаться завтрашнего дня, чтобы, при осмотре нашего предполагаемого места работы, своими глазами убедиться в словах Rukavishnikoff, касаемо оснащения мастерских всеми новинками техники. На том и порешили.
Последующий ужин остался в памяти, как выставка достижений кулинарного искусства. Ресторан был с французской кухней и именно здесь мне впервые удалось попробовать недостижимые ранее, по причине высокой стоимости, блюда. Вроде фуа гра или черных трюфелей. А дегустация марочных вин… А коньяки столетней выдержки… Не привыкшиек такому изобилию мы с Вильгельмом немного перестарались, что, впрочем, никак не сказалось на нашей готовности утром следующего дня посетить мастерские.
Я сказал «мастерские»? Слово совершенно не отражающее смысл увиденного! Это был гигантский комплекс, вольготно раскинувшийся на площади в 40 гектаров! Собственная электростанция, собственное литейное производство, собственные станочные цеха. Больше половины всего этого уже функционировало, но часть строений еще возводилась. Предназначенное для нас здание было практически полностью готово. Там заканчивались отделочные работы. Каменное, трехэтажное, с большими светлыми помещениями — в нем легко бы поместился весь персонал и станочный парк моего старого заводика в Дейтце. Проведя нас с Майбахом по залам этого чудесного дома, Rukavishnikoff весьма подробно рассказал, какими приспособлениями и инструментами будет оборудовано каждое конкретное рабочее место. В конце экскурсии, Александр познакомил нас с будущими сотрудниками — прекрасно образованными молодыми людьми, инженерами и рабочими. Многие из них обучались за границей России и свободно владели немецким и английским.Однако в процессе общения с ними, я услышал массу специфических, относящихся к новинкам техники русских терминов, которым еще не было аналогов в других языках[82].И я отметил для себя, что для улучшения контакта и развития более плодотворной работы мне придется выучить русский.
Наш совместный с Вильгельмом вердикт был категоричен — мы безоговорочно принимали все условия Александра Рукавишникова.Интерлюдия
С самого раннего детства Леня Фалин был уверен, что именно ему судьба уготовила быть инициатором Великих свершений. Родители Лени сделали большую ошибку, подарив сыну на десятый день рождения толстый иллюстрированный том "Всемирной истории". Подарили бы кристалл с той же информацией — может быть все и обошлось. Текст и картинки на мониторе воспринимались совершенно по другому, нежели солидные, большого формата страницы из настоящей бумаги.
Именно эта книга, ставшая для Лени настольной, послужила катализатором создания амбиций, плохо согласующихся с мирным течением жизни XXIII века.
Фалин часто жалел, что никогда не доведется ему узнать, чем пахнет разогретая от частой стрельбы винтовка, с какой скоростью закипает вода в кожухе пулемета и как вдали, искаженные рефракцией горячего воздуха от ствола, кувыркаются фигурки врагов, сраженные его точными выстрелами.
Может и к лучшему, что сама эпоха не давала реализоваться мечтам мальчика. Именно из таких "юношей бледных, со взглядом горящим", тихих романтиков, художников и семинаристов, рождались самые страшные на земле диктаторы.
Однако Леонид все-таки нашел небольшую лазейку для своих амбиций. После успешного окончания школы Фалин поступил на Исторический факультет Московского Университета. А закончив учебу, с красным дипломом, попал в недавно созданный Институт Времени. Особенно разгуляться ему не давали — основная работа заключалась в достаточно нудном наблюдении за теми или иными неясными моментами истории человечества. А по результатам наблюдений приходилось писать сильно формализованные многостраничные отчеты. Каких-либо глобальных изменений генеральной исторической линии руководство Института не планировало, да и не хотело. Хотя, после открытия условий полного поглощения сознания реципиента, такая возможность имелась.
Но и в таком времяпрепровождении Фалин находил тайное удовольствие. Пребывая в «мозге» известной личности, глядя его глазами на отдаленный многими столетиями мир, Леонид строил планы глобальной переделки истории.
Усидчивость и фанатичная любовь к своей работе принесла должные плоды — Фалина заметили. А позднее, когда молодой сотрудник «пообжился», обзавелся нужными связями, семь лет поработал "на подхвате" у маститого коллеги — продвинули на начальника группы. На этой должности Фалин мог уже сам планировать исследования, выбирая их объектами наиболее интересных лично ему исторических деятелей. Но вскоре рутинное течение институтской жизни засосало Леонида. Он перестал в инициативном порядке выискивать интересные темы и интересных людей. И даже полученное через пятнадцать лет место начальника сектора уже не порадовало. Да и была эта должность скорее административной, нежели научной. Но через некоторое время в Институте начались более интересные события — простое изучение истории развивалось, при этом использовались кардинально отличные от первоначальных методы работы. Для удовлетворения научного любопытства стали практиковаться кратковременные (пока!) погружения в прошлое в собственных телах. Это давало некоторый простор исследователям, правда, подвергая их риску.
Но Леонид, невзирая на возраст, а он разменял уже пятый десяток, и занимаемый в институтской иерархии высокий пост, с юношеской пылкостью стал пользоваться новыми возможностями. Его авантюрная жилка просто требовала активных действий.
И вот в процессе одного из таких погружений, когда Фалин вместе со своей подчиненной Крупиной шел на довольно рутинное задание, случился сбой программы, выкинувший исследователей в незапланированный временной участок. Да мало того — это привело к совершенно неожиданным приключениям.
Первый шок. Но больше от самого факта нештатного срабатывания аппаратуры переноса. Особых бед от аборигенов сотрудники института не ждали — с первого взгляда здесь было вполне спокойно. Не похоже, что они попали в разгар войны или революции.
Второй шок. На них банально напали хулиганы. Никакой специальной подготовки Фалин и Крупина не проходили. В тихом XXIII веке само понятие "боевое искусство" было безвозвратно утрачено. Да и само место нападения — прямо на хорошо освещенной улице, хоть и пустынной по ночной поре, заставило исследователей растеряться. И постоянное участие магистра в наблюдательных акциях роли практически не сыграло. Наблюдение[Author ID1: at Mon Oct 6 17:39:00 2008]глазами аборигена-это[Author ID1: at Mon Oct 6 17:39:00 2008]все-такиопосредственное участие в событиях. Почти как просмотр фильма.[Author ID1: at Mon Oct 6 17:39:00 2008]И даже если ты регулярно смотришь фильмы, где неизменно присутствует насилие, жестокость, равнодушие к чужой жизни, интриги и вероломство[Author ID1: at Mon Oct 6 17:39:00 2008],то все равно, попав, [Author ID1: at Mon Oct 6 17:39:00 2008]впоследствии, в ситуацию, когдана улице к тебе подходят с банальным "дай закурить"[Author ID1: at Mon Oct 6 17:39:00 2008],[Author ID1: at Mon Oct 6 17:39:00 2008]для тебя будет большим удивлением дальнейшее развитие событий[Author ID1: at Mon Oct 6 17:39:00 2008].[Author ID1: at Mon Oct 6 17:39:00 2008]
Леониду крепко досталось — его никогда в жизни не били, тем более кулаками по лицу. А что ждало Крупину?
Выручил случайный прохожий, походя разогнавший малолетних бандитов. К счастью, кроме защиты от непосредственной опасности, спаситель проявил редкостное благородство и пригласил сотрудников Института в свой дом.
Третий шок. По нескольким оброненным словам, по деталям одежды, гостеприимный хозяин сумел распознать в них путешественников по времени.
Дальше было небольшое застолье, сопровождаемое возлияниями крепких спиртных напитков. Употребленные внутрь порции алкоголя были для гостей достаточно большими. И на каком-то этапе посиделок Фалин словно отключился.
Проснулся Леонид от жуткого грохота, сопровождаемого невнятной руганью. Вообразив, спросонья, что до них все-таки добрались давешние хулиганы, Фалин сжался, опасаясь даже открыть глаза. Но вскоре выяснилось, что ничего особо страшного не случилось. Просто Олег, их ночной спаситель, случайно наткнулся на мнемотранслятор. А буквально через несколько минут в доме появился еще один гость. По нескольким оброненным фразам Леонид понял, что пожаловал давний друг Олега. Решив не светиться передеще одним аборигеном, Фалин стал продумывать, как бы ему незаметно покинуть этот гостеприимный дом. Леонид прислушался: Олег явно успел рассказать другу о ночных гостях и теперь в качестве свидетельства демонстрировал мнемотранслятор. Фалин уже было приподнялся, чтобы немедленно пресечь это безобразие. Но тут… Тут Леонид отчетливо понял — сейчас или никогда. Еще накануне, в процессе приятной беседы выяснилось, что их спаситель весьма неплохо ориентируется в мировой истории и истории России. Что, помноженное на его немалый житейский опыт могло послужить отличным трамплином для любого вмешательства в главную последовательность. В кого из исторических личностей вселить Олега, и к каким последствиям это может привести, Леонид не задумался. Главное, что Олег сможет перевернуть там все с ног на голову, создать приличный плацдарм. И, наверное, он не откажет впоследствии в хорошей должности своему гостю, фактически обеспечившему ему выход за пределы родного мирка? Уже встави подойдя к ведущим на кухню дверям, чтобы огласить там свое предложение, Леонид услышал звук падения тяжелого тела. Фалин замер. Неужели? Уж ему-то было хорошо известно, от чего впадают в кому люди, зафиксировавшие свой взгляд на визире. Но как? Как им удалось включить мнемотранслятор?
Четвертый шок за неполные сутки!
Дальнейшее Фалин помнил смутно. Он снова лег на диван. Вроде бы в комнату заглядывал друг Олега. Какое-то время этот человек метался по квартире, потом затих. Странное оцепенение, охватившее Леонида, не проходило. Из ступора его вывело только пробуждение Крупиной. Тут то и выяснилось, что хозяин квартиры действительно лежит безсознания, а его собутыльник пропал. Но что самое ужасное — пропал и прибор!
Ну, а дальше было бесславное возвращение. Обвинение в преступной халатности. Отстранение от работы. Объявленное расследование. Домашний арест. Тщательно выстроенный мирок магистра Фалина в одночасье рухнул.
Но вскоре впереди забрезжила надежда. Приглашенный для расследования чиновник решился отправиться в прошлое, чтобы провести на месте необходимые для розыска прибора мероприятия и в ультимативной форме потребовал у руководства Института обязательного участия в этой экспедиции виновника всего кризиса — Фалина. Это был шанс. Шанс вырваться. Надо только оторваться от этого мужлана и остаться там, в том времени…
Глава 6Рассказывает Дмитрий Политов
После рекрутирования Даймлера и Майбаха, работа над двигателем внутреннего сгорания пошла семимильными шагами. Упорство в достижении поставленной цели, необыкновенное трудолюбие, прекрасное техническое чутье Вильгельма, помноженное на отличный организаторский талант Готвальда, дало замечательный результат. Где-то через полтора года у нас был готов первый прототип четырехцилиндрового двигателя, мощностью в 50 лошадок. Он отличался от, созданного в реальной истории, шедевра моих немецких конструкторов, как авианосец от галеры. Этому немало способствовали и мои постоянные «рацпредложения», вносимые по ходу действия. Собственно, больше всего новый двигатель напоминал классическийNL38TR,конструкции того же Майбаха. Однорядный, карбюраторный, с электрическим «свечным» зажиганием, водяного охлаждения.
Но мало того — в одном из цехов была собрана технологическая линия, для довольно массового (70 штук в месяц) выпуска двигателей. А главное — был подготовлен персонал. Поскольку развитие техники в данный период должно рассматриваться только в тесной связи с технологией, то есть с операциями, из которых складывается производственный процесс.
Но сколько труда мне стоило это достижение! Ведь нарисовать схему на бумаге — этого очень мало. Необходимо было с нуля создать техническую базу для воплощения задуманного "в металле"! А именно здесь и таилось большинство подводных камней. Для отливки блока цилиндров и гильз цилиндров пришлось создавать новые сорта сталей. В этом мне очень сильно помог Дмитрий Константинович Чернов[83],которого удалось поймать во временном зазоре между окончанием его работ по разведке месторождений в Донбассе и началом службы в Морском Техническом комитете. Причем соблазнил я этого подвижника отнюдь не большими деньгами. Основным условием договора найма было предоставление полной свободы творчества. Очень выручило то, что Чернов почти 15 лет проработал начальником литейного цеха на Обуховском заводе.
А работа с алюминием? В реальности первый промышленный электролиз был проведен только в 1887 году французским изобретателем Паскалем Эру. Но я не мог ждать два года, да и просто было приятно создать приоритет родной страны в этой области. Но сколько труда было потрачено на «пробивание» этого проекта. Собственные инженеры, презрев субординацию, вставали стеной на пути этого, как они его называли, "хозяйского прожекта". Приходилось уговаривать, доказывать, убеждать… Иной раз хотелось просторявкнуть на маловеров, но какой результат принесла бы работа из-под палки? И все-таки дело сдвинулось — пусть и не в промышленном масштабе, но первые чушки "воздушного металла" пошли из литейки уже в 1886! Из алюминия я предполагал, до появления авиации, делать головки блока цилиндров и радиаторы. Однако сейчас наиболее массовым изделием из алюминия стали, так называемые, «походные» наборы — котелки, миски, ложки… Я осознавал, что такое применение — стрельба из пушки по воробьям, но сейчас мои мастера просто отрабатывали технологию электролиза и холодной штамповки.
А сама штамповка? Когда я рассказал Чернову и Даймлеру о таком способе производства деталей, они посмотрели на меня, как на сумасшедшего. Хотя были уже довольно привычными к моим «озарениям». Концепция штамповки просто не укладывалась в их головах! И опять пришлось убеждать, доказывать… В конце концов Чернов все-таки сварил нужную сталь, а Даймлер построил технологическую линию на основе многовалочных прокатных станов и гидравлических прессов.
На очереди была электросварка, которую я планировал применять, для начала, в кораблестроении. Этим вопросом с успехом занимался истинный изобретатель реального прототипа — Николай Николаевич Бенардос[84].
Поскольку именно технические, производственные потребности ставили новые задачи перед прикладными, точными и естественными науками, я постарался пригласить на свой завод всех, до кого смог дотянуться. И талантов Земли Русской, да и известных (пока еще только мне) мировых светил я набрал очень много.
Так, к примеру, электротехникой у меня занимались молодые ученые Попов[85]и Герц[86].Именно, что молодые — Александру было всего двадцать шесть, а Генриху — двадцать восемь лет. Но работали ребята вполне успешно, отлично дополняя друг друга. Сработались будущие знаменитости настолько, что все научные диспуты вели на жуткой тарабарской смеси русского и немецкого, понятной только им двоим. Поэтому надежда, что первый действующий радиоаппарат появится достаточно скоро, была небезосновательной! Естественно, что я не позволю Герцу умереть в возрасте 36 лет!
Но мало иметь творчески мыслящих, грамотных инженеров — нужны квалифицированные рабочие руки, станки, точная измерительная аппаратура и инструменты. А вот с этим в России была самая большая напряженка. Отечественных станков не было вообще. И такая ситуация в реальности сохранится вплоть до Первой Мировой! Имеющийся на Канавинском заводе станочный парк годился только на металлолом. Обновление парка шло за счет закупки станков в САСШ — тогдашнего лидера машиностроительной индустрии. На все эти токарно-револьверные, токарно-лобовые, токарно-карусельные, радиально-сверлильные, горизонтально-расточные, продольно-строгальные, карусельно-фрезерные,кругло-шлифовальные, зубофрезерные и прочее, прочее, прочее мною была потрачена просто астрономическая сумма. Если бы перед началом модернизации я не создал избыток свободного капитала — то разорился бы в кратчайшие сроки. Сейчас проектированием "на фирме" занимался Семен Степанович Степанов. Высококлассный инженер-самоучка, в реальности создавший (пятью годами позже) нормально функционирующий комбайн из токарного, фрезерного и сверлильного станков. Однако в настоящий момент до собственного производства станков было еще далеко — два-три года. Да и то — на первое время покроем только собственные нужды, для продажи наши станочки дороговато выходят — мы планировали сразу оснащать станки электроприводом.
А квалифицированные рабочие? Да нужного мне количества токарей, фрезеровщиков, просто литейщиков — физически не существовало в природе! Персонал приходилось обучать на месте, без отрыва от работы. Сколько косоруких увальней мне пришлось выгнать к чертовой матери, прежде чем цеха перестали гнать 60–70 процентов брака! Зато оставшиеся постепенно становились мастерами своего дела, переставшими вздрагивать при словах: "допуск в одну сотую". Дальнейшую потребность в персонале я планировал покрывать за счет выпускников созданной при заводе школы — нечто вроде ФЗУ. На занятия в этом профессионально-техническом училище ходили не только подростки 14–15 лет, но и ребятишки в возрасте. И довольно часто я видел на вечерних уроках здоровенных деревенских парней, только-только "от сохи", которые с напряженным вниманием слушали учителя и старательно выводили в тетрадках закорючки. Кстати, одним из учителей при училище работал Константин Эдуардович Циолковский, выписанный мной из своего Мухосранска[87].В текущем, 1886 году ему исполнилось всего 29 лет, и никакой научной школы он пока не создал. Но уже успел написать несколько интересных статей, одна из которых — объёмистое сочинение "Теория и опыт аэростата, имеющего в горизонтальном направлении удлинённую форму". Гоняя с ним по вечерам чай в нашем "научном клубе", я горячо обсуждал ТТХ его оригинальной конструкции дирижабля с тонкой металлической оболочкой.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 [ 11 ] 12 13 14 15 16
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.