read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Не вставая с кресла, Рукавишников слегка кланяется:
— Пустяки, Ваше Высочество!
— Да уж, какие пустяки? Завод сталелитейный полностью реконструировали! А теперь еще и химический комбинат строить собрались! А потяните ли?
— Потянем, Ваше Высочество. Отчего не потянуть? — степенно отвечает он. Вот теперь все же видно — купчина.
Неожиданно в глазах у него мелькает некое странное выражение:
— Это ведь как черешню в садах Приднестровья по ночам собирать — и знаешь, что опасно, а сладенького хочется!
Чего? Чего он сказал?! КАКУЮ ЧЕРЕШНЮ?!! Что он несет?
— Черешню? В Приднестровье? По ночам? — ничего не понимая, обалдело переспрашиваю я.
— Да, — купчина степенно кивает, хотя в его глазах сейчас… и продолжает, неожиданно подавшись ко мне всем телом, — сидишь на ветке, почти у самой верхушки дерева, потому как внизу уже все ободрали и молишься, чтобы с правого берега «крупняк» по пристрелянному садику не долбанул…
Какой КРУПНЯК?!! У него крыша поехала? С правого берега?!! С ПРАВОГО берега!!! Днестра!!!
Я вскакиваю, отбрасывая кресло.
— Откуда ты ЭТО знаешь?!! — ору я и тут до меня доходит, что только один человек из моих знакомых знает вкус приднестровской черешни и этот человек…
— ДИМКА?!!Интерлюдия
В тусклом свете кажется, что лица сидящих в зале людей — посмертные гипсовые маски. Стоит гробовая тишина. Кто-то роняет на пол карандаш, собравшиеся вздрагивают, словно в зале рванула граната.
— Коллеги! — прокашлявшись, начинает Председатель, — с горечью должен констатировать: Две тщательно спланированных операции по устранению матриканта с трескомпровалились! Во время первой — руками его, так называемого отца, мы не учли способность ближнего окружения цесаревича пойти на акт прямого неповиновения своему Императору. Вплоть до убийства… Во время второй — массированного нападения во время визита в Японию, нами было упущено из вида, что после первого покушения матрикантбудет все время настороже, да и его верные опричники оказались прекрасно подготовлены к скоротечной уличной схватке. Чего только стоят размещенные на крышах снайперы? Боюсь, что наши способы как-либо повлиять на изменения в исторической последовательности исчерпаны. Ситуация катастрофическая. Уже и в нашем институте произошло несколько случаев хроноамнезии, а также пропажи людей и полной замены одних людей другими. — По залу пронесся ветерок от одновременного вздоха десятков человек. — Передаю слово спецпредставителю Генсека ООН лорду Валлентайну.
— Проведенными мною лично следственными мероприятиями установлено, что переносной мнемотранслятор типа ПМВ-13бис оказался в руках неподготовленного аборигена из кластера 2004 не только и не столько вследствие преступной халатности доктора Фалина и магистра Крупиной. — Спецпредставитель Генсека ООН роняет слова, словно тяжелые камни. — Практически доказан злой умысел Фалина, позволившего неустановленному лицу унести прибор сразу после переноса матрицы. — Невнятный шепот возмущения с задних рядов утихает под хмурым взглядом чиновника. Еще раз окинув присмиревших под глыбой неслыханного обвинения ученых, инспектор продолжает. — Вероятно, магистр Крупина не была посвящена в замыслы своего непосредственного начальника, но расследование ее действий продолжается. Сейчас она отстранена от должности и находится под домашним арестом.
— А сам Фалин? — выкрикнул с задних рядов фальцет.
Валлентайн поднимает голову и целую минуту буравит взглядом лица собравшихся. При этом становиться видно, что его подбородок и щеки покрыты ярко-розовыми пятнами молодой кожи — совсем недавно лорд проходил процедуры регенерации. Тишина в зале становиться оглушающей. Спецпредставитель удовлетворенно кивает и неспешно продолжает рассказ:
— Чтобы установить все это, мне самому пришлось отправляться в означенный кластер. Выяснилось, что сразу после переноса матрицы абориген естественным образом впал в кому. Его тело было помещено в дорогую, по меркам кластера клинику, где и находится в настоящий момент. Если, конечно, отстоящий от нас на несколько столетий год, можно назвать «настоящим». — Улыбка Валлентайна заставила участников собрания нервно сжаться. — А деньги на оплату содержания семьи донора и больничных счетов выделяет близкий друг виновника всех неприятностей — некий Дмитрий Политов. Этот господин находился в плотном контакте с донором последние десять лет. Участвовал вместе с ним в боевых действиях, разделяет взгляды донора на историю. В частности, на поливариативность протекающих в России на рубеже XIX–XX веков процессов. По свидетельству жены донора, Политов неоднократно навещал ее мужа по утрам выходных дней. А как раз в один из таких дней и произошло событие, последствия которого мы все здесь расхлебываем. Так что, с вероятностью 80–90 процентов, именно Политов забрал мнемотранслятор сразу после переноса.
— Ну, так найти его и отобрать прибор! — взревывает низкий глухой голос. — Там же есть функция принудительного возврата!
— Это не представляется возможным! — сжав зубы, чиновник цедит слова, — наш интересант впал в состояние, сходное с комой первого донора. Сейчас они лежат в одной палате.
— Господи! — испуганно вскрикивает фальцет, — неужели еще один донор?!!
Гробовая тишина похоронена под валом панических голосов. Валлентайн терпеливо подождал, когда участники собрания выговорятся. И следующие его слова ввергли всех в еще большую панику.
— Но это еще не все. Во время проведения оперативных мероприятий мы наткнулись на явное противодействие, исходящее от аборигенов. Вероятно, что наша возможность перемещаться во времени раскрыта на уровне спецслужб кластера 2004. Мне с трудом удалось уйти, эти мерзавцы били меня руками по лицу! — Лорд машинально дотрагивается до розового пятна на подбородке. — Дальнейшее проведение каких-либо активных действий в означенном кластере представляется мне невозможным.
— Почему? — спрашивают сразу несколько голосов.
— Доктор Фалин был захвачен нашими оппонентами. Или сдался сам. Сейчас это уже неважно — главное в том, что наши неведомые противники отлично сумели воспользоваться своим трофеем. Судя по всему, Фалин сдал им всю находящуюся на территории России сеть стационарных трансляторов. Теперь этот кластер закрыт для физического проникновения. А без промежуточной базы мы не сможем использовать активных матрикантов, даже если бы нам удалось найти подходящих реципиентов из окружения Таругина-Политова. Остается только пассивное наблюдение.
— Но это значит… надо готовить прямое вторжение в кластер 2004? — догадался фальцет. — Десант?!!
Часть вторая. Пятилетка в три года
"Кадры решают всё"И.В. Сталин
Глава 1Рассказывает Дмитрий Политов
В то памятное воскресное утро я в очередной раз погнал на сервис свой «Субарик». Несмотря на «молодость» машины, а купил я ее всего три месяца назад, сервис мне пришлось посетить уже добрый десяток раз. Чертов барахлящий инжектор не давался мастерам, а «отрываться» они начали на мне. Можно подумать, я сам портил движок, чтобы доставить сервис-менам дополнительные неудобства. Мне начали назначать часы посещения на самое неудобное время: раннее утро или поздний вечер. Причем сами работы выполнялись спустя рукава, а номинальное время на них затрачивалось немалое. Хорошо хоть, что автомобиль еще был на гарантии, что добавляло мастерам дополнительной злобы. В общем, если вам кто-нибудь скажет, что японские машины не ломаются — плюньте ему в лицо!
Вот и в этот раз мне пришлось гнать «Субарик» на сервис к девяти утра в выходной день. Услышав привычное "заберёте завтра", я в сердцах плюнул и побрел в ближайший супермаркет за пивом и чипсами, готовясь обмыть «горе» со своим старым другом Олегом Таругиным, по счастливой случайности живущим рядом с сервисным центром.
Путем аналитической обработки предварительно собранных разведданных (я засек полуночное бдение Олега на форуме альтернативщиков, что, будь дома его жена, не случилось бы никогда) я выяснил — плацдарм для дружеской посиделки свободен. Посему я набрал двойную порцию, предполагая «зависнуть» у Олега, как минимум, до вечера.
На мой звонок в дверь никакой реакции не последовало. "Спит, бедолага, — подумал я, — замаялся ночью с альтернативщиками рубиться!" Минут через пять, когда я уже примеривался позвонить еще раз, дверь рывком распахнулась. Над порогом нависло хмурое и небритое лицо друга.
— Ну и за каким хреном ты приперся в такую рань? — вопросил Олег, дыхнув на меня перегаром.
— Однако! — отреагировал я, животом заталкивая друга в прихожую. — Вот так ты сейчас гостей встречаешь? Да вы никак с бодуна, ваше благородие? И когда только успел? Еще в два часа ночи я наблюдал и наслаждался, как ты вполне осмысленно бодался на форуме с альтернативщиками. А с утра наш боец предстает передо мной с помятой мордой, дыша хорошо выдержанным перегаром! Или ты на форум уже «тепленький» флудил?
— Здорово, братишка! — Отбросив маску негостеприимного хозяина, Олег крепко меня обнял и повлек на кухню. — Тут такие дела творятся, сейчас расскажу — не поверишь!
Повесть о чудесном спасении от ночных хулиганов парочки пришельцев из будущего огорошила меня. Как-то не замечал раньше за другом склонности к неумным розыгрышам.На всякий случай я сходил проверить наличие в квартире означенных гостей. Да, сладкая парочка присутствовала, а с девушкой, судя по всему, Олег сумел войти в более плотный контакт. Орел он у нас, мой бывший командир!
Но, собственно, само присутствие в квартире Таругина каких-то людей ничего не говорило. Да, Его Благородие — тертый калач, и кого ни попадя в гости приглашать не станет, тем более, посреди ночи. Но… Нет ли каких более существенных доказательств иновременной сущности пришельцев? Ах, костюмчики, речь, манера поведения? Не смешно…
Тогда-то Олег и извлек на свет божий раздолбанный кейс.
С первого взгляда увиденный девайс не произвел на меня особого впечатления. Ноутбук — как ноутбук. Я ж ими торгую — сколько модификаций перевидал! Однако, посмотрев внимательней, нашел "десять отличий". Техника явно была земной, причем рассчитанной на применение русскоговорящими, о чем говорила двойная, кириллицей и латиницей, маркировка клавиш. Но сама компоновка компьютера… Где здесь вообще монитор? Должен быть отдельно? И зачем здесь три ряда явно лишних клавиш? Может, гости Олега — безумные изобретатели, решившие дать отпор засилью «вражеских» ЭВМ?
Но, раз компоновка компа похожа на нашу, то и логика работы должна быть сходной. Я, решительно освободив место на столе от бутылок и пакетов, положил загадочный прибор перед собой и нажал клавишу, обозначенную значком включения (разомкнутый кружок с черточкой). Ё-моё! Над панелью развернулась голозавеса! Ни хрена себе, техника! Голограмма трансформировалась в плоский экран нехилого размера, по которому побежали символы загрузки. А это что за лейбачок? Уж не родной ли «Windows»? Точно, он самый! Если гости Олега — люди из будущего, то и там у гражданина Гейтса "усё у порядке"!
Загрузился компутер гораздо быстрее современных. Уже секунд через пять он поприветствовал меня бодрой надписью на русском: Введите пароль. Вспомнив внешность гостя мужского пола (типичный кабинетный ученый), я набрал слово «пароль». Фигушки! Не настолько уж ученый кабинетный! А вот его имя? Вроде бы Леонид. Так, набираю «Леонид». Опять фигушки! Но, чувствую, пароль должен быть очень простой! Имя плюс возраст? А сколько ему лет? Примерно лет сорок-пятьдесят. Я начал в быстром темпе набирать имя владельца, добавляя двузначные цифры, начиная от сорока, надеясь, что программа не заблокирует комп при введении множества неправильных паролей. И, о чудо! На числе «48» вредный «сторож» отрапортовал, что пароль принят.
На «экране» развернулись строчки таблицы, похожей на поисковик, только использующий для работы несколько значений. В первом окошке мигала фраза: "Укажите интересующую Вас страну".
— Ну-ка! — оживился Олег, отодвигая меня в сторону, — сейчас разберемся!
"Укажите интересующую Вас страну". «Россия» — отщелкал на клавишах Олег.
"Введите необходимую личность". "Николай II". Однако! Ну и пристрастия у командира!
"Введите интересующий Вас год". «1884». Честно говоря, я не помню, чем ознаменован этот год.
"Введите интересующую Вас дату". "8-е июня". Вроде бы сегодняшнее число. И что могло произойти 8 июня 1884 года, могущее заинтересовать Олега?
Видимо, загрузка условий поиска закончилась, потому как на голоэкране появилась крупная надпись: "Зафиксируйте свой взгляд на визире". А это еще зачем? Проверка сетчатки глаза?
На голограмме появился «клубок», переливающийся всеми цветами радуги. Олег застыл, зачарованно уставившись на этот «визир». Прошла минута. Таругин, не отрываясь, смотрел на голограмму. Я толкнул друга в бок:
— И что такое интересное ты там увидел?
Голова Олега качнулась в сторону, и он начал плавно валится на пол. Мне едва удалось придержать его грузное тело, стараясь не превратить падение в лавинообразное. Да, блин, что же это такое с ним? Осторожно перевернув обмякшего друга на спину, я первым делом, как учили на курсах первой помощи, запрокинул ему голову, чтобы открыть дыхательные пути. Потом пощупал пульс. Пульс был четким и спокойным. На сердечный приступ не похоже… Выходит, простой обморок? Перетрудился бедняга? Последствия неумеренных ночных возлияний? Вроде ночью они всего бутылку коньяку на троих выпили, что Его Благородию как слону дробина.
Нашатырю бы ему дать нюхнуть! Да где я его возьму? Может где-то в квартире и есть аптечка, но пока найдешь… Вызвать «Скорую»? А что я им скажу? Сердечный приступ? Да и пока они приедут… Беда была в том, что я хоть и разбирался в военно-полевой медицине, как-никак три войны прошел, но что делать с простым обмороком не знал совершеннои потому малость растерялся. Где-то, когда-то я слышал (или видел), что в таком случае может помочь влитое в организм пациента спиртное. Так… Пиво вряд ли подходит в этом случае. Я рванул дверцу холодильника. Ага! Есть полбутылки водки! Торопливо скрутив пробку, я бережно приподнял голову Олега, приоткрыл ему рот и влил туда несколько капель. Олег кашлянул, водка выплеснулась. Никакого эффекта!
А может здесь приборчик этот чертов виноват? Я глянул на слегка мерцающий голоэкран. На нем висела надпись: "Перенос матрицы донора в сознание реципиента прошел удачно. Код возвращения — 31Е412."
Это что же? Матрица, то есть сознание Таругина, перенеслось в тело неведомого реципиента? Впрочем, почему неведомого? В сознание Николая Второго! А тело, значит, здесь осталось.
Я снова присел за стол. И как ввести этот код? Я тронул клавишу «Esc». Надпись про перенос исчезла, зато появились две виртуальные кнопки. На одной было написано «Возврат», на другой — «Просмотр». Ага, все, в принципе, просто. Я уже было собрался вернуть блуждающее в вихре времен сознание Олега в бренное тело, но черт дернул меня кликнуть квадратик просмотра. Голоэкран увеличился, став размером с плазменную панель домашнего кинотеатра. К тому же изображение приобрело объем и звук. На меня в упор смотрел смутно знакомый бородач в мундире.
— Обойдется Сережка без нас! — басом прогрохотал мужик. — Ему и невесты хватит! А мы с цесаревичем останемся!
Мать моя, женщина! Так это же Александр Третий, собственной персоной! Ну и голосок у императора! Изображение начало меняться, словно камеру приподнимали, и я догадался, что вижу все глазами "реципиента".
— Со мной все в порядке, Ваше Величество, — прозвучал ломкий юношеский голосок. — Просто мне на мгновение стало дурно. Но сейчас уже все в порядке. Разве можно оставить mon uncle Serge без Вашего присутствия?
Это, судя по всему, вступил в разговор цесаревич. А сколько ему лет то было в 1884 году? Вот не помню, это у нас Олежек специалист по этому периоду времени. И кстати, как это у него получается так здорово на французском чесать? Аглицким-то мой друг хорошо владел, три года в Штатах стажировался, а вот язык "Belle France"… Или он Николашу не контролирует?
Действие захватило меня, и я решил погодить с возвратом. Откупорив новую бутылку пива, я поудобнее устроился на кухонной табуретке, приготовившись наслаждаться представлением.
Следующий час пролетел незаметно. Олег меня не разочаровал, а что это действует именно Таругин — у меня уже сомнений не оставалось, достаточно было послушать его разговор с будущей женой. Английским я владел ровно в той степени, чтобы понять — теперь цесаревичу придется искать новую жену. Аликс вряд ли простит Николаю то, что он назвал ее бабушку "старой шлюхой"!
Досмотрев прием до конца, я обратил внимание, что время близится к полудню, а у меня кончилось пиво и чипсы. Когда же это я успел так подмести запасы? На экране Олег втеле цесаревича переодевался к поездке в театр, тихонько напевая себе под нос любимую песенку: "Артиллеристы, Сталин дал приказ…" Чувствовал он себя прекрасно, и мне не хотелось выдергивать его, только-только вошедшего во вкус хулиганства. Да и самому было интересно посмотреть, что он еще отчебучит. Но вот хозяева компьютера…Кстати, а как там они?
Я, крадучись, заглянул в комнату. Мужчина по-прежнему был в отключке (Вот здоровье! С двухсот грамм коньяку срубился!), а девушка проснулась и слепо таращилась круглыми, пустыми глазами куда-то. Видимо в третье измерение или в это… "свое будущее". Однако, пора заканчивать представление! Но, черт возьми, как не хочется!
И тут мне в голову пришло неожиданное предложение — стырить компьютер и подарить себе и другу еще несколько дней иновременного хулиганства. Больше-то вряд ли получится — найдут, наверняка найдут, раз у них техника такая. Быстро уничтожив все следы своего пребывания в квартире (пустые бутылки и пакеты — в мусоропровод, стол — протереть, стаканы — помыть), я, все еще немного сомневаясь, глянул на безжизненное тело друга (а не сделали бы ему "пришельцы из будущего" чего недоброго?), схватил раздолбанный кейс с лежавшим в нем чужим ноутбуком и выскользнул из квартиры.
Звонок Марины, жены Олега, прозвучал поздним вечером. Срывающимся голосом женщина сообщила мне ожидаемую новость — она приехала домой с дачи и обнаружила мужа лежавшим на кухне в полной отключке. Я с облегчением выдохнул — скребла, эх, скребла меня совестливая мыслишка, что "пришельцы из будущего" могут забрать Олега с собой, или еще что-нибудь в этом роде. В таком случае мне бы осталось только застрелиться — бросил ведь командира, бросил. Но раз уж всё прошло тихо-мирно…
Я, как мог, успокоил Марину и тут же бросился к ней, чтобы оказать моральную и финансовую поддержку. Сначала тело Олега забрала «Скорая» и поместила в обычную больницу. Но через три дня, когда "люди в белых халатах" убедились в тщетности своих попыток привести пациента в чувство и даже просто поставить диагноз… Я забрал друга из цепких лап эскулапов и поместил в дорогую частную клинику, в отдельный бокс. Там Олега кормили внутривенно и через трубочку, стимулируя желудок слабым током, а также ежедневно делали массаж и миостимуляцию, чтобы не атрофировались мышцы. Так что за телесное здоровье друга я был спокоен. Сутки пребывание в сем заведении обходились в кругленькую сумму, причем в условных единицах, но это было меньшее, что я мог сделать для старого товарища. Ладно, я мог себе это позволить, а уж если финансы истощатся… Вот тогда и подумаю о возврате души в бренное тело.
Марина, поубивавшись о потере мужа, сумела взять себя в руки — на ней остались трое детей. Я помогал, как мог, стараясь заменить женщине кормильца, а детям — отца. И то и другое удавалось мне неплохо, и жизнь постепенно вошла в колею. Я по-прежнему занимался коммерцией, зарабатывая деньги уже не только для себя. Что интересно — после последнего ремонта мой автомобиль уже не проявлял норов. Или мастера сервиса взялись за ум, вспомнив, откуда растут руки или… судьба, приведя меня в нужное время и место, успокоилась.
Удивительно, но дни летели, а меня никто не искал. Я благодарил Всевышнего за каждый лишний час, проведенный наедине с чужим компьютером. Олежика несло галопом. Таким темпом он, пожалуй, социализм раньше Ленина построит. Да и не доживет Ленин до светлого будущего… Мой друг никогда не отличался пустым гуманизмом.
Наблюдая, как Таругин давится по утрам черной икрой, как дрессирует Ренненкапфа, как подсовывает пьяному Александру Третьему различные документы на подпись, я испытывал настоящее наслаждение. Отказаться от этих «сеансов» было совершенно невозможно. "Подключения к прошлому" стали для меня настоящим наркотиком. Едва в череде повседневных дел удавалось уединиться хоть на пару минут, я включал ноутбук и кликал "Просмотр".
Глава 2Рассказывает Дмитрий Политов
Поначалу у меня и в мыслях не было вести эту «программу» до бесконечности. Ну, невозможно держать человека на положении овоща долгое время, без того, чтобы тело не утратило тонус. Хотя… мировые прецеденты были. И даже недавно в новостях мелькнуло сообщение о какой-то женщине из Америки, пролежавшей в коме несколько лет, но сумевшей очнуться и быть при этом в рассудке и относительно здоровой.
Ну, потяну я время еще пару месяцев, а потом… А вот любопытно — отразятся ли действия Олега на реальной истории, или по его возвращении все вернется на круги своя? Существует ли инерция времени, когда внесенные изменения повлияют на наше настоящее с опозданием? И на нашей ли линии мировой истории орудует Олег?
Эти вопросы заставили меня плотно приступить к исследованию удивительного девайса, и по-настоящему расковырять его. Для консультаций мне пришлось привлекать сотрудников своей фирмы, хорошо разбирающихся в «софте». По офису даже поползли слухи, что шеф готовится выпустить новую прогу, предназначенную выгнать с рынка «Майкрософт». Залез я в чужой комп настолько глубоко, что вскоре мне стал понятен даже язык программирования. Всё оказалось достаточно просто, и вскоре сведения из чужого ноутбука были вычерпаны "до донышка".
Базы данных оказались громадными! В них находились досье чуть ли не на всех живущих на земле Российской (сотрудники Института Времени, у которых я умыкнул ноутбук специализировались на России). Списки потенциальных реципиентов насчитывали миллионы имен. В том числе и вышеупомянутый Николай II и Александр III, а также предыдущие по счету Александры и Николай. Романовы присутствовали все. Навскидку, не сверяясь с учебником истории, Рюриковичи тоже. И Ярославичи и Ольговичи. Вся русская номенклатура чуть ли не с Рождества Христова и до текущего года! А в разделе XX века я обнаружил и себя с Олегом, с удивлением узнав, что, оказывается, был женат (!!!) на женщине по имени Анастасия. Причем дата свадьбы приходилась на время моей очередной «командировки». Да и подруг с таким именем у меня сроду не было! Так что и у ребят из будущего случаются проколы!
Через несколько дней изучения справочного материала я обратил внимание, что некоторая часть «клиентуры» обозначена грифом "только наблюдение". В частности как раз я и Олежек. Среди Романовых этот гриф украшал досье Николая и Петра Первых, "Тишайшего Алексея Михайловича" и, почему-то, Софьи Алексеевны. А вот Рюриковичи и дохристианские князья практически поголовно обозначались статусом "только наблюдаемых". Заинтересовавшись этой коллизией, я влез в раздел хранящихся на компьютере должностных и служебных инструкций, памяток и регламентов работы.
Оказалось, что если для внедрения сознания «донора» подходит почти любой «реципиент», ну, за исключением психически ненормальных, то вот управлять «носителем» получается только в очень редких случаях. Играло роль множество перечисленных в институтских инструкциях факторов, но основной параметр я бы определил как "сила воли". Получалось, что почти все наши цари этим качеством не обладали. Нда… не повезло нам с правителями.
Впрочем, невозможность управлять реципиентом вполне устраивала ученых Института Времени. Они то, как раз, именно наблюдением и занимались. А чтобы по-настоящему «оседлать» жертву, приходилось проделывать более существенную работу, одним из этапов которой было прямое проникновение в своем физическом теле в интересующую эпоху. В памятке упоминался "контакт психоматриц категории «А». Как я понял, само время отрицательно влияло на возможность "подавления матрицы иновременного реципиента". И чем больший временной период разделял донора и реципиента, тем слабее был контакт. К примеру, из их (пришельцев) счастливого XXIV века люди начала первого тысячелетия даже не «читались». Не то что — управляться! Судя по отдельным записям, у институтских исследователей где-то в средних веках находилась промежуточная база.
Изучение всего попавшего мне в руки материала только прибавило загадок. Если пришельцам, для того, чтобы подавить психоматрицу реципиента, требовалось прямое нахождение в том же временном отрезке, то как тот же маневр удался Олегу, разделенному со своим «носителем» доброй сотней лет? И как, в конце концов, скажутся на нашем настоящем те фокусы, что вытворял сейчас Олег в XIX веке? Прецедентов я в записях пришельцев не нашел. «Иновремяне» никогда не вмешивались в ход истории, а "полное внедрение" им было нужно лишь для направления «носителя» в нужное место для более полного наблюдения за каким-нибудь интересным событием.
А может ничего и не будет? Изменения, внесенные Олегом в исторический процесс, постепенно нивелируются и дадут в итоге нулевой результат? Ведь чем он располагал? Некоторой информацией о событиях вековой давности? Так через какое-то время эта информация устареет, раз уж он так рьяно взялся "тасовать колоду" персонажей.
Эх, ему бы подкрепление в виде справочника по материаловедению и учебника прикладной механики! А еще лучше — индустриальную базу, аналогичную хотя бы довоенной, тридцатых годов XX века!
Ведь сколько не переставляй фигуры на шахматной доске, больше их не станет! От перемены мест слагаемых — сумма не меняется. Ну, если вы, шахматист-гроссмейстер — профессионал, вы справитесь. А если простой любитель, как Олег? К тому же, совершенно не готовившийся к партии и разыгрывающий сейчас этюд исключительно по памяти? Как тогда? К тому же ваш противник — Ее Величество История!
А вот если у вас на доске в два раза больше фигур, и все они — ферзи? Игра пойдет гораздо веселей! Но пока игрок сидит за доской, кто-то должен сделать ему эти лишние фигуры… Волей-неволей напрашивалось, что в одиночку Олегу не справиться. Для полного загиба вектора истории ему нужен помощник, готовящий индустриальную базу. И этим помощником мог стать только я. Не посвящать же чужих людей в тайну "Золотого ключика" к прошлому? Да и кому еще будет интересно заниматься прогрессорством без всякой надежды увидеть когда-либо плоды своих усилий?
Но… бросить всё нажитое непосильным трудом? Успешный бизнес, отлаженную личную жизнь, комфорт, в конце концов, ведь там еще и ватерклозет не изобрели (или изобрели?)… Оставить свое бренное тело, наконец? Ради чего?
Толчок к действию произвел разговор, произошедший на днях…
Мой компаньон уговорил меня съездить за город, поиграть в современную «Зарницу» для "настоящих мушшын" — страйкбол. "Дети, чистые дети" — подумал я, наблюдая, как холеные топ-менеджеры в новеньких американских камуфляжах выгружают из багажников крутых тачек страйкбольные «приводы», в точности имитирующие реальное оружие. Мама дорогая! Такую экзотику мне доводилось видеть только на оружейных сайтах. Немецкие штурмовые винтовки G36, австрийские Steyr AUG, французские FAMAS, американские карабины Colt М4, швейцарские автоматы SIG 550… И всё это хозяйство густо увешано коллиматорными и оптическими прицелами, тактическими фонарями и лазерными целеуказателями.
Я, в своей старой, выгоревшей и застиранной комке отечественного образца, да с самым дешевым, не прошедшим многоуровневый «кастомайзинг» приводом, выглядел на фоне "крутых парней" "подносчиком боеприпасов"! Но развернувшиеся в замусоренном подмосковном лесу "боевые действия" быстро поставили всё на свои места. Когда мне надоело перестреливаться с расстояния в тридцать метров через густой кустарник, «ловивший» почти все страйкбольные «снаряды» — шарики, я сделал то, к чему привык — обошел противника с фланга. Естественно, что никакого охранения «противник» не выставил, да и сами «бойцы», разгоряченные игрой, обнаруживали обошедшего их стрелка только после третьего моего выстрела, да и то — в голову. Перещелкал я их довольно быстро, и двух минут не прошло. Испортил пацанам отдых! — ворчали игроки, возвращаясь на «исходную». Даже члены моей команды и те были недовольны столь обескураживающим исходом поединка. Они-то настраивались на долгую бестолковую беготню, неприцельную перестрелку и смешные для профессионала "тактические перестроения в составе малой группы".
Так и получилось, что на накрытой после «сражения» "поляне" я сидел в гордом одиночестве. Тут-то ко мне и подсел этот парень, хозяин сети автосервисов. Он резко выделялся из массы в целом культурных ребят устаревшим «пацанским» стилем — носил на пальцах огромные золотые «гайки», а на шее — золотую цепочку весом под три кило. Да и речь у него была… через слово — мат. Нет, он не старался оскорбить собеседника, он не ругался — он так разговаривал. При знакомстве парень представился Вованом.
— Ты эта, тля, слышь, брателла… — неопределенно начал Вован, скользнув взглядом по аккуратной круглой заплате на плече моей куртки, следу давнего ранения. — Твойкореш, сцуко, пездел, что ты, тля, типа три войны прошел.
"Опять за старое взялся, — беззлобно помянул я своего компаньона, — ну сколько раз говорить, чтобы не трепал языком о моих подвигах!"
— Да, было дело, — кивнул я, моля, чтобы не начались расспросы по принципу: а как там было?
— А это, тля, типа Гражданская и Отечественная? — уточнил Вован, на этих войнах, видимо, его познания в истории Отечества заканчивались.
Глухо хмыкнув, я понял, что от объяснений не отвертеться, к месту вспомнив увиденную несколько лет назад сценку в Измаиле. Там мальчик спросил своего папу, показывая на памятник Суворову: мол, кто это? Суворов, ответил отец. Любознательный мальчик продолжил: А за что ему памятник поставили, он что, как Чапаев фашистов рубал?
— Нет, Вован, это Приднестровье, Абхазия и Сербия, — терпеливо пояснил я. Олег называл людей, подобных моему собеседнику, имбецилами.
— О-о-о-о, тля-я-я-я! — протянул Вован, переваривая полученную информацию, и через минуту тщетных мозговых усилий задал новый вопрос: — А ты там, тля, типа хачиков резал?
— Нет, я артиллерист — в Приднестровье и Абхазии взводом минометов командовал, а в Сербии — установкой "Акация".
— А-а-а-а, тля-я-я-я-я! — новая порция информации с массой незнакомых слов так напрягла "могучий ум" Вована, что мне на секунду показалось — еще чуть-чуть и его «процессор» перезагрузится. Но Вован с честью вышел из этого испытания. Отбросив, видимо, осмысление сути моего ответа, собеседник задал очередной вопрос: — А ты, тля, типа за кого там воевал?
— За наших, — грустно улыбнулся я, по лицу Вована поняв, что такой ответ он не осилит никогда. Больше вопросов не было.
Вернувшись домой, я в очередной раз включил просмотр сериала "Олег в XIX веке". Но сейчас действие не радовало глаз. Меня грызла одна мысль — Олег продолжает бой, он до сих пор сражается "за наших". А я? Променял свои принципы на сладкую жизнь. Стреляю краской, а не пулями, а потом пью водку с дебилами, которым в прежние времена и руки бы не подал!
С этого момента я твердо решил отправиться на подмогу командиру.
Приняв это судьбоносное решение, я начал всестороннюю подготовку. Не хотелось пускаться в дебри времени невооруженным. И «Калашник» бы мне не помог, хотя я, как мог, постарался запомнить чертежи. Основное мое вооружение — технологии, а проблема в том, что держать массу специфических и весьма точных знаний предстояло в голове. Конспекты с собой не возьмешь. Поэтому я выбирал только те изобретения, до которых люди XIX века не додумаются. Я сам теперь становлюсь оружием, и моя боевая эффективность напрямую зависит от количества патронов (знаний), умещающихся в магазине (голове).
И набивал я свой «магазин» настолько плотно, что к вечеру пухла голова. Жалко, что мне не 20 лет, когда любая, даже совершенно ненужная информация легко ложится на молодой мозг. Однако, основной проблемой оставалось обеспечение моего прикрытия. Если Олега прикрыл я, то кто поможет мне?
В принципе, надежный человек был. Мой родной дедушка Владимир Альбертович Политов, генерал-лейтенант в отставке. После гибели отца в Афгане, дед обеспечил мне "твердое мужское плечо". Именно он благословил меня вопреки протесту матери на первую боевую командировку в Приднестровье. Сейчас дед, ветеран ГРУ ГШ ВС СССР[68],жил отшельником на своей небольшой дачке в Тульской области.
В ближайший выходной, прихватив пару бутылок настоящего армянского коньяку, другого старик не употреблял, я отправился к деду за советом. Альбертыч, словно почувствовав, встречал меня у ворот дачного товарищества. Я всегда поражался этой способности деда — знать, когда к нему пожалует очередной визитер. Со временем я даже перестал предупреждать старика о своих планах, проверяя и каждый раз убеждаясь, что Альбертыч верен себе — подъезжая к даче, я видел у ворот высокую, слегка сутулую фигуру генерала.
— Ну, Димка, рассказывай, с чем пожаловал! — приказал дед, после традиционного легкого перекусона "с дорожки" и первой рюмки «Юбилейного». — Чувствую, что-то серьезное опять задумал. Как бы не в очередную командировку собрался? Так вроде в мире сейчас тихо! Не в Чечню же, упаси бог?
Спокойно смотревший и даже поощрявший мои поездки "на войну", дедушка был резко против моего закономерного желания отправиться в мятежную республику, назвав Чеченскую кампанию "грязной политической игрой". Даже поругавшись с ним тогда, я все-таки послушался совета, за что потом был несказанно деду благодарен.
Сейчас, подивившись в очередной раз интуиции старика, я, внутренне усмехнувшись (ох, и удивлю я дедулю!), рассказал ему обо всех произошедших событиях и в доказательство показал ноутбук пришельцев.
Альбертыч не разочаровал меня. Он даже и бровью не повел на мой невероятный фантастический рассказ. Молча выслушав до конца, дед бегло просмотрел несколько файлов на компе, посмотрел список «реципиентов», уделив особенное внимание своему собственному досье.
— Нда, история… — задумчиво хмыкнул старик в итоге, — кстати, в моем досье ошибка — в Анголу-то я в 1977 году ездил, а не в восемьдесят седьмом! Вот уж не думал, не гадал, что доживу до встречи с потомками, хотя тему их визита мы еще с шестьдесят второго года разрабатывали. Были основания… да.
Я глянул на деда в некотором обалдении. Вот так! Хотел старика удивить, а вышло, что он сам меня огорошил.
— А не показалось ли тебе, Димка, что информацию о себе и этот прибор пришельцы твоему другу специально "слили"? — дед пристально глянул на меня. — Какими бы они там у себя в будущем вегетарианцами не были, но такого прокола, как пьянка в незнакомом месте, с незнакомыми людьми разведчики любой степени подготовки себе позволитьне могут!
Ни хрена себе вопросики! Я чуть в осадок не выпал! А ведь верно старик говорит! Что это за разведчики, которые позволяют себе "расслабится по полной" в боевой, можно сказать, обстановке?
— Ну, ты, дед, и задачки задаешь! — я наполнил рюмки. Мы быстро чокнулись, махнули и закусили лимончиком. — В таком разрезе я на данную проблему не смотрел!
— Напрасно! — сурово отрезал Альбертыч, — чему я тебя учил? Обстановку надо оценивать со всех сторон! Если происходит непонятное тебе событие, представь, кому оно выгодно! А ты решил, что тебе всё понятно — дураки пришельцы нажрались до свинского состояния и подарили тебе секретный прибор!
— Получается, что Олежек сейчас, думая, что вершит судьбу России, представляет из себя марионетку? И я, собираясь ему помочь, лью воду на мельницу неведомых сил? — думать такое было неприятно.
— Мне, почему-то, кажется, что слив информации и потеря прибора — инициатива частного лица, ну, или группы лиц, — спокойно поправил меня дед. — Ты упомянул, что Олега уже навещала дама с подсаженной матрицей донора, имеющая целью забрать его из прошлого… Вполне естественно, что эта операция была инспирирована руководством Института Времени. Следовательно, руководство сложившейся ситуацией недовольно. Из чего я заключаю, что передача информации и прибора в планы верхушки не входила. С девяностопроцентной вероятностью могу утверждать — инициатива всего дела исходила от второго пришельца — Леонида. А вот зачем ему всё это нужно — вопрос отдельный!
— И что же теперь делать? — растерянно спросил я. Все мои планы летели к черту.
— Делай, что задумал! — резко отрезал старик. — Если есть хотя бы небольшой шанс, что вы своими усилиями сможете сломать установившуюся историческую последовательность, при которой России разные карликовые государства все время звездулей взвешивали, а потом, силами своей агентуры переворот устроили… то надо этот шанс использовать! Говори, Димка, что мне надо будет сделать конкретно?
— Так, это… — промямлил я, сраженный решением старика, но тут же взял себя в руки. — После моего ухода тебе нужно обеспечить моему бренному телу нормальные условия существования. Пускай меня, как Олега, на искусственное питание посадят. С массажем и миостимуляцией. Чтобы в случае возврата я развалиной не был.
— Финансирование проекта? — деловито поинтересовался старик.
— Переведу на тебя все свои активы, — ответил я. — Дела в моей фирме отлажены, компаньон и один справится. А ты, со своей стороны сумеешь проследить, чтобы он не забаловался и крысятничать не начал. Я думаю, что было бы практичней, если мы будем лежать в одной палате с Олегом.
— Если ребятки из Института Времени свой хлебушек не зря едят, а сомневаться в их профессионализме глупо, то такой кульбит для них будет настоящим подарком! — усмехнулся Альбертыч. — Ну, как же! Второй случай необъяснимой летаргии! Сразу догадаются, кто прибор увел, а потом и на меня выйдут! Хотя… — дед призадумался, — а не поймать ли мне их на живца? Кое-кто из моих учеников еще в строю, думаю, что и тему иновремян Управление не закрыло. Тут намечается интересная оперативная игра… — старик словно хлебнул стопарик эликсира молодости — плечи расправились, в глазах появился хищный блеск, ноздри раздулись, чуя запах добычи, — да, пожалуй, так и сделаем — положим вас в одну палату, так мне будет удобней отслеживать «шевеления» пришельцев!
Я, в шоке от услышанного, только молча кивнул и выпил еще рюмочку коньяку. Эх, не знаю собственного деда! Старый конь встрепенулся от звука боевой трубы!
— Так, а теперь, Димка, давай, показывай, как с этой хреновиной управляться! — дед кивнул на ноутбук. — Хочу быть в курсе твоих подвигов!
Глава 3Рассказывает Дмитрий Политов
Ну, здравствуй, светлое прошлое! Открываю глаза и с любопытством осматриваюсь. Так, тело мне досталось неплохое, но в плане физической подготовки запущенное. Ладно,потренируем, поднакачаем… И как они тут спят? Задница тонет в пухлой пуховой перине, а сверху толстое одеяло, тоже пуховое. Еще и ночная рубашка! И всё это несмотря на то, что за окном должен быть сентябрь. Сентябрь 1884 года.
Путем долгих раздумий я пришел к выводу, что внедряться в ближайшее окружение Олега нет смысла — этак я пойду за ним паровозиком, практически не влияя на реальность. Да и в его окружении почти все действующие лица проходили под грифом "только наблюдение". Крепкие духом ребята.
А для поднятия российской промышленности нужен был человек финансово независимый, причем обладающий достаточно большим капиталом. Идеально для моей цели подходили русские купцы-миллионщики. Однако проработка базы потенциальных реципиентов выявила неприятную для меня особенность — почти все купцы, живущие в нужный период,тоже проходили под грифом "только наблюдение". Это было понятно — слабовольный человек много денег не наживет.
Но все же нашел я одну подходящую кандидатуру. Купец первой гильдии Александр Михайлович Рукавишников. Из нижегородской ветви знаменитой купеческой фамилии. Младший, пятый сын Михаила Григорьевича Рукавишникова, прозванного "железным стариком". Прозванного так и за характер и за направление бизнеса. После своей смерти в 1875 году он оставил своим многочисленным отпрыскам (пять сыновей и две дочери) по 2–3 миллиона рублей — сумма вполне подходящая для моей цели. Что удивительно, среди детей Михаила Григорьевича было три сына, подходящих для внедрения. Вторым был Сергей, старше Александра на десять лет. Но Сергей уже успел к 1884 году профукать большую часть наследства, потратившись на сооружение грандиозного "семейного гнездышка" — трехэтажного особняка, до сих пор радующего жителей Нижнего Новгорода изысками архитектурной эклектики[69].К тому же Сергей был женат, а Александр еще нет. А мне как-то не хотелось получать вместе с капиталом чужую жену. Третьим в списке шел Митрофан, четвертый сын МихаилаГригорьевича. Этот мне не годился по эстетическим соображениям — в детстве его уронила нянька, и он стал горбуном. Да и в настоящее время большая часть его доли ушла на безумные «свадьбы» с проститутками.
Путаясь в длинной ночной рубашке, я с трудом сполз с высокой кровати и прошлепал босыми ногами по спальне в поисках зеркала. Должна же где-то здесь быть ванна? Ан нет — в углу я обнаружил причудливую деревянную тумбочку, на которой красовались тазик с кувшином, а рядышком приютился ночной горшок. Это что же, вот такие у миллионеров санитарно-гигиенические удобства? Зеркальце здесь было, но маленькое, в две ладони величиной. Побриться и то будет затруднительно. А я так хотел посмотреть на свое новое тело в полный рост. Придется по-другому…
Представляя, как сейчас хихикает дед, видя на мониторе мои потуги, я снял ночнушку и принялся знакомиться со своим реципиентом. Ну, что же… Первое впечатление благотворное — руки-ноги на месте, то, что между ног — тоже. Пуза нет, мускулатура слаборазвита, но это мы исправим… Вот за ощупыванием меня и застукали!
Дверь внезапно, без стука, распахнулась и на пороге возникла толстая тетка, с круглым румяным лицом. «Нянька» — подсказала мне память реципиента.
— Это что же ты, Александр свет Михайлович, делаешь? — грозно завопила она. — Никак рукоблудием решил заняться? Да и стоишь голяком на сквозняке! А ну как простудишься? Немедленно оденься!
Вот как! Парень уже четвертной разменял, а до сих пор по указке няньки живет. Правильно сказал мой дед, проглядывая досье кандидата на внедрение: "великовозрастный балбес". Все свое свободное от сна время мой герой проводил за чтением церковных книг, беседами с бабками-богомолками и раздачей милостыньки. А может и к лучшему, чтоон не тратил состояние на водку и баб, как братец Митрофанушка.
— Закрой рот, Марковна! — грубо бросил я разбушевавшейся старушке.
— Ах, ты… ах, ты! — буквально задохнулась от возмущения нянька, замахиваясь на меня пухлым кулачком.
Но я просто молча глянул на нее и Марковну словно сдули. Она испуганно отскочила к двери и вдруг залилась слезами. Я даже не оглянулся — все равно ведь придется её строить в три шеренги, так почему бы не начать прямо сейчас.
Я наклонился к крохотному зеркалу, пытаясь рассмотреть свое лицо. Хорошая такая физиономия, носик курносый, глазки голубенькие, щечки-яблочки. Отличный образчик русского генофонда. А что это такое на щеках? Я ощупал подбородок — так и есть — реденькая бороденка. Нет, ну с этим мы будем беспощадно бороться! Я, было, открыл рот, чтобы приказать няньке принести бритву и остальные принадлежности, как память Александра услужливо подсказала, что бритвы нет во всем доме. Ну, не положено уважающим себя купцам ходить с босым лицом. Ладно, отложим на потом…
— Кончай хныкать, Марковна! — взбодрил я няньку. — Неси умываться, да прикажи Захару коляску закладывать.
— А покушать то, батюшка, Александр Михайлович? — недоуменно спросила нянька. — Да и куда вы в такую рань?
— Некогда мне завтракать, Марковна! — отрезал я, — а поеду я к брату, Ивану Михалычу.
Иван Михайлович был, после смерти патриарха, старшим в семье. Он держал свой банк и несколько железоплавильных заводов. Весь капитал моего носителя находился в банке братца, который регулярно, раз в месяц, отстегивал младшенькому на жизнь довольно крупную сумму. Александру этих денег вполне хватало на содержание себя, небольшого особнячка, двух десятков человек дворни, да на щедрые подаяния "святым людям". А вот лично мне нужна вся сумма, причем в единоличное пользование. Вот об этом я и решил переговорить с Иваном, не откладывая дело в долгий ящик.
Но выехать немедленно мне так и не удалось. Нянька буквально повисла на мне, вереща, что не отпустит никуда, пока я "не поснедаю". Бить мне ее не хотелось, а без физического воздействия вырваться из дома было проблематично. Пришлось подчиниться заведенному в доме распорядку.
Под строгим взглядом Марковны я помочился в горшок и ополоснул морду из тазика (надо будет завести в доме ватерклозет и душ!). Приготовленная одежда заставила задуматься над умственными способностями моего реципиента. Длинная, чуть ли не до колен плисовая рубашка навыпуск, черные суконные шаровары и шевровые сапоги. В качестве нижнего белья — льняная распашонка без ворота и подштанники. А на улице градусов двадцать пять тепла! Эх, упрею…
На завтрак было подано такое количество еды, что на миг закралось сомнение, а не ждем ли мы к столу гостей. Пироги с картошкой, пироги с вязигой, пироги с грибами, каша гречневая и каша перловая, стопка блинов высотой в полметра. Из напитков был морс клюквенный и смородиновый, компот вишневый и трехведерный самовар чая.
Обожрусь и помру молодым! — мелькнуло в голове. Но руки привычно стали прибирать со стола кушанья, а челюсти автоматически включились в работу, перемалывая гору еды. Остановить этот процесс удалось лишь с большим напряжением воли. Под оханья и причитания няньки, я решительно встал из-за почти полного стола и велел закладывать коляску.
Нет, быстро работать в этом доме не привыкли. Обленившийся кучер провозился целый час, за что получил от меня увесистый пинок в разжиревшую задницу. Так… первоначальный план — поехать к Ивану Михалычу срывался. Тяжеловато мне будет требовать от братца деньги, выглядя при этом, как деревенский дурачок. Надо сперва прибарахлится! На мое требование к няньке выдать мне тысячу рублей, та снова залилась слезами, умоляя "Александра свет Михайловича" не дурить. Опять пришлось на неё прикрикнуть.На этот раз подействовало быстрее. Утирая слезы передником, Марковна достала из-под образов в столовой чистую тряпицу, в которой и оказались завернуты "карманные денежки".
Марковна начала было, слюнявя пальцы и проговаривая цифры вслух, отсчитывать требуемую сумму, шурша здоровенными, как наволочки, купюрами, но я грубо пресек сей, собирающийся затянуться надолго, процесс, просто отобрав у старушки все деньги и, не глядя, сунул их в карман шаровар. Навскидку там было тысяч пять.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 [ 9 ] 10 11 12 13 14 15 16
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.