read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— Нет, расстояние чересчур велико, — сказал коринианец. — Но какой смысл хоросцам вести к Алционе эсминцы? В масштабных сражениях от вспомогательных судов мало толку.
— Почему вы решили, что это хоросцы? — произнес Берд.
— Десять минут назад барон Лайлтон официально объявил о заключении военного союза с герцогом Саттоном, — сообщил Глуквил.
— А если окрианцы блефуют? — предположил правитель.
— Потому я жду ваших распоряжений, — бесстрастно проговорил генерал. — Предыдущий приказ атаковать врага пока никто не отменял.
Заложив руки за спину, Видог задумчиво смотрел на командующего. Нет, он не дрогнет. Упрямый коринианец действительно ввяжется в битву с превосходящими силами противника. Глуквил умрет, но не отступит. А вот нужно ли это Берду? Шансы на победу невелики. В бою у Алционы плайдцы потеряют половину своего флота.
Ужасный разгром поставит крест на мечтах герцога об императорском троне. Снова поднять голову ему уже не дадут. Словно голодные стервятники сирианцы и грайданцы набросятся на ослабевшего хищника. Видогу придется оставить и Тесту, и Корзаи. Могущественную державу разорвут на куски.
Не стоит забывать и о десантниках. Триста тысяч — огромная цифра. Их гибель станет национальной трагедией. Такие поражения и жертвы народ правителям не прощает. Асконская оппозиция тут лее воспользуется ситуацией и свергнет с престола ненавистного эстерианца. Нет, драться с открытым забралом еще рано.
— Генерал, разворачивайте транспорты, — сказал Берд. — Наша компания не увенчалась успехом. Личному составу объявить, что экспедиция была учебной, тренировочной. Об эскадре хоросцев ни слова. Разумеется, никаких контактов с врагом. Режим полного молчания. Тяжелым крейсерам провести разведку. Я хочу знать все о флоте Брина Саттона в мельчайших подробностях.
— Слушаюсь, — отчеканил генерал.
— Близко к неприятелю не подходите, — продолжил герцог. — Держите безопасную дистанцию. Преследовать вас хоросцы не будут. У них другая цель.
Видог выключил голограф и направился к столу. Сев в кресло, он взглянул на Свенвила. Офицер не сдвинулся с места. Сейчас решается его судьба. Кто-то ведь должен ответить за провал операции. В глазах Горна покорность и обреченность.
Правитель достал из бара бутылку крепкого вина. Он залпом осушил наполненный до краев бокал.
Предчувствия не обманули Берда. Жизнь состоит из полос. Светлые чередуются с темными. Удача долго сопутствовала герцогу. Он единственный, кому удалось свергнуть Храбровых. Впервые за пять веков род Видогов завладел Плайдом. И это только начало. Берд обязательно преодолеет возникшие трудности. Вмешательство Саттона усложняет задачу, но тем ценнее будет победа. Ждать и терпеть герцог умеет.
Небрежным жестом руки правитель позволил Свенвилу уйти. Устранять генерала сейчас не имело смысла. Слишком много нитей завязано на начальнике службы контрразведки. Новому человеку потребуется время, чтобы войти в курс дела. А его как раз нет. События развиваются чересчур быстро. Чуть промедлишь и ты уже аутсайдер. Пример тому — Алциона. Нападать на баронство надо было полгода назад.
Видог выпил второй бокал. Пусть Свенвил помучается. Страх и неопределенность заставят генерала работать гораздо эффективнее. Иного способа заслужить прощения у него нет. В любой ситуации есть свои плюсы, главное научиться их увидеть и использовать.
Глава 3. В шаге от цели
Ленкрил — крошечный провинциальный городок Тасконы. В сирианском графстве он известен лишь тем, что рядом с ним располагается древний космодром «Кенвил». Больше нет ничего примечательного. Хаотичная россыпь невзрачных серо-желтых домов, прямая, как стрела, магистраль, проходящая точно по центру города и бескрайняя унылая, однообразная степь. Люди здесь живут небогато, многие едва сводят концы с концами, а потому молодежь при первой же возможности уезжает в крупные мегаполисы. Разумеется, назад никто не возвращается.
Это жалкое бесперспективное существование вынуждает основную часть мужского населения вечерами, а то и целыми сутками просиживать в дешевых кабаках. Беспробудное пьянство в Ленкриле норма, обыденность. Влиться в местное общество, стать своим непросто, к чужакам тут относятся настороженно, но один прекрасный способ смягчитьсердца суровых, грубоватых провинциалов все же есть.
Нужно вежливо, ненавязчиво, без лишнего бахвальства угостить посетителей заведения. Нет, нет не швыряться деньгами, демонстрируя собственное богатство и благополучие. Тогда тебе набьют физиономию и вышвырнут на улицу. Это делается в коротком разговоре, из уважения к собеседнику. Ты не считаешь его нищим неудачником, не оскорбляешь, а открываешь перед ним душу.
Вскоре к вам присоединяться другие завсегдатаи кабака. Спустя пару часов от былой подозрительности не осталось и следа. Не спеши развивать успех, не беги туда завтра, пропусти несколько дней. Появись через декаду уставший, голодный и злой. Кто-нибудь обязательно посочувствует. Закажи три-четыре бутылки вина. Это приглашение для всех остальных. Ну, а ничто так не развязывает языки, как обильная выпивка.
Данный метод Ворх использовал не раз. Сбоев он не давал. Приехав из Корнтона, самрай решил не затягивать с расспросами и сразу направится в заведение под названием «Степной край». Оно считалось в городе самым приличным. Его постоянными посетителями были предприниматели, чиновники, полицейские, сотрудники иммиграционной службы.
Кое-кого из них Астин уже знал. Документы асконца проверяли довольно тщательно. Через Ленкрил частенько пытались незаконно легализоваться выходцы из других стран. Попадались даже опасные преступники, объявленные в розыск. Впрочем, у Ворха проблем не возникло. Удостоверение личности, приобретенное у Джеркса во Фланкии, безупречно. Он Брук Гленвил, коренной сирианец.
В экваториальной части Тасконы темнеет быстро. Как и во всех бедных городах освещение улиц в Ленкриле безобразное. Некоторые участки самрай преодолевал наощупь. Зато можно беспрепятственно любоваться звездным небом. Найти скопление Плайда труда не составляло. Далекая желанная Родина. К сожалению, маленькую желтую точку Вероны не разглядеть. Зато точно такая же звезда на границе горизонта видна отчетливо. Солнце. С ним тоже связано немало воспоминаний. Больше, правда, грустных.
Астин тяжело вздохнул и ускорил шаг. Вот и центральная трасса. Теперь поворот направо. Через пять минут асконец вошел в заведение с витиеватой золотистой надписью над дверью. Помещение достаточно просторное. Длинная барная стойка, площадка для музыкантов, ровные ряды пластиковых столиков. Пожилой седовласый мужчина играл на старинном струнном инструменте и тихо пел что-то печальное.
«Степной край» сегодня заполнен на треть. Обычная картина. Многим ленкрилцам данное заведение не по карману.
Ворх на мгновение замер, окинул взглядом зал. Ему повезло. Возле стены сидит темноволосый худощавый тасконец лет тридцати. Наджен Сокот. Начальник иммиграционной службы города. Уж он-то в курсе кому, когда и почему выдавались документы. Вопрос в том, сумеет ли самрай разговорить капитана. По местным меркам офицер занимает очень высокую должность и потому на контакт идет неохотно. Радует то, что Сокот уже не трезв.
Рядом двое товарищей, а стол заставлен пустыми пивными бокалами. Значит, Наджен опять поругался с женой. В последнее время это происходит регулярно. Объяснение банальное — женщина устала от скучной, рутинной жизни в провинции, она не хочет прозябать в глуши. Редкие поездки в Корнтон ее уже не устраивают. Тасконка мечтает о широких, сверкающих огнями проспектах, об огромных дорогих магазинах, о роскошных, изысканных ресторанах.
Типичный случай, когда желания не совпадают с возможностями. Доводы капитана женщина не воспринимает. Она из той категории представительниц прекрасного пола, которые пытаются получить все и сразу. Выходя замуж за офицера иммиграционной службы, тасконка думала больше о внешнем антураже, чем о сущности этой работы. Золотые погоны на парадном мундире, общественный статус, определенные льготы и привилегия.
Реальность оказалась куда прозаичнее. Заштатный, маленький городок, скромные деньги и крайне медленное продвижение по службе. Шансов сделать головокружительную карьеру у Сокота нет.
Трещина в семейных отношениях постепенно увеличивалась и достигла пропасти. Спор по любому вопросу превращался в скандал. Наджен понимал, что дело идет к разводу. Удивительно, как они вообще протянули шесть лет.
В Ленкриле ничего нельзя скрыть. У каждого человека есть слабые места, их надо лишь найти. Два помощника капитана, составляющие ему компанию, тоже не ангелы. Браст Лектон чересчур вспыльчив. В состоянии алкогольного опьянения часто оскорбляет окружающих и ввязывается в драки. Однажды он едва не попал под суд. А это автоматическое увольнение. Пришлось пострадавшим выплатить солидную компенсацию.
У Кевина Эквила другой грех. Короткая юбка и красивые женские ноги для него сигнал к действию. Молодой человек весьма привлекателен. Обаятельный, вежливый лейтенант покорил немало сердец. Не привыкшие к такому ухаживанию провинциалки сходили с ума по Кевину. Беда в том, что Эквил не очень разборчив. Свободными девушками он не ограничивался и частенько оказывался в постели замужних женщин. Если бы не его должность, ленкрилцы давно бы переломали парню ребра.
Самрай расположился слева от офицеров, за соседним столиком. Астин терпеливо ждал, внимательно прислушиваясь к разговору тасконцев. Ворх не ошибся. Начальник иммиграционной службы жаловался друзьям на судьбу. Кевин сочувственно кивал головой, а Браст налегал на пиво.
В какой-то момент Эквил посмотрел на часы, извинился и ушел. Без сомнения, у него очередное свидание. Мужчины, присутствующие в заведении, провожали лейтенанта долгим ненавидящим взглядом. Впрочем, многие в глубине души откровенно завидовали Кевину. Чтобы соблазнить столько женщин надо иметь талант. А он дается не каждому. Устав от пьяного нытья Сокота, Лектон повернулся к самраю.
— Как успехи, господин Гленвил? — поинтересовался офицер. — Что-нибудь продали?
Астин отреагировал мгновенно. Взяв начатую бутылку вина и свой бокал, Ворх пересел за столик к молодым людям. Реплика Браста послужила приглашением.
— Успехи невелики, — сказал самрай. — Но я не теряю надежды. Земля редко дешевеет.
— А мне кажется, вы прогорите, — заметил Лектон. — Безжизненная степь никому не нужна.
— Глубочайшее заблуждение, — произнес Астин, наполняя бокалы. — Одна хорошая сделка и я с лихвой компенсирую все затраты. Кто не рискует, тот не выигрывает. Кое-какие предложения уже есть.
— Вам проще, — вздохнул офицер. — Вы — вольный ветер. А мы скованы цепями долга…
— Вот, вот, цепями, — поддержал товарища Наджен. — Кстати, Гленвил, вы женаты?
— Был, — солгал Ворх. — Но быстро сообразил, что женщины — это исчадие ада. До брака они нежны, милы, податливы. А затем хрупкие, добрые создания превращаются в злобных, ненасытных фурий. Приятные личики — искусная маска, изящная фигура — дьявольская западня. Это искушение, приводящее к неминуемой гибели. От женщин лучше держаться подальше.
— Жаль Кевин вас не слышит, — рассмеялся Браст. — Он бы обязательно поспорил.
— А что со мной спорить, — самрай грустно улыбнулся. — За моими плечами огромный опыт. Истина познается с годами. Я рассуждаю мозгами, вы же… Хотя оставим подробности.
— Ну почему же, — проговорил Лектон, берясь за бутылку Астина, — детали как раз очень интересны.
— Обойдемся без пошлости, — вмешался капитан. — Проблема необычайно серьезная.
— Опять тебя понесло, — лейтенант залпом осушил бокал. — Пойду, подышу свежим воздухом.
Ворх и Сокот остались вдвоем. Времени у самрая в обрез. Расспрашивать Наджеиа о наемнике в присутствии подчиненного опасно. Не исключено, что удостоверение личности рабу выдавалось незаконно. Но как подвести офицера к нужной теме? Пока он разглагольствует лишь о своей жене. Хорошо хоть Браст за кого-то зацепился у стойки. И тут самрая осенила блестящая мысль. Сразу выстроилась логическая цепочка.
— Один мой приятель, — перебив капитана, произнес Астин, — решил избавиться от любовных мук радикальным способом — купил на аукционе невольницу. Удовольствие недешевое, зато сколько преимуществ. Рабыня красива, покорна и не просит денег.
— Невольница, — угрюмо повторил Сокот. — Вариант неплохой. Но, поверьте, в будущем возникнут трудности. У нее нет документов, а значит, дети не граждане сирианского графства. Они абсолютно бесправны.
— А если дать беременной рабыне вольную? — вставил Ворх. — Подобные случаи не редкость.
— Это не так просто, — возразил капитан. — Существует ряд жестких условий. Количество иммигрантов строго регулируется.
— Да, бросьте, — самрай пренебрежительно махнул рукой. — Любое правило можно обойти. Я тут, на днях, повстречался в Корнтоне со старым знакомым. Он рассказал мне занятную историю. Некий господин Миллан был захвачен пиратами и продан на базу Энгерона. Там готовят наемников. В бою бедняга потерял кисть. И что вы думаете, его не ликвидировали, а освободили. Причем, документы были выданы в Ленкриле.
Астин не спускал глаз с Наджена. Пьяному человеку тяжело контролировать себя. Но офицер по-прежнему спокоен, на лице ни малейших эмоций. Эта информация ничуть его не тронула.
— Я помню сержанта, — после паузы вдруг проговорил Сокот. — Крепкий, коренастый канотец. Он долго плакал в моем кабинете. Действительно случай неординарный. Но все было чисто. Справка о проживании на территории графства в течение пяти лет, купчая на раба, вольная от нового хозяина и стартовый капитал в размере полутора тысячсириев. Инструкция соблюдена безукоризненно. Я ничего не нарушил. Моральный аспект меня не волнует.
А Найджен молодец. Не зря занимает столь высокую должность. Даже в таком состоянии ориентируется в статьях закона. Дословно цитирует отдельные пункты.
— Кто же проявил милосердие, если не секрет? — спросил Ворх. — Поступок, достойный уважения.
— Майор Лейрон, — ответил капитан. — Хотя у меня другое мнение на данный счет. Это блажь и пустая трата денег. Но у майора свои понятия о чести и справедливости. Онархаичная древность.
— И что, Лейрон, часто выкупает рабов? — уточнил самрай.
— Нет, — произнес Сокот. — В моей практике это вообще впервые. Не было даже прецедентов. Богатые землевладельцы в Ленкриле не живут. Ну, а в лагере Стафа Энгерона с инвалидами не церемонятся. Бракованный товар никому не нужен.
— Какую же услугу наемник оказал майору? — вымолвил Астин.
— Я не интересовался, — проговорил офицер. — Удостоверение личности выдал и все…
— А Лейрон со странностями, — заметил Ворх. — На сотрудников Стафа Энгерона это не похоже.
— Судя по отзывам, он отличный специалист, — сказал Наджен. — Но ничего утверждать не буду. Я знаком с ним поверхностно. Пару раз пересекались. Майор из старой имперской гвардии. Ему никак не выбросить из головы прошлое. Перешагнуть через принципы, которые воспитывались годами, необычайно трудно. Потому он иногда допускает отступление от общепринятых правил.
Глаза капитана помутнели, речь стала невнятной, локоть то и дело срывался со стола. Крепкое вино окончательно подкосило Сокота. Еще немного и офицер отключится. Выпил сегодня молодой человек немало. И явно не рассчитал силы. Самрай предусмотрительно дождался Лектона. Конфликту стойки, к счастью, не перерос в драку. Вежливо извинившись, Астин покинул тасконцев. Он узнал все, что хотел. Теперь ему есть, о чем побеседовать с господином Милланом.
Спустя четыре дня Ворх вновь приехал в Корнтон. Встреча с Ислэном должна была состояться на площади Освобождения. Таскоиу горги оккупировать не успели, помешало излучение, но оставить без внимания данный факт предки не могли. В каждом крупном мегаполисе улицы, проспекты или парки обязательно носили это название.
Самрай неторопливо проследовал к свободной пластиковой скамье и устроился в тени огромных развесистых деревьев. Сириус почти в зените, температура градусов сорок. Ужасная жара. Дышится тяжело, по лицу течет пот, рубашка прилипла к телу. Климат в центральных районах Оливии не самый благоприятный. Прохожих почти нет. В это время суток люди стараются из зданий не выходить. Там хотя бы работают кондиционеры.
Астин взглянул на часы. Он пришел на десять минут раньше. Вскоре показался высокий, импозантный молодой человек со стаканом прохладительного напитка в руке. Густые темные волосы, зачесанные назад, тонкий нос, овальный подбородок, на глазах очки в дорогой оправе с модными переливающимися стеклами. Одет Дарен безупречно, по последнему слову моды. С виду даже не подумаешь, что это один из активистов за отмену рабства.
Идет Ислэн не спеша, размеренно. А ведь в душе пария наверняка все клокочет. Обычно он двигается резко, стремительно. Но Ворх играет с ним в шпионов, а значит надо соблюдать конспирацию. Дарен старается не подвести старшего товарища. Молодой человек сел рядом с самраем и негромко произнес:
— Справа от вас в ста пятидесяти метрах кафе «Делия». Третий столик у окна. Коренастый мужчина лет тридцати в светло-коричневой рубашке.
— Почему бы нам не пойти вместе? — предложил Астин.
— Нет, нет, — возразил Ислэн. — Он меня знает. Тогда точно разговора не получится. Миллан терпеть не может журналистов.
— Что ж, благодарю за помощь, — сказал Ворх. — Если удастся добыть ценные сведения о базе Энгерона, обязательно сообщу.
Самрай встал и, не прощаясь, зашагал по аллее. Она тянулась вдоль площади, окаймляя ее зелеными насаждениями. Здесь хоть как-то можно скрыться от палящих лучей Сириуса. Возле «Делии» Астин на мгновение замер, осмотрелся по сторонам и вошел в кафе. Зал маленький, уютный. Играет тихая, приятная музыка. Посетителей мало. Две молодые парочки едят мороженое и о чем-то шепчутся, три женщины средних лет пьют легкое вино, двое мужчин в глубине потягивают пиво.
Миллан обедает в одиночестве. В такую жару есть не хочется, но у бывшего наемника отличный аппетит. Он заказал салат, мясо с гарниром и десерт. Сержант сидит к окну правым боком, таким образом его ампутированная кисть не видна. Простейший способ, чтобы не вызывать любопытство у окружающих. Долго приглядываться к Миллану асконецне собирался. Ворх решительно направился к его столику.
— Разрешите? — произнес самрай, отодвигая стул.
— Пожалуйста, — без особого энтузиазма ответил Ярис.
Учитывая, что половина зала пустовала, было очевидно — незнакомец напрашивался в собеседники. Судя по возрасту, у бедняги возникли проблемы с общением. Астин в свою очередь сделал вид, будто не заметил недовольных интонаций в голосе наемника. Тут же появилась миловидная девушка. Асконец попросил ее принести салат и два стакана сока. Первый он осушил залпом. Переведя дух, Ворх проговорил:
— Кошмар. Как люди здесь живут?
— Вы не местный? — лениво уточнил сержант.
— Нет, я с Алана, — вымолвил самрай.
— Там тоже не холодно, — сказал канотец.
— Да уж с Маорой не сравнишь, — усмехнулся Астин. — Я, кстати, не представился. Брук Гленвил.
— Ярис Миллан, — пробурчал наемник.
— Чем занимаетесь? — поинтересовался Ворх.
— Я инструктор, — уклончиво произнес сержант. — Учу людей правильно защищаться.
— Похвально, — кивнул головой Астин. — В нашем жестоком мире иначе нельзя.
На эту реплику навязчивого аланца Ярис не отреагировал. Нужно отметить, левой рукой он управлялся неплохо. Чувствуется длительный навык. Кроме того, сразу видно, что наемник в прекрасно физической форме. Мощный торс, широко развернутые плечи, крепкие накаченные бицепсы, проступающие сквозь тонкую материю рубашки.
Красавцем Миллана не назовешь. Светло-русые выцветшие волосы, маленькие серые глаза, высокий лоб, нос с горбинкой, тяжелый, массивный подбородок. За время длительного пребывания на Тасконе некогда белая кожа канотца приобрела характерный бронзовый оттенок.
В какой-то момент сержант попытался переставить тарелки и интуитивно приподнял правую руку. Вместо кисти черная кожаная перчатка. Вывод очевидный — на хороший протез денег у Миллана нет.
— Вы служили в боевых частях? — спросил самрай.
— С чего вы взяли? — раздраженно отреагировал Ярис.
— Рука, — пояснил Астин.
— Производственная травма, — вымолвил канотец.
— Думаю, хватит болтать чепуху, — дружелюбно улыбнулся Ворх. — Я не случайно зашел в это заведение. Мне известно, что вы бывший наемник Стафа Энгерона. Единственный человек, которому предоставили свободу. Хотя тут я могу ошибаться. О базе слишком мало сведений.
— Вы журналист! — зло процедил сквозь зубы сержант. — Идите к черту! Я ничего не скажу.
— Не торопитесь с выводами, — проговорил самрай. — К компании господина Энгерона у меня личный интерес.
— Послушайте, — Миллан подался вперед, — я не понимаю, о чем вы. Какие наемники? Какая база? Идите своей дорогой и не мешайте обедать.
— Рад бы, — вздохнул Астин. — Но выбора у меня нет. Вы моя единственная надежда.
— Что ж, тогда придется уйти мне — произнес Ярис и резко отодвинул десерт.
— Сидеть! — негромко, но достаточно жестко прошипел Ворх. — Научитесь уважать старших, сержант. Неужели забыли о субординации?
— Я не в армии, — парировал канотец.
— Это верно, — согласился самрай. — Но избавиться от прошлого не так-то просто. Особенно достают ночные кошмары. Мелькание лазерных лучей, взрывы снарядов, вопли умирающих товарищей. Подобное из памяти не выкинешь. А если на совести есть невинные загубленные жизни, то и совсем дерьмово. Истошные крики женщин, плач испуганных детей, мольбы и стоны стариков.
В голосе незнакомца отчетливо звучал металл. Каждое слово, как молот, больно било Миллана. Наемник с нескрываемой ненавистью смотрел на Астина. Кто он такой, чтобы упрекать его, выносить приговор? Но какая сила в глазах! Нет, от аланца так легко не избавишься. Разумеется, Ярис может уйти из «Делии». Беда в том, что это ничего не даст. Хищник уже вцепился в жертву и не отпустит ее. Сержант нутром чувствовал опасных противников. Нужно быть предельно осторожным.
— Красочное описание, берет за душу, — съязвил канотец. — Но я-то тут при чем?
— Господин Миллан, вам не доводилось драться на арене Ассона? — уточнил Ворх.
— Нет, бог миловал, — ответил Ярис.
— Это ужасное, кровавое зрелище, — пояснил самрай. — Гладиаторы на потеху толпы безжалостно убивают друг друга. И что самое отвратительное, публика ревет от восторга.
— Я устал от ваших намеков, — вымолвил сержант. — Я обычный сирианский гражданин.
— Мы теряем время, — произнес Астин. — Пора выложить карты на стол. Несколько месяцев назад майор Грег Лейрон привез в Ленкрил наемника с ампутированной кистью. Он предоставил купчую, вольную, необходимые справки и дал бедняге полторы тысячи сириев. В том же городке бывшему рабу выдали удостоверение личности. Продолжать? Или вы сами расскажете свою историю.
— Значит, все-таки репортер, — констатировал канотец.
— Господин Миллан, я лгу крайне редко, — жестко отреагировал Ворх. — Повторяться нет смысла. Я не имею ни малейшего отношения к прессе.
— Вряд ли офицер иммиграционной службы рассказал вам обо мне, — проговорил Ярис.
Внезапно сержанта озарила догадка. После короткой паузы он продолжил:
— Если только…
— Нет, я не агент иностранной разведки и не сотрудник службы безопасности, — опередил канотца Астин. — Тогда наша беседа протекала бы иначе. Да и не здесь.
— Что вам надо? — напрямую спросил Миллан.
— Информация, — спокойно произнес Ворх.
— Не смешите, — Ярис глотнул сока. — Что может знать о базе обычный наемник? Мой статус был крайне низок. Солдаты Энгерона в реальности покорные, бесправные рабы. Пушечное мясо, расходный материал. Меня привезли на Таскону, поместили в казарму, год обучали. Ну, а затем длительные космические перелеты, высадки на планеты, боевые операции. В лагерь возвращались лишь на короткий отдых.
— Принцип работы компании хорошо известен, — заметил самрай. — На нем останавливаться не будем. Меня интересует конкретный человек. Грег Лейрон. Ведь именно он выкупил и освободил вас.
— Да, — подтвердил сержант. — Но ничего нового не скажу. Майор когда-то служил в штурмовом подразделении имперской армии. Профессионал высочайшего уровня. Без него фирма Энгерона вряд ли процветала бы. Им создана и доведена до совершенства система подготовки наемников.
— Нет, нет, общих фраз не надо, — вымолвил Астин. — Лучше поясните, что вас связывает с Лейроном?
— Ничего, — Миллан с безразличным видом пожал плечами. — Его поступок для меня загадка.
— Перестаньте, — Ворх иронично улыбнулся. — Я неплохо разбираюсь в психологии. Грег никогда раньше не отступал от правил. Вы исключение. Значит, есть причина. Майор из старой формации офицеров. Это люди чести. Они всегда держат слово. Выполнение общего приказа тут ни при чем. Было, конкретное личное задание. И вы с ним отлично справились. Лейрон расплатился по счету.
Ярис откинулся на спинку стула, взглянул на аланца. Мужчина абсолютно спокоен. В его глазах, расслабленной позе чувствуется уверенность. Он загнал сержанта в угол и не сомневается в успехе. Противник очень, очень достойный. Умный, настойчивый и удивительно проницательный.
Незнакомец представился Бруком Гленвилом. Вряд ли это настоящее имя. Но канотец не мальчишка-юнец. Так просто к стене Миллана не прижмешь. В конце концов, Ярис ничего незаконного не совершил, он добропорядочный сирианский гражданин.
— Почему я должен вам помогать? — проговорил сержант. — Поставьте себя на мое место. Майор дал мне вольную. Я благодарен ему. И кому какое дело до наших взаимоотношений. В них нет ничего особенного, интригующего.
— Ваши затруднения понятны, — кивнул головой самрай. — Вы в долгу перед Лейроном. Я бы тоже не проронил ни слова. Поэтому постараюсь привести убедительные доводы. Во-первых, полученные сведения не будут использованы во вред Грегу. Я уважаю честных, порядочных людей. А во-вторых, деньги. У вас определенные финансовые проблемы.Их можно быстро решить.
— Боюсь, мы не придем к соглашению, — ответил Миллан.
— Жаль, — вздохнул Астин. — Вы мне нравитесь. Я не хотел прибегать к грязным методам, но выбора нет. Чрезмерное упрямство до добра не доводит.
— Не нужно нравоучений, — сказал канотец. — Ваши угрозы пустое сотрясание воздуха.
— Глубочайшее заблуждение, — бесстрастно произнес Ворх. — Превратить жизнь человека в ад не так уж сложно. Тем более, когда он бывший наемник. В ближайшие дни в одной из массовых желтых газет появится статья о безжалостных солдатах Стафа Энгерона. Описания зверств заставят обывателей содрогнуться от ужаса. А внизу маленькая сноска, что некоторые убийцы получили свободу. В частности, некий Ярис Миллан, поселившийся в Корнтоне. Представляете, что начнется?
— Сволочь! — зло прорычал сержант. — Надеешься меня достать? Не выйдет. Я уеду в другой город.
— Святая наивность, — с горечью констатировал самрай. — Убежать уже не удастся. Разразится громкий скандал. Удостоверение личности не поменяешь и руку не пришьешь. Журналисты развернут настоящую охоту за отчаянным головорезом. Единственный вариант — нищее прозябание в трущобах. Там документы не спрашивают. Но и это не гарантия. Десятки мерзавцев попытаются на тебе заработать. И что тогда? Самоубийство или голодная смерть на помойке?
— Звучит устрашающе, — вымолвил Ярис. — Но я не из пугливых. Пару месяцев назад ко мне уже приставал репортер. И пока ничего. Никакого ажиотажа. Я тихий, мирный гражданин.
— Правильно, — подтвердил Астин. — Шума нет. А почему? Ты зря не задал себе этот вопрос. Твою историю мне раскопали парни, которые борются за отмену рабства. В Ленкриле они уперлись в иммиграционную службу. Не имея точных данных, молодые люди решили не рисковать. Однако рано или поздно утечка информации произойдет. Мне, во всяком случае, не пришлось прикладывать больших усилий.
— И что из этого следует? — сержант подался вперед.
— Тобой займутся власти графства, — ответил Ворх. — Ну, а в службе безопасности умеют развязывать языки. Там ты все выложишь о майоре. Или сдохнешь. Тебя устраивает такое развитие событий?
Миллан был готов разорвать незнакомца на куски. Он словно гигантский пресс давил на канотца. Еще немного и Яриса расплющит. Самое обидное, что аргументы Гленвила неоспоримы. Возразить нечего. Скандал, поднятый в прессе, действительно уничтожит сержанта. Наемники по определению не должны освобождаться.
Значительная часть населения Алана, Тасконы и Маоры относится к рабам как к животным. На нормальной жизни придется поставить крест. Миллан станет изгоем, человеком второго сорта. Его не пустят в хорошую гостиницу, с ним не сядут рядом, не подадут руки при приветствии. Да, какое к черту приветствие! Сержанта сразу уволят и попросят не показываться на глаза.
Аланец прав.
Удивительно, как сирианская контрразведка до сих пор не заинтересовалась Ярисом. Вольная наемнику — это чересчур. От Грега Лейрона наверняка потребует объяснений. Так или иначе, канотец подставит майора. Нет, Миллан рано почувствовал себя полноправным гражданином графства.
Видимо, ему повезло. Сотрудник иммиграционной службы отнесся к своим обязанностям формально. Пересылая отчет о выдаче документов, он не упомянул, что невольник был солдатом Энгерона. Не посчитал нужным. Но эту ошибку в любой момент можно исправить. На что Гленвил и намекает. А если перейти в атаку? Незнакомец явно не тот за кого себя выдает.
— У меня огромное желание позвать полицейского, — проговорил сержант. — Вы чересчур навязчивы.
— Попробуйте, — улыбнулся самрай. — Мое удостоверение личности в полном порядке. В отличие от вас я коренной аланец.
— Ну, ну, — скептически заметил Ярис, прикладываясь к стакану с соком. — Даже если вы натравите на меня журналистов, ничего не добьетесь. Это бессмысленный акт отчаяния. Месть неудачника.
— Согласен, — сказал Астин. — Конфронтация приведет нас в тупик. Предлагаю делать шаги навстречу друг другу. Так будет больше пользы. Какое задание вам дал Грег Лейрон?
— А вы хитрец, — иронично произнес канотец. — Все настаиваете на своем.
— Мое положение чуть выгоднее, — холодно отреагировал Ворх. — Однако я готов пойти на уступки.



Страницы: 1 2 3 4 [ 5 ] 6 7 8 9 10 11 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.