read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Монк вернулся к фасаду избушки и подергал дверь. Она была не заперта, но доски разбухли от сырости, и ему понадобилось приложить не мало усилий, чтобы распахнуть ее.Заржавевшие петли немилосердно за скрипели.
Внутри было темно и пахло плесенью, но, по крайней мере, здесь было сухо. В срубе имелась только одна комната. Большая часть пола на сосновых досок была покрыта сеном, из мебели здесь имелся лишь маленький стол с четырьмя стульями вокруг него. Вдоль одной стены стояли грубые шкафы, но кухня отсутствовала. Похоже, пищу тут готовили прямо на печи, где обнаружились металлические кастрюли и горшки. Возле печи Монк увидел охапку сухих дров.
И на том спасибо.
Монк подошел к двери и помахал рукой, зовя детей.
Ему была ненавистна сама мысль о промедлении, но все они нуждались в отдыхе. Поскольку окно было закрыто, Монк решил развести в печи огонь, чтобы просушить одежду и обувь и провести в тепле самую холодную часть ночи. А перед самым рассветом они могут отправиться дальше и, возможно, даже на плоту.
Константин помог ему растопить печь, а младшие дети тем временем сидели на полу, прислонившись к Марте. Старший мальчик нашел спички в вощеном коробке, и сухие дресва занялись сразу же, как только их лизну л первый огонек. Огонь быстро разгорелся, треща и щелкая. Дым послушно уходил в дымоход.
Монк подкинул в печку еще одно полено, а Константин обыскал шкафы. В них он нашел рыболовные снасти, ржавую лампу, в которой еще плескалось немного керосина, длинный охотничий нож и наполовину пустую коробку патронов для дробовика. Самого ружья не оказалось. Кроме того, в одном из шкафов мальчик нашел пожелтевшие журналы с фотографиями голых девиц, которые Монк немедленно конфисковал и использовал в качестве растопки. А на верхней полке обнаружились четыре аккуратно сложенных стеганых одеяла.
Передавая Монку одеяла, Константин показал в сторону его раскрытого рюкзака. Монк обернулся. Мальчик указывал на лежавший в нем дозиметрический значок. Тот уже не был белым, как раньше, а приобрел розовую окраску.
— Радиация,— пробормотал Монк. Константин кивнул.
— Обогатительная фабрика, которая отравила озеро Карачай.— Он махнул рукой в северо-восточном направлении.— Радиоактивные отходы медленно просачиваются и в землю.
«Отравляя грунтовые воды»,— подумалось Монку. А куда в конечном итоге стекает вся вода с гор? Монк посмотрел на закрытое ставнями окно, представил себе раскинувшееся за ним болото и тряхнул головой.
А он-то думал, что единственную опасность для них представляют тигры-людоеды!
19часов 04 минуты
Петр сидел перед огнем — раздетый, завернувшись в толстое одеяло. Их ботинки сушились, выстроившись в шеренгу на печке, а одежда висела на леске, натянутой Монком. Леска была такой тонкой, что казалось, будто рубашки и штаны парят в воздухе.
Ему доставляло удовольствие смотреть на языки огня, которые плясали и потрескивали, но не нравился дым. Он уходил в трубу, причудливо закручиваясь, словно был живым существом, рожденным от огня.
Петр поежился и пододвинулся ближе к огню.
Смотрительница в школе рассказывала им сказки про Бабу-Ягу, которая жила в дремучем лесу в избушке на курьих ножках и ела маленьких детей. Петр вспомнил сваи, на которых стоял их домик. А вдруг это та самая избушка, а курьи ножки с длинными когтями просто спрятались в землю?
Он с подозрением стал смотреть на дым.
И разве не было у Бабы-Яги невидимых слуг, которые помогали ей?
Мальчик огляделся, словно пытаясь найти их. Разумеется, он ничего не увидел. По полу и стенам плясали отблески огня.
Петр подвинулся еще ближе к огню. Дым по-прежнему свивался в диковинные фигуры. [Картинка: _17.jpg]
Мальчик поерзал, пытаясь почувствовать себя увереннее. Подошла Марта и по-матерински обняла мальчика за плечи, а он прильнул к ней. Она крепче прижала его к себе.
«Не бойся».
Но ему было страшно. Страх тысячью паучков копошился в его голове. Он смотрел на извивающийся дым, улетавший в дымоход, и понимал, что именно в нем заключается настоящая опасность. Этот дым, возможно, хотел сообщить Бабе-Яге о том, что в ее избушке находятся дети.
Сердце Петра колотилось все сильнее.
Ведьма приближалась.
Он знал это наверняка.
Его глаза, устремленные на клубы дыма, расширились. Они искали опасность.
Марта ласково угукала ему в ухо, пытаясь приободрить, но это не помогало. Ведьма была все ближе. Она собиралась их съесть. Им грозила смертельная опасность. Дети — вопасности. Огонь громко щелкнул, за ставив мальчика вздрогнуть всем телом. И тут он понял.
Не дети.
Ребенок.
И — не он.
Другой.
Петр вглядывался в дым, пытаясь пробиться сквозь тьму к истине. И когда дым образовал очередную необычную фигуру, он увидел того, кому грозила опасность. [Картинка: _18.jpg]
Его сестре.
Саше.
11часов 07 минут
Вашингтон, округ Колумбия
— ДВС-синдром,— сообщила диагноз Лиза, встав у кровати с перилами, на которой лежала девочка.
Кэт силилась понять, что это может значить. Она стояла рядом с Лизой, сложив руки на животе и глядя на маленькую фигурку — худую, как лучинка, и словно потерявшуюся в больничной пижаме не по размеру, простынях и подушках. Из-под простыни тянулись провода к выстроившимся вдоль стены приборам, контролирующим кровяное давление, частоту сердечных сокращений и другие жизненно важные показатели. Через капельницу в организм ребенка поступал раствор хлорида натрия и смеси с другими лекарствами, но, несмотря на это, за последний час и без того бледная кожа девочки приобрела пепельный оттенок, а губы посинели.
— Синдром диссеминированного внутрисосудистого свертывания крови,— расшифровала Лиза, но с таким же успехом она могла говорить на латыни.
Если бы здесь был Монк, он, с его медицинским образованием, понял бы, о чем толкует Лиза. Кэт тряхнула головой. Женщина до сих пор не могла оправиться от шока, которыйиспытала, увидев рисунок Саши. Девочка наверняка нарисовала его специально для нее. Между ними возникла какая-то внутренняя связь. Кэт увидела это в глазах девочки, когда читала ей. В основном ее манера поведения была отрешенной и болезнен ной, но время от времени ее взгляд останавливался на Кэт, и тогда в нем светилось довериеи что-то вроде узнавания. От этого сердце Кэт таяло. Ее материнские инстинкты обострялись, а обнаженные из-за утраты мужа нервы воспринимали все происходящее еще болезненнее.
— Что это означает? — спросил Лизу Пейнтер.
Они стояли рядом, по другую сторону кровати. Он только что вернулся, поговорив по телефону с Греем, находившимся в Индии. Его команда подверглась нападению и сейчаснаправлялась в северные районы страны. Пейнтер уже отдал приказ о начале расследования, чтобы выяснить, кто устроил засаду на их людей. Попытка убить профессора немогла быть простым совпадением. Кто-то знал о том, что Грей вылетел в Индию. Однако вместо того, чтобы вплотную заниматься расследованием, директор нашел время и спустился сюда, желая выслушать отчет Лизы.
Прежде чем та успела ответить на его вопрос, в комнату вошел доктор Шон Макнайт. Сняв пиджак и галстук, он остался в рубашке с засученными рукавами. После разговора директора с Греем он отлучился, чтобы сделать несколько звонков. Пейнтер повернулся к нему и вопросительно вздернул бровь, но Шон лишь махнул Лизе рукой, веля продолжать, и рухнул в кресло возле кровати, в котором он бодрствовал на протяжении последнего часа. Даже сейчас он положил руку на кровать. Кэт и Шон долго проговорили здесь. У него было двое внуков.
Лиза откашлялась и принялась объяснять:
— ДВС — это патологический процесс, в ходе которого в крови образуются крохотные сгустки. На профессиональном языке это называется множественным тромбообразованием, что приводит к истощению факторов свертывания, а затем сменяется тяжелым геморрагическим синдромом, или, иначе говоря, внутренним кровотечением. Причины возникновения ДВС могут быть разными, но чаще всего этот синдром сопутствует тяжелым инфекционно-септическим и онкологическим заболеваниям, всем видам шока, острым отравлениям, в том числе змеиным ядом, серьезным ожогам и так далее. Но одним из самых распространенных заболеваний, которые сопровождаются ДВС-синдромом, является менингит — обычно септическое воспаление оболочек спинного и головного мозга. Что, учитывая крайне высокую температуру и...
Лиза указала на устройство, прикрепленное к черепу девочки. Ее губы тревожно сжались.
— Все анализы подтверждают этот диагноз. Снижение уровня тромбоцитов, повышенная утомляемость, увеличение времени кровотечения. Я делаю ей переливание тромбоцитарной массы, ввожу антитромбин и дротрекогин-альфа. Это поможет стабилизировать ее состояние на какое-то время, но для окончательного выздоровления девочки нужно побороть ту болезнь, которая спровоцировала ДВС, а что это за болезнь, мы пока не знаем. Она не заразна, в ее крови и спинномозговой жидкости нет никаких признаков инфекции. Возможно, это какое-то вирусное заболевание, но, как мне кажется, тут что-то другое, о чем мы не знаем. Что-то связанное с имплантатом.
Кэт тяжело вздохнула, содрогнувшись всем телом.
— А не узнав это...
Лиза сложила руки на животе — в точности как Кэт.
— Девочка угасает. Я замедлила этот процесс, но, чтобы остановить его, нам нужно знать больше. Аббревиатура ДВС имеет и другое толкование: «До Вашей Скорой Смерти».
Кэт повернулась к Пейнтеру.
— Мы обязаны что-нибудь предпринять! Тот кивнул и посмотрел на Шона.
— У нас нет выбора. Нам необходимы ответы. Возможно, со временем мы сумеем распознать эту болезнь, но уже сейчас есть люди, которые знают больше, которые занимаются этой биотехнологией и которым в точности известно, что сделали с этой девочкой.
— Действовать нужно очень осторожно,— со вздохом ответил Шон. Кэт поняла, что двое мужчин уже обсуждали эту тему.
— Что вы намерены делать? — спросила она.
— Если мы хотим спасти этого ребенка,— Пейнтер посмотрел на хрупкое тело девочки,— нам придется лечь в постель с врагом.
23часа 38 минут
Трент Макбрайд шагал по длинному безлюдному коридору. Эта часть здания Института Уолтера Рида была предназначена для капитального ремонта. Больничные палаты по обе стороны коридора были как после бомбежки, стены покрыты плесенью, штукатурка отваливалась. Но его целью являлось психиатрическое отделение, располагавшееся в дальней части этого крыла. Здесь стены были цементными, окна зарешечены, а в каждой двери имелось небольшое смотровое окошко, также забранное решеткой.
Трент дошел до последней палаты. У двери стоял часовой. Они не желали рисковать. Часовой отступил в сторону и протянул Тренту связку ключей. Тот взял их и заглянул всмотровое окошко. Юрий, полностью одетый, лежал на кровати.
Трент отпер дверь и распахнул дверь. Юрий сел на кровати. Для старика он был весьма жилистым и подвижным. Опытному глазу было ясно, что этот человек принимает целый коктейль из андрогенов и других гормональных препаратов, препятствующих старению. До чего же эти русские любят всякие стимуляторы!
— Пора приниматься за работу, Ррий. Русский встал. Его глаза блестели.
— С Сашей?
— Там видно будет.
Юрий направился к двери. Трентуне понравилось решительное выражение на его лице. Хоть он и был побежден, в нем ощущался какой-то стальной стержень. Возможно, источником его силы являлись не только уколы, которые он всаживал себе в задницу.
Но так или иначе, Юрий был во власти Трента.
Американец махнул часовому, веля ему сопровождать их. Первоначально он не собирался этого делать, поскольку, будучи на голову выше и на много тяжелее русского, считал, что не нуждается в охране. Но тот блеск, который он заметил сейчас в глазах Юрия, насторожил его.
Они пошли по коридору.
— Куда мы идем? — спросил Юрий.
«Забить последний гвоздь в гроб Аршбальда Полка»,— подумал Трент Он организовал убийство своего старого друга, а теперь собирался покончить с его детищем, тайной организаций, о создании которой Полк мечтал, работая на «Ясонов».
Командой ученых-убийц.
Фактически тех же «Ясонов», только с пистолетами. Для того чтобы Трент мог продолжать собственную работу, «Сигма» должна прекратить существование.
12
6сентября, 19 часов 36 минут
Пенджаб, Индия
По мере того как солнце опускалось за горизонт, Грей все больше убеждался в том, что выбор автомобиля, сделанный Розауро, был весьма мудрым. На дороге, изрытой глубокими колеями, внедорожник подбрасывало и швыряло из стороны в сторону, поэтому Грей, сидя рядом с водителем, был вынужден упираться рукой в крышу, чтобы не слететь с сиденья. Примерно час назад они миновали последний мало-мальски крупНЫй населенный пункт и теперь ехали через холмы.
Молочные фермы, поля, засеянные сахарным тростником, рощи манговых деревьев делали окружающую местность похожей на лоскутное одеяло. Мастерсон объяснил, что Пенджаб является изобильной житницей Индии, ее закромами. Здесь выращивали большую часть пшеницы, проса и риса, производимых в стране.
— И кто-то должен обрабатывать эти поля,— добавил он.
Профессор, который взял на себя роль штурмана, сидел на заднем сиденье, вместе с Элизабет и Ковальски, а Лука расположился позади всех и был занят тем, что полировалсвои кинжалы.
— Здесь — налево,— скомандовал Мастерсон.
Розауро вывернула руль, джип свернул и, разбрызгивая потоки воды, выбрался из колеи, превратившейся в два полноводных ручья. В течение всего пути дождь то начинался, то заканчивался. В переводе с персидского название Пенджаб означало «пятиречье».
Грей посмотрел в темнеющее небо. Надвигалась ночь. Облака ползли низко. Наверняка до того, как стемнеет, им предстоит еще раз попасть под дождь.
— Вон там, впереди,— проговорил Мастерсон.— За следующим холмом.
«Мерседес», меся всеми четырьмя колесами грязь, стал карабкаться по крутому склону. Когда они поднялись на вершину, их взглядам открылась маленькая, похожая на чашу долина, окруженная холмами. На дне долины лежал поселок — сгрудившиеся вперемежку каменные дома и глинобитные хижины. На его границе горели два костра, вокруг которых стояли мужчины с длинными шестами в руках. По-видимому, они жгли мусор Рядом с одним костром, на склоне холма, чуть ниже того места, где находилась их машина, виднелась телега, запряженная волом и нагруженная мусором.
— Другая сторона Индии,— проговорил Мастерсон.— Более двух третей ее населения до сих пор живет в сельской местности. Но сейчас мы видим перед собой тех, кто существует на самом дне кастовой системы «Хариджаны» — так назвал их Махатма Ганди. В переводе это означает «Божьи дети», но их до сегодняшнего дня чаще называют «далиты» или «ачхуты», что можно перевести примерно как «неприкасаемые».
Грей заметил, что Лука убрал свои кинжалы и стал более внимательно прислушиваться к разговору. Неприкасаемые. У этих людей, возможно те же корни, что и у его племени.
Освещенные огнями костров, вооруженные косами и шестами, мужчины встали плотнее, подозрительно глядя на чужаков.
— Кто эти люди? — спросил Грей. Ему хотелось побольше узнать о тех, с кем предстоит иметь дело.
— Чтобы понять это, вы должны иметь хотя бы некоторое представление о существующей в Индии кастовой системе. Согласно легендам, все главные варны, социальные общности, на которые делилось население Индии, произошли из тела богоподобного существа. Брахманы, в число которых входят жрецы и учителя,— из его уст, кшатрии — администрация и военные — из его рук, вайшьи — торговцы и землевладельцы из бедер, шудры — наемные работники и слуги — из ног. Каждая варп.е имеет круг дозволенных занятий. Все это досконально расписано в Законах Ману — сборнике предписаний, определяющих поведение индийца в частной и общественной жизни, составленном две тысячи лет назад
— А эти, неприкасаемые? — спросил Грей, не сводя глаз со столпившихся невдалеке мужчин и подростков.
— Они не относятся ни к одной из четырех варн, поэтому их не считали за людей, полагали «нечистыми», общение с неприкасаемыми считалось оскверняющим для лиц, принадлежащих к более высоким кастам. На долю этих бедняг доставались только самые презренные работы. Они обрабатывали кожи, убирали нечистоты, подбирали мертвых. Им возбранялось заходить в храмы и дома «чистых», есть из одной с ними посуды. Не допускалось даже, чтобы тень неприкасаемого упала на человека более высокой касты. Если мужчина или женщина из числа неприкасаемых нарушали хотя бы одно из этих правил, их могли побить, изнасиловать и даже лишить жизни.
Элизабет подалась вперед.
— И никто не пытается положить этому конец? Мастерсон фыркнул.
— Формально индийская конституция запрещает подобную дискриминацию, но она тем не менее существует, особенно в сельских районах. К категории неприкасаемых до сихпор относятся пятнадцать процентов населения, и вырваться из-под этого проклятия нельзя. Ребенок, рожденный от ачхута, навсегда останется ачхутом. Они жертвы религиозных законов тысячелетней давности, законов, которые априори занесли их в разряд недочеловеков. Кроме того, будем честны: как я уже сказал раньше, кто-то ведь должен обрабатывать поля.
Грей вспомнил бескрайние поля и рощи фруктовых деревьев. Мастерсон тем временем продолжал:
— Неприкасаемые представляют собой класс рабов, являющийся неотъемлемой частью этого общества. Если в городах их положение все же немного улучшилось, то в деревне все остается как раньше, поскольку там по-прежнему не хватает трудяг для тяжелой, грязной работы. Кастовая система помогает решить эту проблему. Поселки вроде этого нередко сжигали и разрушали только потому, что их жители осмеливались попросить более высокую оплату или улучшить условия труда. Отсюда их постоянная подозрительность.
Профессор кивнул на группу крестьян, встречавших их с сельскохозяйственными орудиями наперевес.
— Господи! — ахнула Элизабет.
— Господь не имеет к этому ни малейшего отношения,— с горечью отозвался Мастерсон.— В основе всего — экономика. Ваш отец,— обратился он к Элизабет,— был ярым защитником этих людей, вот почему в последнее время брахманы и мистики из числа йогов все более неохотно шли ему навстречу в плане предоставления информации.
— Из-за того, что он не брезговал общением с неприкасаемыми? — спросила женщина.
— Да, из-за этого... А еще потому, что он пытался найти среди них носителей генетических маркёров. Когда об этом стало известно, перед ним захлопнулись многие двери. Признаться, когда он исчез, я был уверен, что его убили по этой самой причине.
Грей махнул Розауро рукой, приказывая остановиться рядом с кругом света от мусорных костров.
— А что это за поселок? — осведомился он.— Это то самое место, где доктора Полка видели в последний раз?
Мастерсон кивнул.
— В последний раз Арчибальд звонил мне именно отсюда. Он пребывал в страшном возбуждении, поскольку сделал какое-то важное открытие и ему не терпелось поделиться им. Больше я не слышал его голоса. Но иногда с ним такое бывало: он мог пропасть на несколько месяцев, путешествуя из деревни в деревню. Поселки, подобные этому, даже не имеют названий, и представители высших каст не подходят к ним на пушечный выстрел. Но через некоторое время я начал опасаться худшего.
— Стоит ли нам бояться этих людей? — спросил Грей.
— Наоборот.
Мастерсон открыл дверь машины и, опираясь на трость, выбрался из нее. Грей последовал за ним, после чего из джипа вышли все остальные
— Оставайтесь возле машины,— предупредил их коммандер. Мастерсон заковылял к костру, Грей — за ним. Профессор прокричал что-то на хинди. Поскольку Грей изучал индуизм и индийскую философию, он знал несколько фраз на этом языке, но их было явно недостаточно, чтобы понять, о чем идет речь. Однако по тому, как профессор переводил взгляд с одного лица на другое, можно было заключить, что он пытался отыскать какого-то определенного человека.
Индусы продолжали стоять молчаливой стеной, ощетинившейся примитивным оружием.
Вол, запряженный в телегу, тоскливо замычал, словно давящая атмосфера подействовала и на него.
Наконец Мастерсон встал между двумя чадящими кострами. Воздух был наполнен смрадом жареной печенки и горящих автомобильных шин. Грею стоило больших усилий не закрыть ладонью нос и рот. Macтepcoн указал рукой на грузовик и продолжал говорить. Грей различил в его тираде имя Арчибальда Полка и знакомое слово «бети».
Дочь.
Все мужчины уставились на Элизабет. Вилы и косы опустились. Неприкасаемые стали шептаться, тыкая пальцами в сторону американки. Человеческая стена распалась. Два мальчика с радостными воплями бросились в глубь поселка по узкому проходу между двумя каменными домами.
Мастерсон повернулся к Грею и сообщил:
— Ачхуты здесь очень уважают Арчибальда. Я не сомневаюсь: присутствие дочери столь уважаемого человека сделает их гораздо более дружелюбными. Нам не стоит ожидать от этих людей ничего плохого.
— Кроме дизентерии,— пробурчал Ковальски, подходя к Мастерсону и Грею вместе с остальными членами их группы.
Элизабет заехала ему локтем в ребра.
Грей повел свою команду в поселок, чувствуя, что опасаться им все же есть чего, причем не только расстройства желудка.
20часов 02 минуты
Элизабет прошла между двумя кострами. Поселок гудел, как растревоженный улей. Кто-то принялся громко колотить в самодельный барабан. Появилась женщина, лицо которой до половины было закрыто сари, и жестом пригласила их следовать за собой. Когда она повернулась, Элизабет заметила под вуалью искалеченную, покрытую рубцами кожу.
— Что случилось с этой женщиной? — спросила она, наклонившись к Мастерсону.
— Ваш отец упоминал о ней,— негромко ответил профессор, кивком указав на индианку.— Ее сына поймали, когда он удил рыбу в пруду, расположенном в поселении более высокой касты. Она отправилась туда, чтобы выручить мальчика, но тоже была схвачена. Жители поселка избили ее сына, а ей плеснули в лицо кислотой. В результате несчастная потеряла глаз и оказалась навсегда обезображена.
Элизабет похолодела.
— Какой кошмар!
Элизабет шла за женщиной, ужасаясь жестокости местных обычаев и одновременно восхищаясь волей к жизни и стойкостью этой индианки.
Женщина провела их через лабиринт узких кривых улочек, и они оказались в самом центре поселка. Здесь горел еще один костер. У деревянных столов, расставленных вокруг колодца, собрались люди, женщины сметали со столов опавшие листья и приносили блюда с едой. Повсюду бегали босоногие, полуодетые ребятишки.
Когда Элизабет проходила мимо жителей поселка, многие мужчины почтительно склоняли головы, а некоторые даже кланялись ей в пояс — по всей видимости, в знак уважения к ее отцу. А ведь она даже не знала, что он здесь был и тем более чем занимался.
Мастерсон указал тростью на местных мужчин и пояснил:
— Ваш батюшка сделал много добра жителям здешних мест. Он разоблачил и заставил распустить вооруженные группы, терроризировавшие их, даже добился повышения оплаты крестьянского труда, улучшения медицинского обеспечения и образования. Но, что еще более важно, он относился к ним с уважением.
— Я не знала всего этого,— пробормотала Элизабет.
— Арчибальд завоевал их доверие, и именно на этой местности он сосредоточил свои генетические исследования.
— Почему именно на этой? — спросил Грей, шедший по другую сторону от профессора.
— Потому что сразу же после того, как Арчибальд составил карту, которую я показывал вам, он принялся более пристально изучать район Пенджаб. Генетический след привел его к этим холмам. Но, мне кажется, тут было что-то еще.
Элизабет наморщила лоб.
— Что именно?
— Я точно не знаю. Он стал проявлять повышенный интерес к этому району около двух лет назад: прекратил бессистемные исследования на всей территории Индии и занялся только здешними местами.— Оглянувшись на Луку, профессор добавил: — И цыганами.
Элизабет стала вспоминать, что было два года назад. Она заканчивала писать кандидатскую диссертацию по философии в Джорджтауне и по чти не общалась с отцом. На это у нее не хватало ни времени, ни терпения. Их редкие разговоры по телефону были обычно короткими и напряженными. Знай Элизабет, чем занимается отец помимо своих исследований, возможно, она вела бы себя иначе.
Когда они оказались в центре поселка, жители приветствовали их улыбками и пригласили пройти к столу, уставленному едой: лепешками, тарелками с рисом, вареными овощами, маленькими сливами и крупными финиками, мисками с пахтой. Простая, но устроенная от души трапеза. Одна из женщин, опустившись на колени, помешивала чечевичную похлебку в котле, стоявшем на очаге в форме подковы. Ее дочь подбрасывала в огонь кизяк из ведра, которое держала в руке. Ковальски подошел к Элизабет.
— Да-а, это не «Бургер Кинг».
— Потому что здесь обожествляют коров.
— Я их тоже обожествляю, особенно в жареном виде и с печеной картошечкой.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 [ 18 ] 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.