read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Прибытие наследника престола Российского в Нижний Новгород было обставлено достаточно скромно. Правда, прибыл он на личном поезде, о чем мне тут же доложили агенты. Но ни оркестра, ни митинга, ни депутаций от дворянства и купечества на вокзале не было. Остановился цесаревич в тех же самых апартаментах в гостинице «Московской», что до того занимал я, а после почтил своим присутствием Великий Князь Павел.
И стали к нему вызывать представителей местной элиты. Сначала, естественно, градоначальника, а уж потом "лучших людей" города по списку. У моего друга явно было составлено досье на всех значимых персонажей. И досье, судя по всему, неплохое. Сужу по тому, что меня вызвали одним из первых. Видимо, мои успехи в деле индустриализации были оценены, взвешены и признаны достойными.
В знакомой комнате за знакомым столом (именно здесь когда-то располагался мой кабинет) сидел смутно знакомый по фотографиям из той еще жизни, молодой парень. На лице еще нет усов и бородки, памятных по более поздним снимкам. Сколько же ему сейчас лет, в смысле — сколько лет ТЕЛУ? Насколько помнится — должно быть 19–20…
— Здравствуйте, Александр Михайлович! — вежливо поприветствовал юноша, бесцеремонно меня разглядывая, словно я был наколотой на булавку редкой бабочкой. — Присаживайтесь!
— Здравствуйте, Ваше Высочество! — я с достоинством поклонился и сел в предложенное кресло.
Повисла пауза. Цесаревич, в теле которого скрывался мой лучший друг, продолжал разглядывать меня. И я, в свою очередь взялся за изучение его лица, пытаясь отыскать на нем хоть какую-нибудь черту, характерную для Олега. Вполне естественно, что во внешности никакого сходства не просматривалось. Олег был среднего роста, в последние годы сильно огрузнел, голову брил "под Котовского". А сейчас передо мной сидел стройный юноша с густой шевелюрой. Вот только эта манера покусывать губу…
— Весьма наслышан о ваших успехах и достижениях, Александр Михайлович! — через пару минут сказал наконец Николай.
Я, не вставая с кресла, изобразил благодарственный поклон:
— Пустяки, Ваше Высочество!
— Да уж, какие пустяки? Завод сталелитейный полностью реконструировали! А теперь еще и химический комбинат строить собрались! А потяните ли?
— Потянем, Ваше Высочество. Отчего не потянуть? — степенно сказал я. И неожиданно сказал, ломая намеченный план контакта: — Это как черешню в садах Приднестровья по ночам собирать — и знаешь, что опасно, а сладенького хочется!
— Черешню? В Приднестровье? По ночам? — оторопел Николай.
— Да, — кивнул я. Наступал момент истины. — Сидишь на ветке, почти у самой верхушки дерева, потому как внизу уже все ободрали и молишься, чтобы с правого берега «крупняк» по пристрелянному садику не долбанул…
Мой собеседник вскочил, отбрасывая кресло.
— Откуда ты это знаешь?!! — и тут до него дошло: — Димка?!!
— Он самый, командир! — медленно поднимаясь, подтвердил я. — Не могу сказать, что во плоти…
— Димка!!! — одним махом оказавшись рядом Николай (да нет, все-таки Олег!), начал тискать меня в объятиях.
— Олегыч!!! — я тоже изо всех сил обнял друга.
Так, периодически повторяя наши настоящие имена, то обнимаясь, то отстраняясь, чтобы получше разглядеть ЧУЖИЕ лица, то хлопая друг друга по плечам мы протолкались минут пять.
— Ну и напугал ты меня, стервец! — пожаловался Олег, немного отдышавшись. — Я уж подумал, что очередной хронокаратель пожаловал. Да что мы стоим? Садись! Да не сюда— вон в углу диванчик. Нет, ну ё-моё! Димка, чертенок, да как же тебя угораздило то? Как ты здесь оказался?
— Стреляли… — усмехнулся я. — А чего ты такой негостеприимный?
— Да, блин… счазз все будет в лучшем виде! — усаживая меня на угловой диванчик, успокоил Олег и заорал юношеским баском: — Шелихов!!!
— Я здесь, Государь! — в дверь просунулась голова ординарца.
— Давай, Егор, сообрази-ка нам выпить-закусить! И скажи князю, чтобы всех сегодняшних посетителей по домам разогнал. Мы с этим купчиной сейчас очень важные дела обсуждать будем!
Водка в запотевшем графине и несколько тарелок с закуской появились на маленьком кофейном столике в мгновение ока. Олег, слегка дрожащей от переполнявших чувств рукой, разлил по первой.
— Ну, блин, за встречу! — мы весело чокнулись и выпили.
— Ты по-прежнему, после первой не закусываешь? — доставая портсигар, спросил я.
— Нет, так и не заимел этой скверной привычки! — улыбнулся Олег и вдруг, напрягшись лицом, спросил: — А какая у меня любимая застольная песня?
— Ай, маладца! — восхитился я. — Последняя проверка? Насколько мне помнится, изрядно приняв на грудь, ты всегда поешь: "Артиллеристы, Сталин дал приказ…"
— Артиллеристы, зовет Отчизна нас! И сотни тысяч батарей… — дискантом пропел Олег. Его лицо расслабилось. Он молча налил еще по одной. — Нет, ну все-таки никак не могу поверить — Ра-а-а-аз!!! И мой дружбан Димка предстает в образе купца! Да какого купца! Миллионщика! Давай, за твой успех! Ты тут таких дел уже наворотил!
Мы снова выпили. В глазах Олега что-то блеснуло. Неужто слезы? Эк, человека то проняло! Растрогался, аж… Ну, так оно и понятно — три года он здесь один как перст, только каратели из будущего и навещали. А тут сразу я! Хех!
— Князюшка мой, Васильчиков, адъютант и по совместительству председатель КГБ, на тебя такое досье собрал! — продолжил Олег, закуривая. — В трех папках с трудом уместилось! Я же еще в Америке был, в Сан-Франциско… Зашел в оружейный магазин из любопытства, а там… Бац!!! Винтовка Маузера стоит! До изобретения которой еще десяток лет! Приглядываюсь — ан нет, не Маузер! И калибр поменьше и общий размер. А на казеннике клеймо: "Заводъ братьев ъ Рукавишниковыхъ"! И вспоминаю я тогда, что еще в Европе, вроде как в Бресте, перед самым вояжем через Атлантику, какой-то французик у меня русский карабин в подарок просил. И название еще такое смешное — «печаль»! Чё ты ржешь? Ну не умеют эти европеоиды букву «ща» выговаривать! Естественно, винтовку эту я купил, их там всего четыре было, да в придачу к ней все патроны — всего три пачки по сто штук их и оказалось. Вскрываю пачку… Батюшки! А гильза то стальная, лаком покрытая! Да и пуля остроконечная! И стало мне тогда интересно — что это за купчина такой, который клоны Маузера штампует, да по всему миру их продает, да патроны делает, которые в реальности только лет через шестьдесят могли появиться! И сказал я тогда Васильчикову — землю носом рой, но чтоб о купце этом я все-все знал! И князюшка в грязь лицом не ударил! Такого нарыл! — Олег радостно заржал. — Я теперь даже в курсе, что ты с двумя горняшками сожительствуешь!
— Блин, дались всем эти мои горняшки! — улыбнулся я. — Тут ежели не женат, то непременно нужно либо горничную или кухарку трахать, либо по блядям ходить! Иначе подумают, что ты пидор, либо импотент! Вот и пришлось доказывать…
В ответ на мое заявление Олег жизнерадостно заржал в голос. На звук немедленно приоткрылась дверь и в комнату заглянул давешний ординарец. Взмахом руки показав казаку, что все в порядке, мой друг утер выступившие от смеха слезы и продолжил:
— А винтовки твои мне потом очень в Японии пригодилась. Ну, эту историю ты, наверное, уже знаешь?
— Да, знаю, конечно! — кивнул я. — Об этом разве что на салфетках не печатали! И солидные газеты, наши и заграничные, и бульварные листки просто разрывались от подробностей. А в некоторых и название винтовок мелькнуло, из которых твои снайперы кучу нападавших положили. Так у меня сразу продажи повысились!
Олег снова засмеялся. Я, еще начиная с разговора с Дорофеевым, обратил внимание, как гормоны молодого тела влияют на общий эмоциональный настрой.
— Ладно, дружище, давай к делу! — я решил слегка остудить шутливый настрой Олега. — Мои сексуальные предпочтения и цвет носимых кальсон — темы чрезвычайно интересные, но мы их с тобой вечерком обсудим, под более плотную закуску и более широкий ассортимент напитков. А сейчас слушай!
И я подробно ДОЛОЖИЛ Олегу, ради чего я вообще сюда переместился и что сумел за прошедшее с момента переноса время сделать. А в конце длинного монолога сказал, что мы теперь не одни, у нас есть группа помощников — крепких профессионалов в своих областях. Мой доклад произвел на друга ожидаемое впечатление — он был просто шокирован. И не столько моими достижениями в сфере индустриализации, об этом он и из досье узнать мог, а именно тем, что мы теперь будем действовать, опираясь на поддержку своих современников. Такого массового нашествия иновремян Олег явно не ожидал. Но все это вкупе только добавило другу энтузиазма.
За разговором мы как-то не заметили, что сидим уже несколько часов. Прошедшее время определили по успевшей нагреться в графинчике водке и по сгустившимся за окном сумеркам.
— Эк мы с тобой поболтали! — сказал Олег, вставая и делая энергичные махи руками, чтобы разогнать кровь. — Даже про водку забыли!
— Не все еще потеряно! — откликнулся я, задумчиво разглядывая графин и прикидывая — попросить «свежей» охлажденной или продолжить «разгул» в другом месте. Приняв решение, я тут же его и озвучил: — А не поехать ли, Ваше Высочество, в "номера"?
— К цыганам? — хихикнул Олег.
— Нет, ко мне на завод! Покажу тебе много из того, что вряд ли попало в досье Васильчикова! — обрадовал я.
— А…
— У меня ТАМ тоже есть водка! — усмехнулся я. — И не только она!
Глава 11Рассказывает Дмитрий Политов
Естественно, что никакой водки мы в тот вечер не выпили, да и на следующий день нам было не до гулянки. Осмотр всех цехов и лабораторий Стальграда превратился из развлекательной прогулки в полномасштабную обзорную экскурсию. Надо сказать, что изучение всех новинок производства и образцов продукции произвело на Олега огромноевпечатление. Он буквально обалдевал от избытка впечатлений. Изучить достаточно общее досье — это хорошо, но пощупать собственными руками вполне работоспособный двигатель внутреннего сгорания, прокатиться по полигону на предсерийном автомобиле, пострелять в тире из винтовки и револьверов — гораздо интересней и познавательней.
То и дело я слышал от Олега удивленные реплики:
"Что, Майбах с Даймлером на тебя работают? Так вот куда они из Германии пропали!"
"И братья Наганы здесь?!!"
"Кто этот юноша? Федя Токарев?!! Всего шестнадцать лет, а уже делает большие успехи?"
"Что за молодежь? Попов и Герц? И скоро у нас будет радио?"
"А это что? Оптические прицелы? Как мне их не хватало в Японии!"
"Пневматические шины? Не все Данлопу[123]масленица!"
Вполне естественно, что наибольший интерес вызвало посещение экспериментальной лаборатории по разработке стрелкового оружия.
Здесь Олег был поражен тем, что, несмотря на успешно реализованный проект малокалиберной винтовки и револьверов, программа исследований в этой области продолжается. Работа над пистолетом, пистолетом-пулеметом, пулеметом и штурмовой винтовкой идет полным ходом. Причем идет совершенно естественным путем, без моего активного вмешательства. Единственное, что я позволил себе — указать моим конструкторам направление. Основной упор я сделал на разработку новых боеприпасов — калибра 12,7мм под будущий крупнокалиберный пулемет и калибра 8-10мм под станкач и «нормальную» снайперку.
К слову сказать, в тот день конструкторы-оружейники умудрились удивить и меня! Просто около двух месяцев назад, занятый подготовкой к контакту с Олегом, я перестал плотно опекать своих разработчиков и ребята успели за это время придумать самозарядный пистолет совершенно оригинальной конструкции, внешне и конструктивно напоминающий "Маузер С-96". Чем опередили своих коллег — работающих в Германии братьев Федерле и Пауля Маузера на несколько лет!
А какое незабываемое зрелище представляло собой лицо Олега, когда я привел его на тщательно охраняемый склад и показал некие предметы, которые выглядели как толстостенные трубы большого диаметра.
— Это то, о чем я думаю? — обалдело спросил Олег.
— Именно, дружище! — самодовольно подтвердил я. — Орудийные стволы. Экспериментальная партия, на которой мы отрабатывали технологию производства. Скрепленные илейнированные. От технологии Армстронга[124]мы отказались. Большая часть заготовок, естественно, в брак ушла, но вот эти шесть стволиков вполне нормальными вышли. Правда, это всего лишь болванки — нормальную нарезку мы пока не освоили.
— А что так? Без нарезки?
— Нарезать, а если точнее — простругивать канавки в канале ствола лучше всего специальным инструментом с алмазной режущей частью. Которого мы на данный момент неимеем. — Объяснил я. — В принципе, мы главное дело сделали — теперь Стальград имеет технологию производства стволов калибром от 120 до 356 миллиметров! И длиной от 45 до 50 калибров. Хотя такая линейка, по большому счету, не очень то и нужна. Но по одной штуке каждого мы для тренировки сделали. 120мм/50 калибров, 152мм/45 калибров, 203мм/40 калибров, 254мм/40 калибров, 306мм/35 калибров, 356мм/35 калибров.
— Сколько-сколько? — аж задохнулся Олег. — 356 миллиметров — это же…
— Именно! — хихикнул я, уж очень занимательно сейчас выглядел Олег, — четырнадцать дюймов! Но самый удачный ствол получился 120 миллиметровый, при длине в 50 калибров. Вот его мы нарезать смогли!
— А качество? — Олег попытался взять себя в руки.
— Обижаешь, начальник! — хмыкнул я. — Начальник литейного цеха Стальграда — сам "отец металлографии" Чернов!
— Чернов? — Олег наморщил лоб, вспоминая все связанное с этой фамилией. — Это который "точки Чернова"[125]придумал?
— Он самый! — кивнул я. — Но стволы — это еще не все! Пойдем дальше!
Мы прошли в глубину склада, где я с законной гордостью продемонстрировал другу толстые стальные плиты, размером метр на метр, и довольно большой, 3 на 5 метров, фрагмент собранной из металлических плит стены. Стена имела отчетливо видимый профиль — была выгнута по длине и высоте.
— Мать моя, датчанка! Это же броня! — воскликнул Олег, зачем-то постучав по плитам костяшками пальцев и прислушавшись к звуку. — А толщина?
— 150 миллиметров! — гордо сказал я. И продолжил тоном опытного экскурсовода. — Броня катаная, хромоникелевая, гетерогенная! Жаль, что толщина и общие размеры поканебольшие. Так под большие надо гигантский прокатный стан строить. А теперь обрати внимание на эту стенку — на ней мы другую технологию отрабатывали. Вся эта конструкция представляет собой макет обшивки корабля. Собрана не просто впритык, плита к плите, а на шпонках, сечением в двойной ласточкин хвост. Для этого мы отливали плиты по точному шаблону, повторяющему профиль конкретной части борта корабля. Таким образом, броня подгоняется без малейших щелей и уступов, неизбежных при нынешнейустановке.
— А производительность всего этого какая? — глаза Олега загорелись. Видимо он уже видел в своем воображении гигантский флот дредноутов.
— Да, практически, никакая! — охладил я размечтавшегося друга. — Это же пробная партия. Исключительно для отработки технологий!
— А как быстро ты можешь развернуть полномасштабное производство? — Олег явно не хотел отступать от своей мечты.
— Года за три-четыре! — очередной ушат холодной воды на разгоряченную голову друга. — Да и то — смотря что называть полномасштабным производством. Если все внутренние мощности Стальграда бросить на изготовление оборудования и обучение персонала — через три года завод выйдет на показатели 3000 тонн 150 миллиметровой брони и 50–60 орудийных стволов среднего калибра.
— В месяц?
— В год!
— А что так мало и почему так долго?
— Сырья у меня мало — пока хватает только на ширпотреб да рельсы. — Начал я загибать пальцы. — Знаешь откуда нам железо возить приходиться? И на чем? Хорошо еще, что в прошлом году на Стальград одноколейную ветку «железки» провели. Есть на чем вывозить крупногабариты. Да даже если я прямо сейчас начну разработку уже купленных участков Магнитки — сколько потребуется времени на массовую добычу руды? Но и это не самое главное — будь у меня необходимое количество сырья — так потребного для его плавки количества мартеновских печей опять таки нет. А сколько уходит на постройку одной печи, ты знаешь? Ну и по мелочи — собственное станочное производство мы только-только наладили — еще и полугода не прошло с начала серийного выпуска. Обученных рабочих и инженеров для текущего производства едва хватает. Короче — проблем пока больше, чем выгод. Да и не нужно это нам — Стальград больше на точное машиностроение ориентирован, а не на катание болванок. Технология отработана — ты договорись кем надо — я с удовольствием отдам ее на тот же Обуховский завод.
Олег призадумался. А я добавил:
— К тому же тебе, скорее всего, даже 3000 тонн брони и не понадобится!
— Почему? — оторопел Олег.
— А на что ты эту броню ставить будешь? Нормальных проектов баттлшипов у тебя нет! Ставить на абы что — "шоб було"? Беда с нашим флотом комплексная — вот и решать ее надо комплексно. Вот погоди, Серега Платов развернется в должности генерал-адмирала — лет через пять будем печь дредноуты, как горячие пирожки! Правда, если к тому времени, кроме брони и стволов, сумеем создать вертикально-водотрубные котлы на жидком топливе, турбозубчатые агрегаты, собственно орудия, приборы управления огнем…
— Все! Хватит! — заорал Олег, меняясь в лице. — Ты что, гад, издеваешься? Того нет, сего нет… На хрена ты мне тогда вообще эти плиты и стволы показал?!!
— Ты это… не ори, царская морда! — усмехнулся я, глядя в глаза Олегу. — А то быстро фейс об тэйбл начищу! Привык на своих конногвардейцев орать!
— Блин, Димка, прости! — лицо Олега снова приняло нормальное выражение. — Что-то я не того… Как только эмоции через край захлестывают — так из меня сразу Николай переть начинает.
— Ага! Так я тебе и поверил! — съязвил я. — Общеизвестный исторический факт, что Николай был тихим, незлобивым человеком, за что в конце концов и поплатился! Ладно… пойдем тяпнем мировую — технологические чудеса на сегодня закончились!
На торжественный ужин мы собрали почти всех своих местных соратников. Со стороны Олега — его офицеры, с моей стороны — инженеры. Ни те, ни другие не понимали причины столь явно проявляемых между наследником престола и простым купцом дружеских чувств. Но мужественно делали вид, что так и надо.
После ужина мы снова уединились. В курительном салоне моего дома располагалась обширная коллекция сигар и коньяков. Что мы и начали дегустировать, попутно обсуждая текущие и потенциальные проблемы.
— Эх, нам бы хоть одного специалиста по экономическому анализу! — вздохнул Олег. — А ему в помощь компутер, пускай даже размером с трехэтажный дом! Лишь бы работал. Может все-таки твои спецы осилят? Хотя бы лет за пять?
— Олег! Ты сам то слышишь, о чем говоришь? Какой на фиг компутер? Что на нем анализировать? Или я чего-то не знаю и у тебя данные для анализа есть? — охладил я пыл друга.
— Ну ладно, хрен с ним, компутером! Но арифмометры то есть уже! Был бы специалист по матмоделированию экономических процессов… А то сидим, как при царе Горохе и решаем глобальные макроэкономические проблемы эмпирическим путем — давай ЭТО попробуем — оп-па! Не получилось… Ну, давай тогда вот ЭТО — опять не получилось! Ну, тадыЭТО — блин, деньги кончились!
— Мать твою датскую за ногу, цесаревич! — не выдержал я. — Ты в каких эмпиреях витаешь? Аналитика экономических процессов, матмоделирование… да… нужно… очень… лет через пятьдесят! Когда будет что анализировать… Ни хера же нет! Промышленность — в заднице. Налогообложение — там же. Сельское хозяйство — рядом. Образование, медицина… Средств производства — нет. Платежеспособного спроса — нет. Ты со своего Олимпа не видишь что ли ни хрена? Тебе вместо кругосветного плавания с девочками и шампанским, надо было по примеру Толстого босиком по русской земле пройтись! Да пощупать, как и чем народ живет! Цитату помнишь: "Страшно далеки они от народа!" Этопро декабристов было сказано. Полвека прошло, а высказывание актуальности не потеряло!
— Чего ты на меня орешь? — миролюбиво сказал Олег. — Все я знаю, может, знаю даже лучше, чем те, кто по земле босиком! Потому что с Олимпа все-все видно, а с земли — деревья загораживают! Для того чтобы построить промышленность, да еще и тяжелую, нужен план со всеми раскладками и выкладками. Кто его готовить будет?
— У твоего папеньки целое правительство есть! — отрезал я, не успокаиваясь. — Сколько там долбоебов сидит, штаны протирает? Запряги их — пускай мозгами поскрипят, если еще осталось, чем скрипеть! — Я говорил, продолжая накручивать себя. — Понимаешь — базы нет! Фундамента! Элементарных вещей, к которым мы привыкли в XXI веке. Опереться то не на что! Прогнозировать и моделировать можно развитие! А что мы будем анализировать, если у нас никаких данных нет! Нет статистики потребления, миграции, да что там говорить — элементарной переписи населения и той — нет! Ты здесь уже три года — почему не озаботился? Нет данных ни о чем! Нет даже зачатков государственного планирования! Чем ты здесь вообще занимался? С Васильчиковым и Ренненкампфом водку пил? Да с казачком своим рукопашный бой осваивал? Ах, да, чуть не забыл — Титову ты подсказал, чтобы таранные броненосцы не строил! Ба-а-а-а-альшое достижение! — я чувствовал, что меня несет не туда, но остановиться не мог. — Таким темпом учет и контроль в этой стране появится только благодаря столь нелюбимым тобой большевикам! Вот так вот! А то — подай мне аналитика-экономиста!
— Все сказал? — мне показалось, или в голосе друга лязгнул металл. Привык, видимо, за годы своего «цесарения», что с ним в таком тоне не разговаривают. Но Олег тут же примирительно улыбнулся. — Да, дружище, во всем ты прав! Время я бездарно потратил! Но так откуда мне было знать, что все это не понарошку? И вообще — мне за одно только сближение с немцами бонус на Страшном суде положен! Это же разворот внешней политики на 180 градусов! Да пока ты со своими горняшками кувыркался, я, жертвуя ради Отчизны самым дорогим, с этой немецкой PЭppchen[126]… - Олег уже откровенно смеялся.
— Ладно… — я уже успокоился. — Давай жахнем еще по «стописят», за успех нашего предприятия!
Мы выпили, закусили "чем Бог послал" — балычком и продолжили планирование.
— Нам сейчас позарез нужно развитие средств связи! — оседлал Олег своего любимого конька. — В такой большой стране, как Россия, связь нужна качественная и быстрая! Что там твои гении, блин, Попов с Герцем вола еб…т? Не справляются — подкинь им схемы, чертежи, казачка над ними поставь, чтобы от работы не отлынивали! А то наслышан я уже, что они у тебя в кабаке чаще бывают, чем в лаборатории!
— Ты моих подчиненных не трогай! — усмехнулся я. — Они в кабак ходят только для принятия на грудь небольшого количества светлого нефильтрованного пива, исключительно ради усиления мозговой активности! И рации будут сделаны в срок — не хочу я ребят в задницу пинать! Пускай до всего своим умом доходят! Постепенно!
— Ты с этим «постепенством» доиграешься! — хмыкнул Олег. — Кончится тем, что в войну мы вступим с кучей великолепных прототипов, а не с налаженной серийной техникой! Ты Даймлера с Майбахом за каким чертом пригласил? Чтобы они тебе авто для богатеньких клепали? Стране нужны грузовики и тракторы! А армии — броневики и танки! Где они? Двигатель, я слышал, уже освоен — расширяй производство!
— Вот скажи мне, дружище, а на хрена нашей армии танки? — усмехнулся я. — Кто их в бой поведет? Кто танковыми подразделениями управлять будет? Куропаткин твой?
— Ну… — смутился Олег.
— Гну! — не преминул съязвить я. — Уж если тебе так нужны танковые подразделения — создай структуру, для начала. Подготовь людей. Пускай штаты напишут, инструкции, на деревянных моделях покатаются! А вот когда плавать научатся, тогда мы воду в бассейн и запустим. В смысле — танки дадим! Вон, Гудериан справлялся как-то до появления «Тигров» и "Пантер"!
— Ну, вообще-то до встречи с тобой я планировал создание стратегической кавалерии. Хотел Ренненкампфа на это дело поставить. Вроде бы у него в реале неплохо получалось. Но сейчас… Вполне можно создать КМГ[127].Бог с ними, танками, ну хоть грузовиков для армии подкинь! Я же знаю, что у тебя полуторка на подходе. Кстати, хорошее название! Да и в народном хозяйстве тракторы пригодятся!
— Эх, Олегыч… — вздохнул я. — Ну, кому сейчас в России по карману трактор? Кому он реально будет полезен и кто морально готов к нововведениям в своем хозяйстве? Тракторы… Блин! Тут механических сеялок-жаток с конным приводом и тех нет! В прошлом году поставили на поток одну модель — так только немцы-колонисты с Юга и покупают!А ты сразу — трактор! Деревянный плуг к ним цеплять?
— Ну, а если создать что-то типа МТС[128]? — упорствовал Олег.
— Когда будет создано то сельское хозяйство, где будут востребованы МТС? Реально? Масштаб проекта представляешь? Все PRO и CONTRA[129]?Социальные и экономические изменения? В наших условиях МТС — вещь совершенно не подходящая общине с ее чересполосицей и упертым крестьянским традиционализмом!
— Ну, так МТС — это не только тракторы, но и школа кадров!
— Молодец! — восхитился я. — Ой, блин, молодец! Все продумал! Но это же и ежу понятно! А еще это туева хуча геморроя со всем сопутствующим хозяйством! Кто этим заниматься будет? Ты сначала какую-нибудь реформу забабахай, типа столыпинской, а потом поговорим!
— Пессимисты придумывают отговорки, а оптимисты придумывают способы преодоления трудностей! — жизнерадостно заявил Олег, жестом предлагая повторить прием внутрь горячительных напитков.
— Пессимисты — это хорошо информированные оптимисты! — ответил я, разливая по лафитникам коньяк. Эх, переводим хороший напиток. Стаканами, как водку…
Мы жахнули еще по «стописят». ЛЕГЛО хорошо. Неспешно закусив, я раскурил сигару и сибаритски развалился в кресле.
— Ох, Димка, я ведь только сейчас реально представил, какую мы ношу на себя взвалили! — вздохнул Олег. — Ты думаешь я над реформами не корпел? Корпел! И с умными людьми беседовал. Но тут такая жопа… Вот смотри! — Олег начал загибать пальцы: — Первое: Для улучшения системы подготовки КАДРОВ необходима реформа системы образования. Отменять на фиг этот дурацкий указ моего папаши о кухаркиных детях! И перестать, наконец, преподавать в гимназиях греческий и латынь. Да там много всего!
Второе: Для мощной индустриализации опять необходимы кадры. На этот раз технические и управленческие. Их где взять? Третье: для проведения индустриализации необходимо решение проблемы энергоресурсов! Кто мне здесь и сейчас план ГОЭЛРО напишет? Для хоть сколько-нибудь масштабных перемен необходимо развитие транспортных сетей! Знаешь сколько сейчас в России шоссейных дорог? Для решения управленческих проблем необходимы телекоммуникации.
— Ты еще об одном забыл, — вставил я, воспользовавшись паузой. — Для решения ВСЕХ проблем необходимы ДЕНЬГИ!!! Кто там из великих говорил: для победы в войне нужны три вещи — деньги, деньги и деньги!
— Ну и кто из нас миллионер? — усмехнулся Олег. — Небось, все алмазные и золотые рудники и копи уже твои?
— Почти, — усмехнулся и я. — Но ты сам можешь приблизительно прикинуть — сколько времени займет их освоение. Да и вредно будет для мировой экономики одновременный выброс на рынок большего количества золота и алмазов. Но недра от нас никуда не убегут — а вот решать кадровую проблему нужно как можно быстрее!
— Ага! Признал, что и я хоть что-то стою как аналитик! — расхохотался Олег. — Я все-таки не только водку с подручными пил, да Моретту щупал! Слушай сюда, салага! Итак… Промышленность, разведка и проект «Транссиб» у нас теперь руководителями укомплектованы. Да и верхушка ГБ моими усилиями сформирована. Но вот только нельзя забывать о том, что помимо топ-менеджеров в любой крупной фирме есть мощная прослойка менеджеров среднего звена, которые собственно и занимаются проведением в жизнь стратегических решений. И именно от их лояльности и квалификации, от их работоспособности и мотивированности зависит в конечном итоге, удастся ли все светлые идеи и грандиозные замыслы претворить в жизнь, или они останутся невозможной к исполнению утопией. Но вот с этим у нас главная напряженка! А ведь им, в большинстве своем, придется воспринять наши методы и научиться более-менее по ним работать. А кто будет учить тому их подчиненных и подчиненных более низкого уровня? То есть мы сейчас имеем ситуацию, когда в армии гениальный стратег-командующий, — я не преминул ухмыльнуться и Олег ухмыльнулся в ответ, — верные и хорошо обученные замы и… набранные с бору по сосенке командиры дивизий, дубовые командиры полков и комбаты вчера от сохи. Это образно, без желания обидеть или принизить наших нынешних современников. Просто задачи перед ними всеми мы будем ставить такого масштаба и сложности, к каким здесь еще и не подступались, в большинстве своем. А главное, они чаще всего и понимать не будут, а ЗАЧЕМ им делать все совсем не так, как ОНИ ПРИВЫКЛИ И УМЕЮТ, а как-то совершенно иначе? А если не понимают, то и дров наломать могут до черта. Каждый на своем уровне по соломинке, а на выходе минус веник. Жаль конечно, что всех людей в Империи на «засланцев» из ХХI века не заменишь, да и незачем. Достаточно просто их обучить, благо время есть.
— И, конечно же, программа кадровой реформы у тебя уже сформирована? — заинтересовался я. Таругин всегда отличался способностью к тщательно проработанным планам.
— А то! — кивнул Олег. — Давай еще по одной накатим, и я тебе все расскажу!
Мы накатили и Таругин продолжил:
— Значится так… В следующем году я открываю два новых учебных заведения. Это Сухопутное Кадетское Училище имени генералиссимуса Суворова и Морское Кадетское Училище имени адмирала Ушакова. Оба новых учебных заведения формируются под моим личным патронажем. Отбор туда будет производиться из числа мальчиков, достигших 14 лет. При этом, за редчайшим исключением, НИКАКИХ детей знатных и просто богатых семей в училище брать не будем. Все исключения такого рода только с моего личного разрешения и только для действительно талантливых детей. Наоборот, основной набор осуществляется из НИЗОВ Империи; предпочтение отдается сиротам и детям солдат и матросов. Критерий оценки кандидата — ум (оценить его можно и у неграмотного гавроша, варианты есть), здоровье (максимально близко к совершенному), желание учиться и устойчивость к внешним воздействиям и угрозам (иначе говоря, личная храбрость и психологическая упругость). Отобранные таким образом ребята зачисляются на казенный счет, живут и учатся 7 лет (то есть до 21 года) на полном государственном обеспечении. С ними работают специально отобранные старшины (из старых солдат) и офицеры. Тут главное — отобрать офицеров с педагогическими способностями и любящих свое ремесло; такие часто из-за природной честности и несгибаемости наглухо застревают на уровне капитанов-майоров и их гнобят в мирное время. А тут возможность реализоваться и работа с самыми благодарными слушателями — детьми. Цель воспитания и обучения — к совершеннолетию сделать из воспитанников качественно обученных, грамотных и лояльных офицеров, способных работать по-новому на своих местах и подбирать себе соответствующих людей по мере их роста по карьерной лестнице. Таких офицеров, для которых армия и флот — их дом родной, а государство и лично Наследник (со временем и Император) родной отец. Таких, которые с детства будут регулярно видеть Наследника, учиться у него многому и служить ему потом не за страх, а за совесть до последнего вздоха. И при этом, это не будет тупая преданность безграмотных людей, отнюдь. За эти 7 лет их обучат не только грамоте, но и всему тому, что сделает их ПРОФЕССИОНАЛАМИ в своем деле. Причем тут огромный простор для внедрения всего того нового, что мы знаем и умеем. Во взрослые головы с их собственным жизненным опытом это не так-то просто вложить, а тут практически чистый лист и некритическое восприятие всего нового.
— Нормально! — одобрил я. — Отличная задумка! Жжош, кросавчег!
— И через семь лет мы будем иметь около двух тысяч (часть отсеется при учебе) свежих выпускников с отличным уровнем подготовки и абсолютной лояльностью своему шефу. То есть мне. Две тысячи тех самых низовых исполнителей. Через 10 лет первые выпускники поднимутся по карьерной лестнице, а уж я лично позабочусь о том, чтобы у них была реальная возможность сделать это без зажимов! Дальше работает эффект снежного кома — за первым выпуском идут второй, третий и так далее. В результате в армии и на флоте мы имеем крепкий офицерский костяк, на профессионализм и верность которых можно положиться. Понятно, что даже в отдаленной перспективе они не составят сто процентов офицерского корпуса, ведь остальные военные училища не будем закрывать. Но они станут сплоченной силой, которая даст костяк Новой армии и флота.
— Неплохо! — я тихонько зааплодировал. — Теперь наше предприятие уже не кажется мне таким безнадежным! За ЭТО следует выпить!
Мы выпили, уже забыв закусить. В голове немного шумело, но зато поток фантазии попер, поднимая высокую волну.
— Кстати, можно провернуть аналогичную задумку в гражданской жизни! — внезапно пришло мне на ум. — Техническое училище имени Кулибина! А? Звучит! И набирать детей рабочих и служащих. Точно — завтра же переименую наше ФЗУ! При переименовании поприсутствуешь? Чтобы, так сказать…
— Свадебным генералом? — хихикнул Олег. — А почему бы и нет? Задержусь еще на денек. Один хрен все гадают — чего я у тебя второй день торчу! Еще коньячку хряпнем — он у тебя отменный! Давай еще по маленькой!
— Давай! — и эта порция пролетела соколом. В голове появились еще более интересные мысли.
— Слушай, Олегыч! — крикнул я. — Еще одна идея есть! Все то же самое, только ребятишек из простых семей, ну может еще и особо одаренных из купеческих, будут принимать в Училище Государственной Службы имени… ну, допустим Петра Великого! Там их тоже будут полностью содержать на государственный счет, одевать в форму (гражданские, но служащие) и готовить из них будущих управленцев низового и среднего звена Империи. То есть тех грамотных профессиональных и лояльных (ну и честных по возможности), которых всегда так не хватает России и без которых реформирование Государства невозможно!
— Оп-па! — удивленно выдал Олег заплетающимся языком. — Ну-ну! Продолжай!
— Создать касту не берущих взятки чиновников! — с пьяным воодушевлением воскликнул я. — Да за одно это нам после смерти по золотой статуе отольют!
— Главное, чтобы наша смерть не была безвременной! — Олег снова наполнил рюмки. — Ну, вздрогнули!!!
Эпилог
Владимир Альбертович Политов, военный пенсионер, генерал-лейтенант ГРУ в отставке, сидя в удобном мягком кресле перед голографическим монитором иновремян, внимательно досмотрел до конца сцену встречи своего внука с наследником престола Российской империи, одобрительно хмыкнул в финале и тихо произнес: "Вот и славно, что у вас так сладилось, ребятки!" Все шло как надо.
Политов, не выключая ноутбук, встал из любимого кресла и сделал несколько энергичных махов руками, разгоняя застоявшуюся кровь. Хотя никакой надобности в поддержании тонуса тела не было — через крайне непродолжительное время старое тело генералу уже не понадобится.
Уже второй день Политов готовился к исходу. Туда, куда уже ушел его внук и еще шесть человек, включая «засланца» из будущего. В предпоследнее десятилетие XIX века…
Владимир Альбертович в последний раз обошел свою старенькую дачу, прикасаясь к мебели, стенам, словно пытаясь запомнить ощущение. Бесцельно и бездумно перебрал бумажки на рабочем столе. Поняв, что подсознательно оттягивает последний шаг, Политов решительно прошел на маленькую кухоньку и открыл краны на газовой плитке. Затем,повторно обойдя свой дачный домик, Владимир Альбертович свернул вентили на трех баллонах с пропаном, расставленных в разных помещениях (чтобы уж наверняка!). Потомон проверил, закрыты ли форточки и открыты ли внутренние двери. Вернувшись в комнату, гордо называемую «кабинетом» он снова сел перед монитором.
Ну, что же… Пора! Генерал взял лежавший на краю стола таймер и выставил на нем временную задержку в пять минут. Провода от таймера шли к небольшой толовой шашке, прикрепленной непосредственно к ноутбуку пришельцев из будущего. После «ухода» хозяина дома, взрывное устройство разнесет вдребезги, на мельчайшие, не подлежащие никакому восстановлению осколки, ценный прибор. И последующая за этим детонация бытового газа и пожар полностью скроют все следы.
Стремянную на плавный шаг винта? Хмыкнув, Политов достал из ящика стола бутылку коньяка и поискал глазами куда бы налить. Идти на кухню за рюмкой решительно не хотелось. А пить из горлышка отличный армянский коньяк — моветон. На глаза попалась чашка с остывшим, недопитым чаем. Выплеснув чай прямо на пол, Владимир Альбертович наполнил чашку до краев и одним махом (к черту условности!) влил в себя спиртное. Напиток сразу разбежался по телу приятной горячей волной и мягко ударил в голову.
Хорошо пошла! — выдохнул генерал и застучал пальцами по клавишам мнемотранслятора.
"Укажите интересующую Вас страну". Россия. Ввод.
"Введите необходимую личность". Виталий Платонович Целебровский[130].Ввод.
"Введите интересующий Вас год". 1887. Ввод.
"Введите интересующую Вас дату". 25 декабря. Ввод.
"Зафиксируйте свой взгляд на визире". На голограмме появился «клубок», переливающийся всеми цветами радуги.
Владимир Альбертович застыл, пристально глядя на визир. Через полминуты его тело расслабилось и генерал упал лицом вниз на стол, опрокинув с него чашку и бутылку.
Некоторое время бутылка, позвякивая, катилась по полу, в направлении двери. Но добраться до нее не успела — на таймере высветилась цифра «ноль». Мощный взрыв буквально вывернул дачный домик наизнанку. Отдельные доски потом находили в 200–300 метрах. Заключение комиссии свелось к следующей версии: выживший из ума военный пенсионер возился с каким-то устройством, так оно у него в руках и рвануло. А в домике, по недоразумению, то есть, совершенно случайно оказалось несколько газовых баллонов.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 [ 15 ] 16
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.