read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Первым желанием правителя было объявить длительный привал и отлежаться. Однако первые желания далеко не самые верные. Опыт жизни в пустыне подсказывал, что подобные боли в мышцах не проходят дней по десять. А вот если взять себя в руки и начать двигаться, то через час-другой станет легче.
— Да, нужно перекусить и трогаться в путь. — Сдерживая стоны, Найл встал, медленно потянулся. — Ох, надеюсь, это мое последнее приключение.
После недавнего обеда в столовой хищников вяленое мясо показалось противным на вкус. Но Найл заставил себя прожевать мясо, запил завтрак водой. Потом, стеная на два голоса, они с девушкой подняли паука на руки, переложили на мягкую выворотку. Нефтис разожгла фонарь, после чего они взялись за углы подстилки и дружно потянули вперед.
После первого разворота из черноты тоннеля докатился грохот.
— Скоро первый сюрприз, — сказал Найл.
Нефтис промолчала. Для нее, выросшей среди городских удобств, тяготы пути оказались втрое страшнее, нежели для правителя.
— Ты как себя чувствуешь? — участливо спросил ее Найл.
— Может, отдохнем? — попросила она.
— Рано…
На глазах девушки блеснули слезы. А может, просто показалось в темноте.
— Отпусти, я один потащу, — приказал правитель. Девушка упрямо замотала головой.
Разворот, другой, и в темноте загорелся голубой огонек. Правитель и стражница невольно потянули быстрее. Шагах в десяти от пляшущего светлячка они остановились, с облегчением уселись на пол. Хочешь не хочешь, а здесь нужно ждать.
— Смотри, Нефтис, охранница исчезла! — вытянул руку правитель.
— Может, ее сожрали? — предположила стражница.
— И костей не оставили? Да как-то и некому здесь…
Огонек постепенно набирал яркость.
— Отвернись, — приказал правитель. — А то молния ослепит.
Девушка опустила голову, закрыла глаза ладонью. Найл предпочел пересесть спиной вперед. Рявкнул гром и, отражаясь эхом от стен, помчался вниз. В наступившей темноте правитель и стражница, не сговариваясь, вскочили, бегом проволокли Дравига под висящим проводом, дотащили до разворота. Остановились отдышаться, а потом неторопливо двинулись дальше.
Боль постепенно отступила. Найл не разрешал останавливаться, боясь, что снова стронуться с места у них не хватит силы воли. Он тянул и тянул, лихорадочно пытаясь вспомнить, сколько же было этих самых поворотов. Получалось много. И когда в свете фонаря обрисовалась уложенная на пол решетка, упирающиеся в стену рельсы и две охранницы, протирающие глаза, он даже не поверил собственным глазам. Дошел до стены, ощупал ее пальцами, согнал охранниц с их подстилки, вытянулся, кряхтя, на ней во весь рост и только после этого коротко объявил:
— Привал.
Охранницы, старательно суетясь, перенесли Дравига через решетку, расстелили выворотку для Нефтис, достали еду, красиво разложили. А Найл чувствовал, что даже для еды у него не осталось сил. Он поманил пальцем Торину, негромко спросил:
— Как ты тут очутилась?
— Я помню только, — опустилась охранница на колени, — как шагнула вперед, под огонь… Потом пришла в себя… Вижу: огонек над головой, никого вокруг. Одна совсем осталась. Я отползла. Я не знала, куда вы пошли… И я решила вернуться. На ощупь добралась сюда. А тут мы решили ждать вместе. Я что-нибудь не так сделала, Посланник Богини?
— Да нет, все правильно. Придвинься ближе. — Он присмотрелся к плечу охранницы. Оно было покрыто спекшейся коркой. — Не болит?
— Нет, Посланник Богини.
— Хорошо. Суйда! А как твоя нога?
— Немного болит, но двигаться могу, — немедленно откликнулась другая охранница. — Мы уходим?
— Нет, — откинулся правитель на выворотку. — Нам с Нефтис нужно отдохнуть.
Тронулись в путь они следующим утром. Точнее, когда проснулись. Охранницы, успевшие отлежать бока в ожидании возвращения Дравига и Посланника Богини, поднялись первыми, приготовили завтрак. Потом уложили смертоносца на выворотку и поволокли через чавкающий от влаги лаз.
Паутина благополучно висела там, где прилепил ее паук. Первыми забрались наверх Нефтис и Суйда. Затем Найл обвязал паутиной основание брюха у Дравига, и женщины затащили его к себе. Спустя пару минут паутина, ставшая короче на полметра, спустилась обратно — узел на пауке так слипся, что развязать его не удалось, и пришлось отрезать…
Пожалуй, это было единственной неприятностью за всю дорогу домой. Две охранницы тащили паука без малейшего труда; воды и порошка для фонарей хватало в достатке; встречные хищники внимания на путешественников не обращали, а доставшиеся Найлу и Нефтис мешки стали к концу пути совсем легкими.
На станции они сделали привал, подкрепились, отдохнули часок и больше не останавливались уже до самого конца.* * *
Когда выбрались на поверхность, там, к счастью, царила ночь. Трудно угадать, как отреагировали бы на яркое солнце привыкшие к сумраку глаза. Хватило и того, что от первых же глотков прохладного свежего воздуха закружилась голова, — Нефтис даже пришлось сесть на землю, чтобы не потерять равновесия.
— Суйда, Торина, — окликнул он стражниц.
— Слушаем, Посланник Богини, — хором ответили охранницы.
— Передайте Смертоносцу-Повелителю, что я приглашаю его завтра вечером встретиться со мной у Хозяина.
Охранницы склонили головы, потом взялись за края подстилки и бодро поволокли Дравига по слипшейся от росы пыли.
— Нефтис, вставай, — повернулся правитель к стражнице, — отправляйся в квартал жуков-бомбардиров, в дом Доггинза. Пусть найдет все пленки с ядерными взрывами и приготовит к показу завтра вечером.
— А что такое «ядерный взрыв»?
— Если они есть на пленке, то он знает. Отправляйся.
Нефтис поднялась и пьяной походкой двинулась вдоль стены. Правитель проводил ее взглядом и отправился в Белую Башню.* * *
Найл оказался в высоком сводчатом храме с рядами темных дубовых скамей, кафедрой и органом. В нишах стен стояли раскрашенные статуи святых с поникшими печальными лицами. Перед алтарем и статуями горело множество свечей, отчего воздух наполнялся тяжелым липким запахом. Перед распятием в полтора человеческих роста стоял на коленях старик в отпаренной черной сутане и истово крестился.
— Эка невидаль, — хмыкнул Найл, — собор Нотр-Дам в Париже. Шедевр средневековой готической архитектуры. Я за последние дни еще и не такое видел.
— Это Кельнский собор, — поправил Стииг, повернув к нему голову. — Хотя архитектурный стиль и эпоху ты угадал правильно. А собор Нотр-Дам, к сожалению, до нашего времени не сохранился.
— А Кельнский собор сохранился?
— А что ты видел за последние дни? — увильнул от ответа Стигмастер.
— Пока твоя умиротворяющая машина не выгонит из меня усталость, ни слова не скажу.
Старец хмыкнул. Силуэт собора стал стекать вниз, и вскоре правитель смог разглядеть контуры истинного внутреннего убранства Белой Башни. Найл направился прямикомк умиротворяющей машине, забрался на стол и закрыл глаза.
Тело обволокло нежным, ласковым теплом, снимающим напряжение, расслабляющим мышцы. Найл мгновенно заснул, но тем не менее ощутил, как в мозгу появилась точка чистого белого света. Она разрасталась, превращаясь в пятнышко, в круг, захватывая в свою власть сперва голову, потом плечи, грудь, руки, и так до тех пор, пока в белом светене оказался весь человек. В этом чистом круге не было места грусти и страху, боли и усталости, а потому правитель сладко потянулся, повернулся на бок и открыл глаза.
— Уже все?
— А разве ты чувствуешь себя разбитым?
— Нет. — Найл зевнул, опустил ноги на пол, тряхнул головой. — Хорошо.
— Так где ты был?
— Подожди, сейчас мороженого возьму.
— Однако ты становишься бесцеремонным!
— Рассказ долгий будет. Боюсь проголодаться. — Он взял порцию фруктового, порцию апельсинового и половинку шоколадного. Уселся на выступ перед прозрачной стеной. — Пожалуй, я начну с самого начала. Спустились в метро мы на станции «Музей искусств»…
— Значит, они не заглушили реактор… — задумчиво подвел итог рассказу старец, подергивая себя за бороду.
— Так под нами действительно работает самый настоящий атомный реактор? — все не мог поверить Найл.
— Точнее, лучевой промышленный реактор типа ПЛДА-95. Они стоят под каждым пятым достаточно крупным городом. А откуда еще, по-твоему, могли получать электроэнергию местные заводы и лаборатории синтеза?
— И он работает до сих пор?
— Эти реакторы рассчитаны на семьдесят лет эксплуатации. Учитывая то, что он работает в холостом режиме, эту цифру можно смело умножить на сто пятьдесят.
— И все это время хищники живут под землей? Неудивительно, что они стали мертвецами!
— Тут ты не прав, — покачал головой Стииг. — Рядом с реактором построен настоящий жилой комплекс со столовыми, медицинскими стационарами, учебными классами. Весь обслуживающий персонал, все три смены — почти шестьсот человек — могли провести там всю жизнь в полном комфорте.
— Ты хочешь сказать, работников замуровывали вместе с реактором?!
— Нет, все не так. — Стииг уселся рядом с Найлом. — Дело в том, что многие люди раньше испытывали почти патологический страх перед атомной промышленностью. Поэтому проектировщики предусмотрели самые жесткие меры безопасности. Так, например, управляющий компьютер не просто имеет инстинкт самосохранения, он способен даже убить человека для обеспечения собственной работоспособности. Кроме того, в случае неисправностей весь энергетический сектор можно было загерметизировать вместе с жилым комплексом на неограниченный срок.
— Вместе с людьми?!
— Что ты так за них беспокоишься? — почему-то обиделся старец. — Эта система предусмотрена только на самый крайний случай и только на время ликвидации последствий аварии. Лучше рискнуть шестьюстами людьми, чем пятимиллионным городом. Да и условия жизни там совсем неплохие. Ты сам убедился: работники станции предпочли под землей комету пересидеть, вместо того чтобы улететь вместе с остальными.
— А как же радиация?
— Ну, как раз радиации бояться им ни к чему. Разве что своей.
— Значит, под землей им совсем хорошо?
— Согласно принятым нормативам.
— Совсем хорошо… — Найл встал, отнес чашку к синтезатору пищи, поставил в мусорный отсек, подумал, достал обратно, заказал порцию ананасового пломбира, вернулся на свое место и закончил: — Вот только мертвецами они стали все поголовно.
— Да какие же они мертвецы! — встопорщил седенькую бороду Стииг. — Обычные люди.
— Ха, обычные. Ни малейшей искры сознания. — Найл облизал ложку и постучал ею себе по лбу. — Пусто в голове-то.
— Ну, нет у них сознания, — согласился старец, — ну и что?
— Как это что?! — поперхнулся Найл мороженым. — Да даже порифиды имеют хоть мизерное, но сознание, а хищники пустые — как воздушный шарик!
— В том-то и дело, что мизерное! — повысил голос Стииг. — Их сознание является частью организма! Человек значительно выше по уровню развития, у него подобной связи нет.
Правитель задумчиво съел несколько ложек мороженого, затем повернул к старцу голову:
— Не понял.
— Подожди. — Стииг несколько минут смотрел прямо перед собой, потом сказал: — Попробую объяснить. Представь себе камень. Его можно просто бросить с места на место. Если сделать тачку, то можно переместить много камней, но тачку нужно везти за ручки. Если сделать тележку, то нагрузить можно еще больше, но везти сложнее. Если поставить мотор, силу прилагать уже не нужно, но управлять станет сложнее. Если делать машину мощнее и сложнее, то и управлять становится труднее. Но только до некоторого предела. Потом часть управляющих функций машина начинает брать на себя. И при дальнейшем усложнении она все меньше и меньше нуждается в водителе. Достаточно общих указаний о точке назначения.
— А при чем тут люди?
— Люди этот путь развития уже очень давно прошли. Сознание выполняет только внешние функции: контакты людей между собой, корректировка совместных усилий. Определение направления действий. Абстрактное мышление не нужно организму, эти сложнейшие функции выполняются для нужд социума. Ты задумываешься о том, как двигать рукой? Она сама отдергивается от горячего предмета. Ты задумываешься о том, как переставлять ноги? Ты лишь решаешь, куда идти. Причем описано много случаев, когда задумавшийся человек долго совершает весьма сложные действия. И чаще всего без ошибок. Ты когда-нибудь слышал о сошедших с ума животных? Нет. Они неизменно погибают. А вот психически больные люди годами жили как в обществе, так и вне, без помощи сознания. И не погибали. Юродивые, отшельники, одичавшие. Все — без нормального человеческого сознания. Если сравнить человека с океанским кораблем, то сознание, скорее всего, даже не капитан, оно — вымпел на мачте. С ним, конечно, лучше, но и без вымпела корабльне потонет.
— Хищники не похожи на психически больных.
— А как ты это определил?
— Не могут же сумасшедшие охотиться на пауков!
— Головоноги тоже охотятся. Будь у них такой же развитый организм, как у человека, они вполне могли бы стать куда опасней хищников.
— Допустим. Но ты сам говоришь, что сознание нужно для общения людей. Разве хищники составляют исключение?
— А почему ты решил, что они общаются между собой?
Правитель замер с открытым ртом.
— Ты слышал хоть одну фразу? — добавил Стииг, вроде даже довольный произведенным эффектом.
— Этого не может быть, — решительно отрезал Найл.
— Почему? — Стииг, даром что компьютер, весело рассмеялся. — Я закончил анализ данных. Хочешь проверить цепь логических выводов?
— Хочу. — Найл заказал еще порцию мороженого, оглянулся на старца: — Тебе взять?
— Спасибо, я сыт, — с достоинством ответил Стииг.
— Тогда рассказывай о выводах. Только окна сперва затемни: солнце печь начинает… Что это?! — Найл вскинул руку, указывая в небо. На слепящий диск солнца медленно наползало темное пятно.
— Затмение, — пожал плечами старец.
— Оно настоящее, или это ты… делаешь?
— Конечно, я, — признал Стииг. — Настоящее будет в этом районе только через семьдесят три года, пять месяцев и шесть дней. Тебе не нравится?
— Пусть остается, — махнул рукой правитель. — Лучше рассказывай о хищниках.
— Хорошо. Итак, теперь мы знаем, что местный ПЛДА-95 не был заглушен. Работники и, возможно, их друзья решили пересидеть пролет кометы за радиационной защитой реактора. Они наверняка не пострадали. Выждав необходимое время, самые активные вышли на поверхность начинать новую жизнь на опустевшей Земле. Весьма высока вероятностьтого, что все жители ближайших местностей являются их потомками. Скорее всего, этот отбор действовал на протяжении поколений: самые активные уходили наверх. Однако многие предпочли безопасный комфорт в жилом комплексе. По всей видимости, синтезаторы не смогли выдержать напряженную многолетнюю эксплуатацию, и уже второе или третье поколение начало выращивать шампиньоны в качестве белковой и калорийной пищи. Витаминные и минеральные добавки наверняка до сих пор синтетические.
— Почему синтезаторы отказали именно при первом поколении? — перебил Найл.
— Люди быстро нашли выход из трудного положения, а значит, обладали хорошим образованием и неплохим интеллектом. Хотя самые активные постоянно покидали комплекс.
— Ты говорил, что в комплексе есть учебные классы. Значит, дети хищников могут и теперь получать хорошее образование.
— Не могут. Лучевые реакторы вырабатывают электроэнергию за счет проникающего излучения, которое возбуждает значительные статические заряды. Несмотря на самую качественную изоляцию, и токи, и излучения попадают внутрь жилья. Носители информации в таких условиях не протянут и пятидесяти лет. Потом учить станет нечем.
— А люди?
— Самая хорошая память не заменит магнитного диска. Люди забывают. Люди ошибаются.
— Как же тогда они обслуживают реактор?
— Реактор ПЛДА-95 может обслуживаться даже неквалифицированным персоналом. Его компьютер производит самотестирование каждые два часа и способен составить подробную инструкцию для ремонта любого узла. Достаточно просто выполнять его команды.
— Какой же из этого вывод?
— Последующие поколения людей были вынуждены слепо выполнять команды устройства, от которого зависела их жизнь, не понимая смысла своих действий. Им оставалось только верить.
— И появился Бог Света! — догадался правитель.
— Да. Обслуживание реактора превратилось в религиозный обряд. Жизнь этих людей замыкалась только на одном — служить своему Богу. Причем малейшее отклонение от инструкции, любая свобода мысли категорически не допускались. Это правильно: ошибка могла привести к трагедии. Но придумать хоть что-то новое эти поколения уже не могли. Я считаю, программа разведения шампиньонов, подсчет необходимого количества грибов, грунта, ящиков также ведется компьютером. Первые поколения использовали мозг реактора для облегчения своего труда, а нынешние люди только выполняют команды, которые этот мозг подает согласно программе. Какой напрашивается вывод?
— Что они поглупели.
— Нет, — покачал головой Стииг, — они не поглупели. Просто им стало важнее понимать команды компьютера, нежели общаться между собой. Религия сыграла свою роль и отмерла. Нынешние подземные жители не нуждаются ни в смысле, ни в вере. Они просто слепо выполняют команды. Зачем им разум? Зачем сознание? Будут только мешать правильному исполнению приказов. Внешних опасностей нет, а от собственных ошибок они теперь гарантированы.
— Этого не может быть, — не очень уверенно заявил Найл.
— Хорошо. — Старец хлопнул в ладоши, и у противоположной стены внезапно появилась гусеница-листорезка. — Скажи мне, мой юный друг, тебе приходилось охотиться с копьем?
— Пока жил в пустыне — почти через день, — не без гордости сообщил правитель.
— И ты способен попасть копьем в гусеницу со своего места?
— Запросто.
— И куда нужно бросать дротик?
— В лоб. Между глаз и примерно на ладонь выше.
— Неправда. Если бросить копье в лоб, то под действием силы тяжести оно упадет на землю, не долетев до цели. Для попадания в гусеницу дротик должен лететь по баллистической кривой. Итак, Найл, какой должен быть угол возвышения при вылете?
— Как?.. — растерялся правитель.
— Под каким углом к поверхности земли нужно бросать копье, чтобы оно угодило в цель, а не упало раньше? Или не перелетело гусеницу.
Листорезка кокетливо склонила голову набок. Найл вскинул правую руку, примериваясь, как нужно бросить…
— Остановись, мой юный друг, и опусти руку. Ты пытаешься получить ответ от своего тела в готовом виде. А как же работа сознания? Рассчитай направление броска с помощью разума.
— Ты пытаешься меня запутать, Стииг, — возразил правитель. — Охотник никогда не рассчитывает никаких баллистических кривых. Я учился метать копье с детства и определил нужный «угол возвышения» методом проб и ошибок.
— Вот и назови этот угол… Молчишь? Так кто владеет этим знанием, твое сознание или твое тело?
— Но ведь не могут же хищники драться с пауками и побеждать их без малейшей искры сознания!
— А тебе самому сознание сильно помогло, когда ты убил смертоносца в пустыне? Может быть, ты размышлял во время схватки, куда бить и с какой силой? — Старец взмахнул рукой, и гусеница исчезла. — Управляющий компьютер лучевого реактора на порядок мощнее и надежнее, чем я. Ведь от него зависела безопасность целого города. Он вполне способен управлять действиями низкоквалифицированного персонала и обеспечивать как свою надежность, так я жизнедеятельность людей. Для выполнения элементарных команд электронного бога хищники не нуждаются в такой нашлепке на организм, как сознание.
— Кстати, о «жизнедеятельности людей», — вспомнил правитель. — Если они выращивают грибы, то зачем им охотиться на пауков?
— Не знаю. Не хватает информации.
— Что-о?! — возмущенно взвыл Найл. — Опять не хватает информации?!
— Если бы я мог произвести анализ пищи… Возможно, там не хватает каких-то микроэлементов, содержащихся в мясе.
— Ты сам сказал, что эти самые добавки получают искусственно!
— Не хватает информации, — завел Стииг старую пластинку.
Найл пару раз пробежался из угла в угол, остановился перед старцем:
— Ты хоть можешь теперь сказать, как хищники попали в город Диру?
— Могу.
— Как?!
— Они туда не попадали. Это не они.
— А кто же тогда?!
— Найл, ты исходишь из совершенно необоснованной предпосылки, что люди сохранились только в городе и расселяются по планете отсюда.
Правитель пожал плечами. Он просто не задумывался над этим вопросом.
— Между тем, если люди выжили здесь, то они вполне могли выжить и в других местах. Скажу больше: в районах с более холодным климатом теплокровные организмы имеют значительные преимущества перед холоднокровными насекомыми. Если здесь человечество оказалось под властью пауков, то на севере люди вполне могли победить насекомыхи теперь расселяются в южном направлении.
— Ты считаешь, люди действительно способны захватить власть над смертоносцами?.. — Опыт правителя подсказывал Найл к прямо противоположные выводы.
— Достаточно одной холодной зимы, — сообщил Стииг, — и насекомым не поможет никакое численное преимущество. После ухода радиоактивной кометы обратно в космос шансы на выживание теплокровных животных и насекомых уравнялись.
— А раньше?
— Чувствительность насекомых к радиации в тысячу раз ниже, чем у человека. Пролет кометы был смертельно опасен для высших животных и безразличен паукам…
— Остановись, — вскинул Найл руку, пытаясь облечь в словесную форму неясную мысль. — Под нами лучевой реактор. То есть радиация… Охота на пауков не может быть связана… с устойчивостью насекомых к облучению?



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 [ 16 ] 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.