read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


– Не боишься, что и в Мавераннагре упадут на них цены?
– Только не сейчас. – Купец бросил на собеседника быстрый внимательный взгляд. – Ты знаешь о новом походе Повелителя, уважаемый Ибан-бек?
– О новом походе? – Раничев пожал плечами, пытаясь что-нибудь вспомнить, потом, мысленно плюнув, брякнул наугад: – В Индию?
Халим кивнул.
– Последний большой поход Повелитель, да продлит Аллах милосердный и милостивый его годы, удачно закончил больше двух лет назад, разгромив недостойного Тохтамыша, пройдясь огнем и мечом по северным землям непокорного улуса Джучи. Тогда было много дешевых рабов… но ведь те времена давно прошли, а? А новые еще не наступили. Ты прав, эмир готовится к походу против Махмуд-шаха, могущественного султана Дели. Уверен, Тамер-бек разобьет и его войско, каким бы сильным оно ни было. Вот тогда в Мавераннагре вновь появится много дешевых рабов, а пока… Пока нужно ловить удачу! Только осторожно, ибо… – Почтенный негоциант рассмеялся и добавил несколько фраз по-арабски.
– Что-что? – не понял Иван.
– Те, кто торопятся, уже мертвы, – перевел купец. – Так говорят в далеком Магрибе!
– Так ты побывал и там, уважаемый? – Раничев вскинул глаза.
Халим передернул плечами:
– Приходилось… Ты знаешь, Повелитель приказал за время пути обучить тебя языку правоверных. Ты мусульманин?
– Пока нет, – сознался Иван и тут же соврал: – Но вскоре собираюсь им стать.
– Похвальное желание, – одобрительно кивнул купец.
– Говорят, арабский – трудный язык, – тихо произнес Раничев. – Но я буду стараться учиться.
– Учиться – одно, научиться – другое, – старинной магрибской пословицей ответил торговец.* * *
Высокая, на двух сплошных колесах, арба, запряженная лошадьми, неспешно катилась по степной дороге, а вокруг, под жарким зеленовато-голубым небом, до бесконечности,сколько хватал глаз, тянулся изумрудный океан трав. Порывы налетавшего ветра гнали по разнотравью бирюзовые волны, принося сиреневые и желтые лепестки ирисов и горьковатый запах полыни. Из-под копыт коней вспархивали пестрые куропатки, где-то невдалеке, низко над землей, пролетела парочка дроф, и, почуяв людей, по-хозяйски неспешно, с ленцою, скрылся в кустах светло-серый степной волк.
– Степпен вулф, – развалясь в арбе, лениво посмотрел на него Раничев. Была такая штатовская группа. Даже хит у них был где-то в самом конце шестидесятых… как же назывался-то? Ах, да – «Born To Be Wild» – «Рожден, чтобы быть диким», примерно так, кажется, переводится. Ну точно про ордынских воинов спето или про Тимуровых гулямов. Иван пересел по-другому, свесив вниз ноги. Путешествие на арбе не было легкой прогулкой – рессор никаких не было, трясло немилосердно… ну, конечно, поменьше, чем на старойраничевской «шестере», так ведь и дороги-то здесь были не чета российским. Раньше ордынские ханы, а теперь Тимур, как делали? Отдадут строительство дорог на откуп, говоря современным языком – устроят тендер, а самолично проезжают в арбе – проверяют качество, заодно сплетни собирают, где какой откупщик дворец с фонтаном себе выстроил, где девок для гарема прикупил. Ежели хороша дорога, все прощелыге простится – и дворец, и фонтан, и девочки, но ежели на пути хоть одна колдобина – мигом секир-башка, пощады не будет, и дворец с фонтаном мигом реквизируют. И правильно! Ежели б так в России-матушке поступали – давно бы по автобанам катались. Не в том беда, что воруют, а в том, что ни черта при этом не делают!
Неудобно ехать в арбе, жестко, хотя, с другой стороны, провести столько времени в седле тоже не сладко. Раничев расспрашивал о пути на привалах, выяснил: от Итиля до города Сарайджук (или Сарай-чик), что на реке Улусу, – около двадцати дней, а от этого самого Сарайджука до Ургенча – примерно месяц, и то если ехать и ночью. Правда, дороги там хорошие, ровные, недавно отремонтированные по приказу эмира. С указателями пути и караван-сараями. Пока же ехали степью, словно корабли в безбрежном океане цветов и трав. Покачивались среди густой зелени пурпурно-розовый иван-чай, таились за кустами анютины глазки, кое-где в низинах желтели купальницы, ярким желто-сиреневым взрывом сияли ирисы, а иногда кровавой, до самого горизонта, рекою, расстилались заросли мака. В ожидании поживы летели за караваном орлы-могильщики, кричали в редких озерках серые дикие утки. Дни тянулись один за другим, однообразно и пусто… Впрочем, нет, не совсем пусто – с помощью купца Халима Иван старательно учил арабские слова. Сначала названия обычных вещей, потом дни недели, числа, месяцы.
– Двенадцатого числа месяца раби-ал-аввал пророк Мухаммед прибыл из Мекки в город Йасриб, прозываемый также Мединой, – терпеливо пояснял Халим. – А через шестнадцать лет благословенный халиф Омар повелел считать от того времени начало лет по лунному календарю – с первого года перехода Мухаммеда – Хиджры – с месяца мухаррам – по исчислению неверных – с лета шестьсот двадцать второго года. Лунный год не совпадает с солнечным, он короче, а прибавлять тринадцатый месяц или дни к месяцам халиф строго настрого запретил. Потому лунные месяцы в иной год могут приходиться на разное время. Запомни их названия: мухаррам, или «священный», – первый месяц, во время него запрещены все войны, следующий – осенний месяц сафар, что значит «желтый», затем два месяца раби – раби-ал-савал и раби ус-сани, потом зимний месяц джумад-ал-ула – «студеный», затем раджаб, потом шаабан, затем месяц священного поста рамадан – «раскаленный», обычно весенний или летний месяц, потом шаввал – месяц кочевий, месяц стоянок зу-л-каада, и наконец последний месяц зу-л-хиджа, оставленный пророком для совершения хаджа.
Раничев слушал, кивая, да мотал на ус. От жары разбили прямо на арбах шатры, кроме того, со степи, разгоняя волнами травы, налетал ветер, пусть теплый, но все же и это было неплохо.
– Жарко, – вытирая со лба пот, крутил головой Иван.
– Погоди, это еще не самая жара, – смеялся купец. – Вот после Улусу начнется…
– Знаю, – обреченно махал рукой Раничев.
Вообще, если б не жара да скука, переход проходил для него довольно неплохо, чего нельзя было сказать о рабах, в основном – молодых женщин и юношей – тем действительно приходилось туго. Каждая пара была привязана к длинному деревянному шесту, который тоже вполне можно было выгодно продать, на кого шестов не хватило, шли скопом,нанизанные на прочный аркан, словно бусины на веревку, шли, тупо уставившись в землю, еле слышно мычали заунывные песни – меряне, булгары, эрзя, русских попадалось меньше. Воды на всех не хватало, и полоняники, пошатываясь, облизывали потрескавшиеся губы. Слабые умирали. Их бросали тут же, в траве, на съедение степному зверью, словно акулы за кораблем, алчно рыщущему позади каравана. Раничев воспринимал это спокойно, привык уже к этому жестокому миру. Да и что он мог сейчас сделать для этих несчастных? Разве что попросить караван-баши сделать подлиннее привалы. Так купцы и без того делали все, что могли, – полон ведь был их имуществом, и если смерть одного-двух невольников в принципе мало что значила для такого богатого торговца, как Халим Ургенчи, то в отношении других купцов, победнее, дела обстояли иначе. Впрочем, не все пленные шли своим ходом – красивых девушек и мальчиков везли на арбах или на лошадях в больших плетеных корзинах. Это был выгодный товар для услады богатых.Искусные ремесленники тоже стоили дорого; правда, таких было мало.
Иногда вдалеке проносились вихрем неведомые всадники, алчно посматривающие на караван черными раскосыми глазами. Проносились и исчезали в степи, не решаясь напасть, – слишком уж много воинов было вокруг, да и нападение на купцов – страшное преступление, неизбежно карающееся смертью.
Посмотрев на всадников, Халим повернул лошадь назад.
– Не растягивайтесь! – подскочив к последним невольникам – юношам-мари, закричал он и, выхватив плеть, ударил несчастных по обнаженным плечам. Те прибавили шагу, и надсмотрщики, подгоняя, принялись тыкать их в спины тупыми концами копий.
– Быстрей, быстрей, – размахивал плетью Халим. – Идите быстрей, если не хотите стать добычей двуногих шакалов. Они сварят ваше мясо, а из кожи сделают ножны для сабель! А в Мавераннагре вам может и хорошо повезти, ежели попадете в приличный дом. Посмотрите дивные города, а со временем примете ислам, научитесь ремеслу, разбогатеете. Чем не жизнь? Все ж лучше, чем прозябать в ваших мерзких лесах, где живут одни иблисы и дэвы. Так поспешите же навстречу лучшей жизни!
Нельзя было сказать, что пламенная речь караванщика произвела на несчастных какое-то особое впечатление – то ли они ее совсем не слушали, то ли плохо поняли, то ли не верили. Скорее – последнее.
На ночь остановились у небольшого озера, еще не пересохшего, но уже неудержимо стремившегося к тому – берега были покрыты потрескавшейся от солнца глиной. В камышах крякали утки. Завидев людей, они поднялись в небо гомонящею тучей… Воины не упустили момент, выпустив меткие стрелы. Вечером, сидя у костров, лакомились дичиной. Хватило и невольникам, настолько много оказалось здесь уток.
Поев и совершив омовение, караванщики расстелили молитвенные коврики – совершить пятую за день молитву – салат ал-иша, – предписываемую Кораном с наступлением ночи.
Закланялись, запели заунывно слова…
Раничев тоже помолился про себя Господу – на удачу, чтоб все было хорошо с Евдоксей, а уж сам-то он как-нибудь выберется из любой ситуации. По крайней мере, хотелось бы в это верить. Интересно, зачем он понадобился эмиру? Снова шпионить? Так разгромленная Орда и так полностью подконтрольна ставленникам Тимура – Тимур-Кутлугу и Едигею. Снова пошлет в Литву? Так для этого вовсе не обязательно было тащить его, Ивана, в этакую далищу и тем более похищать Евдоксю. Тогда зачем? Что, больше других людей нет? Странно все это, странно… Хотя, может, оно и к лучшему? Ведь именно в Мавераннагре можно было бы попытаться узнать тайну перстня, висевшего у Ивана на шее. Один, такой же, а может и этот, был у погибшего Абу Ахмета, и когда они соединились вместе, да-да, именно в этот момент, Раничев хорошо помнил, время оказалось пронзенным,и вместо дымящихся развалин Кафы перед глазами Ивана вдруг возникло шоссе с мчащимися грузовиками. Да-а, жаль, что Абу Ахмет ничего не успел рассказать, но тут уж ничего не поделаешь. Он ведь, кажется, был из Ургенча, этот Абу Ахмет? Ну да, земляк Салима и такой же яростный враг Тамерлана. Примерно десять лет назад, по приказу Тимура, мятежный Ургенч был сожжен дотла, а на его месте засеян ячмень. Правда, прошло время – и вновь отстроился город… или это уже совсем новый город? Скорее всего, и вряд ли стоит искать там ювелирную мастерскую, в которой когда-то изготовили перстень. А может, он и вообще привезен откуда-нибудь из дальних стран? Всякое бывает… Нужно искать, по возможности поговорить с людьми, ведь в Самарканде много ургенчцев. Да вот хоть тот же Халил. Ургенчи! Значит – из Ургенча. Подождать, пока закончит молиться и выспросить…
– Ла илаха илла Ллаху ва Мухаммадун расулу Ллахи-и-и…
Заканчивая намаз, заунывно вскричали караванщики и, поклонившись, свернули молитвенные коврики.* * *
– Ювелиры? – Купец усмехнулся. – Да, когда-то в Ургенче было немало искусных ремесленников. И многие из них живы – при дворе великого эмира. А ты что, хочешь заказать своей невесте подарок? Хорошее дело. Могу посоветовать одного старика с золотыми руками. Зовут его Махмуд Ак-Куяк. Он из Ургенча, а ныне живет в махалле на улице Златников, что начинается сразу от Шахи-Зинда.
– Махмуд Ак-Куяк, – шепотом повторил Раничев. – Махалля у Шахи-Зинда.
Ночью он уже засыпал в небольшом шатре, подложив под себя кошму, как вдруг услыхал чьи-то легкие шаги совсем рядом. Кто-то остановился у самого шатра, нагнулся… Вот когда Иван пожалел, что безоружен – нож отобрали еще люди Аксена. Быстро откатившись в сторону, он вытянул вперед руки и, когда неведомый гость, откинув полог, просунул в шатер голову, резко схватил его за шею и, бросив на кошму, прижал коленом.
– Пощади! – неожиданно тоненьким голоском пискнул ночной тать.
Раничев раздул светильник – девка! Раскосая степная красавица либо из полона, либо прихваченная в дальний путь изначально. Синие шальвары, длинная полупрозрачнаярубашка из тонкого шелка, короткий атласный жилет, украшенный серебристыми пуговицами, на шее медное – или золотое? – монисто. Заплетенные в несколько косичек волосы девушки падали на плечи и грудь, нижнюю часть лица прикрывал полупрозрачный шарф, искусно вышитый золотом.
Пожав плечами, Иван отпустил деву.
– Меня прислали развлечь тебя, господин, – отдышавшись, улыбнулась та, снимая с лица шарф. Темные, удлиненные к вискам глаза в обрамлении длинных ресниц, круглые нарумяненные щеки, пухлые губы, чувственный нос, быть может, несколько плоский, но все же ничуть не портивший девушку, а наоборот, смотревшийся вполне даже неплохо. Красивая…
– Кто прислал? – спросил Раничев, хотя и без того уже догадывался – кто.
– Мой повелитель – торговец Халим Ургенчи, – улыбнулась дева.
Иван усмехнулся:
– Вообще-то я спать собирался, чего меня развлекать?
– Не гони меня, господин, – испуганно прошептала ночная гостья. – Хозяин велит высечь меня, если узнает.
– Ну хорошо, хорошо, хочешь, так спи рядом, места хватит. Как звать-то тебя?
– Айгуль.
– Айгуль… Красивое имя. Откуда ты?
– Из дальних степей. Когда-то я жила в Сарае… – Девчонка вздохнула.
– Понятно, – кивнул Раничев. Еще бы было не понять. Айгуль наверняка захватили в полон воины Тимура, когда два года назад сожгли столицу Орды. С тех пор, видно, и девка в невольницах.
– Ложись, ложись, – подвинулся Иван, поворачиваясь лицом к матерчатой стенке шатра. – Спи, дева… – Поплевав на пальцы, он затушил тлевший фитиль.
– А можно я зажгу свет, – тут же попросила Айгуль.
– Что, страшно? Ну зажги… Вон огниво.
Светильник вспыхнул зеленовато-желтым призрачным светом.
Девушка вдруг неожиданно заплакала.
– Ты отвергаешь меня, господин? Почему? – Она заговорила с обидой, мешая тюркскую речь с фарси. – Разве лицо мое не как луна, а глаза – не два солнца? Разве я безобразна и неухоженна, разве не высока моя грудь, разве не стройны ноги?
Айгуль вдруг села и быстро сдернула с себя жилетку вместе с рубашкой, обнажив плоский живот со вставленной в пупок жемчужиной, большая грудь ее с коричневыми затвердевшими сосками тяжело вздымалась.
– Ну! – Девушка с вызовом взглянула на Раничева. – Разве ж я безобразна? Или… или ты, господин, предпочитаешь мальчиков? Я скажу хозяину, он пришлет.
– Э, нет-нет, – замахал руками Иван. – Не надо мальчиков, лучше ты оставайся.
– Тогда сними с меня шальвары, мой господин…
Они любили друг друга долго, почти до полуночи – Иван, то ли долгожданный гость, то ли почетный пленник, и нежная красавица с раскосыми степными глазами.
– О, мой господин, – выгибаясь, стонала Айгуль. – О…
Затем прижалась к Ивану, как кошка:
– Тебе хорошо со мной, господин?
– Да.
– А ты еще хотел прогнать меня, словно распутную базарную бабу.
– Ла-адно, – шепотом протянул Раничев, крепко обнимая деву.
– Хочешь, я спою тебе песню?
– Ну спой.
– Слушай…
Присев на корточки, Айгуль накинула на плечи жилет и тихонько запела грустную степную песню, в которой слышался нежный шепот трав, ржание коней и грустный крик иволги, поющей в дивном саду Сарая. Раничев и не заметил, как слиплись глаза и призрачные тени снов мягко заволокли сознание. Впрочем, не до конца. Интересно, Халим будетприсылать эту девчонку каждую ночь? Вообще-то, жалко ее…
– Ты спишь, мой господин? – шепотом спросила Айгуль.
Иван не ответил – думал.
Еще раз спросив, Айгуль вдруг высунула голову из шатра, осмотрелась и, быстро одевшись, выбралась наружу, прихватив с собой горящий светильник.
«Интересно, – сквозь сон подумал Иван. – И зачем он ей понадобился? Дорогу освещать, что ли? Так ночка-то лунная».
Раничев вдруг почувствовал нахлынувшее желание справить малую нужду. Правда вот вставать было лень, особенно после такой-то расслабухи! Тем не менее, поворочавшись в шатре, он наконец откинул полог и на четвереньках выбрался наружу… и замер.
В нескольких шагах от него, на арбе, стояла Айгуль и, подняв над головой горящий светильник, медленно водила им из стороны в сторону. С Раничева быстро слетел сон. Однако нечистое дело! Он всмотрелся в ночную степь… Ага! Где-то не так далеко вспыхнула вдруг желтая звезда и, вспыхнув, качнулась из стороны в сторону точно так же, как и светильник в тонких руках степной полонянки.
– «Собака Баскервилей», – покачав головой, прошептал Иван. – Кому там подавал знаки слуга Бэрримор? Сбежавшему каторжнику? А здесь… Впрочем, их дело… Хотя переменить почетный плен на степное рабство было бы тоже не очень разумно. А что если прижать эту хитрую деву?
Таясь за арбой, Раничев бесшумно поднялся.
– Вах! Что делаешь здесь ты, женщина? – словно призрак, возник из кустов молодой узкоглазый воин, из тех, что охраняли купцов. В руках воин держал копье, которое и направил сейчас на несчастную деву, на предплечье его поблескивал железным умбоном маленький, обтянутый кожей щит.
Айгуль вздрогнула и затравленно обернулась.
– Хозяин послал меня к нашему гостю, – быстро сказала она. – А тот попросил меня зажечь светильник. Боялся, что вспыхнет шатер.
– Да? – недоверчиво покачал головой воин.
Раничев вышел из-за арбы.
– Ну и долго я буду дожидаться света? – старательно выговаривая тюркские слова, возмущенно поинтересовался он.
– О, господин, как мне благодарить тебя за твою доброту? – вползая в шатер, вкрадчиво осведомилась Айгуль. Слишком уж вкрадчиво…
Сейчас еще пырнет ножом в бок – и поминай, как звали… Хотя охрана, наверное, не дремлет.
– Просто расскажи, кому ты подавала знаки? Не думай, я вовсе не желаю тебя зла, просто хочу знать, не будет ли от твоих тайных друзей слишком большой опасности для каравана?
– О, нет-нет, мой господин. – Девушка покачала головой. – Им не справиться с охраной. Мы только хотим… Хотим помочь бежать нашим… – Она вдруг бросилась на Ивана разъяренным тигром.
Однако Раничев был начеку и быстро привел самонадеянную тигрицу в чувство, ловко заломив за спину руки.
– Я мог отдать тебя хозяину, – холодно произнес он.
– Не делай этого, господин, – со слезами на глазах прошептала Айгуль. – Хозяин тут же велит содрать с меня кожу.
– Хм… – Раничев с сомнением посмотрел на рабыню. – Халим Ургенчи производит впечатление доброго и рассудительного человека.
– Это тебе так кажется, мой господин… – Девушка тупо посмотрела в стену шатра. – Лучше убей меня сам.
– Ты сказала, вы хотите бежать. Кто это – вы?
Айгуль вздохнула:
– Я, еще одна девушка – Ай-Сия – и несколько парененков-бачей, погонщиков ослов и доителей верблюдиц.
– Что, надоело доить? – тихо засмеялся Иван.
– Нет, – прикрыв глаза, грустно покачала головой дева. – Просто начальник стражи Урзай – извращенно-жестокий сластолюбец.
– Как же он не боится Аллаха?
– О, он ничего и никого не боится. А его самого побаивается даже сам Халим Ургенчи. Парни еще на пути сюда сговорились с местными в караван-сарае. Те должны ждать в степи… Вот я и подавала знаки.
– Так, значит, они вовсе не собираются напасть на караван?
– Конечно же нет! Ведь для этого нужно целое войско.
Иван потянулся, выпустив руку девушки:
– Ладно, допустим, поверю…
Опустившись на колени, Айгуль поцеловала его ноги.
– Ну уж так-то не надо, – расчувствовался Раничев.
На следующий день трава стала заметно зеленее и гуще. Все больше попадалось цветов – ярко-желтых и фиолетово-синих ирисов, голубых васильков, сиреневых колокольчиков, кроваво-красного мака. Воздух стал влажным, а небо – густо-синим, и к вечеру впереди засверкала широкая лента реки.
– Улусу, – подъехав к арбе Ивана, произнес Халим и прищурился от солнца. – Сегодня заночуем в караван-сарае, вот уж повеселимся… – Он подмигнул и тут же скривился. – Правда, Сарай-джук уже не тот, что был раньше, до того как прогневил эмира. Но все же там по-прежнему живут люди и кое-что уже успели отстроить. Зайдем на местный базар, там весело, хоть, конечно, и не сравнить с тем, что творилось здесь в иные годы.
Стегнув коня, купец умчался вперед. Вслед за ним, подозрительно оглянувшись на Раничева, на вороном иноходце проскакал начальник стражи Урзай – высокий костистый детина с широченными плечами и скособоченной мордой дегенерата. В узких глазках его, однако, кроме злобы светился и ум, вернее – звериная хитрость. Не зря многие побаивались этого человека, значит не дурак, дураков ведь – чего бояться? Что-то нигде не было видно Айгуль, может, отсыпалась в какой-нибудь арбе иль кибитке? Спросить, что ли, про нее Халима? Нет. К чему лишние подозрения!
К реке караван подошел затемно, скакавший впереди Урзай остановил коня перед наплавным мостом из толстых настеленных поверх связанных вместе лодок досок. Подъехав к нему, Халим тоже спешился, заговорил с местной стражей. Тем временем Раничев, сидя в арбе, осматривал город, выглядывая из-за плеча возницы – сухонького старичка Ибрагима-кызы. Прямо сказать, Сарай-джук – маленький сарай, сарайчик – не произвел на него особого впечатления. Пара мечетей с тощими башнями минаретов, приземистые, жмущиеся в одну кучу домишки с глинобитными заборчиками-дувалами, колодец, просторная площадь, тянувшаяся вдоль реки, – видимо, рынок, несколько больших добротных строений – караван-сараев, вот, собственно, и все. Ни сверкающих изразцами дворцов, ни городских стен – одни обожженные развалины. Да, видно хорошо прошелся здесьТимур два года назад, оставил, так сказать, вечную память. Как и везде в Орде… В бывшей когда-то богатой и могучей, а ныне лежащей в руинах Орде.
– Будем отдыхать целые сутки, а то и больше, – сообщил на переправе Халим. – А потом придется поторапливаться.
– Чего ж тогда тут сидеть? – выслушав купца, удивленно переспросил Иван. – Чтоб потом поторапливаться?
– Нам надо продать лошадей, – пояснил купец. – Они не выдержат путь через плато и пустыню. Купим верблюдов, хоть они здесь и дороги, а лошади, как ты можешь догадаться, дешевы. Вот если бы был какой-нибудь встречный караван… Впрочем, напрасные надежды после того, как Повелитель… – Торговец вздохнул, не закончив фразы. Да что заканчивать, все и так было ясно. Чего караванщикам делать в разоренных городах улуса Джучи? Собирать пепел? Странно, что и сам-то Халим год назад решился на подобное путешествие. Видно, очень уж хотелось заработать на живом товаре.
Караван-сарай, где остановились купцы, представлял собою обширный, огороженный высокой глинобитной стеною двор с двухэтажным домом для гостей и многочисленными хозяйственными постройками – амбарами, конюшнями, летней кухней. Хозяин караван-сарая, пучеглазый толстяк в полосатом, засаленном местами халате, встретил гостей приветливо. Поклонился Халиму и Урзаю, с Халимом даже обнялся – видно, давно и хорошо знал купца.
– Гость в дом – счастье в дом!
– Спасибо, Урадж. Если не очень обременит, пошли в город слугу – пусть позовет лошадиных барышников.
– Непросто будет найти их, – посетовал хозяин. – Сам знаешь, времена изменились… – Он тяжело вздохнул и, обернувшись, тут же подозвал слугу.
Усевшись во внутреннем дворике, под навесом, долго пили чай – горячий, зеленый, остро пахнувший мускусом и травами. Весь переход страдавший от жары Раничев почувствовал себя значительно лучше и даже вполне благосклонно слушал последние сплетни, коими хозяин постоялого двора Урадж обменивался с Халимом.
– А помнишь, уважаемый, того купца из Балха?
– А, рыжий такой, крючконосый…
– Вот-вот! Так он, говорят, прогневил чем-то эмира и был казнен принародно на площади.
– Вах!
– А на его отнятые богатства построили караван-сарай на бухарской дороге.
– Так и надо. Да будет славен великий эмир!
– Да хранит Аллах его и детей, и жен, и внуков его.
Напившись чаю, хозяин с поклоном и извинениями отправился по делам. Халим взглянул на быстро темнеющее небо – время близилось к закатной молитве.
– Как ночная красавица? – неожиданно лукаво спросил он.
Иван подавился курагой:
– Ничего, спасибо.
– Я б послал ее к тебе и в эту ночь, да начальник стражи Урадж хочет переговорить с ней. Его воин доложил – как-то странно вела она себя ночью. – Купец внимательно взглянул на собеседника.
– Ничего странного, – быстро отозвался Раничев. – Я просто попросил ее зажечь светильник, а в шатре пользоваться кресалом не хотелось – мало ли.
– Правильно, нужно быть осторожным, – согласился Халим. – Хоть на все воля Аллаха, но и самим нужно беречься, я так считаю.
– Я тоже. – Иван улыбнулся. – Хотелось бы завтра сходить на базар.
– Сходим, – пообещал купец. – Нам надо еще купить верблюдов и избавиться от ослабевших невольников.* * *
Ночь навалилась быстро, почти непроглядно черная, лишь сияли в вышине желтые далекие звезды, да прятались за ветвями деревьев медные рога месяца. Иван улегся на крыше – место было любезно предоставлено хозяином. Рядом, на войлочной циновке, похрапывали купцы, сам же Халим ночевал в доме – то ли опасался чего-то, то ли невместно было так вот, по-простому, вместе со всеми. Было тихо, лишь изредка лаяли собаки, да ослы, прядая ушами, громко вскрикивали во сне. Раничев широко зевнул и, потянувшись, перевернулся на другой бок. Кто-то из спящих купцов чуть слышно вскрикнул – видимо, привиделось что-то. Иван подложил под голову руки… и вдруг почувствовал, как кто-то тихонько хлопнул его по плечу. Снова пришла Айгуль? Но ведь здесь слишком уж людно. Раничев обернулся…
– Тсс! – Какой-то молодой парень в длинном плаще и бурнусе приложил палец к его губам. – Здрав будь, Иване! Никак не ожидал тебя здесь встретить.
Раничев едва не вскрикнул от удивления. Конечно же, он узнал ночного гостя – стройного юношу со смуглым лицом и длинными, падающими на плечи волосами.
– Салим! – не выдержав, воскликнул Иван. – Ты как здесь?
– Тихо, – вновь зашептал Салим. – Если хочешь поговорить, пройди в большой двор, к колодцу, там и дождись меня.
– А ты…
– У меня здесь еще дела. – Юноша улыбнулся. – Кстати, ты не видал сегодня девушку по имени Айгуль?
– Нет, – покачал головой Раничев и почему-то покраснел. – Кажется, ее в чем-то подозревает Урадж, начальник караванной стражи.
– Я так и подумал, – исчезая в ночной темноте, тихо промолвил Салим.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 [ 8 ] 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.