read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— На время визита цекрианцев вы получите неограниченные полномочия, — усмехнулась графиня. — Только не злоупотребляйте ими.
— Ну, что вы! — наигранно воскликнул контрразведчик. — И в мыслях не было.
Торнвил сделала глоток из бокала, подошла вплотную к офицеру и, понизив голос, сказала:
— У меня есть одна просьба. Очень деликатная. Кроме вас никому не могу доверить.
— Благодарю за высокую честь, — Велер вытянулся в струну. — Готов исполнить, что угодно.
— Генерал, помните голографические снимки, — произнесла Октавия. — Вы принесли их месяц назад.
— На которых жена и сын майора Хейвила, — догадался контрразведчик.
— Да, — подтвердила графиня. — Этих людей надо устранить. Справитесь?
— Без проблем, — проговорил офицер. — Вы больше о них не услышите. Они уже мертвы.
— Генерал, никаких убийств, — прошептала Торнвил. — Несчастный случай. Обыденный, типичный, ничем не примечательный. Громких журналистских расследований мне не нужно.
— Не беспокойтесь, — холодно, бесстрастно сказал Beлер. — Мои агенты профессионалы. Не будет ни улик, ни подозрений.
— Что ж, жду хороших новостей, — вымолвила женщина. — Вы свободны.
Контрразведчик развернулся и зашагал к выходу. Внешне мужчина абсолютно невозмутим. Генерал умел скрывать эмоции. Но в душе он ликовал. Графиня невольно дала ему оружие против себя. Такая тайна дорогого стоит. Враги Октавии за подобную информацию заплатят любую сумму.
Правительница, сама того не желая, попала на крючок.
Нет, шантажировать Торнвил контрразведчик конечно не посмеет. Это скорее подстраховка. Теперь Велер может не бояться снятия с должности. Во-первых, он оказал графине неоценимую услугу, а во-вторых, прижатому к стене человеку нечего терять.
Его интервью плайдским или грайданским журналистам серьезно подорвет позиции Октавии. Сразу всплывет странная история смерти ее мужа. Темных пятен на репутации Торнвил достаточно. А ведь рот зарубежным репортерам не заткнешь. Самое главное, что никого не будет интересовать, правда, эта история или нет.
Графиня допила вино и устало опустилась на диван. Вот и все. Механизм запущен.
Парадоксально, но глобальные проблемы мироустройства, сейчас Октавию абсолютно не интересовали. На второй план отошло и присоединение баронства Эльзанского, и нелегкий разговор с Бердом Видогом, и предстоящая свадьба дочери. Гораздо важнее то, что скоро майор Хейвил лишится жены и сына. Он останется один и будет принадлежатьей, только ей. Правительница никого и близко к Грегу не подпустит.
Торнвил долго колебалась. Нет, это не угрызения совести и не жалость. Графине доводилось отправлять на смерть тысячи людей, а тут всего два человека. Подумаешь, женщина и ребенок. Какая ерунда. Октавия волновалась за маркиза. Пережить гибель близких непросто. Семья для него много значит. Что если бедняга замкнется, уйдет в себя?Аланские врачи творят чудеса, но и они порой бывают бессильны.
Торнвил тяжело вздохнула. Риск велик. Однако ее терпение иссякло. Правительница больше не могла ждать. Страсть буквально сжигала ее изнутри. Октавия плохо спала, пропал аппетит, появилась беспричинная раздражительность.
Нет ничего хуже неразделенной любви. Она иссушает душу. В подобном состоянии люди способны на самые отчаянные, решительные поступки, лишь бы заполучить объект вожделения. Графиня не исключение. Торнвил всего лишь хочет воплотить призрачную мечту в реальность. Ну, а цена не имеет значения.
Впрочем, рассудок правительница не теряла. Поручая Вел еру столь деликатное дело, Октавия прекрасно понимала, чем это грозит. Когда тайну знают двое, возникает опасность ее разглашения. Доверять генералу нельзя. Графиню окружают мерзавцы, предатели и лжецы. Стоит власти Торнвил чуть ослабеть, и контрразведчик тут же переметнется на сторону Сената. Тогда на поверхность всплывет многое. Вот, чем хороши военные. Присягнув на верность, они идут за тобой до конца. Личная выгода для них не главное в жизни. Есть еще честь, достоинство, долг. Вывод напрашивался сам собой. После того, как Велер ликвидирует жену и сына Хейвила, его тоже надо убрать. Желательно без шума и лишних разговоров.
Октавия снова наполнила бокал. Пожалуй, стоит увеличить охрану. Покушения на нее никогда не прекратятся. Могущественный правитель вызывает зависть и ненависть у неудачников. В ход пускается все: яд, стальной клинок, взрывчатка. Сирианский трон — лакомая добыча. Особенно теперь, когда в состав графства вошли Китар и Эльзана. Торнвил презрительно усмехнулась. Она готова к борьбе.
Флот хоросцев благополучно обогнул Талат и спустя три месяца достиг баронства Алционского. В шести днях пути от Окры корабли снизили скорость. Наблюдатели обнаружили в гиперпространстве патрульные эсминцы. Вступать в схватку с судами потенциального союзника Брин Саттон не хотел. У этой миссии совсем другая цель.
Будь на его месте Видог, он, не раздумывая, атаковал бы баронство. Захватить Окру с эскадрой в девяносто тяжелых крейсеров не составляет большого труда. У Чена Лайлтона всего пятнадцать кораблей такого класса. Герцог имеет шестикратное превосходство в численности. Ни наземная система защиты, ни вспомогательные суда не в состоянии повлиять на расстановку сил.
Предъяви Саттон ультиматум барону, и тот непременно сдастся. В противном случае планета превратится в пылающий ад. Подняться из руин Окра уже не сможет. На долгие годы она погрузится в эпоху нищеты и варварства.
Однако пользоваться своим преимуществом хоросцы не собирались. Флот достаточно медленно приближался к Алционе. Тем самым герцог демонстрировал свои мирные намерения. Главная задача Брина обеспечить безопасность баронства от внешнего вторжения. Угроза со стороны правителя Плайда вполне реальна. Берд Видог уже захватил Корзан и Тесту и на достигнутом не остановится. Он мечтает об императорском троне.
Желание объединить под властью Асконы разрозненные, враждующие между собой колонии в принципе похвально, но вот методы, которые использует герцог Плайдский, для Саттона неприемлемы. Не забыл Брин и о том, кто виновен в свержении династии Храбровых. За это преступление, за тысячи, миллионы погибших людей Видог должен ответить перед человечеством.
К сожалению, переговоры с владыкой Грайда зашли в тупик. Делвил откровенно боится хоросцев. Он вместе с отцом тоже принимал участие в мятеже. Жизнь наследника престола принца Кервуда на их совести. Но, даже оказавшись в кольце врагов, Делвил не хочет признать вину и покаяться. Ну да бог ему судья.
Проблема в том, что Натан отказывается принимать флот Брина Саттона. Кораблям же для постоянной дислокации нужна база. Единственная надежда на Лайлтона. Чен не глуп и прекрасно понимает, что независимость его баронства — иллюзия. Рано или поздно Окра падет. Вопрос лишь в том, чей флаг поднимут в столице страны Майрене.
Апартаменты герцога на флагманском крейсере эскадры «Братоне» были невелики по размеру. Внутреннее убранство тоже не отличалось роскошью. Большой мягкий диван, несколько кресел, в дальнем углу письменный стол, на стене экран голографа. На полу обычное ковровое покрытие. Нет ни дорогих картин, ни золотой росписи, ни изящных люстр. Все строго и обыденно. Каюта командира корабля и то обставлена лучше.
И дело не в аскетизме хозяина. Брин любил красивые вещи, он великолепно разбирался в предметах искусства, увлекался археологией. Просто с возрастом потребности уменьшаются. То, что раньше, в молодости, было важным, значимым, приоритетным, теперь не имело значения. Внешний лоск, антураж — это никчемная, пустая суета. На нее даже жалко тратить время.
Герцог сидел в кресле. У него в руках лист бумаги. Саттон дважды прочел текст. Передатчики судов работали только на прием. За три месяца хоросцы ни разу не вышли на связь. Это вынужденная мера предосторожности. Наблюдательные посты Талатского графства и разведывательные эсминцы плайдцев сразу засекут источник и определят местоположение эскадры.
Судя по сообщениям с Кратона, агентура Видога явно активизировалась. Что-то Берд заподозрил. Давать ему в руки козыри нельзя. Он опытный, умный, смелый игрок. Если перехватит инициативу, то уже не упустит. В этой ситуации главный залог успеха — внезапность. Надо застать Видога врасплох. Потому экспедиция и засекречена, потому исоблюдается строжайший режим молчания.
— И так, Торнвил, проглотила еще одно баронство, — негромко сказал Брин. — Я почему-то не удивлен. Она женщина решительная, амбициозная. Союз с Плайдом развязал ейруки.
Герцог выглядел уставшим и немного подавленным. Ничего не поделаешь, он уже старик. Редкие седые волосы, на лбу линия морщин, под глазами мешки. Правителю скоро исполнится семьдесят три. Не запредельные годы, но, увы, подвело здоровье. Ноги не слушаются, а сердце болит постоянно. Давно нужно было лечь на операцию. Все некогда. И вот расплата. От лекарств теперь мало толку. Давал о себе знать и длительный перелет. Такие нагрузки не для него.
— Лесс Акрил беспрекословно выполнил требования графини, — заметил Крис.
Старший сын расположился на диване. Он надежда и опора герцога. Короткие русые волосы, прямой правильный нос, крупные сине-зеленые глаза, закругленный подбородок. Типичный Саттон. Ему сорок четыре. Характер у Криса твердый, настойчивый, не без доли упрямства.
Правда, наместнику Кратона, будущему владыке Хороса порой не достает жесткости. Правитель должен быть не только справедлив и милосерден, но и суров. Иначе власть не удержать. Доброту и сострадание люди часто расценивают как слабость. Врагов же, как внутри страны, так и за ее пределами, у Саттонов достаточно. Отношения с некоторыми дворянскими родами не складывались исторически.
— А разве у него был выбор? — бесстрастно отреагировал Брин. — Нападение на Шейлу спровоцировало вторжение комонцев. Единственный шанс спасти планету — найти могущественного покровителя. Торнвил предложила не самый худший вариант. Лесс сохраняет все свои привилегии.
— Он лишается флота и наверняка потеряет контроль над армией, — заметил сын.
— За ошибки надо платить, — произнес герцог. — Система Ульфры никак не дает покоя Акрилу. Жажда реванша затмевает разум. В результате этой агрессии погибли сотнини в чем не повинных людей.
— Барон утверждает, что непричастен к атаке на планету, — возразил Крис. — Это чья-то умелая провокация. Наша разведка того же мнения. Есть подробный доклад. Цекрианские крейсера не покидали базы.
— Возможно, — кивнул головой Брин. — Но кого интересуют оправдания Лесса? Он четыре раза пытался отбить Шейлу. Аналогии слишком сильны. Что же касается условий Октавии Торнвил, то здесь обычная подстраховка. Графиня вынуждает Акрила действовать в рамках достигнутого соглашения и заодно проверяет его честность. Я бы поступил так же.
— Отец, а мы не опоздали? — понизив голос, спросил сын. — После распада империи образовалось четырнадцать государств. Теперь их всего десять. Думаю, баронство Розанское долго не просуществует. Ну, а затем настанет очередь Яслога, Комона и Грайда. События развиваются стремительно. Объединенная эскадра Плайда и Сириуса представляет серьезную угрозу.
— Потому мы и прилетели сюда, — сказал герцог. — Присутствие хороского флота в зоне конфликта заставит Видога и Торнвил поумерить пыл. Не считаться с нами они не могут. Хотя, тут есть один немаловажный аспект. Восстанавливать империю все же нужно. Удельная раздробленность наносит непоправимый вред человечеству. Мы сейчас уязвимы как никогда. Если…
Брин оборвал реплику на полуслове. Зуммер на пульте тревожно загудел. Герцог включил голограф. Перед Саттоном предстал высокий, статный мужчина лет сорока. Сразу видно он алгонец. Бледная кожа, светлые волосы, голубые глаза. На нем синий мундир с многочисленными золотыми нашивками. Это командующий эскадрой генерал Чекрил.
— Ваше высочество, — произнес офицер, — окрианцы вызывают нас на связь. Интересуются кто мы и какова цель визита.
— Передайте им код закрытого канала. Когда установите контакт, пусть вас соединят с бароном Лайлтоном. Никаких вторых лиц и посредников.
— Слушаюсь, — отчеканил генерал.
— Мы выходим из тени? — уточнил Крис.
— Не совсем, — ответил Брин. — Корабли в непосредственной близости от системы Алционы. Переговоры в этой зоне ведутся регулярно. Вряд ли грайданцы или талатцы что-то заподозрят. Но даже если кто-нибудь догадается, бояться нечего. Ситуация под контролем. Окра в шести днях пути.
Ждать пришлось недолго. Об огромном флоте чужаков барону сообщили часов пять назад. Население планеты еще ничего не знает, но военный Совет наверняка уже собран. Все понимают — это вторжение. Армада боевых судов просто так в длительное путешествие не отправляется.
На экране появился широкоплечий смуглокожий мужчина в строгом костюме. Чену Лайлтону шестьдесят четыре года. Во времена империи герцог и правитель Алционы часто встречались на приемах в Алессандрии. У них были неплохие отношения. Барон считался преданным сторонником Ольгера Храброва. Мятеж он не поддержал, но после гибели императорской династии ему поневоле пришлось провозгласить независимость.
В последние годы Саттон и Лайлтон общались крайне редко. Хоросский владыка держался обособленно, в политические и военные распри соседей не вмешивался. У окрианцев же не раз возникали серьезные конфликты с талатским графством из-за спорных территорий. Стычки в космосе проходили с переменным успехом.
Брин внимательно смотрел на барона. Годы не щадят никого. В густых волосах Чена обильная седина, под глазами мешки, кожа покрылась глубокими морщинами. Они оба немало прожили и многое повидали. Были радости и победы, но случались и тяжелые поражения. Впрочем, Лайлтон по-прежнему крепок и силен. Барон всегда отличался отменным здоровьем. Тут ему молено только позавидовать.
Первым нарушил неловкую паузу правитель Алционы.
— Похоже, нейтралитет Хороса в прошлом, — язвительно сказал Чен. — Я не сомневался, что это твои крейсера, Брин. Кто еще в состоянии собрать в единый кулак девяносто кораблей подобного класса. К сожалению, дурной пример заразителен. Ты тоже решил поучаствовать в разделе мира?
— Не торопись с выводами, — Саттон с трудом поднялся с кресла. — Я старый больной человек. Бороться за императорский трон у меня нет ни малейшего желания. Но и Видог его не получит. Подлый убийца не заслуживает такой чести. Хотя сейчас он очень близок к достижению цели.
— И потому ты обратил взор на мое баронство, — вставил Лайлтон. — Намереваешься захватить Окру и превратить ее в стратегический плацдарм в предстоящей войне с плайдцами?
— Твои догадки верны наполовину, — спокойно отреагировал герцог. — Если бы я пытался захватить планету, то включил бы в состав эскадры транспорты с десантом. Отбрось эмоции, поразмышляй здраво. Разрушать инфраструктуру страны мне не выгодно, а оккупировать Окру некем. Да и зачем было снижать скорость крейсеров? Чем меньше времени у обороняющихся на подготовку, тем лучше. А вот надежная база флоту действительно нужна. Без нее никак.
— Значит, столкновение с Бердом Видогом все же неизбежно, — констатировал Чен.
— И это говорит правитель Алционы? — изображая удивление, произнес Брин. — Владыка звездной системы, находящейся в ста семнадцати парсеках от Плайда? Я потрясен.Неужели твои генералы не анализируют ситуацию? Окра — следующая мишень алчного, безжалостного хищника.
— Довольно точное сравнение, — согласился Лайлтон. — Однако каких-либо сведений о том, что Видог планирует нападение на баронство, у меня нет. Мало того, по данным разведки противник сосредоточивает силы у Тесты. Цель Плайда — Юстина. Герцог не хочет отдавать Сторр графине Торнвил.
— Ерунда, — вмешался Крис. — Стандартный отвлекающий маневр. Отличный способ скрыть истинный замысел. Видог терпеть не может другие расы. Он презирает и ненавидит представителей чужеродных цивилизаций. После вторжения на Тесту подчинить Сторр не составляло труда. До Юстины всего двадцать семь парсек. Ничтожное расстояние. Но Берд отступил. Почему? Герцог боится везгирийцев. Неизвестно, как они расценят этот акт агрессии.
— Могущественная раса не помешала ему свергнуть императора, — заметил Чен. — А ведь Ольгер Храбров был их союзником. Убежище принцу везгирийцы тоже не предложили.
— Кервуд сам не полетел к Кассане, — возразил наместник Кратона. — Не хотел провоцировать войну между двумя цивилизациями. Ассамблея никогда не вмешивалась во внутренние дела человечества. Они лишь наблюдали и изредка советовали. Но если угроза будет реальной… Мы даже представить себе не можем, сколько кораблей у везгирийцев. И на что способны их крейсера.
— У тебя достойный преемник Брин, — улыбнулся Лайлтон. — Смелый, настойчивый, рассудительный.
— Комплименты сейчас вряд ли уместны, — бесстрастно вымолвил Саттон. — У нас есть более важные темы для обсуждения. Хрупкий мир рухнул. Четырех независимых государств уже нет.
— Это верно, — кивнул головой барон. — Опасность нападения на Окру существует. Глупо отрицать очевидный факт. Но вы забыли о моем союзнике. В случае опасности Делвил обещал мне помочь.
— То же самое Натан обещал и Акрилу, — иронично сказал герцог. — А что в итоге? Оставшись без поддержки, цекрианцы приняли все условия Октавии Торнвил.
— Неудачный пример, — произнес Чен. — От Грайда до Эльзаны гораздо дальше, чем до Алционы. Да и сирианское графство на пути. Кроме того, Лесс сам виноват. Не надо было уничтожать колонии на Шейле.
— Его причастность к атаке на планету не доказана, — вставил Крис. — Корабли…
Характерный жест руки правителя заставил наследника замолчать. Он чересчур увлекся.
— Не имеет значения, какой поступок совершил Акрил, — Саттон оперся о спинку кресла. — Союзники обязаны соблюдать достигнутые договоренности. Нарушен основополагающий принцип. Ваша коалиция — миф, иллюзия. Делвил найдет тысячу причин, чтобы не посылать к Окре крейсера. Я же предлагаю реальную защиту. Вот они, мои корабли. Здесь. Мы даже оплатим часть расходов.
— У меня вопрос, — задумчиво сказал Лайлтон. — Почему вы не полетели к Грайду? Скопление расположено почти в центре империи. Идеальная позиция. Эскадра контролировала бы и плайдцев, и сирианцев.
— По трем причинам, — ноги у герцога буквально подкашивались. — Во-первых, позиция не столь уж блестящая. После падения Китара, Церены и Гайреты Грайд оказался в клещах. Не исключено, что Талат и Розана присоединятся к Видогу и Торнвил. Тогда эскадра попадет в окружение.
— Это в том случае, если Берд захватит мое баронство, — вымолвил Чен.
— Разумеется, — подтвердил Брин. — Ты сам назвал второй пункт. Мы считаем, что судьба Окры решена. Рано или поздно плайдцы атакуют систему Алционы. И в-третьих, диалог с Делвилом зашел в тупик. Натан боится мести. Смерть принца Кервуда на совести его отца.
— Тут будешь бояться, — грустно усмехнулся Лайлтон. — Девяносто тяжелых крейсеров… Допустим, я соглашусь принять эскадру. Что дальше?
— Не знаю, — честно ответил Саттон. — В зависимости от обстоятельств. События развиваются слишком стремительно. Предусмотреть все факторы, влияющие на ситуацию,невозможно. Я привел сюда корабли с одной целью — остановить Видога. Не хочу, чтобы спустя десять-пятнадцать лет объеденный флот ударил по Хоросу.
— Мысль разумная, — произнес барон. — Только я получаюсь в роли заложника. Ты ведь не дашь мне вести самостоятельную политику.
— Когда речь идет о выживании, приходится чем-то жертвовать, — сказал герцог. — Наступает новое время. Ты либо примешь чью-то сторону, либо погибнешь.
— А если я откажусь от твоего предложения? — спросил Чен.
— Такой вариант крайне нежелателен, — Брин сделал паузу. — Но навязывать свою волю я не стану. У каждого должен быть выбор. Правильный он или нет, рассудит история. Мы провели неплохую операцию. Запутали, обманули врага. Инициатива сейчас у нас. Через пару декад суда отправятся к Грайду. Далее курс на Орту. В крайнем случае, эскадра вернется домой.
— А не проще сначала договориться, а затем стартовать? — заметил Лайлтон.
— Это единственный шанс опередить Берда, — вздохнул Саттон. — Утечка информации неизбежна. Хорос находится на окраине империи. Мы летели три долгих месяца. К тому моменту Окра уже принадлежала бы Плайду. И что? Воевать потом из-за жалких руин?
— Неопровержимый довод, — сказал барон. — Надеюсь, вы понимаете, подобные решения не принимаются спонтанно. Я должен посоветоваться с Сенатом. В нем есть люди симпатизирующие Видогу. Споры будут жаркими. Продолжайте двигаться к звездной системе с той же скоростью.
— Обещаю, — герцог устало опустился на подлокотник. — О крейсерах многие знают?
— Нет, — ответил Чен. — Строго ограниченный круг военных. Хотя на кораблях объявлена боевая тревога.
— Сохранить в тайне наши переговоры возможно? — уточнил Брин.
— Сложно, — произнес Лайлтон. — Я введу на флоте жесточайший режим секретности. Подключу службу контрразведки. Но дворянам рот не заткнешь. Экстренное заседаниеСената привлечет внимание журналистов.
— Сделай его закрытым, — посоветовал Саттон. — Не выпускай никого из здания, отбери все средства связи. Не обойтись и без тщательного обыска. Скандал, конечно, но тут уж не до церемоний.
— Отличная идея, — усмехнулся барон. — Только я поступлю иначе. Под невинным предлогом вывезу членов Сената в загородную резиденцию. Туда репортеры не проникнут.
— Тебе виднее, — пожал плечами правитель Хороса. Я с нетерпением жду результата.
Экран голографа погас. Герцог встал, слегка покачнулся. Крис мгновенно бросился к отцу. Все это время он не спускал с него глаз. Брин едва держался на ногах. Последние минуты дались главе рода Саттонов с огромным трудом. Сын помог герцогу сесть в кресло.
— Проклятье, — раздраженно пробурчал Брин. — Совсем превратился в немощного старика.
— Не надо было стоять, — с упреком в голосе заметил Крис.
— И тем самым продемонстрировать собственную слабость, — возразил отец. — Ни за что. Кроме того, правила этикета никто не отменял. Мое поведение могло быть расценено как неуважение, как пренебрежение.
Спорить с герцогом не имело смысла. Данная тема поднималась наместником Краттона чуть ли не ежедневно. Состояние здоровья правителя постепенно ухудшалось. Постоянные боли в сердце, проблемы с ногами, быстрая утомляемость. Брину нужен длительный покой и стационарное лечение. Но Саттон не слушал ни сына, ни врачей. Он не собирался отходить от дел.
Обсуждение жизненноважного для Окры решения затянулось почти на двое суток. Плайдское лобби не сдавалось. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы не одно существенное обстоятельство.
В разгар прений барону доложили, что наблюдатели патрульных эсминцев обнаружили вторую эскадру. Она состояла из двухсот восьмидесяти судов. Большинство из них были транспортники. Это уже полномасштабное вторжение. Кому принадлежат корабли, догадаться было несложно. Тактика хорошо знакомая, уже опробованная на Корзане и Тесте. Хоросцы оказались правы, Видог действительно готовил нападение на систему Алционы.
Противникам соглашения поневоле пришлось умолкнуть. Сенат принял предложение-Брина Саттона. Другого способа защитить родную планету и сохранить хоть какую-то свободу у окрианцев нет. Диалог двух правителей длился недолго. Стремительно набирая скорость, тяжелые крейсера Хороса двинулись в указанный сектор. Пути противников должны были пересечься примерно через три дня.
За деревянным массивным столом сидел высокий широкоплечий мужчина. На вид ему около шестидесяти. Крупные карие глаза, крючковатый нос, волевой подбородок, в коротких темных волосах серебрится седина. Настроение у герцога отвратительное. Год назад он захватил баронство Церенское. Вскоре пала Гайрета. Перед могущественным владыкой Плайда открывались великолепные перспективы.
Союз с Октавией Торнвил развязал Видогу руки. Мечта об императорском троне стала реальностью. Единственное серьезное препятствие — Грайд. Но трусливый и нерешительный Натан Делвил долго не продержится. Три-четыре года и Берд, наконец, взойдет на престол. Но вдруг все пошло как-то не так.
Небольшое промедление, потеря инициативы и конкуренты тут же подняли голову. Особенно герцога настораживала графиня Сирианская. Она женщина амбициозная, властолюбивая. Октавия может и не согласится на условия союзника. Что неудивительно. У Берда сейчас шесть населенных планет, а у нее семь. Да, Аква плохо развита, Тхакен истощен, а на Эдане вечные трения между джози и валкаалцами, но важен сам факт. Торнвил опережает Видога на один шаг.
Кроме того, графиня явно выигрывает в политическом имидже. Герцог — безжалостный, жестокий агрессор, она же в глазах общественности миротворец. Чудом выжила послепокушения, наказала коварного правителя Китара, а теперь спасает цекрианцев. Умелая, наглая ложь, пропагандистская мишура, но люди верят. Даже то, что Торнвил официально узаконила в своей стране рабство, воспринимается обывателями как мелкий, незначительный недостаток.
Особый разговор о свадьбе Дейла и Эвис. Для любого дворянина породнится с Видогами высочайшая честь. Торжественная церемония состоялась бы через пару декад после помолвки. Однако Октавия не торопится прилетать на Аскону. У нее вечно какие-то трудности. Эта неопределенность длится уже год. Ситуация щепетильная, на грани оскорбления. Истекли все допустимые сроки.
И вот шесть дней назад графиня в очередной раз попросила отложить свадьбу. Причина уважительная. Во Фланкию пребывает барон Эльзанский, чтобы присягнуть графине на верность. Процедура очень ответственная. Ведь усиление военной коалиции выгодно и Октавии, и Берду. Намек недвусмысленный. Торнвил откровенно хвасталась собственными успехами. Она практически без боя подчинила два независимых государства. Герцог был в ярости.
К счастью, графиня назвала точную дату бракосочетания. Отказаться от своих слов Октавия не сможет. О предстоящей церемонии уже объявили все средства массовой информации. И опровержения не последовало. Видог устроит грандиозный прием, достойный императора. Сама же свадьба поразит воображение. Таких праздников человечество еще не видело. Берд никогда не был скрягой. Деньги для него лишь средство достижения цели.
Ну, а главным подарком станет захват Окры. Эскадра отправилась к системе Алционы полтора месяца назад. Скоро генерал Глуквил свяжется с бароном Лайлтоном и предъявит ультиматум. Если Чен не признает власть Видога, корабли вынырнут из гиперпространства и атакуют планету. Сил для покорения Окры у командующего достаточно.
Этот маленький сюрприз герцог специально приготовил для Торнвил. Нужно поумерить пыл графини. Она чересчур много возомнила о себе. В их союзе именно Берд играет лидирующую роль. Очередная победа расставит все на свои места.
На пульте вспыхнула зеленая кнопка, раздался протяжный, вибрирующий сигнал. Странно. Никаких аудиенций Видог на сегодня не назначал. В последнее время подобные экстренные вызовы приносят одни неприятности. С тяжелым сердцем правитель включил систему внутренней связи.
— Ваше высочество, генерал Свенвил добивается встречи, — доложил адъютант.
— Впустите, — негромко сказал Берд.
Через мгновение двери распахнулись, и в помещение ворвался начальник службы контрразведки. Да, да, не вошел, а ворвался. Он стремительно преодолел зал и остановился перед столом в трех метрах от герцога. Обычно Горн так близко не подходит. Соблюдая определенную дистанцию, офицер демонстрирует уважение.
Свенвил опытный политик и отличный психолог. Столь высокую и ответственную должность дураки не занимают. Им просто не выжить. Видог человек горячий и вспыльчивый. Ошибок он не прощает. Надо чувствовать настроение герцога, уметь подстраиваться. Генерал обладал этим качеством. Контрразведчик не раз выпутывался из самых безнадежных ситуаций и переводил тему разговора в выгодное ему русло.
Сейчас все иначе. Свенвил явно взволнован. Темные редкие волосы взъерошены, тонкий длинный нос заострился еще больше, щеки провалились, в маленьких серых глазах разочарование и испуг. Хотя первое впечатление часто бывает обманчиво. В зависимости от обстоятельств офицер часто надевал на лицо соответствующую маску. Истинные эмоции Горн тщательно скрывал.
— Что случилось? — насторожено спросил Берд.
— Срочное сообщение от генерала Глуквила, — отчеканил Свенвил. — Получено сорок минут назад.
— С чего вдруг? — правитель Плайда подался вперед. — Эскадра должна достигнуть Алционы только через три дня. Он грубейшим образом нарушил мои инструкции. Утрачена внезапность.
— Вы абсолютно правы, — согласился контрразведчик. — Но, поверьте, у командующего были на то веские причины. Окрианцы обнаружили наши корабли. Их эсминцы патрулируют границу на значительном удалении от звездной системы. Лайлтон ожидал нападения.
— Ладно, — более спокойно произнес Видог. — Покажите запись.
Горн подошел к голографу, вставил в специальное устройство крошечный диск. На мостике флагманского крейсера стоял крепкий, коренастый мужчина. Скуластое лицо, бронзовая кожа, чуть раскосые карие глаза. Глуквил словно противоположность Свенвила. Два совершенно разных типа людей. И по внешнему виду, и по характеру. Впрочем, коринианцы и эстерианцы всегда сильно отличались друг от друга.
Ну да сейчас не до антропологических сравнений. Командующий, как и все офицеры звездного флота, в темно-синем мундире, на груди сверкают орденские планки, на плечахпогоны с золотыми генеральскими звездами. Доклад Глуквила был коротким. Противник готов к вторжению. Окрианцы на открытом канале потребовали немедленно покинуть их территорию. В случае неподчинения они оставляли за собой право атаковать чужаков. И это не пустая угроза. Наблюдатели заметили идущую на перехват крупную эскадру.
Экран погас. В апартаментах герцога воцарилась тягостная тишина. Нарушать ее начальник службы контрразведки не решался. Владыка должен осмыслить услышанное. Торопить Берда нельзя. Терпение, терпение и еще раз терпение.
— Ничего не понимаю, — растерянно проговорил Видог. — По оперативным данным у Лайлтона пятнадцать тяжелых крейсеров, семнадцать легких и около сорока эсминцев. Откуда взялась крупная эскадра? Барон, что вывел все суда в гиперпространство? Хочет нас напугать? Неужели генерал Глуквил и вправду запаниковал? На него не похоже.
— Думаю, генерал не стал бы вас напрасно беспокоить, — сказал Горн. — Даже при таком раскладе численное преимущество на нашей стороне. Гибель нескольких судов неповлияет на исход сражения. Попытка тарана тоже не приведет к успеху. Хотя потери будут огромными…
— Твои разглагольствования меня утомили! — вспылил правитель. — Почему командующий нарушил мой приказ? Я слишком хорошо знаю Глуквила. В его голосе отчетливо звучала тревога.
— Есть единственное разумное объяснение, — тихо произнес Свенвил. — Корабли не окрианские.
— Чьи же? — изумленно выдохнул Берд. — Грайданские? Чепуха. Делвил никогда никому не помогал.
— Это хоросцы, — вымолвил контрразведчик.
— Хоросцы? — повторил герцог, пристально глядя на офицера.
По телу Горна пробежала нервная дрожь. Ноги буквально подкашивались, на лбу выступил холодный пот. Подобного страха генерал давно не испытывал. Тон, с которым Видог сказал это слово, не сулил ничего хорошего. Снятие с должности и опала будут самым меньшим наказанием за допущенные просчеты. Скорее всего, неудачника устранят.
— Исчезнувший три месяца назад флот, — после паузы продолжил правитель. — Мы его тщетно искали в районе Безеиа, а он объявился у Алционы. Браво Брин, браво. Опередил меня. Окра — отличный плацдарм. Барон, почему ваши агенты не предупредили о ведущихся переговорах?
— Я полагаю, их не было, — сказал Свенвил. — Стараясь сохранить полную секретность, Саттон рисковал. Легенда о болезни, учения в дальнем космосе, активная дезинформация в прессе — звенья одной цепи. Герцог надеялся заключить соглашение с Лайлтоном на месте.
— Смелое утверждение, — произнес Берд
— Оно подкреплено фактами, — контрразведчик посмотрел на Видога. — Вот уже два дня Сенат заседает в загородной резиденции алционского владыки. Журналистов тудане пропускают, связи с сенаторами нет. Отключены даже проджеры. Без обыска тут не обошлось. Мои осведомители отрезаны от мира.
— Два дня ничего бы не решили, — пробурчал правитель. — Мы проиграли на старте. Брин провел блестящую операцию. И все же загадка, как хоросцам удалось незаметно долететь до Окры?
— По внешнему радиусу, в обход Талата, — ответил Горн. — Маршрут чуть длиннее, зато безопаснее. Наши патрульные суда барражировали в центральных районах империи,на основных трассах.
— Стандартное, шаблонное мышление, — с горечью констатировал Берд. — В этом главная беда посредственностей. Им не хватает выдумки, изобретательности. Соедините меня с командующим.
Свенвил знал, что Видог потребует непосредственного контакта с генералом, а потому приказал постоянно поддерживать связь с эскадрой. Глуквил по-прежнему спокоен и невозмутим. У коринианца поразительное самообладание. А ведь корабли летят на верную гибель. Плайдскому флоту не прорвать заслон хоросцев.
Герцог встал из-за стола и подошел к голографическому экрану.
— Докладывайте, генерал, — сказал правитель. — Враг идет тем же курсом?
— Да, произнес командующий. — Если мы не отвернем, столкновение произойдет на границе звездной системы примерно через трое суток. Скорость кораблей максимальная.
— Сколько их? — спросил Берд.
— Точно ответить трудно, — вымолвил Глуквил. — Суда движутся плотной группой. Наблюдатели считают, что где-то от восьмидесяти до ста.
— Класс? — проговорил Видог.
— Тяжелые крейсера, — на удивление быстро отреагировал генерал.
— Откуда такая уверенность? — поинтересовался герцог. — Вы сумели идентифицировать корабли?



Страницы: 1 2 3 [ 4 ] 5 6 7 8 9 10 11 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.