read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— Ладно, — вздохнул Миллан. — Я занимал должность командира взвода. Майор поручил мне приглядывать за одним солдатом, а точнее прикрывать его. Парня надо было вернуть на базу живым и невредимым. Он отличный боец, но слишком молод. Как следствие, неопытен, горяч и опрометчив. Пару раз на Корзане и Тесте мне действительно пришлось спасать мальчишку.
— Имя? — проговорил самрай.
— Нет, нет, теперь ваша очередь, — вымолвил сержант.
— Хорошо, — проговорил Астин. — У меня был друг, который погиб при весьма трагических обстоятельствах. Я обещал позаботиться о его сыне. Увы, наш корабль перехватили пираты. Описывать дальнейший ход событий не буду. Вы лучше меня это знаете. Мой подопечный попал в рабство. После череды сделок его продали Стафу Энгерону.
— Не вижу проблемы, — пожал плечами Ярис. — Предложите владельцу компании солидную компенсацию, и он отдаст вам невольника. Деньги решают все. Главное, чтобы парень оказался на базе.
— К сожалению, данный вариант невозможен, — возразил Ворх. — По ряду причин юноша стал очень известен. Он гладиатор и периодически дерется на арене Ассона. Я специально летал на Грезу, побывал на представлении. Правда, пообщаться не удалось. Охрана не подпускает зрителей к рабам.
— Как его зовут? — уточнил канотец.
— Одинокий Волк.
Миллан залпом осушил стакан. Вот это развязка! Потрясающее совпадение. Скажи кому, не поверят. В маленьком, дешевом кафе Корнтона встретились два абсолютно разных человека. У них нет ничего общего. Пожилой аланец, похожий на торговца и бывший наемник, когда-то воевавший на далеких планетах империи. И все же связующее звено есть— отчаянный мальчишка, за жизнь которого они были в ответе. Причудливый поворот судьбы.
Впрочем, теперь понятно, кто обучал Волка. Внешний облик Гленвила сержанта не обманет. Это умелый, талантливый маскарад. В каждом движении мужчины чувствуется уверенность. Аланец словно сжатая пружина. Дотронешься, и она ту же распрямится и больно ударит. О том, на что реально способен собеседник, Ярис мог только догадываться. Ясно одно — в рукопашную схватку с ним вступать не стоит. Ученик вряд ли превзошел учителя. А тринадцатый умел многое.
— Хотите через Лейрона добиться освобождения парня? — после паузы произнес канотец.
— Да, — ответил самрай. — Мне нужно надавить на майора. Вы его слабое звено.
— Не получится, — сказал Миллан. — Офицер такие вопросы не решает. Он, хоть и помощник Энгерона, большими полномочиями не обладает. Кроме того, парадокс, i ю прикрывал я именно Волка. Мальчишка не прост, скрытен, однако, пару раз мы разговаривали по душам. Когда жизнь висит на волоске, поневоле делишься с друзьями самым сокровенным.
— Невероятно! — выдохнул Астин. — Вы командовали изводом, в состав которого входил Ан…
Ворх оборвал фразу на полуслове. Он едва не сболтнул лишнее. Проклятье! Раньше самрай подобных оплошностей не допускал. Возраст. С годами контроль ослабевает, да и выдержка порой подводит.
Сержант внимательно наблюдал за реакцией Гленвила. От былого равнодушия не осталось и следа. Тело неестественно напряглось, пальцы крепко сжимают стакан, в глазахвозбужденный блеск. Реакция вполне искренняя, не наигранная. Оказывается, даже люди со стальными нервами способны проявлять эмоции. Парень очень, очень дорог аланцу.
Порыв чувств длился недолго. Вскоре перед Милланом сидел прежний незнакомец. Спокойный, уравновешенный, невозмутимый. Удивительная способность восстанавливать самообладание.
— Он называл настоящее имя? Рассказывал, где родился и вырос? — спросил Астин.
— Нет, — канотец отрицательно покачал головой. — Но Волк подробно описал свой ассонский период жизни.
Лейрону понравились его бои на арене, и майор выкупил раба у плайдцев. Правда, с условием каждый год отправлять парня на Грезу. Если он погибнет, та или иная стор на заплатит огромную неустойку. Получается замкнутый круг. Конкретного хозяина у четыре тысячи сто тринадцатого нет. Им владеют и Стаф Энгерон, и устроители поединков.
— И потому Грег приказал тебе присматривать за ценным солдатом, — произнес Ворх.
— Думаю, да, — вымолвил Ярис. — Своего рода страховка. Мне было обещано повышение уровня.
— Однако тебе ампутировали кисть, — проговорил самрай. — У офицера возникла проблема. Наемник без руки — это нонсенс. На плантациях долго не протянешь. Единственный способ выполнить обещание — вольная. Что Лейрон и сделал. Но к чему такие сложности? Мальчишку посылают на задание наравне со всеми. Глупость! Пусть бы тренировался в лагере.
— У владельца компании другие принципы, — пояснил сержант. — Никаких поблажек и привилегий. Стаф крайне редко нарушает установленные правила. В аренду бойцов отдают взводами, ротами, батальонами, а не выборочно. Майор и рад бы повлиять на Энгерона, да не может.
— Что ж, логическая цепочка выстроилась, — подвел итог Астин. — Все стало на свои места. Пожалуй, кроме одного. Странная забота Лейрона о чужом ему человеке. Покупка раба еще, куда ни шло, а вот дальше сплошные вопросы. На убытки фирмы Грегу наплевать. Тем более, Стаф сам виноват, проявляет упрямство. Что движет майором? Ну, сгинул бы парень где-нибудь на Корзане. Не первый и не последний. Не из его же кармана выплатят плайдцам компенсацию.
— У меня есть кое-какие мысли на данный счет, — негромко сказал Миллан.
— Интересно послушать, — мгновенно отреагировал Ворх.
Канотец больше не испытывал неприязни к Гленвилу. В честности собеседника Ярис не сомневался. Он не выдающийся психолог, но в людях разбирается. Грубоватая настойчивость аланца имеет оправдание. Когда речь идет о судьбе близких, хороши все методы. Миллан его единственный шанс.
— Мне кажется, Лейрон симпатизирует Волку, — произнес сержант. — У Грега ведь нет семьи. Сначала учеба в академии, затем служба, боевые операции. Было не до того. После распада империи офицер оказался выброшенным на обочину. Говорят, он много пил и едва не покончил с собой. Сейчас майор один, совершенно один. Прежние идеалы, принципы втоптаны в грязь. Пустое, рутинное существование. И вдруг на Ассоне видит мальчишку. Талантливого, смелого, наглого.
— И поневоле вспоминает молодость, — догадался самрай. — В жизни появляется цель.
— Точно, — подтвердил Ярис. — Он пытается защитить Волка. Разумеется, как может.
— Значит, новому командиру взвода офицер поставит ту же задачу, — проговорил Астин.
— Уверен, — кивнул головой канотец. — Но вы ведь понимаете, все в рамках разумного. Точное попадание в десантный бот при высадке, и никто не спасется. Элемент случайности. Враг стреляет по тебе, ты по нему. Куда попадет лазерный луч, пуля или снаряд не известно. Да и не будет сержант постоянно бегать за парнем. Так, что особых иллюзий питать не нужно. Наемников бросают в самое пекло. На Тесте нас уцелело процентов десять-пятнадцать.
— Не густо, — заметил Ворх. — Расскажите мне о юноше. Мы расстались два с половиной года назад. Он сильно изменился. Окреп, возмужал. Думаю, и характер стал другим. Более резким, агрессивным, нетерпимым. Мальчик раньше не отличался покладистостью, а уж теперь…
— Что вы хотите, — пожал плечами Миллан. — Попадая в рабство, взрослые ломаются, для ребенка же это катастрофа. Но Волк молодец, выдержал. А ему досталось: схватки на арене, лагерь на Тасконе, экспедиции в баронство Церенское и Гайретское. В зверя не превратился. В душе сохранились и доброта, и милосердие, и вера. Я видел, как юноша перед боем странным образом молится. На мой вопрос он ответил уклончиво, что-то о старом забытом культе.
— Так и есть, — вымолвил самрай.
— Я атеист, мне все равно, — продолжил Ярис. — Но ему, похоже, это помогает. Волк отлично обучен, исполнителен, смел. Иногда юноше фантастически везет. Смерть проходит совсем рядом. Вдаваться в подробности нет смысла. В то же время тринадцатый чересчур вспыльчив и упрям. В драку лезет первым, ошибки не признает. Молодость. Мне не раз приходилось останавливать его. Волку не хватает спокойствия и рассудительности.
— Никогда не хватало, — грустно констатировал Астин. — Ладно, понадеемся на лучшее.
Ворх достал из кармана брюк триста сириев и положил деньги на стол.
— Это плата за информацию, — произнес самрай. — Рад, что встреча состоялась и мы, хоть и с трудом, нашли общий язык.
Самрай подозвал официантку, рассчитался и встал из-за стола. Неожиданно Астин замер.
— Каковы ваши дальнейшие планы? — спросил сержанта Ворх.
— Прислушаюсь к вашему совету и уберусь из Корнтона, — сказал Миллан. — Постараюсь затеряться. Я действительно поступил слишком опрометчиво, поселившись так близко к базе Энгерона. Скорее всего, уеду на Униму или Асканию. Главная проблема — рука. Даже хороший протез будет меня выдавать.
— Ну почему же, — возразил самрай. — Существуют образцы в точности копирующие натуральную кожу. А если провести операцию…
— И сколько она стоит? — мгновенно отреагировал канотец.
— Недешево, — проговорил Астин. — Поэтому предлагаю составить мне компанию. Прокатимся вместе до лагеря, побеседуем с Лейроном. Когда присутствует посредник, вести диалог гораздо легче.
— Мы с майором не друзья, не приятели, — вымолвил Ярис. — Я не самая удачная кандидатура.
— Грег вас знает, а это уже хорошо, — улыбнулся Ворх. — Не люблю долгих вступлений.
Сержант взглянул через окно на площадь. Аллея деревьев, редкие прохожие, сплошной поток машин. Обычная полуденная картина.
Миллан привык к Корнтону. Его жизнь здесь вошла в нормальное русло. Работа, съемная квартира, редкие мирные развлечения. Канотец даже приспособился к жаркому климату экваториальной Оливии. Но благополучие Яриса очень хрупкое и может рухнуть в любой момент. Одна статья, один репортаж и волна неприязни сметет сержанта. В сирианском обществе бывшему рабу нелегко занять достойное место.
— Согласен, — после паузы произнес Миллан. — Но мне нужно уладить кое-какие дела.
— Само собой, — сказал самрай.
Спустя четыре часа на взятом в прокате электромобиле мужчины покинули Корнтон. Путь предстоял неблизкий. Ворх ехал с предельно допустимой скоростью, правила не нарушал. Им нет никакого резона связываться с дорожной полицией. Изредка Астин и Ярис перебрасывались короткими фразами.
Вокруг желтая, унылая степь. Трава давно выгорела. Дальше на юг начинается пустыня. Она тянется на сотни километров. Жизни там почти нет. Древние мегаполисы уничтожены и превратились в жалкие руины. Природа безжалостна. Рано или поздно-песок полностью поглотит некогда цветущие города. Останутся лишь крошечные оазисы, словно островки в бескрайнем, безжизненном море.
Поначалу самрай и сержант беседовали на отвлеченные темы. О погоде, о кино, о книгах. Но куда же без политики. Тем более, сейчас, когда графиня Торнвил и герцог Видог захватывают все новые и новые территории. Миллан был непосредственным участником этих событий. О Тесте говорил много и подробно. Канотец во всех деталях описал высадку на планету. Тяжелый бой на подступах к опорному пункту, ночное отступление, переход по болоту.
Однако стоило упомянуть Корзан, и Ярис сразу замолкал. На уточняющие вопросы отвечал крайне неохотно. Ворх быстро понял, с чем это связано. В баронстве Церенском наемники не только воевали с повстанцами, но и проводили карательные акции. Значит, и Андрей участвовал в зачистках.
Подобные акции несомненно откладывают определенный отпечаток на психику человека. Одно дело убивать солдат противника, и совсем другое ни в чем не повинных женщин и детей. Ты либо переступаешь запретную черту и относишься к человеческой жизни с холодным безразличием, либо постоянно мучаешься угрызениями совести. В любом случае это граничит с сумасшествием. Чтобы не испортить отношения с Милланом, Астин решил о Корзане больше не вспоминать. Не ему судить капотца.
В Ленкриле путники остановились на ночлег. Нужно было отдохнуть и поесть. Привлекать внимание к сержанту Ворх не хотел. Они отправились в маленький дешевый кабак на окраине. Готовили там паршиво, но зато в душу никто не лез. Ранним утром мужчины тронулись в путь. Когда машина проезжала космодром «Кенвил», самрай негромко произнес:
— А почему ты не улетел на Капот? Думаю, майор Лейрон рассчитывал на это.
— Пытался, — вымолвил Ярис. — Не получилось. Все рейсы пассажирских лайнеров отменены.
— Странно, — вымолвил Астин. — Графство Талатское ведь соблюдает нейтралитет, не состоит ни в каких военных союзах.
— Политика тут ни при чем, — откликнулся Миллан. — Данный маршрут считается самым опасным. Пираты регулярно нападают на корабли. Власти двух государств вынуждены создавать конвои. Транспортные суда сопровождают крейсера и эсминцы. Цены на билеты поднялись до астрономических величин. А я к тому моменту уже потратился.
— Не повезло, — заметил Ворх.
— Да уж… — грустно усмехнулся сержант. — Решил заработать. Но, как ни старался, нужную сумму так и не собрал. С горя запил. Спустил все меньше чем за месяц. Меня, как паршивую тварь, вышвырнули на улицу. Поневоле протрезвеешь. Добрался до Корнтона, привел себя в порядок, устроился в клуб. Начал с нуля.
— Поучительная история, — произнес самрай.
— Мне она не нравится, — сказал канотец. — Я проявил слабость, за что и поплатился.
До базы Энгерона мужчины добрались к полудню. Серые каменные здания, металлические ворота, ряды колючей проволоки, уходящие за горизонт, и камеры слежения на столбах по периметру лагеря. Антураж полностью соответствует специфике компании. Это что-то среднее между тюрьмой и воинской частью.
Астин и Ярис неторопливо двинулись к контрольно-пропускному пункту. Их встретил худощавый лейтенант лет двадцати пяти. Он был предельно вежлив, но в его словах, манере поведения чувствовалась настороженность. Посторонние люди крайне редко появлялись возле базы. Клиенты фирмы либо заключали контракты по средствам связи, либо прилетели непосредственно в лагерь. Наземным транспортом никто из них не пользовался.
На электромобилях обычно приезжали родственники невольников, журналисты и представители различных правозащитных организаций. Именно последние доставляли охране массу хлопот. Они периодически устраивали митинги протеста, демонстрации и пикеты. Несколько раз борцы за отмену рабства даже пытались прорваться на территорию базы.
Непростые отношения у Стафа Энгерона сложились и с прессой. Репортеры часто задавали неудобные вопросы и вечно лезли туда, куда не надо. Родственники чаще всего плакали и умоляли о встрече с владельцем компании. Нужно признать, Стаф редко кому отказывал. Другое дело, что найти и выкупить близких удавалось единицам. Но такие случаи были.
Незнакомцы вели себя на удивление спокойно. Внешне они не подпадали ни под одну категорию. Хорошо одеты, немолоды, в действиях нет нервной суеты. Вот только стоят почему-то вполоборота и головы не поднимают, словно не хотят попасть в объективы камер. Хотя, у каждого свои причуды.
Мужчина постарше показал документы на имя Брука Гленвила и попросил вызвать майора Лейрона. На первый взгляд ничего особенного. В лагере служат сотни сотрудников.Члены семей, друзья, приятели иногда навещают их. Подобные визиты не приветствуются, однако все понимают — это неминуемое зло.
Странность в том, что вызывали Грега Лейрона. У майора никого нет. Его никто не видел далее с женщинами. Типичный одиночка, помешанный на работе. На личной жизни он давно поставил крест. Впрочем, вдаваться в детали лейтенант не рискнул. Излишнее любопытство до добра не доводит.
Офицер предложил посетителям подождать в гостевом зале, но мужчины отказались. Ужасная жара на улице их устраивала больше, чем прохладное, комфортное помещение внутри здания. Очередной нелогичный поступок. Кое-какие подозрения у тасконца возникли, однако раньше времени поднимать тревогу не имело смысла. Пока ничего предосудительного незнакомцы не совершили.
Покинув контрольно-пропускной пункт, Ворх и Миллан расположились под небольшим навесом с полупрозрачной пластиковой крышей. Сириус точно в зените, скрыться от его палящих лучей невозможно, пот ручьем тек по лицу. Бутылка с водой, принесенная из машины, быстро опустела. Ожидание затягивалось. Самрай не проявлял ни малейших эмоций, а вот канотец заметно волновался. Это место поневоле навевало горькие воспоминания.
Наконец, спустя полтора часа, из здания вышел крепкий коренастый мужчина лет пятидесяти пяти. Он двигался уверенно, размашисто, без тени сомнений. Астин с интересом изучал Лейрона. Темные волосы с редкой серебристой проседью зачесаны назад. Трудно сказать почему, но майор без головного убора.
У него высокий лоб, чуть прищуренные карие глаза, крючковатый нос, тонкие бледные губы и массивный квадратный подбородок. Не красавец. Особенно если учесть, что левую бровь и щеку пересекает глубокий красноватый шрам. Глаз у Грега сохранился чудом. Офицер остановился в метре от незнакомцев.
Ярис посмотрел на Лейрона, на Ворха и изумленно выдохнул:
— Черт подери! А вы похожи!
И ведь с сержантом не поспоришь. Одинаковое телосложение, возраст, цвет волос, тип лица. Далее рубцы у майора и самрая на одной стороне. Только у Астина значительно левее — возле уха и на шее. Оба побывали в жарких схватках. Главное отличие — нос. Он у Ворха широкий, слегка приплюснутый. И, разумеется, иная прическа.
— Я думал, ты уже на Каноте, — холодно отреагировал на реплику Миллана Грег.
— Не получилось, — проговорил сержант. — Рад представить Брука Гленвила. У него к вам есть важное дело.
Обычно в таких случаях люди обмениваются рукопожатием, но Лейрон демонстративно заложил их за спину. Тем самым, офицер показывал, что эта встреча не доставляет емуудовольствия. Ворх иронично усмехнулся. Данный факт тоже не ускользнул от внимания майора.
— Господа, я очень занятой человек, — с раздражением в голосе сказал Грег. — У меня мало времени. Если честно, не понимаю, чем могу быть вам полезен.
Выдержка несколько изменила Лейрону. Виной тому спутник Миллана. Его взгляд, словно острый клинок, пронзал насквозь. Респектабельный вид и улыбка на устах офицера не обманут. Майору доводилось сталкиваться с подобными людьми. Типичный представитель службы контрразведки. Или что-нибудь похожее. Широко расправленные плечи, безукоризненная выправка. Незнакомец определено когда-то носил форму.
Страха Грег не испытывал, но поостеречься стоит. Надо тщательно взвешивать каждое слово. В который раз Лейрон убедился, что благими намерениями дорога выложена в ад.
Он нутром чувствовал — освобождение сержанта доставит ему немало неприятностей.
— Речь идет о наемнике четыре тысячи сто тринадцатом, — вымолвил самрай.
— Простите, но я номера солдат не запоминаю, — жестко произнес майор.
— Это Одинокий Волк, — пояснил Астин. — Восемнадцатилетний юноша. Русые волосы, мягкие черты…
— Почему я должен обсуждать с вами данную тему? — спросил офицер. — Кто вы такой?
— Ярис уже назвал мою фамилию, — ответил Ворх.
— Она мне ничего не говорит, — сказал Грег.
— Хорошо, — кивнул головой самрай. — Не будем ходить вокруг да около. Я опекун мальчика.
— У вас есть официальные документы? — уточнил Лейрон.
— Нет, — произнес Астин. — Мы попали в плен к пиратам. Со всеми вытекающими последствиями. К сожалению, нас разлучили…
— Но вы каким-то образом сумели бежать? — язвительно заметил майор.
— Мне повезло, — сказал Ворх.
Офицер внимательно наблюдал за собеседником. Абсолютно невозмутим. На лице не дрогнул ни один мускул. Нет, этот господин не лжет. Он действительно способен самостоятельно решить все свои проблемы. Бандиты, наверное, сильно пожалели, что с ним связались. Но к тому моменту Волка на борту корабля уже не было. А если сопоставить рядфактов…
Невысокий хрупкий юноша побеждает противников на Арене Ассона, обладает фантастической выносливостью, в совершенстве владеет приемами рукопашного боя. Вывод очевидный — парня долго и тщательно готовили. Об этом Грег догадался сразу после схватки мальчишки с крензером. Волк убил мутанта ударом, о котором Лейрон, офицер специального подразделения имперской армии, ничего не знал. В случайности майор не верил.
Судя по всему, сейчас перед ним учитель юноши. Нет, Грег низковато взял. Его уровень явно выше, чем у сотрудников секретной службы. Неужели самрай? А может хранитель?О древних закрытых орденах мало что известно. Вслух о них предпочитают не говорить. Многие вообще сомневаются, что они существуют. Красивая, ничем не подтвержденная легенда. Интересный поворот событий.
Но в любом случае Лейрону нужно продолжать игру. Риск огромен.
— Допустим, вы говорите правду, — произнес майор. — Не верить вам у меня нет причин. Однако при чем тут я? Все невольники собственность Стафа Энгерона. Советую обратиться к нему.
— Рано или поздно я так и сделаю, — вымолвил Астин. — Но сначала хотелось бы проконсультироваться по ряду вопросов. А вы приняли активное участие в судьбе мальчика. Я ведь не ошибаюсь?
Офицер бросил испепеляющий взгляд на Миллана. В благодарность за освобождение тот мог бы не распускать язык. Отпираться бесполезно. Гленвил уже вытянул из сержанта всю необходимую информацию. Впрочем, чего обвинять канотца. Он не соперник незнакомцу. При желании мужчина возьмет за горло кого угодно. Положение Грега ничуть не лучше. Лейрон вынужден пойти на уступки.
— Тут неподходящее место для откровенных бесед, — после паузы сказал майор. — Завтра в девятнадцать ноль-ноль в ресторане космопорта «Кенвил». Никаких посторонних лиц. И пожалуйста, без сюрпризов. Я обязательно приму меры предосторожности. Вам вообще не следовало появляться возле базы.
— К сожалению, вы слишком редко ее покидаете, — возразил Ворх. — Вот и пришлось прибегнуть к решительным мерам. Вариант с рестораном мне нравится. Буду с нетерпением вас ждать.
Обмениваться на прощание рукопожатием мужчины не стали. Ограничились вежливым кивком головы. Грег резко развернулся и быстро зашагал к зданию контрольно-пропускного пункта. В свою очередь Астин и Ярис направились к электромобилю. Сев за руль, самрай облегченно вздохнул. Эта кошмарная жара его доконает. Хорошо хоть в машине приятная, комфортная прохлада. Бортовой компьютер поддерживает в салоне постоянную температуру.
Ворх остался доволен встречей. Именно таким он Лейрона и представлял. Жесткий, рассудительный, осторожный. Приятно иметь дело с умными людьми. Но, главное, что после долгих безуспешных поисков Астин, наконец, нашел нить, ведущую к Андрею.
Офицер непосредственно контактирует с юношей. Грег в состоянии оказать реальную помощь. Добиться вольной для наследника престола будет необычайно трудно, Одинокий Волк заметная личность, однако цель уже близка. Один рывок, одно усилие. Лишь бы Андрей не погиб на какой-нибудь богом забытой планете.
Глава 4. Графиня Сирианская
Огромный серебристый катер сирианской правительницы влетел в шлюзовой отсек флагманского крейсера «Альзон» и плавно опустился на посадочную площадку. На выравнивание давления и закачку воздуха потребовалось меньше минуты. Корабль построен с использованием самых совершенных технологий. Это, без сомнения, лучшее судно звездного флота.
Техники и офицеры дежурной смены выстроились у трапа. Все ждали появления графини. Но вместо нее люди увидели отряд торгов. Десять солдат в ярко-красной униформе с миниатюрными дешифраторами на груди и лазерными карабинами наперевес печатали шаг тяжелыми ботинками.
Сирианцы с нескрываемым изумлением смотрели на насекомых. Непропорциональное тело, огромная голова, серая эластичная кожа, крупные сетчатые глаза, маленькие упругие усики, три пары конечностей. Ничего общего с человеком. К этой расе люди относились с предубеждением. Когда-то горги едва не покорили Алан, Таскону и Маору. Две цивилизации сражались насмерть. С помощью везгирийцев Союзу Свободных Планет удалось одержать победу. Насекомые были почти полностью истреблены.
Уцелело лишь несколько малочисленных кланов. Они выжили чудом, благодаря особому распоряжению императора Тин о Аято.
Пять веков горги прозябали на Тхакепе в нищете. Их судьба никого не беспокоила, некоторые предприимчивые дельцы наживались на насекомых. Тварей, как животных, отлавливали и продавали на аукционах. Это было еще до легализации рабства. Преступлением данное похищение не считалось.
Разумных существ содержали в клетках и показывали детям. Таким образом прививалось чувство гордости за собственный народ. Грозный, опасный враг уничтожен, оскорблен, раздавлен. Извращенная, ущербная психология. Понять предков можно — горги уничтожили миллиарде сирианцев, они ели пленников, использовали их для вскармливания зародышей.
Но уподобляться насекомым не стоило. Ничто не проходит бесследно. Теперь это очевидно. Сначала потомки презирали и ненавидели торгов, потом стали с пренебрежениемотноситься к сторрианцам, альконцам и брайтгезам, а спустя пятьсот лет обратили в рабство тысячи соотечественников. Предсказуемый и горький итог массовой ксенофобии.
Императоры пытались бороться со злом, но переломить общественное сознание нелегко. В людях необычайно сильны стереотипы. Ну, а после свержения Ольгера Храброва все пороки человечества вырвались наружу. И вдруг насекомые в свите Октавии Торнвил. Для большинства членов экипажа «Альзоиа» это шок. Разве можно доверять убогим, ограниченным тварям? Они же ничем не отличаются от кровожадных хищников. Примитивные создания.
Правительница ступила на трап и на мгновение замерла. Октавия наслаждалась произведенным эффектом. Лица у ее подданных неестественно вытянуты. Даже приветственная команда прозвучала с явным запозданием. Помощник Хейвила откровенно растерялся.
В отличие от офицеров, графиня не испытывала опасений относительно торгов. Солдаты фанатично преданы своей госпоже, принцессе Блушан. Ради нее они готовы на смерть. Беда в том, что после мятежа принцесса в опале. А ведь Блушан самая плодовитая представительница рода. Десятки зародышей гибнут из-за недостатка пищи.
Сирианская правительница воспользовалась ситуацией и предложила будущей королеве взаимовыгодную сделку. Принцесса поставляет Октавии надежных телохранителей, а взамен получает живой товар: преступников, больных стариков, нищих. Разумеется, договор секретный. Ее реализацию обеспечивает особый отдел службы контрразведки. Журналисты и оппозиция не должны ничего пронюхать. Официально Блушан компенсирует потери в десантных подразделениях, штурмовавших рокены на Тхакене.
Принцесса недолго колебалась. Первая партия солдат прибыла на Эдан шесть дней назад. Горги прекрасно знают, что если они подведут графиню, допустят покушение, их госпожа не проживет и суток. Поэтому насекомые будут драться за Торнвил отчаянно, не жалея себя.
Впрочем, правительница намеревалась использовать тварей исключительно в качестве внешней охраны. Как обычно Октавию сопровождали крензеры. Графиня привыкла к мутантам. Ей нравились их крепкие, мускулистые тела. На уродства тасконцев женщина давно не обращала внимания. Зато чешуя на шее, торчащая из-под дорогой рубашки, или костный нарост на затылке, производили неизгладимое впечатление на окружающих. Люди испытывали страх.
А это тоже льстило Торнвил. Она сумела усмирить, а затем и приручить дикие племена Унимы и Аскании. Кроме того, при нападении на Велию крензеры продемонстрировали удивительную храбрость. Мутанты жертвовали собой, защищая правительницу. Подобные действия заслуживают поощрения.
Октавия медленно проследовало мимо вытянувшихся в струну техников. Графиня искала глазами майора Хейвила. Вчера маркиз прилетел с Алана. Его постигло ужасное горе. На выезде из города Брюссен произошла страшная авария, столкнулись десятки электромобилей. Сбой в компьютерной системе управления. Такое иногда случается. Резервный блок не успел вовремя отреагировать. Погибло двадцать семь человек, в том числе и семья Грега. Жена и сын оказались в самом эпицентре катастрофы.
Разумеется, Торнвил немедленно предоставила отпуск офицеру. Майор должен попрощаться с родными. Октавия думала, что Хейвил прибудет на корабль уже в системе Сириуса, но он вернулся раньше. Данное обстоятельство очень обрадовало женщину. Значит, одиночество тяготит маркиза, Грег ищет общения. У графини появляется отличный шанс завоевать его сердце. Теперь офицер свободен, препятствий на пути больше нет.
Но где же майор?
Хейвила в шлюзовом отсеке почему-то нет. Только бы маркиз не покончил с собой. Эту утрату Торнвил не переживет. Она ведь, пожалуй, впервые по-настоящему влюбилась. Таких сильных, всепоглощающих чувств женщина никогда раньше не испытывала.
— Ваше высочество, — отчеканил первый помощник, — тяжелый крейсер «Альзон» готов к старту.
— Капитан, почему я не вижу командира корабля? — спросила правительница, обращаясь к офицеру.
Ответить помощник Хейвила не успел. В помещение стремительно вошел майор. Октавия тут же повернулась к Грегу. Сразу было видно, что последние дни дались маркизу нелегко. Осунувшееся лицо, заострившийся подбородок, в глазах безмерная тоска. Выглядел Хейвил кошмарно. Но ничего, время лечит. Рано или поздно боль утихнет. Графиня знала, как исцелить раненую душу мужчины.
— Прошу прощения за опоздание, — произнес майор. — Ряд неотложных дел…
— Вы вообще могли бы не приходить, — мягко сказала Торнвил. — Вы до сих пор в отпуске.
— Я уже приступил к исполнению обязанностей, — поправил женщину Грег. — Я в вашем распоряжении.
— В таком случае проводите меня, — едва слышно вымолвила правительница.
Двигаясь к апартаментам Октавии, ни графиня, ни Хейвил не проронили ни слова. Многочисленная свита плелась где-то сзади. В лифте вместе с Торнвил и маркизом ехали только крензеры. Это как раз то, что нужно. Женщина хотела побыть с офицером наедине. Служанки не посмеют войти в помещение без приглашения.
Мутанты молча заняли свои места у двери, а Октавия и Грег прошли в зал. Майор не отставал от госпожи ни на шаг.
Внезапно правительница остановилась и повернулась к Хейвилу.
— Примите мои соболезнования, маркиз, — проговорила Торнвил. — Искренне сочувствую. Я уже распорядилась провести тщательное расследование. При современном развитии техники подобные инциденты недопустимы.
— Благодарю за участие, — офицер вежливо кивнул головой. — Для меня этой тяжелый удар.
Голос Грега заметно дрогнул, в глазах блеснула влага. Чтобы сдержать эмоции, не показать слабость, майор закусил губу. Хейвилу действительно больно, очень больно. Иэту боль любимому человеку причинила сама графиня. Сейчас бы обнять его, поцеловать, утешить. Но нельзя. Рано. Маркиз не поймет и не примет такой порыв Октавии. Придется опять ждать и терпеть.
Женщина грустно вздохнула и отступила к креслу. Лучше близко к Грегу не подходить. Искушение прижаться к мужчине, ощутить волнующую теплоту его тела слишком велико.
— Нам надо обсудить некоторые важные вопросы, — после паузы сказала правительница. — Думаю, вы в курсе, что огромная эскадра хоросцев объявилась возле Алционы. Герцог Саттон и барон Лайлтон заключили военный союз. Ситуация в мире коренным образом изменилась.
— Ваше высочество, боюсь, в таком состоянии из меня плохой советчик, — произнес маркиз. — Мозг занят абсолютно другими мыслями. Я совершенно не способен к серьезному анализу. Позвольте мне уйти и заняться обычной рутиной работой. По прибытии в графство я готов встретиться снова.
— Конечно, конечно, — вымолвила Торнвил. — Время у нас есть. Спешить некуда. Вы свободны, майор.
Как только Хейвил покинул апартаменты, Октавия подошла к бару и налила себе крепкого вина. Нелегко наблюдать за страданиями любимого человека. Нет, угрызений совести женщину не мучили. Она сделала то, что должна была сделать. Иначе Грег не достался бы ей никогда. За собственное счастье нужно бороться. Торнвил глотнула вина и довольно улыбнулась. Цена успеха не так уж велика.
До прибытия эльзанского флота осталось четыре дня. На границе системы Сириуса барражировала эскадра генерала Лексона. Командующий принял все необходимые меры предосторожности. Корабли резервной группы, базировавшиеся у Клона, тоже приведены в боевую готовность. Если возникнут проблемы, они мгновенно ринутся на перехват.
В свою очередь, правительница инспектировала столицу. Подобные заботы ничуть не тяготили Октавию. Графиня любила праздники. Различного рода торжества скрашивали скучную, однообразную жизнь Торнвил. Заседания Сената, совещания с военными, доклады министров. Тоска. Ее день расписан буквально по минутам.
Правительница вынуждена заниматься и внешней политикой, и экономикой, и социальными программами. И все ради того, чтобы не потерять власть. Надо заигрывать с оппозицией, ублажать народ, договариваться с влиятельными дворянскими родами. Некоторым мерзавцам Октавия с удовольствием свернула бы шею, но вместо этого она идет на уступки и ищет компромиссы. Такова нелегкая доля могущественной повелительницы сирианского графства.



Страницы: 1 2 3 4 5 [ 6 ] 7 8 9 10 11 12 13
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.