read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Каждые полминуты в наушнике шуршал голос Петровича:
— У меня все тихо. Как сам? Помощь не требуется?
Политов бодро рапортовал о неизменности тактической позиции. От помощи отказывался. Сидящий в палате, у кроватей Олега и Димы, Дорофеев представлял собой последний рубеж обороны, контролируя не только тупиковую часть коридора, но и окна.
А все-таки они слабаки, эти гости из будущего — подумал Политов. Им бы сейчас прижать меня в три-четыре ствола, да выйти на дистанцию гранатного броска. И всё, привет! Но для этого нужно высунуть нос из-за угла, на простреливаемый участок, а у них, видимо, кишка тонка. Хотя с подготовкой, вроде бы, все в порядке. Генерал покосился нарваные дыры в сиденьях кресел. Стреляли чужаки достаточно точно.
Может быть, слишком рано Политов решил, что победил. Сглазил, как говорится. Или недооценил противника. Но в следующий момент фигуры в фантастической броне хлынули на него из дверей ближайших палат. Как они там очутились — теперь можно было только догадываться. Могли тихонько пробить тонкие межпалатные стенки. Могли спуститься с крыши на веревках.
Почему они для начала гранаты не кинули — успел подумать Политов, давя на спусковой крючок автомата. Длинная очередь смела первый ряд атакующих, потом патроны в магазине кончились. Краем уха генерал услышал дикий мат Петровича и голос его «Калаша». И до него добрались, суки! — выдохнул Политов, пытаясь подняться навстречу чужакам — сменить рожок он уже не успевал. Ближайший к генералу боевик взмахнул зажатой в кулаке хреновиной, похожей на короткую дубинку, голова взорвалась болью, а потом… "абонент находится вне зоны доступа!" — чёрное безмолвие за границами сознания…Рассказывает Дмитрий Политов
Стоящий на краю стола новомодный агрегат — селектор, издал мелодичную трель. На палисандровой панели зажглась красная лампочка вызова.
Чертыхнувшись — как не вовремя — мне как раз удалось вспомнить схему трехступенчатой турбины Парсонса и я старался запечатлеть ее на бумаге. Отбросив карандаш и отложив линейку, я прижал клавишу из натуральной слоновой кости и буквально рыкнул в микрофон:
— Какого хрена?!!
— Александр Михалыч, извините, — донесся из динамика слегка напряженный голос моего секретаря, — но к вам посетитель без предварительной записи. Говорит, что по очень важному делу.
— И что ему надо?
— Э-э-э-э… — замялся секретарь.
Я догадался, что говорить открыто парень опасается. Видимо загадочный посетитель стоял у него над душой.
— Ладно, Саша, зайди, доложи подробно! — пришел я на выручку своему сотруднику.
Через несколько секунд дверь кабинета приоткрылась на две ладони, и в эту узкую щелку просочился секретарь Саша — молодой человек приятной наружности, которого я полгода назад вырвал с третьего курса Петербургского Университета, соблазнив большим окладом денежного содержания. К своим 20 годам Александр подавал большие надежды на поприще естественных наук. К счастью, Саша не знал, что, поступив ко мне на работу, он спас свою жизнь.
— Александр Михалыч, — я впервые видел этого юношу растерянным, — к вам на прием просится какой-то гусар. Но ведет себя странно — вроде бы не пьян, а глаза шальные. Я уж Ереме мигнул, чтобы присмотрел за сим субъектом. А то, как бы околоточного вызывать не пришлось…
— Ну, а чего он говорит то? — Усмехнулся я, доставая из кипарисового хьюмидора[107]гаванскую сигару ручной сборки. Раз уж все равно от дела оторвали, так хоть перекурю. Блин, напугала голая жопа ежа! Странный гусар! С бодунища, небось, мучается, да во время ночной игры в штосс проиграл кучу денег и родовое именьице под Тамбовом. И сейчас будет просить на опохмелку. Таких придурков я за последние три года навидался — совершенно никчемные люди, а гонору, гонору… А вот интересно, какой повод для взаимовоспомоществования этот типчик придумает? Если будет что-то оригинальное — дам три рубля, если нет — прикажу с лестницы спустить. И не посмотрю, что рюриковых кровей!
— Сказал, что пришел от юстаса! — выпалил Александр. — Сказал, мол, твой хозяин Александр. Сиречь — Алекс. Вот я и пришел к Алексу от Юстаса!
— Чего? — оторопел я. «Белочка» что ли гусара посетила? А потом до меня вдруг дошло…
— Зови его сюда немедленно!!! — заорал я.
Ошалевший Александр опрометью кинулся из кабинета, опять каким-то сложным маневром умудрившись просочится в узкую щель.
А вот мой гость не стеснялся! Дверь распахнулась настежь. Импульс к открытию явно был придан с помощью ноги. Сияя какой-то сложной, восхищенно-радостно-развязной улыбкой, в кабинет вальяжно вошел молодой темноволосый парень. Видок у него был… Обсыпанный блесками светофор можете представить? На ногах молодого человека были натянуты ярко-красные лосины, прошитые по швам золотой тесьмой. Поверх синего доломана, сплошь расшитого золотой канителью, небрежно накинут ментик с меховой оторочкой. Голову молодца венчал красный кивер, с золотой кокардой и золотыми же витыми шнурами. Высокие кавалерийские сапоги сверкали, словно антрацит.
"Интересно, в каком полку носят эту клоунскую форму?" — пронеслась по задворкам сознания шальная мысль. Я с жадностью рассматривал посетителя, пытаясь найти в нем знакомые черты. Ибо этот незамысловатый условный код с Алексом и Юстасом был придуман дедом на случай… Да, просто: на всякий случай!
Но ничего знакомого в облике гостя не просматривалось. Поручик сделал несколько шагов вперед, остановился точно в центре текинского ковра.
— У вас продается славянский шкаф? — звучным баритоном поинтересовался гусар, кокетливым жестом наматывая на палец кончик свисающего с кивера шнура.
— Шкафа нет, осталась только никелированная кровать! — на одном дыхании выпалил я.
— С тумбочкой? — уточнил гусар.
— С тумбочкой… — кивнул я, резко вставая. Откинутое кресло с грохотом рухнуло на паркет. Во входной проем заглянул Еремей. Я успокаивающе кивнул Засечному и он бесшумно закрыл дверь.
— Ну и что же ты не угощаешь дорогого гостя? — капризным тоном спросил гусар. — Сигарами гаванскими балуешься, а может у тебя и ром соответствующий к ним есть?
— Деда, неужели это ты? — У меня перехватило дыхание.
Гость торопливо оглянулся по сторонам. Потом его лицо приняло серьезно-озабоченное выражение. Гусар по периметру обошел кабинет, проверив, плотно ли закрыта дверьи не прячется ли кто за гардинами и в шкафу.
Закончив обход, пришелец ОТТУДА скинул кивер прямо на ковер, пригладил ладонью влажные волосы и, подойдя ко мне вплотную, полушепотом сказал:
— Нет, Димка, дед твой ТАМ остался! А мне вот пришлось… — парень вздохнул, — ёшкин дрын, да меня же ТАМ убили!!!
— Петрович? Дядя Илья? — догадался я. Словосочетание "Ёшкин дрын" было любимым выражением генерал-майора ГРУ в отставке Дорофеева
— Он самый, Димка! — радостно осклабился гусар. — И что самое удивительное — во плоти!
Мы крепко обнялись. С доломана отлетело несколько мелких пуговиц. В глазах Дорофеева блеснули слезы. Чтобы скрыть их, дядя Илья небрежно махнул рукавом и с нарочитой грубостью сказал:
— А ты совсем барином заделался! Весь в белом! Золотая цепь на пузе! В приемной секретарь с замашками пидора! А может ты и сам тут уже того… А?
Я громко засмеялся — Петрович был в своем репертуаре. Хлопнув по плечу старого соратника деда, я предложил ему присесть, а сам прошел в угол кабинета, где на массивной дубовой подставке покоилось "чучело Земли" — глобус. С Ильей Петровичем Дорофеевым меня связывала долгая дружба. Еще с тех времен, когда я пацаном, тихонько сидел в углу комнаты, а за накрытым столом, сняв галстуки и расстегнув до пупа рубашки, сидели матерые разведчики, вспоминая удачные акции и поминая погибших товарищей.Вся "старая банда" деда — его закадычные товарищи-напарники, считала меня кем-то вроде "сына полка".
Подойдя к глобусу, я нажал на изображение острова Хоккайдо. Петрович внимательно следил за моими манипуляциями. Верхняя половинка сферы откинулась, открыв забитый разнокалиберными бутылками минибарчик, а по-здешнему — погребец. Жестом фокусника я извлек бутылку настоящего ямайского рома и два толстостенных стакана.
— Пару кубиков льда? — улыбнулся я. Петрович тоже улыбнулся — это была старая шутка. Она пришла из тех времен, когда старший лейтенант Дорофеев служил на Кубе советником. От их «точки» до ближайшего кусочка льда было несколько сот километров. А вот рому, настоящего ямайского рому было хоть залейся.
Я щедро плеснул в стаканы и пододвинул Дорофееву открытый хьюмидор. Петрович неторопливо сделал большой глоток, смачно и одобрительно хмыкнул, допил остаток, занюхал рукавом и, поставив стакан на краешек стола, достал сигару.
— На твой основной вопрос отвечу! — ухмыльнулся я, по примеру старшего (какая разница, что он выглядит сейчас на десять лет моложе меня?) товарища устраиваясь в кресле и закуривая. — Для целей сугубо санитарно-гигиенических держу двух горничных. Недавно даже обучил их новомодному "ля минетту"!
Дорофеев заржал в голос.
— А по поводу сексуальных пристрастий своего секретаря ничего конкретного сказать не могу! — продолжил я, — потому как в реальной истории он так и умер девственником!
— Кого это ты к себе в услужение взял? — знакомо прищурился Петрович. Несколько странно было видеть «фирменный» дорофеевский прищур на совершенно незнакомом лице. — Ну-ка, не подсказывай — я догадаюсь. По виду — домашний мальчик из хорошей семьи, получивший классическое воспитание, не дурак — дурака бы ты не взял, смотрит смело… отзывается на имя Александр… Ёшкин дрын! Уж не Александр Федорович Керенский у тебя в приемной секретарствует?
Я подавился ромом, расхохотавшись над этим предположением!
— Окстись, Петрович! Керенскому[108]сейчас должно быть 6 лет!
— Блин, да у меня по этой вашей истории с географией завсегда в школе трояк был! — тоже рассмеялся Дорофеев. Но в глазах его мелькнуло что-то такое… И я понял, что Петрович уже давно угадал фамилию моего сотрудника, а нелепое предположение про Керенского — просто шутка! И старый разведчик немедленно подтвердил мою мысль, спросив:
— А младшего брата своего секретаря ты на какую должность пристроишь? Ему же сейчас должно быть 17 годков?
— Не знаю, не придумал еще! — ответил я. — Может быть, пущу дело на самотек — теперь ему мстить будет не за кого!
Мы посмеялись над старым анекдотом — было отчего — секретарем у меня работал Саша Ульянов[109].
— Ну, так, что там у вас стряслось? — посерьезнел я. — Как там дед?
— С дедом твоим все в порядке, — ответил Дорофеев, пуская клубы дыма. — А случилось то, что и должно было случится — на нас вышли ребятки из будущего! Поначалу-то все шло достаточно цивилизованно — они прислали пару разведчиков, чтобы выяснить, у кого находится мнемотранслятор.
— Это тот прибор, который я…?
— Да, тот компутер, который ты у пришельцев увел. Одним из засланцев и был тот самый Леонид, допустивший утечку информации и потерю прибора. Его мы аккуратно взяли. Кстати, он оказался старым знакомцем Альбертыча — пересекались они в семидесятых годах. Второму засланцу удалось уйти. А пойманный нами доктор Фалин пояснил, что это был представитель ихних правоохранительных органов. Полицейский, короче…
— Серьезно за нас взялись! — Хмыкнул я.
— Это еще цветочки! — Ухмыльнулся Дорофеев, — ягодки впереди! На допросе Фалин рассказал много интересного об инспирируемых Институтом Времени операциях. А также методах, целях, базах данных, дислокации стационарных постов наблюдения и прочих интересных вещах.
— Иголки под ногти? — Улыбнулся я.
— Отнюдь! Сам, совершенно добровольно! И оказалось, что инфу твоему другу он слил совершенно осознанно. И мнемотранслятор тебе упереть не препятствовал тоже специально!
— Зачем ему это было нужно? — Удивился я.
— Отговорился несогласием своих личных воззрений с общей политикой Института и ООН. ООН в их времени полностью подмяли под себя американцы. Они там вообще почти всем заправляют. А Фалин вроде как патриот России. Переговорил с твоим другом, понял, что тот человек знающий и решительный. И пошел на авантюру.
— Во как!
— А после неудачной попытки иновремян последовала попытка силового захвата ваших тушек! Прости, ваших бессознательных тел.
— Наши тела то им на хрена?
— Скорее всего, они решили с их помощью шантажировать тех, в чьих руках мнемотранслятор. Очень им нужно сей драгоценный приборчик вернуть. Но Фалин нас о таком развитии событий предупредил. И мы в самой клинике посменно дежурили. Держа под рукой автоматы. Однако такого массированного вторжения не ожидали. В общем, заварушка вышла славная. Альбертыч коридор держал, а я непосредственно у коек сидел. Двоих-троих боевиков Альбертыч завалил и тянул время, ожидая приезда спецназа. Но каким-то хитрым макаром пришельцы его позицию обошли. Вроде как межпалатные стены проломили. В нашу палату сунулись — я одного завалил, а они в ответ шоковую гранату кинули. Она вроде как безосколочная, но привела к детонации баллона с кислородом. Другу твоему маленький осколок в висок попал — наповал. Теперь ему возвращаться некуда. Твое то тело почти не пострадало, а меня только что не пополам разорвало. Всю требуху в клочья. Но тут родной спецназ ГРУ пожаловал — иновременных боевиков быстро перещелкали. Вояки они так себе! Альбертыч в схватке по башке получил, но оклемался быстро. Посмотрел на меня, а я всё время в сознании был, понял, что я не жилец, и говорит:Петрович! Готов и после смерти России послужить? Готов! — хриплю я. Ну, Володя быстренько сбегал к тайнику, принес мнемотранслятор. Пока бегал, меня какая-то сестричка уже перевязывать собралась. Я ей еще говорю: милая, ты сначала мои кишки с пола собери! Какие у нее глаза были, ты бы видел! Альбертыч всех из палаты выгнал, настроил прибор, а мы ведь заранее несколько кандидатур подобрали, ну и вот я здесь!
— Да, дела… — Протянул я.
Сходил к погребцу, нашел бутылку водки, налил по полстакана. Мы молча, не чокаясь, выпили, поминая безвозвратно утраченные тела Олега и Петровича. Значит, теперь назад дороги нет!
— Ну, чтож, дядя Илья… С прибытием на место постоянной службы! Как мне тебя звать-величать?
— А я не представился? — Вскинулся Дорофеев. — Ёшкин дрын! Досадная оплошность!
Петрович вскочил, отвесил шутовской поклон и четко оттарабанил:
— Корнет Лейб-гвардии Гусарского полка Владимир Петрович Шенк. Если точнее — фон Шенк. Остзейский барон. 23 года. Неженат. За четыре года службы — 18 дисциплинарных взысканий! Бильярдист, картежник, пьяница и бабник. Просадил почти все наследство Прошу любить и жаловать!
Дорофеев сел и добавил уже нормальным тоном:
— Прости за это фиглярство! У меня после переноса в новое молодое тело состояние такое… Словно я внутри пустой и меня гелием накачали! Легкость необыкновенная! Хочется бегать, прыгать, орать! И бабу!!!
Мы снова заржали.
— Слушай, Петрович… ой, простите, господин барон! А не рвануть ли нам в кабак? — Полушутя-полусерьезно сказал я.
— А я все ждал, когда ты это предложишь! Экий, думаю, купец-миллионщик негостеприимный! — Погрозил пальцем Дорофеев. — Да, ёшкин дрын, с удовольствием!
Под удивленным взглядом Ульянова мы с Петровичем вышли из кабинета. Предупредив Сашу, что мы в кабак, я сполна насладился гаммой чувств, проступивших на лице моего секретаря. Ну, как же! Чтобы начальник посреди рабочего дня срывался с места! Да еще с таким подозрительным гостем! А вот Ерема даже бровью не повел! Думаю, что прикажи я устроить погром или поджечь Нижний с трех концов — Засечный просто молча наточит топор, да проверит — есть ли сухие спички!
Сев за излюбленный столик в давно облюбованном ресторане «Светозар», мы с Петровичем заказали огромное количество разнообразных блюд. Правда, старался в основномименно Дорофеев.
Махнув пару рюмок настоянной на лимонных корочках водки и набив рот закусками, Петрович пояснил:
— Я здесь уже третий день обретаюсь, но вот пожрать нормально — первый раз сподобился! Гусар этот хренов — гол, как сокол. Все деньги в карты спустил, зар-р-р-р-раза!А тут еще такие разносолы!
— Так чего сразу ко мне не пришел?
— Так перенос застал Шенка в пути, а пока я до тебя добрался…
— Ага, понятно. Слушай, Петрович, а вот интересно, чего эти иновремяне три года валандались? Прежде чем к активным действиям приступить?
— Почему три года? — Удивился Дорофеев, с трудом отрываясь от растерзания блюда с печеночными тарталетками. — У нас после твоей отправки всего месяц прошел! Где-то через неделю они ваши тела обнаружили, еще через неделю Фалин с полицейским пожаловали, а еще через две — их боевики.
— Так, выходит, что вы с дедом про мои последние подвиги не знаете?
— Почему это не знаем? — Улыбнулся Петрович, — очень даже знаем! И про твои, и про подвиги Олега! На мнемотрансляторе есть функция перемотки! Когда мы Фалина поймали, он нам все функции подробно объяснил! Вовсе необязательно смотреть всё подряд! Так что… твои успехи оценены по достоинству! Да и Олеговы тоже! Ты бы видел, что твой друг в Японии учудил! Теперь война практически неминуема!
— Но если… вы могли заглядывать в будущее этой реальности, то наверняка видели чем все дело закончилось? — Сообразил я. — Ну, в смысле наше общее дело? Куда мы привели страну?
— Э, нет! — Помотал головой Дорофеев. — Мы хотели, но ничего не вышло! Заглянуть можно лишь на три года четыре месяца и пять дней. Дальше — хрен! Фалин сказал, что это связано с вариативностью вновь созданного бифуркационного узла первого порядка! Не смотри на меня так! Я просто цитирую по памяти, совершенно не понимая смысла этой ахинеи! Вот переместится Фалин сюда — можешь его наизнанку вывернуть!
— Так и он сюда собрался? — Опешил я.
— И не только он! — Огорошил Петрович. — Мы вообще целую экспедицию собрали! После того, как узнали, что вы тут своими изменениями напрямую на будущее влияете! Нетникаких параллельных миров и «ветвящегося» времени! Просто последствия ваших действий на будущем отражаются не сразу. Идет что-то типа волны изменений.
Вывалив на меня эту информацию, Петрович, чтобы отдышаться, махнул еще одну рюмочку лимонной и решительно придвинул к себе очередное блюдо. А я задумался. Выходило,что наша авантюра перерастает во что-то более значительное, нежели нам представлялось вначале.
— Значит, мне в ближайшее время следует ждать нашествия добровольных помощников? — Уточнил я, уже мысленно прикидывая, куда мне пристроить этих людей.
— Ну, с нашествием — это ты погорячился! — Хмыкнул Дорофеев, мужественно расправляясь с канапе из слабосоленой семги, приправленной тонким соусом. — Хотя… когда суть дела дошла до… — Петрович ткнул пальцев в потолок, — … самого верха, было предложено задействовать любые силы и средства.
— Что, прямо таки с САМОГО верха команда прошла? — я поднял руку, изображая высоту этого "верха".
— Ну, не совсем уж с самого… — немного смутился Петрович. — В общем… информация дошла до уровня начальника Пятого Управления[110].А он, хоть и бывший мой ученичок, выше эту информацию не пропустил. Побоялся, что за идиота примут. Или по какой-то другой причине — сейчас не в этом суть! Но с оперативной поддержкой все же помог. Хотя и на почти общественных началах.
— Угу… — кивнул я.
— Что "угу"? — рассердился Дорофеев, видимо в отношениях со своим бывшим учеником у него некий казус произошел. — Нам и такая помощь весьма пригодилась! Однако, поскольку официально мы никакие госструктуры не представляем — вся подготовка, и техническая и кадровая, была отдана непосредственно Альбертычу. Дед твой уже намеревался чуть ли не целый полк тебе в помощь направить… Однако Фалин быстро охладил наш пыл, пояснив, что пропускная способность мнемотранслятора всего 8 человек. И связано это с оперативной памятью прибора — он ведь портативный. От этой печки и пришлось плясать! Вот и выходит: Олег — первый, ты — второй, я — третий. Остается пять мест. И одно из них оговорил себе Фалин. Ну, и последним пойдет Альбертыч. Так что…
— А если вернуть нас с Олегом, а на наше место каких-нибудь ученых-академиков, инженеров с мировым именем, что чертежи ядрён-батона в голове держат? Или талантливыхадминистраторов-хозяйственников?
— Мы думали над этим… — Кивнул головой Дорофеев, — однако ничего не выйдет! На ваше место в головах Николая и Рукавишникова уже больше никого не вставить — мозг носителя не выдержит повторной установки матрицы. Тем более — матрицы другого человека. А найти других реципиентов… Так вы с Олегом прекрасно справляетесь и уже много сделали, а другим с чистого листа начинать. Да и время упущено. Бифуркационный узел пройден.
Я кивнул, искренне радуясь такому повороту. Предложить замену то я предложил, чего не сделаешь ради блага Родины. Но внутренне изрядно напрягся — все-таки я уже сроднился с этой эпохой, да и просто жалко было оставлять на чужого дядю хорошо поставленное дело.
— Ага, вижу — глазки заблестели! — весело хмыкнул Петрович. — Ты эту кашу заварил — тебе ее и расхлебывать! Никто за тебя ложку держать не будет, но поддержать тебя еще парой-тройкой ложек, а то и целым половником, мы вполне можем! А гуртом, как известно, и батьку бить легче!
— Так куда мне вас пристроить? — призадумался я, — пойдешь ко мне начальником службы безопасности? А деда мы на промышленную разведку поставим!
— Э, нет, милай! — подмигнул Петрович, — не в твою дружину, боярин, мы вольемся! Ты думаешь, я в тело этого корнета сдуру влез? Словно других реципиентов не было? Нет, Димка, мы все продумали — здесь и сейчас надо разведку и контрразведку поднимать. Вот мы с твоим дедом этим и займемся! Но из окружения твоего друга Олега. А чтобы офицерская кастовость в работе не мешала, мы и взяли носителями хоть и глупых, но перспективных и с обширными связями!
— Ну, вы и хитрованы! А Фалина куда?
— Фалин в советники к цесаревичу пойдет! Все прокрутим, дай только Олегу-Николаю из круиза вернутся!
Я задумался — идея была неплохой! Действительно, с разведкой, особенно агентурной, здесь сейчас полный швах. Но человек со стороны на посту начальника ГРУ будет воспринят офицерским корпусом в штыки. А если возглавят его люди "свои в доску"… Жаль только, что дед будет от меня далеко. Впрочем… сейчас то он еще дальше, а как переместится сюда… да пусть он в Питере сидит, а я в Нижнем! Поезда уже ходят, и даже вполне регулярно! Захотим повидаться — сделаем!
— Ну, чего пригорюнился? — Усмехнулся Дорофеев. — Жалеешь, что упустил двух спецов по агентурной и промышленной разведке? С сорокалетним стажем? А к ним в придачудоктора исторических наук, прекрасно изучившего политические процессы XIX–XX веков и помнящего наизусть всех мало-мальски значимых персонажей этого периода? Не куксись — для тебя приготовлен специальный приз! Будет тебе инженер! И хозяйственник!
— И кто это будет? — С жадностью спросил я.
— А! Загорелись глазки! — Радостно рассмеялся Дорофеев. — С трех раз угадаешь?
— Инженером — Михаила Тимофеевича! — Выпалил я одним духом, примерно представляя, что будет, если я заполучу Самого.
— Калашникова[111]? — Фыркнул Петрович. — Однако! Губа не дура! Нет, не угадал, хотя его кандидатура рассматривалась. Но мы решили, что со «стрелковкой» ты и без него вопрос решишь. На тебя уже Наганы работают, да и этот самородок твой — Ерема Засечный — тоже неплохо себя проявил. А что они изобрести не смогут — ты "вспомнишь"…
— Ну, если так рассуждать — так у меня вообще никаких проблем нет! — Разочарованно протянул я. — Я тут вкалываю, как папа Карло, без продыху и просыпу! Тьфу! Недосыпаю, короче! Дичайший кадровый голод!!! Я же, блин, вообще не инженер! А вокруг меня сплошь технические гении собрались! И периодически с подковыркой спрашивают: а, этухрень, Александр Михалыч, вы откуда взяли? Ах, из головы выдумали? Ну-ну…
Уловив насмешливый взгляд Дорофеева, я поперхнулся и смолк на полуслове. Петрович сочувственно покачал головой.
— Выпустил пар? Накось вот, прими, не пьянства ради, а исключительно для лечения нервов! — Петрович чуть не силком влил в меня полный лафитный стакан[112]коньяку. Меня слегка повело. А Дорофеев продолжил: — Вот и видно, что не инженер ты! Сейчас не винтовки решать будут. Винтовки — частность! Решать будет наличие тяжелой промышленности. Первые шаги в этом направлении ты уже сделал — неплохой сталеплавильный комбинат отгрохал!
— Да какой там сталеплавильный! — уже немного заплетающимся языком возразил я. — Через два месяца с конвейера сойдет первый в мире серийный автомобиль! Серийный, Петрович!
— Да ты что! — восторженно воскликнул Дорофеев. — Если так, то поздравляю! Как назвали?
— Обещай, что не будешь смеяться! — попросил я Петровича. Дорофеев кивнул, но в его глазах уже заплясали бесенята. — Назвали «Жигулями»! А легкий грузовик будет зваться "Самара".
Несмотря на обещание, Петрович тут же залился оглушительным смехом. Как я посмотрю — его в новом теле все время на «ха-ха» пробивает. Гормоны гуляют?
Отсмеявшись, Дорофеев вытер выступившие слезы и со значением произнес:
— Да, это не хухры-мухры! Это повод выпить!
Я торопливо подставил рюмку, потому как Петрович снова примерился к уже полюбившемуся лафитнику. Мы со вкусом выпили и закусили. Однако, прожевав, Дорофеев продолжил:
— Да только автомобиль твой — кусок железа, пусть и рационально отформованный! А вот на чем движок его работает?
— Как на чем? На бензине, ясно дело! — с пьяной обидой в голосе воскликнул я. — У меня в Стальграде специальный цех работает! Куб перегонный, все дела… Шесть бочек неплохого бензина в сутки!
— Сколько-сколько? — изумился Петрович. Но я, уловив в его тоне издевку, предпочел не отвечать. А Дорофеев, подмигнув, веско сказал, — да, шесть бочек — это круто! Это круче, чем вообще ничего! На сколько машин того бензина хватит? Ась? Молчишь? А про крекинг нефти ты слыхал?
— Вот только не надо, Петрович, меня азами долбить! — возмутился я, — нашелся, блин, специалист! Ну, слышал я про крекинг! А ты слышал — в каком году этот долбаный крекинг изобрели, да в какой стране? Да мне даже Менделеев сейчас помочь не может! Нет здесь и сейчас квалифицированных химиков-технологов!
— Так вот к этому, Димка, я и вел! — удовлетворенно улыбнувшись, Петрович откинулся на спинку стула и скрестил на груди руки. — Тебе сейчас не Калашников нужен, а грамотный инженер-химик! Да не простой рядовой инженер, а человек, способный на голом месте химкомбинат построить. Полного цикла.
— И такой человек у тебя есть? — недоверчиво хмыкнул я.
— И такой человек у меня есть! — победно улыбнулся Дорофеев. — Горегляд Афанасий Иванович. 93 года, пенсионер. До сих пор пребывает в твердом уме и ясной памяти. Коллекционирует радиолампы. Но ценно в нем не это… С 1961 по 1984 год Афанасий Иванович был главным инженером Чернореченского Химкомбината, что располагается в славном городе Дзержинске. А до того товарищ Горегляд работал на том же комбинате, последовательно занимая должности от разнорабочего до начальника цеха.
— Чернореченский химкомбинат? — призадумался я. — Это, случайно не комбинат "Корунд"?
— Он самый! — кивнул Дорофеев.
— Дык… там вроде бы искусственные кристаллы выпускали, для лазеров и часов, — припомнил я. — Зачем нам здесь такая продукция? До производства лазеров — как до Луны раком, а собственная часовая мастерская у нас совсем маленькая. Много часов здесь не нужно — потребление этого товара очень ограничено.
— Ну, ты даешь! — восхитился Петрович. — Темнота! А кроме кристаллов на комбинате выпускали аммиак, полиизоцианат, динатрийфосфат, сульфат аммония, сернистый ангидрид, тринатрийфосфат. Тьфу, чуть язык не сломал!!! И еще краски, стиральные порошки, карбамид, карбид кальция, нашатырь, фосген, пенополиуретан. Мало тебе этого? Что такое "Большая химия" Горегляд знает не понаслышке! Ну, годится такой кандидат на перенос?
— Спрашиваешь! — я покачал головой. — Неплохое подспорье! Чувствую, что и второй «доброволец» меня не разочарует?
— А то! — хитро подмигнул Дорофеев. — Держись за стул крепче! Вторым по счету, но не по значимости пойдет Григорий Васильевич Романов[113]!
Я не понял дорофеевского пафоса, о чем честно Петровичу и сказал.
— Эх, молодежь! — укоризненно погрозил пальцем Дорофеев. — Таких людей не знают! А ведь Романова в свое время на должность генсека прочили, но Черненко перехватил! А то, глядишь, до сих пор при Советской власти бы жили… Устроили бы реформы, наподобие китайских… — Петрович расстроено вздохнул и с горя махнул еще рюмочку коньяку.
А я, кажется, начал понимать — что за человека прочат к нам в помощники.
— Э-э-э, Петрович… А не тот ли это мужик, что питерским горкомом рулил?
— Он самый! — кивнул Дорофеев, — только не питерским, а ленинградским!
— Так он же вроде бы администратор, а не инженер!
— Он, Димка, не простой администратор, а как бы сейчас сказали — кризисный менеджер. Самого крупного калибра! Почти двадцать лет управлять таким большим городом, как Ленинград — это многого стоит! И управлять твоим Стальградом для него — словно микроскопом гвозди заколачивать! Есть для него достойный его опыта и умения проект… Не догадываешься какой?
— Петрович, я что провидец, что ли? — усмехнулся я, — тут сейчас столько проектов можно учудить, начиная от строительства Транссиба до… — тут до меня доперло длячего потребовался крупный антикризисный менеджер. — Неужели?…
— А говоришь — не провидец! — расхохотался Дорофеев. — Именно, Димка, что Транссиб!
— Блин, Петрович, но мне сейчас реально такой проект не потянуть! Химкомбинат еще туда-сюда… наскребу денег по сусекам. А сколько бабла в Транссиб вбухать придется?
— А я что-то не припоминаю, чтобы в реальной истории Транссиб строился на деньги купца-миллионщика Рукавишникова! — хитро прищурился Дорофеев. — Но и отдавать такое дело на откуп чиновникам-казнокрадам мы не будем! Создадим акционерное общество! А Романова — управляющим над всем! Работой, финансами, связям с общественностью!
— Дык… ежели акционерное общество будет, то фиг акционеры позволят на должность управляющего незнакомого человека поставить, будь он хоть семи пядей во лбу!
— А кто сказал, что человек будет незнакомый? — снова хитро прищурился Петрович. — А если это кто-то из Великих князей будет? Ты знаешь сколько среди них потенциальных реципиентов?
— Ну, судя по отзывам современников — вагон с тележкой!
— Вот! — удовлетворенно кивнул Дорофеев. Так что найдем кандидата, не беспокойся!
— А пятый кто? — мысленно загнув пальцы, спросил я.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 [ 13 ] 14 15 16
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.