read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— Несомненно, — произнес Грег. — Чтобы не было скандала, я бы посвятил Лесса Акрила в тайну. Для него это откровение станет шоком. Но пути назад нет. Флот барона уже принадлежит вам. Он, конечно, возмутится, возможно, станет шантажировать разоблачением. Однако, в конце концов, смирится со своим положением.
— В вашем предложении есть разумное зерно, — вымолвила Торнвил. — Я его непременно обдумаю.
— Теперь о мести, — продолжил майор. — Какой смысл казнить солдат, выполнявших приказ? Личной неприязни к вам они не испытывали. Гибель всей роты вызовет подозрение у Энгерона. Старый пройдоха сразу поймет, где использовались его бойцы и почему уничтожены. Пусть лучше считает, что наемники проводили зачистку рокенов на Тхакене. Их, разумеется, надо предупредить о молчании. Одно неосторожное слово будет стоить солдатам жизни. Ликвидировать рабов никогда не поздно.
— Пожалуй, вы правы, — сказала правительница. — Невольники не могут выступать в качестве свидетелей. Да и кто им поверит? Пусть пока живут.
Октавия в очередной раз лгала. Доводы Хейвила ее не убедили. Графиня уже давно придерживалась принципа — нет человека, нет проблем. Бойцов Энгерона следовало устранить. Способ стандартный — внезапная разгерметизация десантного отделения бота.
Но это опять несчастный случай. Нет, нет, рисковать нельзя. Торнвил абсолютно безразлична судьба солдат, но портить из-за них отношения с Грегом она не будет. Сегодня правительница пойдет на уступки, потешит самолюбие маркиза и изменит свое решение. Рабам фантастически повезло. Наемники чудом избежали смерти. Если бы не этот разговор, бойцов Энгерона ничего бы не спасло.
Глава 5. Герцогиня Видог
Путешествие к звездному скоплению Плайда продлилось пятьдесят дней. Эскадра сирианцев летела на предельной скорости, по кратчайшему маршруту. Он проходил в непосредственной близости от границ грайданского герцогства, однако Натан Делвил даже не пытался перехватить графиню Торнвил. Двадцать тяжелых крейсеров — серьезная сила. У герцога вдвое больше кораблей, но результат столкновения трудно предугадать. А если Октавия сумеет вырваться? Тогда плайдцы и сирианцы точно ударят по противнику. Провоцировать вторжение Делвил не хотел.
Долгих полтора месяца Эвис провела в одиночестве. С матерью девушка виделась лишь во время завтраков и обедов. На ужины графиня дочь обычно не приглашала. Догадаться почему было несложно. У Октавии появился новый фаворит, а если точнее претендент на вакантную должность. Мать вцепилась в него как хищник в добычу. Она проводила с майором практически все вечера. Чтобы никто не мешал их уединению, графиня даже выгоняла из апартаментов служанок перед приходом Хейвила.
Надо признать, маркиз достойная кандидатура. Первая за много лет. Обычно любовниками Октавии Торнвил были смазливые мерзавцы. Алчные, подлые, лживые.
Проведя ночь с правительницей, они с вожделением поглядывали на ее старшую дочь. Никаких чувств к матери негодяи не испытывали. Впрочем, их участь незавидна. Рано или поздно корыстолюбивые подхалимы надоедали графине. Октавия безжалостно лишала фаворитов накопленных богатств и удаляла из дворца.
Командир «Альзона» относился к совершенно иному типу людей. Офицер честен, порядочен, смел. В какой-то степени именно из-за Хейвила провалилось покушение на Торнвил. Эвис должна бы ненавидеть майора, он нарушил ее планы, не позволил взойти на трон, но вместо этого девушка испытывала к нему уважение. Вокруг так мало людей, преданных долгу.
Слухи по судну разносятся быстро. Частые визиты маркиза к правительнице не ускользнули от внимания экипажа. В нем немало женщин. А уж они-то сразу подметили странную благосклонность Октавии. С офицерами «Альзона» Эвис не контактировала, даже легкий флирт перед свадьбой может бросить тень на ее репутацию, зато служанка юной графини Брисса была в курсе всех событий. Любопытство женщины не знало границ.
Поначалу девушка обрывала Бриссу, но потом поняла, что бороться с этим бесполезно. Кроме того, информация о личной жизни матери не помешает. Из рассказов служанки следовало, что, скорее всего, интимной близости между Октавией и Грегом Хейвилом до сих пор нет. После ужина майор покидал апартаменты правительницы и возвращался в свою каюту. На ночь у графини он никогда не оставался. Похвальная выдержка.
Однако упорство маркиза только разжигало страсть Торнвил. Девушка видела, как вспыхивают глаза матери при упоминании его имени. В них и радость, и боль, и страсть. Похоже, Октавия действительно влюбилась. Беда в том, что Хейвил не сдается и не отвечает графине взаимностью. Интересно почему?
Когда у майора была жена, это было объяснимо, но сейчас он свободен. Не может же траур длится вечно. Перед офицером открываются фантастические перспективы. Тут что-то не так. Настораживает и подозрительная гибель семьи маркиза. Полиция и служба безопасности провела тщательное расследование. Сбой в компьютерной системе управления. Говорят, постаралась группа хакеров. Виновные уже пойманы и осуждены.
Впрочем, Эвис не очень-то доверяла средствам массовой информации. Ей хорошо известно, что они лживы. Официальная версия разрабатывается для простых обывателей. У них не должно возникать вопросов. Реальность же часто сильно отличается от того, что болтают дикторы с экранов голографов. Уж очень своевременно произошла эта ужасная авария. Девушка прекрасно знала мать. В достижении цели она не остановится ни перед чем.
Одиночество ничуть не тяготило юную графиню. Эвис читала книги, слушала музыку, смотрела передачи о герцогстве Плайдском. К встрече с Видогами надо подготовиться. Девушка не хотела глупо выглядеть. Некоторые факты стали откровением для аланки. Она ведь выросла уже после свержения династии Храбровых.
Оказывается, изначально Берд Видог владел лишь двумя планетами: Эстерой и Кориной. Аскона и Греза являлись собственностью императора. В исторической справке говорилось о постоянной вражде Храбровых и Видогов. Потомки древнего унимийского рода считали правителей выскочками.
Самое удивительное, что отчасти они были правы. Первый император Тино Аято поднялся на вершину власти благодаря победе над торгами. Но и он, и его товарищ Олесь Храбров, и предок клана Саттонов родились и выросли на Земле. Да, да, на дикой варварской Земле. Их привезли на Таскону в качестве наемников. Отчаянные воины сумели не только выжить, но еще и сделали блестящую карьеру в чужом им мире. Потрясающий поворот в судьбе.
Эвис нашла в архиве снимок полковника Храброва. Правильный овал лица, короткие русые волосы, прямой нос, крупные серо-зеленые глаза. Красивый тридцатилетний мужчина. А сколько в его взгляде уверенности, силы! Какой же смелостью надо обладать, чтобы пойти на таран вражеского крейсера! Именно такие люди и творят историю. Интересно было бы пообщаться с потомками Олеся Храброва. Увы, с гибелью принца Кервуда славный род прекратил свое существование. А жаль.
В последние месяцы девушка много думала о том, что случилось на Велии. Нет, она не раскаивалась в содеянном. Ее амбиции не стали меньше. Когда живешь среди хищников, поневоле приходится показывать зубы и кусаться. Однако в душе что-то дрогнуло. Эвис не любила ни мать, ни сестру, но не велика ли цена собственного благополучия? На острове погибли десятки людей.
Впрочем, разве могло быть иначе? Другого способа занять трон нет. Добровольно от власти не отрекается ни один правитель. Как девушка ни старалась, ей все же придется покинуть родной Алан и выйти замуж за Дейла Видога.
Юная графиня часами сидела перед голографическим экраном, рассматривая наследника плайдского престола.
Привыкала. Высокий, подтянутый, широкоплечий юноша. Темные волосы, карие глаза, отцовский крючковатый нос, тяжелый квадратный подбородок. Особой привлекательностью Дейл не отличался. Зато он умен, вежлив, обаятелен, с неплохим чувством юмора.
Почти каждый месяц Эвис общалась с ним, используя систему дальней связи. Серьезные темы не обсуждались. Слишком много посторонних рядом. Как обычно говорили об искусстве, учебе, моде. Ничем не примечательная пустая болтовня. Но она сближает. У людей появляются общие интересы. Дейл хороший парень, проблема в том, что девушка его не любит.
Любовь. Про нее часто пишут в книгах. Пылкое, необузданное, всепоглощающее чувство. Ничего подобного юная графиня никогда не испытывала. В школе и университете Эвис нравились многие мальчики, но вряд ли это любовь. Любовь — роскошь простолюдинов. В дворянских семьях на такие мелочи внимания не обращают. На первом месте стоит выгода. Кто-то пытается породниться с древним родом, кто-то поправляет пошатнувшееся финансовое положение.
Их брак с Дейлом и вовсе династический. Объединяются два самых могущественных государства бывшей империи. В чем-то мать права. Перед девушкой открываются блестящие перспективы. Герцогиня Видог. Это звучит. После смерти Берда и Октавии они с мужем получат во владение огромную страну.
Ну, а если Дейл будет мешать, от него можно и избавиться. Опыт у Эвис уже есть.
Вопрос в том, как долго ей придется ждать? Ни герцог Плайдский, ни графиня Сирианская на тот свет явно не спешат. А у любого терпения существует предел. Стать бледной тенью Видогов аланка никогда не согласится. Она слишком красива, горда и честолюбива.
Эскадра вынырнула из гиперпростраиства на границе звездной системы Вероны. Под эскортом тяжелых крейсеров сирианцы направились к Асконе. На орбите планеты корабли легли в дрейф. Гравитационные катера и космические челноки начали доставлять гостей в Алессандрию.
Летательный аппарат Октавии Торнвил опустился па посадочную площадку перед императорским дворцом. Процедура встречи стандартная: почетный караул, флаги, ковровая дорожка. Разумеется, Берд Видог тоже здесь. Рядом с ним жена Алина, Дейл чуть позади. Эвис тоже слегка отстала от матери. Таковы требования этикета.
Как только отыграли гимны государств, герцог и графиня двинулись к дворцу. Здание строилось в течение нескольких веков и имело весьма своеобразную архитектуру. Возвышаясь в центре, оно постепенно понижалось к краям. Вглубь уходили три крыла, ведущие к гигантскому куполообразному сооружению. Именно там располагался тронный зал.
Сразу за ним императорские покои, большое квадратное здание, окаймленное четырьмя полукруглыми строениями. Знаменитые казармы гвардейцев. Сейчас там размещаетсяохрана дворца, состоящая исключительно из преданных Видогу эстерианцев.
Все сооружения комплекса были нелепого золотистого оттенка. Он подчеркивал величие, роскошь и богатство династии Храбровых. Однако Берд не любил этот цвет. Герцогсчитал его чересчур ярким и вызывающим. По приказу нового правителя дворец дважды пытались перекрасить. Однако строения сразу теряли свою красоту, становились невзрачными, заурядными. Гармонию художественного замысла оказалось трудно изменить. Это понял даже плохо разбирающийся в искусстве Видог. В конце концов, он отказался от своих планов.
После штурма здание сильно пострадало. Выбитые стекла, зияющие в стенах дыры, рухнувшие колонны, в ряде помещений буйствовали пожары. На восстановление и реставрацию потребовалось десять лет. Были затрачены огромные средства.
В какой-то момент Берд хотел разрушить дворец Храбровых до основания, а на его месте возвести новый. Это выглядело бы символично. Но затем герцог передумал. Тем самым он нарушал преемственность власти. Алессандрийский комплекс ассоциировался у людей с императорами. Кто владеет им, тот и достоин трона. Но зато, ни снаружи, ни внутри не осталось ни одного символа Храбровых. Надписи, гербы, барельефы были безжалостно уничтожены. О прежнем владельце сооружения никто не должен вспоминать.
После торжественного приема гости отправились в обеденный зал. Он располагался в правом крыле здания. В вытянутом прямоугольном помещении с мозаичным потолком стояли столы с изысканными яствами. Тихая, приятная музыка, безупречная сервировка, слуги в ливреях. Все в духе старых дворянских традиций.
Разумеется, никаких деловых и политических бесед. Сегодня знать двух стран собралась по другому поводу. Разговоры только о предстоящей свадьбе. Не обошлось, конечно, и без льстивых речей в адрес Октавии Торнвил и Берда Видога.
Обед длился два часа. Затем правитель Плайда предложил графине осмотреть приготовленные для нее и Эвис апартаменты. В самом дворце размещались лишь приближенные Октавии и наместника Китара и Эльзаны. Для остальных сирианцев были забронированы роскошные номера в лучших гостиницах города; Гостей проводили до электромобилей,и вскоре кортеж под охраной полиции покинул комплекс.
До свадьбы еще три дня. У поданных Торнвил появилась великолепная возможность ознакомиться с достопримечательностями Алессандрии. Прибытие графини на Аскону широко освещалось в средствах массовой информации. В столице Плайда были журналисты и из Грайда, и из Хороса, и из Комона.
Визит Видога на Алан год назад тоже стал сенсацией, но такого фурора не произвел. Во-первых, он серьезно отличался по масштабу. С Бердом прилетели только жена и сын. Октавия же привезла всю элиту государства. Во-вторых, за прошедшее время значительно изменилась ситуация в мире. Плайд захватил баронство Церенское и Гайретское, а Сириус поглотил Китар и Эльзану. Военный союз правителей теперь закреплялся бракосочетанием их детей.
И в-третьих, на репортеров и обывателей произвели неизгладимое впечатление телохранители Торнвил. К мутантам-креизерам люди уже привыкли, но десять торгов в парадных мундирах — это незабываемое зрелище. Даже знавший о насекомых Видог был восхищен. Графиня умела удивлять.
Тем же вечером герцог пригласил Октавию к себе в кабинет. Женщина могла бы отказаться, сославшись на усталость, но решила не оттягивать обсуждение важных вопросов.В период праздника это будет сделать гораздо труднее.
Помещение оказалось достаточно скромным. Массивный деревянный стол, несколько стульев, на стенах портреты предков работы старых мастеров, слева четыре кресла и явно не вписывающийся в общий интерьер маленький резной столик. Нет ни дорогих ковров, ни скульптур, ни золотых украшений. Подобные изыски чужды Берду.
Правитель Плайда сразу двинулся к Торнвил, галантно поцеловал ей руку и предложил сесть. Графиня снисходительно улыбнулась. В роли услужливого кавалера Видог выглядел нелепо. По натуре он воин, боец. Высокий, широкоплечий, с волевым подбородком, характерным крючковатым носом и сединой в волосах. Обычно герцог напорист, прямолинеен и грубоват.
Наполнив бокалы красным вином, Берд произнес:
— Давайте выпьем за наш союз.
— С удовольствием, — вымолвила Октавия, поднимая бокал.
После некоторой паузы герцог продолжил:
— Примите мои поздравления. Вы без больших проблем присоединили два баронства. Лесс Акрил даже благодарен вам за это.
— Стечение обстоятельств, — скромно заметила женщина. — Все ведь могло сложиться иначе. На Велии я чудом уцелела. За успехи пришлось дорого заплатить. Погибла моя младшая дочь.
— Да, да, ужасное горе, — кивнул головой Берд. — Я уже выражал вам свои соболезнования. Примите их еще раз. Когда речь идет о власти, потери, к сожалению, неизбежны. Враги так и норовят нанести удар в спину.
— Я с вами полностью согласна, — Торнвил демонстративно тяжело вздохнула. — Расслабляться нельзя ни на секунду. Интриги, заговоры, мятежи. Преданных людей становится все меньше. Нас окружают подхалимы и лжецы.
— Ничего, скоро мы это исправим, — с металлом в голосе сказал Видог.
— Кстати, насколько я понимаю, ваш план под угрозой, — вставила графиня. — Эскадра хоросцев спутала все карты. Брин Саттон проснулся после долгой спячки. Вы ведь намеревались покорить Окру…
Герцог посмотрел на Октавию. По ее лицу трудно что-либо прочесть. Хитрая бестия. Без сомнения, она знает о провале экспедиции. Разведка у сириаицев работает отменно. Обманывать Торнвил не имеет смысла.
— Намеревался, — подтвердил Берд. — Но чересчур долго протянул с вторжением. Мои корабли опоздали на несколько дней. К тому моменту Саттон и Лайлтон уже заключили договор. Пришлось отзывать флот. Вступать в войну с Хоросом еще рано.
— Досадная оплошность, — произнесла женщина. — Захват Алционы позволил бы нам взять Грайд в клещи. Теперь Окра под надежной защитой. Боюсь, ваш график сорван. Стотяжелых крейсеров — серьезная сила.
— У Брина девяносто кораблей, — поправил графиню Видог.
— Не принципиально, — вымолвила Октавия. — Хоросцы контролируют ситуацию. Если Саттон сумеет уладить разногласия с Делвилом, мы упремся в непреодолимую стену.
— Потому я и предлагаю откорректировать первоначальный план, — сказал герцог.
— Поясните, — Торнвил глотнула вина.
— Натан не пойдет на уступки, — произнес Берд. — От Алционы до Грайда семьдесят парсек. Расстояние небольшое. Делвил чувствует себя в безопасности. Брин ненавидит меня и не даст уничтожить герцогство.
— Вы хотите напасть на Грайд, — догадалась женщина.
— Совершенно верно, — проговорил Видог. — У вас сейчас около шестидесяти тяжелых крейсеров, у меня восемьдесят. Мы атакуем противника с двух сторон. К тому моменту, когда подоспеют хоросцы, все будет кончено. Саттону ничего не останется, как убраться прочь. Объединенная эскадра даже ему не по зубам.
— Интересная идея, — вымолвила графиня. — Но в ней есть ряд допусков. Чтобы одержать победу два флота должны ударить одновременно. Добиться же абсолютной секретности сложно. Моим судам лететь шестнадцать дней, а вашим тридцать семь. Малейшая утечка информации и враг разобьет нас по частям. Не исключаю я и вмешательство хоросцев. Окра для них всего лишь промежуточная база.
— Операция, безусловно, рискованная, — сказал герцог. — Нужна тщательная подготовка. Разумеется, мы примем дополнительные меры предосторожности, введем режим максимальной секретности. Кроме того, я попытаюсь обмануть противника. Направлю к Алционе вспомогательную эскадру. Об этом тут же узнают окрианцы. Саттон будет вынужден защищать союзника. Появление боевых кораблей возле Остралиса станет сюрпризом для Натана Делвила.
Октавия откинулась на спинку кресла. Грег в очередной раз оказался прав. Расширяться плайдцам действительно некуда. Вариант с Яслогом и Юстиной Берда не устраивает. Эти приобретения ничего ему не дают. Будущему императору они подчинятся и так. Замысел Видога неплох. В случае успеха чаша весов склонится на сторону коалиции. Герцог захватит стратегическую инициативу и уже не упустит ее.
Вопрос в том, зачем это Торнвил? Сейчас ее положение гораздо выгоднее. Согласившись на предложение Берда, она добровольно отдаст ему императорский трон. Сирианские крейсера будут десятками гибнуть в сражении, а вся слава достанется Видогу. Женщина не сомневалась, что герцог под благовидным предлогом бросит союзников в самое пекло битвы. Берд хочет чужими руками решить собственные проблемы. Отличный ход. Враг разгромлен, графиня ослаблена и ни на что не претендует.
Существует и другой вариант развития событий. Плайдские корабли опаздывают примерно на сутки, и сирианский флот в одиночку дерется с грайданцами. Ну, а за тем без особых усилий Видог ставит на колени и тех, и других. Нет, Октавия не настолько глупа. План майора Хейвила ей нравится значительно больше. Шансы Торнвил занять престол сейчас предпочтительнее.
Кроме того, кто знает, может графине удастся найти компромисс с Делвилом и Саттоном. Человечество устало от междоусобных войн. Почему бы умной, красивой женщине не объединить расколотую на части державу?
— Я не в состоянии дать ответ сразу, — проговорила Октавия. — Мне надо все обдумать, посоветоваться с генералами. Собрать крейсера в мощный кулак не так-то просто. Не забывайте, двадцать судов охраняют Цекру от комонцев. Это мои обязательства перед бароном Акрилом.
Разумеется, Торнвил лукавила. В реальности у нее кораблей больше, чем у плайдцев. Но Берд об этом не догадывается. Доводы графини прозвучали убедительно. Видог слегка поморщился, помрачнел, залпом осушил бокал.
На быстрый успех он и не рассчитывал. Настаивать бесполезно.
— Буду ждать вашего положительного решения, — попытался пошутить герцог.
Еще одна нелепость. Подобные фразы не соответствуют ни внешнему облику, ни имиджу Берда. Явный признак слабости. Видог растерян. Последние неудачи вывели его из равновесия. Но сломить герцога трудно. Скоро он придет в себя и с удвоенной энергией возьмется за осуществление своих идей. Берд ни при каких обстоятельствах не сдастся. Видог скорее умрет, чем отступит от намеченной цели.
— Обещаю, я тщательно взвешу все за и против, — вымолвила Октавия, вставая с кресла.
Герцог, соблюдая требования этикета, проводил Торнвил до двери. В приемной, словно статуи, застыли два телохранителя графини. Крепкие парни, ничего не скажешь. Взгляд спокойный, бесстрастный, холодный. Их ничуть не смущает, что они на чужой территории. Крензеры, не задумываясь, погибнут за свою госпожу. Страх мутантам не ведом.
Теперь понятно, какие проблемы возникли у Свенвила. Организовать покушение на Октавию необычайно сложно. Охрана никого к правительнице не подпустит. Ну, а после замены гвардейцев торгами в ее окружение агентов вообще не внедришь.
Берд вернулся в кабинет, наполнил бокал крепким вином, сделал глоток. Ситуация тяжелая. Эскадра хоросцев, как острый нож, впилась в сердце. Саттон занял отличную позицию. Без боя вглубь империи Видогу не прорваться. Сил же для масштабного сражения не хватает. Граф Талатский и барон Прайнский до сих пор колеблются. А их помощь непомешала бы. Тогда Брин оказался бы и в изоляции.
Втянуть Торнвил в военную компанию против грайданцев тоже не удалось. Сирианка ловко ушла от ответа. Нет, нападать на Делвила она не станет. Ей это не нужно. У графини огромное поле для деятельности. Комон, Розана, Тесла. Еще год-два и Октавия всем будет диктовать свои условия.
Герцог горько усмехнулся. Разве мог Берд на старте предположить, что Торнвил его обойдет и достигнет финиша первой. Графиня умная, амбициозная женщина, императорский трон она не отдаст никому. Но и Видог не смирится с поражением. Придется убрать с пути Октавию. Проще всего сделать это сейчас, на Асконе. Сириаиские, эльзанские, китарские дворяне превратятся в заложников. Наследницей престола является Эвис. Напуганная девушка согласится на что угодно.
Увы, данный план — чистейшая авантюра. В реальности события будут развиваться иначе. Сирианцы обвинят герцога в вероломстве, провозгласят нового правителя и заключат союз с Хоросом. Через три-четыре месяца объединенный флот двинется на Плайд. Такая перспектива Берду ничего хорошего не сулила.
Торнвил опасна, очень опасна, но устранять ее рано. Пусть расширяется. Видог умеет ждать. Главное правильно выбрать момент для удара. При этом у оппозиции не должно быть ни шанса на захват власти. Оставлять Эвис в Алессандрии ни в коем случае нельзя. Оспорить ее права на графство никто не посмеет.
Формально править страной будет девушка, а фактически герцог Плайдский. Дейл не посмеет перечить отцу. Тем самым Берд увеличит звездный флот почти вдвое. Настроение Видога несколько улучшилось. Первый раунд он выиграл, второй проиграл, третий окончательно расставит все на свои места.
После завтрака Дейл и Эвис отправились в город. На предстоящие два дня у них намечена насыщенная культурная программа. Настала очередь молодого человека демонстрировать эрудицию. Юноша оказался интересным рассказчиком. Он прекрасно знал историю столицы и разработал маршрут экскурсии так, чтобы невеста смогла увидеть самыезначительные памятники архитектуры.
Кроме того, Дейл и Эвис побывали в музеях, картинных галереях, на выставках. Везде их встречали восхищенные обыватели. Люли радостно кричали и размахивали сине-белыми и желто-голубыми флагами.
Алессандрия произвела на девушку сильное впечатление. Гигантский мегаполис с идеально прямыми улицами и проспектами. Торги до Асконы не добрались, а во время переворота пострадал исключительно дворец императора. Семьсот лет мира и покоя. Ни разрушительных войн, ни природных катаклизмов. Уникальное достижение. Города Алана, Тасконы и Маоры могли лишь мечтать о такой судьбе.
Столица Плайда застраивалась постепенно, размеренно, по плану. Симметрично расположенные площади и скверы, кварталы одинаковых небоскребов, сверкающих огромнымиокнами в лучах Вероны, многоярусные дороги, заполненные роскошными электромобилями. В этой геометрии лучей было что-то завораживающее. Складывалось ощущение, что Алессандрию создавал какой-то гениальный исполин.
Нет хаоса в застройке даже в центральных районах. И это неудивительно. Данная черта присуща древним городам, а столица Плайда по меркам истории молода. Вдобавок ко всему, в ходе массового переселения Тино Аято приказал снести старые малоэтажные здания. Как следствие, в Алессандрии почти не осталось домов периода унимийской колонизации.
Поздним вечером город вспыхивал разноцветными огнями. Он активно жил до глубокой ночи. Но это характерно и для Фланкии. Для людей, имеющих деньги, праздник не заканчивается никогда. Рестораны, клубы, казино с удовольствием распахивают перед ними двери.
Впрочем, данные заведения не того уровня, чтобы их могли посетить Дейл и Эвис. Да и разве расслабишься в присутствии посторонних. Нужно соответствовать статусу. Они должны быть примером для добропорядочных граждан. Опрометчивые поступки недопустимы. Журналисты не упустят возможности запечатлеть великосветских особ в неприглядном виде. За скандальные снимки щедро платят. Репортеров не останавливают ни кулаки охранников, ни судебные иски, ни тюремное заключение. Алчность людей безгранична.
Девушка стояла на небольшом балконе своих апартаментов. Премьера в театре закончилась достаточно поздно. Аланка ужасно устала, но спать не хотелось. Нервное напряжение чересчур велико. Завтра Эвис станет замужней женщиной, герцогиней Видог. Другой титул, другая фамилия, другая жизнь.
Девушка тяжело вздохнула. Если честно, она к этому не готова. Близость с мужчиной, о которой так мечтала аланка, теперь ее тоже пугала. При каждом прикосновении Дейла Эвис чувствовала, как дрожит ее тело. Блажь, конечно, но ничего с собой поделать девушка не в силах.
Во Фланкии она была раскованна, иронична, смела, а здесь чересчур закрепощена. Странная метаморфоза не ускользнула от внимания жениха. Аланка сослалась на легкое недомогание. Гравитация на Асконе чуть меньше, чем на ее родной планете. Это объяснение вполне устроило плайдца. Юные девушки такие слабые натуры. Нельзя сказать, чтоДейл неприятен Эвис. Наоборот. Он необычайно вежлив, деликатен, заботлив. Но между ними определенно есть какая-то преграда. Пока преодолеть ее аланке не удается. А ведь завтра Дейл будет обнимать, целовать девушку. О первой брачной ночи Эвис старалась не думать. Она надеялась, что страсть захлестнет ее.
Аланка грустно улыбнулась. Сделка с незнакомцем позволила избежать разоблачения, но счастья не принесла. Странник в капюшоне обещал достойную награду. Но и она весьма призрачна. Во дворце Алессандрии особо не развернешься. Девушке придется поумерить амбиции. Берд Видог прочно сидит на троне. Занять же его место Эвис была бы не прочь.
— Ваше высочество, постель готова, — раздался за спиной голос Бриссы. — Пора отдохнуть…
— Хорошо, — не оборачиваясь, откликнулась девушка. — Ты свободна. Я разденусь сама.
— А душ? — настойчиво проговорила служанка.
— Неужели меня трудно понять с первого раза? — жестко сказала Эвис.
— Прошу прощения, ваше высочество, — пролепетала Брисса, пятясь к двери.
В последнее время госпожа стала лишком раздражительна. Она уже не маленькая девочка, и лучше ее не злить. Когда женщина вышла, графиня недовольно покачала головой. Опять накричала на служанку. Надо взять себя в руки и успокоиться.
Внизу раскинулся великолепный дворцовый парк. Сейчас в нем горят только редкие фонари. Тем не менее, в тусклом свете угадываются широкие аллеи, аккуратно подстриженные шарообразные деревья и даже причудливые узоры цветников. Справа длинный ряд скульптур. Каменные изваяния отбрасывают замысловатые тени. Воображение рисует диких зверей, чудовищ, кошмарных монстров. Ночь для них самое время.
Девушка взглянула на чужое небо Асконы. Совершенно иной рисунок звезд. Но какое фантастическое зрелище! Верона не входила в скопление Плайда, но располагалась совсем рядом с ним. Шесть белых гигантов, словно огромные глаза смотрели на алапку. По размерам они сопоставимы с Сириусом. Возле них бриллиантовая россыпь маленьких звезд.
Ничего подобного Эвис раньше не видела. Покидать балкон не хотелось. Однако Брисса права. Завтра трудный день.
Будущая герцогиня Видог неторопливо двинулась в душ. Теплая вода прекрасно расслабляет, по телу растекается приятная нега, все беды и невзгоды отступают на второйплан. Девушка тщательно вытерлась, набросила на плечи халат, приблизилась к зеркалу. Ее фигура идеальна. Изящная талия, плавная округлость стана, красивая линия бедер. Природа не поскупилась. Популярные модели и те могут позавидовать Эвис.
Аланка чуть приподняла левую грудь. Пятна будто и нет. Гладкая, ровная кожа. Приобретенный в одном из салонов Фланкии крем стоил астрономически дорого, но пока, ни разу не подвел. Он великолепно впитывается, долго держится и не смывается водой. Именно то, что нужно. Даже Брисса не заметила появление знака. А это важный показатель. Служанка знает тело госпожи, как свое собственное.
Главная проблема — бюстгальтер. Постоянно стирает крем, обнажая нижнюю кромку пятна. Будь воля Эвис, она бы не носила его. Увы, это неотъемлемая часть женского туалета. Вот и приходится постоянно улучать момент, чтобы успеть скрыть изъян от посторонних глаз. Хорошо хоть свадебное платье с глубоким декольте и высоким корсетом. Впрочем, маленький тюбик надо обязательно взять. Мало ли что может случиться.
Кроме того, нельзя терять контроль ни на секунду. Будет весьма неловко, если муж в первую же ночь обнаружит странный знак. Объяснение, конечно, есть. Родимые пятна бывают самых причудливых форм, но вдруг Дейл кому-нибудь об этом расскажет? В состоянии алкогольного опьянения мужчина часто болтают лишнее. В данной ситуации лишние меры предосторожности не помешают.
В противоположной части дворца в спальне наследника пладского престола тоже горел свет. Молодой человек думал о невесте. Аланка, без сомнения, очень красива. Но ее красота какая-то надменная, холодная. В Эвис не чувствуется душевной теплоты. Она чересчур прагматична, рассудительна, серьезна. Девушка педантично соблюдает все правила этикета. Заученные наизусть фразы, натянутые улыбки, небрежные кивки головой. Настоящая герцогиня Видог.
За два прошедших дня ни малейшего проявления эмоций. Ни радостного возгласа, ни удивленной мимики на лице, ни звонкого заливистого смеха. А ведь аланка так молода, ей нет и двадцати. Потрясающе самообладание. Внутреннее напряжение Эвис выдавал лишь легкий румянец на щеках и едва уловимая дрожь пальцев.
Если честно, Дейл ждал от девушки другого поведения. За год она сильно изменилась. Во Фланкии Эвис была веселой, активной, пылкой. Сейчас же это не живой человек, а ходячая мумия. В чем причина, остается только догадываться. Вариантов много. Нет смысла даже их перечислять. Наверняка на психологическое состояние аланки подействовало покушение, совершенное на мать и смерть сестры. Ведь, не заболей тогда Эвис, она тоже могла погибнуть. Подобные события заставляют взглянуть на мир иначе.
Одним словом, предстоящая свадьба особого восторга у девушки не вызывает. А значит, наладить контакт с ней будет непросто. Да, брак династический, никакой любви между ними нет. Однако это не повод замыкаться в себе. Если нельзя повлиять на ситуацию, к ней нужно приспособиться. Спорить с родителями бесполезно. Дети правителей всегда были заложниками политики.
Взять, к примеру, мать Дейла Алину. Ее выдали замуж за Берда Видога, чтобы наладить хорошие отношения между Плайдом и Яслогом. Они абсолютно не подходят друг другу. Разные характеры, разное мировоззрение, разные моральные принципы. Но такие мелочи никого не волнуют. На первом месте выгода и целесообразность. Юноша не хотел повторения судьбы родителей и не собирался копировать отца. Он надеялся найти в Эвис друга и единомышленника. Пока не получается. Их будто разделяет невидимая стена. Но рано или поздно Дейл ее сломает.
Молодой человек взял с полки баночку с кремом и нанес тонкий слой на левую часть груди. Скоро он впитается, и пятно исчезнет. О его тайне девушке знать не следует. И не потому, что юноша не доверяет невесте. Просто женщины не умеют хранить секреты.
Утро выдалось нервным и суетливым. К свадьбе, разумеется, все готово, но есть вещи, которые делаются непосредственно перед церемонией. Три часа ушло на прическу. Затем визажисты наносили макияж. Сегодня девушка была особенно нетерпелива. Эвис казалось, что мастера работают чересчур медленно. Она успокоилась лишь когда надела платье и посмотрела на себя в зеркало. Аланка выглядела превосходно. Вряд ли кому-то удастся затмить ее.
В назначенное время Эвис покинула апартаменты и вышла в коридор. До лестницы девушку сопровождали четыре телохранителя графини в черных костюмах. На первом этаже дочь встретила Октавия Торнвил. Возле огромной, инкрустированной золотом двери застыли плайдские гвардейцы в парадных мундирах. Их лица как у каменных изваяний. Иззала доносится приглушенный гул. Гости уже там.
Эвис почувствовала дрожь в коленях. Не упасть бы в обморок от волнения. За все утро мать ни разу не заглянула к дочери. Занималась исключительно собой. А ведь их комнаты рядом. Девушка не обижалась, привыкла. Ее почти ничего не связывает с могущественной правительницей Сириуса. После свадьбы Октавия с головой окунется в пучину любви и вовсе забудет об Эвис. Во дворце Фланкии больше никто не будет путаться под ногами и мешать Торнвил.
Надо признать, графиня не зря старалась. На ней платье цвета морской волны, роскошное декольте, демонстрирующее гладкую, бронзовую кожу и высокую грудь, на шее изящное колье с крупными сапфирами. Пышная прическа, яркий макияж, отменная фигура, которой позавидуют и более молодые женщины. По виду не скажешь, что Октавии сорок один год.
Раздалась громкая торжественная музыка. Гвардейцы резко развернулись и распахнули двери настежь. Размеры зала поражали воображение. Несколько тысяч людей разместились в нем без труда. Мраморный пол, изумрудные стены с золотистым рисунком и мозаичным панно, гигантский купол светится, словно огненный шар. На мгновение Эвис даже зажмурилась.
Перед аланкой широкий ровный проход. Слева стоят гости, справа толкутся журналисты. И те, и другие дружно аплодируют. Все, не отрываясь, смотрят на невесту. Мужчины с восхищением, женщины со скрытой досадой. О такой внешности можно только мечтать. Русые волосы гладко причесаны, вниз струятся длинные локоны, подчеркивая изящную шею, на голове серебристая диадема с бриллиантами. Высокий лоб, большие карие глаза, прямой нос, тонкие губы, плавная линия подбородка.
На девушке нежно-розовое платье, плечи почти полностью открыты, грудь чуть приподнята. Ожерелье и серьги прекрасно дополняют наряд невесты. На фоне Эвис терялась даже Октавия, чего уж говорить о других гостях. Достойных соперниц у аланки здесь нет.
Графиня с дочерью гордо, не спеша двигалась к дальней части зала. Там, возле ступенчатого постамента, на котором когда-то располагался императорский трон, застыл официальный представитель администрации Алессандрии. Именно ему выпала честь вести церемонию. Внешний вид мужчины полностью соответствует важности торжества. Высокий, статный брюнет лет сорока в безупречно пошитом темно-синем костюме. Лицо плайдца непроницаемо, хотя желваки на скулах выдают волнение.
Из противоположного крыла дворца вышли Берд и Дейл. Они идут так же медленно, упиваясь всеобщим вниманием. На герцоге черный мундир с золотыми нашивками и аксельбантами. Сын, наоборот, в белой парадной форме асконских элитных подразделений. Довольно странный выбор, учитывая, что Видоги родом с Эстеры. Хотя подобные решения не принимаются спонтанно. Отношения с местными дворянами у правителя Плайда весьма натянутые. Этот жест, несомненно, потешит их самолюбие.
Видоги и Торнвил достигли постамента одновременно. Берд и Октавия отступили чуть назад. Дейл и Эвис подошли к представителю администрации. Шум в зале мгновенно стих. Под сводами здания раздался громкий, насыщенный мужской голос. Церемония бракосочетания началась. Когда-то этот ритуал был немыслим без служителей церкви. Императоры старались не нарушать древние традиции. Однако Видог нетерпимо относился к религии. Гонения на верующих он не устраивал, но и культовые обряды не соблюдал.
Плайдец говорил четко, размеренно, делая многозначительные паузы. Девушка чувствовала, как дрожит ее тело. Она стала что-то слишком впечатлительна. Скорее бы завершилась вступительная часть. Не хватает еще упасть в обморок. Раньше Эвис за собой такого не замечала. Большое количество людей аланку никогда не смущало.
К счастью, процедура недолгая. Все документы, подготовленные юристами герцога и графини, подписаны накануне.
Впрочем, цена этих бумаг ничтожна. Формальное констатирование свершившегося факта. Законность брака и так никто не будет оспаривать. Тут присутствуют тысячи свидетелей. Наконец, представитель спросил Дейла, согласен ли он взять в жены Эвис Торнвил.
— Да, — уверенно ответил молодой человек.
Теперь очередь аланки. Ее голос прозвучал гораздо тише. Но это и неудивительно. Она ведь хрупкая, нежная девушка. Некоторые женщины вспомнили собственную свадьбу ипрослезились. Сцена действительно запоминающаяся. Белый мундир Дейла и розовое платье Эвис необычайно контрастировали с темными одеждами Берда и Октавии. В этом было что-то символическое. Два абсолютно разных поколения. Одно олицетворяет прошлое и настоящее: войну, хаос, разобщенность. Второе — будущее: надежду на объединение, мир и процветание.
После паузы мужчина уточнил, нет ли в зале тех, кто возражает против союза наследника плайдского престола и дочери графини Сирианской. Снова под сводами здания воцарилась тишина. И вот она ключевая фраза: «Вы объявляетесь мужем и женой»! С, улицы донесся адский грохот. Двадцать орудий троекратно салютовали важному событию.
В зале раздались дружные аплодисменты. В первом ряду мать и сестра Дейла, наместники Китара, Эльзаны, Эстеры, Корины, Тесты, Корзана. Во времена императора при подобных церемониях обязательно присутствовали представители иных рас. Но герцог откровенно презирал сторрианцев, альконцев и брайтгезов, считая их дикими, варварскими народами, не достойными высокой чести. Везгирийцы же примерно так относились к самому Видогу.
Дейл и Эвис направились к обеденному залу. Берд и Октавия шли за ними. Никто из менее значимых гостей не трогался с места. Рассаживаться за столы плайдцы и сирианцы будут согласно строгой иерархии.
Между тем, офицеры службы контрразведки вежливо выпроваживали журналистов. Официальная часть ритуала, транслировавшаяся на все планеты двух государств, закончена. Теперь во дворце могут остаться только репортеры светской хроники, имеющие особый допуск. Это тщательно проверенные люди, лояльные власти. Ничего предосудительного они не напишут и не покажут.
Согласно традиции герцог сел рядом с Эвис, а Октавия с Дейлом. Чтобы удивить гостей, Видог пригласил во дворец лучших плайдских поваров. Они постарались на славу. Восемь перемен по четыре блюда в каждом. Нормальный человек не в состоянии даже все это попробовать.
Описывать безумный праздник чревоугодия бессмысленно. Он длился почти пять часов. Преодолевая огромное искушение, девушка ела исключительно фрукты и изредка прикладывалась к бокалу с вином. Вечер длинный и нужно выглядеть подобающим образом.
Пожелания и хвалебные тосты звучали без перерыва. В какой-то момент аланка перестала обращать на них внимания. Дежурные фразы, стандартные комплименты, лживые клятвы в вечной преданности. На слащавые физиономии некоторых гостей противно смотреть. Трусливых, алчных, подлых подхалимов видно по выражению лиц.
Внезапно размерный ход торжества нарушил Берд Видог. Герцог встал из-за стола, поднял бокал, дождался тишины и громко произнес:
— Господа, я хочу выпить за очаровательную, несравненную Октавию Торнвил. Она не только красивая женщина, но и сильная правительница могущественного государства.А этот талант дается немногим. В истории человечества таких женщин единицы…
Дружный возглас сирианцев поддержал владыку Плайда. Графиня довольно улыбнулась и хотела поблагодарить Видога, не успела, Берд ее опередил.
— Господа, думаю, вы все знаете, какие беды и невзгоды подстерегали Октавию Торнвил на жизненном пути, — сказал герцог. — Нелепая смерть мужа, покушение, гибель младшей дочери. Но она справилась. Ее мужество заслуживает уважения. И вот теперь графиня дарит нам это чудесное создание…
Видог демонстративно обнял Эвис за плечи. Торнвил недоуменно замерла.
— С моей стороны было бы чрезвычайно жестоко забрать ее единственную радость, — продолжил Берд. — У меня есть любимая жена, дочь, внук. Она же останется в одиночестве. Это решение далось мне нелегко, но я его принял. После окончания праздников Дейл и Эвис отправятся вместе с графиней на Алан. Мужское плечо никогда не помешает.Надеюсь, мой сын станет ей надежной опорой.
— Браво! — голоса гостей слились воедино.
Люди аплодировали стоя. Правитель Плайда поступил честно, порядочно, справедливо. Именно такие отношения и должны быть между союзниками. Дейл и Эвис даже не поняли, что произошло. По большому счету им безразлично, в каком дворце жить — во фланкийском или алессандрийском. Ни Видог, ни Торнвил не допустят детей до власти.
Расстроены сейчас, пожалуй, лишь две женщины. Алина низко опустила голову, чтобы никто не заметил предательскую влагу в глазах и дрожащие губы. Она отчетливо осознавала, что теряет сына. Короткие беседы по голографу не заменят непосредственного общения. Муж все-таки воспользовался сыном в политических целях.
Относительно Октавии Алина не испытывала иллюзий. Надменная, коварная, самолюбивая стерва. Если возникнет хоть малейшая угроза ее трону, графиня, не задумываясь, устранит и Дейла, и дочь. Мальчик вырос, ему скоро двадцать два года. Но он так наивен. Сын не соперник Торнвил. А ведь именно на это Берд и рассчитывает.
Октавия испытывала иные чувства. Видог очень ловко, умело ее обманул. Подобного поворота событий женщина никак не ожидала. Герцог застал Торнвил врасплох. Его замысел очевиден. Дейл будет постоянно контролировать графиню. Ну, а если с Октавией что-нибудь случится, то вместе с женой взойдет на престол. Хитрый ход, ничего не скажешь. Берд без особого труда проглотит и сына, и Эвис. Эту партию Торнвил проиграла. Впрочем, как и сирианская оппозиция. Флеквилу при таком раскладе даже переворот несовершить.
Гости с нетерпением ждали реакции графини. Женщина лихорадочно пыталась найти причины для отказа. Увы, ни одного веского довода. Любая отговорка будет воспринята как неуважение и желание избавиться от Эвис. Это скандал и серьезный удар по ее репутации. Видог очень удачно выбрал время и место. Графиня в ужасном цейтноте. К ней прикованы тысячи глаз.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.