read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


17часов 06 минут
Элизабет сгорала от нетерпения и, вопреки тому, к чему она сама призывала Грея, стала наседать на Мастерсона:
— Хейден, будет вам играть в молчанку. Что вы подразумевали, ска зав, что мой отец нашел таких людей?
— Только то, что я сказал, моя дорогая.
Профессор восседал посередине среднего ряда сидений. По обе стороны от него поместились Элизабет и Грей. Последние десять минут он с карандашом в руке перечитывалкомпьютерную распечатку. Розауро, управлявшая джипом, взглянула на них в зеркало заднего вида. Ковальски, упрямо скрестив руки на груди, дулся на переднем пассажирском сиденье
Лука сидел позади всех. Он подался вперед, чтобы лучше слышать.
Хейден «сломался» и стал объяснять:
— В течение последних десяти лет ваш отец собирал и сравнивал образцы ДНК наиболее многообещающих йогов и мистиков Индии. Он путешествовал по стране — с востока на запад и с севера на юг. Он собрал огромный объем данных. Он сравнивал различные генетические коды. Он составлял статистические модели, анализируя зависимость психических способностей от генетических отклонений.
— Он изучал и народ Луки,— добавила Элизабет. Цыган в подтверждение ее слов издал согласное мычание.
— Потому что их родиной является Пенджаб,— пояснил Хейден.
— Разве это так важно? — спросил Грей.
— Сейчас я вам кое-что покажу.— Профессор с полминуты копался в листах распечатки, а затем вытащил один из них.— Ваш отец, Элизабет, был настоящий гений, во многом недооцененный своими коллегами и работодателями. Ему удалось выявить три гена, которые, обладая обычными, казалось бы, свойствами, демонстрировали их на более сильном уровне. Подобно многим другим открытиям, это являлось в равной степени результатом сочетания блистательного научного таланта и удачи. Арчибальд наткнулся на эти гены, когда обнаружил, что многие наиболее одаренные индивидуумы в той или иной мере демонстрировали признаки аутизма.
— Аутизма? — переспросила Элизабет.— Почему именно аутизма?
— Потому что дегенерирующая психика, хоть и понижает социальную функцию индивидуума, зачастую вызывает к жизни поразительные способности савантов.— Хейден покровительственно похлопал женщину по коленке.— Известно ли вам, что многие выдающиеся исторические личности демонстрировали признаки аутизма?
Элизабет отрицательно помотала головой. Мастерсон стал перечислять имена, загибая пальцы:
— В искусстве это были Микеланджело, Джейн Остин, Эмили Дикинсон, Бетховен и Моцарт. В науке — Томас Эдисон, Альберт Эйнштейн и Исаак Ньютон. В политике — Томас Джефферсон. Считается, что до некоторой степени аутизмом страдал даже Нострадамус.
— Нострадамус? — спросил Грей.— Французский астролог?
— Он самый,— кивнул Хейден.— Эти люди изменили историю, сделали человечество лучше, способствовали его прогрессу. Арчибальд любил цитировать одну строчку из бестселлера Темпл Грэндин, уникальной американки, сумевшей преодолеть аутизм .и написавшей об этом книгу: «Если бы каким-то чудом на земле никогда не существовало аутизма, люди до сих пор общались бы друг с другом, сидя у костра возле входа в пещеру». И, я думаю, она права.
— А мой отец?
— Он думал точно так же. Ваш отец пришел к выводу, что между аутизмом и его собственными исследованиями в области интуиции и инстинктов существует прямая связь.
— И он нашел эту связь? — спросил Грей. Профессор вздохнул.
— Причины аутизма до сих пор неизвестны, но большинство ученых сходятся во мнении, что в истоках этого психического нарушения могут лежать десять различных генов.Арчибальд прогнал эти гены через свою статистическую модель и выявил три, которые имелись у всех обладающих особыми талантами. Это был тот самый прорыв, к которомуон так стремился. Используя эти три генетических маркёра, Арчибальд стал составлять географическую карту, вычисляя те области, где они встречались чаще обычного. Вот что у него получилось.
Мастерсон передал Элизабет лист бумаги, лежавший до этого у него на коленях. Это была карта Индии, испещренная сотнями точек. [Картинка: _15.jpg]
Элизабет с минуту рассматривала ее, а затем передала Грею.
— Каждая точка обозначает местонахождение того или иного носителя этого маркёра,— пояснил Мастерсон.— Но если вы вглядитесь внимательнее, то увидите, что наиболее кучно точки расположены вокруг главных городов вроде Дели и Мумбая. И это вполне объяснимо, поскольку там живет больше всего людей.
— А что здесь? — спросил Грей и ткнул пальцем в область в северной части Индии.
Элизабет поняла, чем был вызван его вопрос. Здесь, на севере, концентрация точек была гораздо выше, чем вокруг любого из мегаполисов.
— В последние три года своей жизни он сконцентрировал внимание именно на этом регионе. Именно это он и пытался выяснить: почему здесь носители генетических маркёров встречаются в наибольшем количестве.
— Что это за регион? — спросила Элизабет.
— Пенджаб,— раздался голос за ее спиной. Это был Лука Хирн.— Историческая родина цыган.
— Совершенно верно,— подтвердил Мастерсон.— Именно поэтому Арчибальд связался с цыганскими племенами в Европе и Соединенных Штатах. Ему показался весьма значимым тот факт, что истоки многовековой истории пророчеств и предсказаний судьбы лежат в одном месте, откуда они уже потом распространились по Европе и за ее пределы. Вот он и подумал: а не обнаружится ли тот самый генетический маркёр у цыган.
— Обнаружился?
Вопрос Элизабет был адресован одновременно Хейдену и Луке, но ответил на него профессор.
— Да, но не в том объеме, на который он рассчитывал. Это расстроило вашего отца.
Лука издал неопределенный звук. Элизабет повернулась к нему.
— Что?
— Тому была причина,— сказал Лука. Теперь к цыгану повернулся и Грей.
— Ты это о чем?
— Именно поэтому мы наняли доктора Полка.
Лука так и не успел рассказать ей, в чем суть дела. Он заговорил об этом в самолете, но им помешали.
— Я уже говорил вам раньше, что доктор Полк хотел получить образцы крови наших самых выдающихся шовихани. Не мошенников, а настоящих колдунов. Но среди нас осталось мало таких.
— Почему?
— Потому что у нашего народа украли его сердце.
Лука продолжал говорить — медленно и мрачным голосом, рассказывая историю сокровенной тайны цыганских племен, тайны, уходящей корнями в глубь веков. Она касалась одного из племен, которое цыганебольше всего лелеяли и оберегали. С гаджами, то есть иноплеменниками, цыганам о нем было запрещено даже говорить. Это племя жило отдельно, в тайном месте, и находилось под защитой всех остальных цыган. Именно оно являлось хранителем цыганского наследия — способности предсказывать судьбу. Очень редко один из шовихани уходил в другое племя, обзаводился мужем или женой и оставался в нем, обучая его жителей своему искусству. Но преимущественно эти люди существовали изолированно и скрытно. Однако пятьдесят лет назад местонахождение племени было обнаружено, а все его члены — и мужчины, и женщины — расстреляны, зарезаны и закопаны в промерзшей земле.
В голосе Луки зазвучала особая горечь:
— Только вот в этой братской могиле не было найдено костей ни одного ребенка.
Элизабет сразу поняла, что это означает.
— Их кто-то забрал!
— Мы так и не узнали, кто именно это сделал, но... ни на один день не прекращали поиски. Мы надеялись, что доктор Полк со своей новой технологией отслеживания ДНК сумеет обнаружить давно остывший след.
— Удалось ли ему это? — спросила Элизабет. Лука покачал головой.
— Мы от него так ничего и не успели узнать. Правда, несколько месяцев назад он прислал странный запрос. Ему было нужно узнать больше о нашем статусе неприкасаемых — тех, кто не входит ни в одну касту Индии.
Элизабет не знала, что это означает. Она перевела взгляд на Хейдена, но профессор только передернул плечами. И все же в выражении его лица, в прищуре глаз она заметила нечто странное. Он явно что-то знал
Однако вместо объяснений Мастерсон достал авторучку и нарисовал на карте маленький крестик. [Картинка: _16.jpg]
Что это? — спросила Элизабет, обратив внимание на то, что крестик оказался посередине самого густого скопления точек в регионе Пенджаб.
— Это то место, куда мы должны отправляться, если хотим получить ответы.
— И что же это за место? — задал вопрос Грей.
— То самое, где пропал Арчибальд.
11
6сентября, 17 часов 38 минут
Припять, Украина
Николай шел по парку развлечений города-призрака.
Желтые машинки детского аттракциона стояли в лужах зеленой воды, в зарослях сорняков высотой по пояс. Крыша павильона давно провалилась, и от него остался лишь рыжий от ржавчины металлический каркас. Дальше, на фоне вечернего неба и заходящего солнца, возвышалось огромное колесо обозрения под названием «Большая Медведица». На его ржавом скелете безжизненно висели кабинки под металлическими зон тиками. Все это напоминало огромный памятник ужасу, рожденному к жизни чернобыльской катастрофой.
Николай шел вперед.
Парк был построен к годовщине Первомая в 1986 году. Однако вместо того, чтобы веселиться, за неделю до праздника город Припять с населением в сорок восемь тысяч рабочих и членов их семей был уничтожен, накрытый радиоактивным облаком. Город, возведенный в семидесятых годах, представлял собой блестящий пример советской городской архитектуры: здесь имелся Дом культуры «Энергетик», роскошная гостиница «Полисся», больница — подлинное произведение искусства — и множество школ.
Теперь театр лежал в руинах, из крыши гостиницы росли деревья, школы превратились в почти целиком разрушенные каменные коробки с осыпавшимися стенами, заваленные покоробившимися и пожелтевшими учебниками, старыми куклами и деревянными игрушечными кубиками. В одной из комнат Николай обнаружил кипы брошенных противогазов, лежавших на полу, как содранные лица мертвецов. От некогда кипевшего, жизнью города остались лишь зияющие провалы выбитых окон, обвалившиеся стены с осыпающейся штукатуркой да скелеты пружинных коек.
Все вокруг заросло сорной травой и деревьями, довершавшими разрушение того, что было создано человеческими руками. Теперь здесь бывали только туристы, платившие по четыреста долларов с головы, чтобы осмотреть это кошмарное, гиблое место.
А причина всего этого...
Николай прикрыл глаза от солнца и огляделся. В отдалении, на расстоянии в две мили, виднелась огромная туманная махина. Чернобыльская АЭС.
Радиоактивное облако, вырвавшееся в атмосферу в результате взрыва четвертого энергоблока, заволокло все вокруг на много сотен километров, и тем не менее приказ обэвакуации из этого района был отдан только через тридцать часов. Лес вокруг города стал красным от радиоактивной пыли, жители мыли свои пороги и балконы, а в это время в двух милях отсюда полыхал плутоний.
Николай сокрушенно покачал головой — в основном потому, что знал: следом за ним двигается группа телевизионщиков, снимающая сюжет для вечернего выпуска новостей. Он пошел дальше по парку развлечений. Его предупредили, чтобы он не сходил с полосы свежеуложенного асфальта, петлявшей между руин заброшенного города. На поросших травой и мхом обочинах дороги уровень радиации был гораздо выше, а участки, подвергшиеся наиболее сильному заражению, были обозначены треугольными желтыми знакамирадиоактивной опасности. Новый асфальт был уложен специально для почетных гостей, официальных лиц и журналистов, которые в изобилии должны были пожаловать в Чернобыль на торжественную церемонию установки нового, стального саркофага поверх прежнего, бетонного, успевшего прийти в негодность.
Этим вечером отель «Полисся» должен был вновь обрести частицу своего былого великолепия. Был поспешно отремонтирован и вычищен его бальный зал, предназначенный для официального приема. Ради столь торжественного случая даже выдрали чахлые деревца, растущие из крыши гостиницы.
Для гостей со всего мира — только лучшее. Ожидались представители большинства стран и даже несколько звезд Голливуда. Сегодня Припять вспыхнет огнями и на одну ночь превратится в арену яркого праздника посреди радиоактивных руин.
Присутствовать на нем должны были президент и премьер-министр России, а также многие члены верхней и нижней палат российского парламента. Некоторые уже прибыли, не очень искренне уверяя хозяев в том, что восхищены происходящими здесь переменами, и пытаясь заработать политические очки даже на этом событии. Но никто не разливался по этому поводу столь сладкоречиво и обильно, сколь сенатор Николай Солоков, а после сегодняшнего утреннего покушения на него он и без того находился в центре всеобщего внимания.
Под объективами телекамер он сошел с асфальта и приблизился к стене, на которой черной краской были нарисованы двое детей с игрушечным грузовиком. Рассказывают, что в Припяти несколько лет жил какой то сумасшедший француз, и теперь произведениями его мрачного искусства, представляющими призраки погибших детей, были изукрашены стены многих домов города.
Персональная тень Николая, Елена, оставалась на асфальтовой дорожке. Она заранее выбрала этот рисунок, решив, что он придаст эмоциям наибольшую остроту. Она предусмотрительно прошлась по этим дорожкам с дозиметром и убедилась в том, что уровень радиации здесь вполне безопасный.
Все это было задумано и проделано только ради сегодняшнего вечер него шоу.
Николай приложил руку к стене и провел пальцами по контурам нарисованного на стене ребенка, а затем прижался лицом к запястью. Елена предусмотрительно пропитала рукав его пиджака нашатырным спиртом, и острое зловоние вызвало на глазах желаемые слезы.
Не отнимая ладони от щеки ребенка-тени, Николай повернулся к камерам.
— Вот почему мы должны изменить себя,— проговорил он, обведя рукой перспективу города.— Разве можно смотреть на этот ужасный ландшафт и не понимать, что наша великая страна должна войти в новую эру? Однако и забывать об этом мы не имеем права.
Николай вытер щеки и добавил твердости в голос. Несколько слезинок были в самый раз, но он не должен казаться слабым.
— Взгляните на этот город! То, что не разрушил человек, пожирает природа. Некоторые прозвали это место Эдемским садом Чернобыля. Разве не прекрасен этот лес, взявший верх над городом? Поют птицы, привольно пасутся олени. Но знайте: волки тоже вернулись. Он устремил взгляд на темнеющий горизонт.
— Пусть вас не обманывает вся эта красота. Этот сад по-прежнему остается радиоактивным. Чтобы попасть в тридцатикилометровую Чернобыльскую зону отчуждения, нам с вами пришлось миновать три армейских блокпоста. Мы проехали мимо двух тысяч брошенных автомобилей, которые были задействованы в тушении радиоактивного пожара и дезактивации Чернобыля. Пожарные машины, кареты «скорой помощи», даже самолеты до сих пор настолько радиоактивны, что к ним опасно приближаться. На нас дозиметрические значки. Так что не обманывайтесь. Природа вернулась, но она будет страдать еще на протяжении жизни многих поколений. То, что кажется полезным и здоровым, таковым не является. Это не возрождение, а всего лишь ложная надежда. Для того чтобы добиться подлинного возрождения, мы должны смотреть в новых направлениях, ставить перед собой новые цели, двигаться к новому Ренессансу.
Он повернулся к нарисованным на стене детям и горько покачал головой.
— Как мы могли не замечать этого раньше! Кто-то в толпе захлопал.
Отвернувшись от телевизионщиков, Николай улыбнулся. Камеры фиксировали его задумчивую позу, его собственная тень заслонила похожие на тени рисунки на стене. Постояв немного, он вернулся на асфальтовую дорожку.
Он пошел назад, по направлению к гостинице, Елена — следом за ним. Завернув за угол, Николай увидел оживление, царившее перед отелем «Полисся». Перед входом стоял длинный черный лимузин в окружении стайки приземистых бронированных седанов. Из них высыпали мужчины в черных костюмах и моментально образовали защитный кордон. Приехавшая персона выбралась из лимузина и приветственно помахала рукой встречающим.
Вспышки фотокамер и софиты телеоператоров высветили очертания прибывшего. Ошибки быть не могло.
Президент Соединенных Штатов Америки.
Он приехал, чтобы своим присутствием выразить поддержку важнейшему договору в области ядерной энергетики, который должны были заключить Россия и США.
Для того и была вычищена и дезактивирована Припять — чтобы принять столь важных персон.
Не желая быть отодвинутым на задний план, Николай дождался, по куда президент и его свита исчезнут в вестибюле отеля, и только после этого вновь двинулся вперед.
Все было готово.
Он взглянул на Чернобыльскую АЭС. Солнце село, и наступили су мерки.
Завтра к этому часу родится новый мир.
17часов 49 минут
Южноуральские горы
Монк стоял на тропе и смотрел на низкие горы. Солнце опускалось за горизонт, и долину внизу заволакивали тени.
— Мы должны пройти через вот это? — спросил он.— И никакого другого пути нет?
Константин сложил карту.
— Нет, если мы не хотим идти в обход, что заняло бы у нас много дней и потребовало бы преодолеть сотни миль. А нужный нам рудник расположен на противоположной стороне озера Карачай, в двенадцати милях отсюда. Если, конечно, мы пойдем здесь.
Монк взирал на болотистую долину. Река, по которой они приплыли сюда, делала тут последний поворот, после чего стекала в еще одну, более широкую долину вместе с множеством других, мелких потоков. В свете кренящегося к горизонту солнца водопады и озерца блестели, как ртуть, но долина, затянутая тенями от края до края, заросла пропитавшимся водой лесом и была иссечена длинными и широкими черными канавами, с берегами, поросшими камышом и травой. Здесь будет сложно пройти, зато легко заблудиться, когда стемнеет.
Монк тяжело вздохнул. Им не оставалось ничего другого, кроме как идти через это болото. Киска и Петр сидели на бревне и напоминали двух котят, только что вытащенных из воды. Они плыли с четверть мили, пока холод не выгнал их из воды. Монк заставил ребят выбраться на 6epeг, противоположный тому, где охотились голодные тигры. Вода собьет хищников со следа, а река становилась тем шире, чем ближе оказывались горы. Чтобы вновь обнаружить их след, тиграм придется совершить непростую переправу.
За последние два часа Петр не произнес ни слова. Очевидно, он очень переживал за судьбу Марты. Утешало лишь то, что мальчик не проявлял признаков страха, а значит, нечувствовал поблизости тигров.
Когда они выбрались на берег, Монк велел всем снять одежду, досуха выжать ее и разложить на солнце. Поскольку это происходило в самое теплое время дня, вещи быстро высохли. Но теперь они снова вымокнут до нитки, а поскольку солнце садилось, можно было не сомневаться: их ожидает долгая и холодная ночь.
Но Константин был прав, они должны двигаться. Оставаться здесь, на открытом пространстве, когда где-то неподалеку бродят тигры, было далеко небезопасно. Болото, по крайней мере, может стать для них хоть каким-то укрытием.
Монк первым двинулся по крутой тропинке. Он помогал спускаться Петру, а Константин держал за руку сестру. После того как они покинули солнечный склон и вступили в тенистую зону, очертания младших детей стали размытыми.
Здесь деревья — преимущественно сосны и березы — росли гуще, но по мере того, как они углублялись в лабиринт больших и малых ручьев, заливавших болотистую долину, им все чаще встречались опустившие ветви к воде плакучие ивы, похожие на скорбящих вдов, горестно склонивших головы.
Монк не без труда прокладывал себе дорогу. Подлесок представлял собой переплетение кустов можжевельника и дикой малины, однако чем более болотистой делалась почва, тем меньше их становилось. Вскоре путники уже перепрыгивали с одной поросшей мхом кочки на другую, что, впрочем, было нетрудно, учитывая то, каким густым здесь был мох. Пушистым зеленым ковром он покрывал нагромождения валунов, взбегал по белым стволам берез, словно пытаясь утащить их под землю.
Они замедлили шаг, а нередко и вовсе останавливались, когда перед ними возникала очередная яма, наполненная стоячей водой.
Пронзительный крик, раздавшийся сверху, заставил Монк посмотреть в небо. Над их головами пролетел орел. Размах его крыльев был не меньше, чем размах рук взрослого мужчины.
Воздушный хищник охотился.
Это напомнило Монку об опасности за их спиной.
Он пошел быстрее. Пока детям было проще передвигаться по этой пресеченной местности. Их легкие тела будто парили над мокрой землей, в то время как Монк должен был следить за каждым своим шагом, чтобы не оставить в грязи ботинки.
Последний час они едва плелись и прошли, как прикинул Монк, меньше мили. Несколько раз он видел, как с их пути скользили в сторону змеи а один раз заметил на себе взгляд блестящих глаз лисицы, которая тут же пустилась в бегство, перескакивая с бугорка на бугорок, и вскоре исчезла. Монк настораживался при каждом новом звуке. Он слышал, как по болоту кто-то тяжело пробирается. На земле лежали массивные рога, сброшенные лосем.
Теперь они уже шли по колено в воде, двигаясь зигзагами от одного островка к другому. Сырой, холодный воздух пах ряской и плесенью Солнце продолжало опускаться за горы, и вокруг становилось все темнее.
Монк едва тащился. Его догнал Константин, который по-прежнему вел, держа за руку, Киску. Девочка, казалось, спала на ходу.
Петр прижимался к бедру Монка. Когда они проходили по более глубокой воде, мальчика приходилось сажать на плечи.
Внезапно Петр судорожно вцепился в руку Монка.
Какое-то существо продиралось сквозь ветви деревьев, направляясь прямо к ним.
«О нет!»
Поняв, что это, Монк крикнул:
— Спасайся! Беги!
Он схватил мальчика и стал отрывать его от себя. Тот плакал и сопротивлялся. Константин, шлепая ногами по воде и высоко поднимая колени, бросился в сторону, таща за собой сестру. Левая нога Монка провалилась в болото. Он пытался вытащить ее, но она словно попала в цемент
Треск ветвей раздавался все ближе.
Монк толкнул Петра вперед и повернулся, чтобы встретить опасность лицом. Он услышал, как под ногами мальчика хлюпает вода. Но вместо того, чтобы бежать прочь, парнишка кинулся обратно к нему.
— Нет, Петр! Убегай!
Мальчик пробежал мимо Монка, и тут же чья-то большая тень обрушилась из кроны дерева и шлепнулась в воду прямо рядом с ним. В следующую секунду эта тень и мальчик заключили друг друга в жаркие объятия.
Марта.
Монк пытался утихомирить гулко колотившееся сердце.
— Петр, в следующий раз ты... хотя бы предупреждай!
Очень медленно он вытащил из трясины увязшую ногу.
Шимпанзе обняла мальчика и легко подняла его из стоячей воды. Константин и Киска уже шлепали обратно. Марта опустила Петра и крепко обняла каждого из детей. Затем она подошла к Монку, подняв руки и широко разведя их в стороны. Он нагнулся и тоже принял от нее приветственное объятие. Обезьяна была горячей и ласково пыхтела ему в ухо, а Монк ощущал, как дрожит от усталости ее старое тело. Он тоже прижал Марту к себе, подумав о том, сколько трудностей ей пришлось преодолеть, чтобы воссоединиться с ними.
Выпрямившись, он задумался над тем, как Марта сумела найти их. Было понятно, что, пока они шлепали по воде, она, перепрыгивая с ветки на ветку, сокращала разделявшее их расстояние. Но каким образом она узнала, в каком направлении они движутся?
Монк окинул взглядом темное, покрытое водой пространство.
Если их сумела выследить она, то...
— Давайте двигаться! — сказал он и махнул рукой в сторону самого сердца болота.
Снова оказавшись вместе, они пошли дальше. Возвращение Марты воодушевило детей, но болото вскоре снова взяло свое: они опять стали спотыкаться. Константин с Кискойушли вперед, оторвавшись от остальных, Петр повис на Монке, а Марта предпочитала двигаться, хватаясь за ветки, перебирая руками. Пальцы ее ног задевали воду.
Солнце медленно спряталось за горами, предоставив им брести в мрачных сумерках. Монк едва различал идущего впереди Константина. Слева низко и зловеще заухала сова, и Монку показалось, что этим звуком их пытается напугать сама ночь.
Из зарослей плакучих ив послышался встревоженный голос Константина.
— Изба! — крикнул он по-русски.
Монк не понял, что означает это слово, но тон, каким оно было произнесено, ему не понравился. Он пошел туда, откуда раздался голос. Вода здесь была не такой глубокой.
Продравшись сквозь чащу ивовых ветвей, он обнаружил впереди один из тех крохотных островков, которые уже встречались им во множестве. Но в отличие от других этот не был пустым. На небольшом взгорке расположился маленький домик на коротких сваях. Он был построен из грубо оструганных бревен и увенчан крышей, поросшей мхом. В единственном окне не было света, а из трубы не шел дым. Никаких признаков жизни.
Константин ждал у берега островка, укрывшись в высоких зарослях камыша.
Монк подошел к нему.
Указав на хижину, подросток сообщил:
— Охотничья заимка. Таких избушек в этих горах полным-полно.
— Я пойду проверю,— сказал Монк,— а ты оставайся здесь.
Он взобрался на берег и обошел избушку. Она была маленькой, с трубой из дикого камня. Трава тут доходила ему до пояса. Казалось, что в избушке никто не бывал уже лет сто. Монк заметил короткие мостки, возле которых не было ни одной лодки, однако в камышах неподалеку стояла плоскодонка — по сути, плот с зауженным концом. Он наполовину зарос мхом, но еще мог держаться на воде.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 [ 17 ] 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.