read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Полет продолжился в северном направлении, над чередой оазисов, часть которых была незнакома Найлу, а часть составляла долю его прошлой жизни. Правитель узнал продолговатую долину муравьев, заболоченный оазис с цветками ортиса, озеро рядом с Дирой, небольшой зеленый кругляшок, где жило семейство тарантулов, густые заросли над последней пещерой его семьи.
— Вот и все, — услышал он слова Смертоносца-Повелителя, — на восток от города, кроме песка, ничего нет.
— А туда, дальше, на север, — что там?
— Скорее всего, там владения другого Смертоносца-Повелителя. Ветер постоянно дует с морей, поэтому ни одному шару не удалось вернуться из северных полетов. А раз разведчики не возвращаются пешком — значит, предпочитают остаться там.
Места, известные смертоносцам, недалеко уходили за долину муравьев. Никто из пауков-разведчиков не смог сообщить о том, что находится дальше. Чтобы «услышать» улетевших разведчиков, Смертоносец-Повелитель должен был покинуть дворец и сместиться на нужное расстояние к северу. Но Найл знал, что дворец — это не просто дом повелителя пауков. Это сердце страны, центр всех связей и нитей управления, это гнездо нескольких старых мудрых самок, составлявших суть Смертоносца-Повелителя. Повелитель покинуть дворца не может… Но почему этого не сделать кому-нибудь другому?
— Ты хочешь сказать, Посланник Богини, — мгновенно уловил суть предложения властелин пауков, — Асмак должен отправиться в город Диру, вступить в контакт с улетающими на север разведчиками, а потом вернуться и рассказать нам?
— Он может передавать сведения сразу, — добавил Найл, — Дира — это район прямого мысленного контакта.
Смертоносец-Повелитель молчал, пораженный простотой решения. Теперь пауки смогут раздвигать границы владений до бесконечности! А все благодаря тому, что когда-то,очень давно, он догадался не убивать опасного человечка из пустыни, а сделать его правителем!
— Ты настоящий шивада, Посланник Богини, — выразил восхищение повелитель пауков. — Я надеюсь, ты будешь с нами, когда на север полетят первые разведчики.
— Благодарю за приглашение, Смертоносец-Повелитель, — вежливо поклонился Найл, — обязательно приду.
Он был поражен не меньше хозяина дворца: пауки, властелины мира, а не додумались до такой элементарной вещи! Прав был Стииг — смертоносцы умеют отлично использовать накопленный опыт, но почти не способны находить новые решения.
— Асмак сообщил, что успеет отправить разведчиков через два дня. Мы ждем тебя, Посланник Богини:
Это было прощание. Найл с достоинством поклонился и покинул дворец.
Он не особо задумывался, куда направится после разговора со Смертоносцем-Повелителем, однако ноги сами вынесли его к небольшому двухэтажному домику посреди зеленеющего сада. Найл открыл калитку, но в дом заходить не стал, предпочтя прогуляться по извилистым тропкам меж цветущих клумб. Фантазия принцессы казалась беспредельной: здесь горбились каменистые альпийские горки, распускались картинки из живых цветов, дышали странными ароматами лилии и орхидеи в миниатюрных рукотворных прудах.
— Нравится?
Найл вздрогнул от неожиданности и кивнул.
— Я увидела ее рядом с заводью в квартале рабов и пересадила сюда.
— Красивая. — Найл запоздало понял, что принцесса говорит о кувшинке темного пурпурного цвета, плавающей посреди овального водоема.
— А вон та огромная астра росла рядом со складом, где Скорбо прятал своих жертв. Ты, наверное, ее и не заметил. — Мерлью взяла его за руку, повела по своему саду. — Кстати, ты договорился со Смертоносцем-Повелителем?
— Да. Но не о том, о чем ты думаешь.
Принцесса Мерлью с подозрением покосилась на правителя.
— А ты знаешь, о чем я думаю?..
— Нет, но догадываюсь.
— Если бы догадывался, то вряд ли был бы таким спокойным… — усмехнулась девушка. У Найла, естественно, сразу возникло желание заглянуть ей в мысли, желание неистребимое, раздражающее, словно зуд от крапивного ожога.
— Мы не будем отправлять новые экспедиции в Диру, — сменил правитель тему разговора. — Мы решили попытать счастья в других местах.
— Смотри, видишь, как закрываются вон те синие угоны? Это живые часы. Они всегда прячутся за час до захода солнца. А я еще обещала тебе ужин. Пойдем, — потянула девушка Найла. — Можешь оставить свои тайны при себе.
— Да какие тайны, — махнул рукой правитель, — просто хотели взглянуть на места севернее вашего озера.
— Там же пустыня?
— Мерлью, милая, ты прожила всю жизнь под землей и дальше береговой полосы ничего не видела. А лично я знаю в песках за плато Крепости шесть крупных оазисов и два десятка мелких. Но даже мы с братьями не заходили дальше долины муравьев. Кто знает, что находится севернее?
— А где это — «долина муравьев»?
— Примерно десять переходов от Диры. Может, больше. Зависит от сезона, от погоды, от дороги…
Мерлью привела его в небольшую комнатку, стены которой были отделаны глянцевым белым кафелем. Здесь хватало места только на небольшой столик с двумя стульями и высокий диван, стоящий напротив распахнутого окна. А на столе красовалось огромное блюдо, полное запеченных с каким-то злаком маленьких — с ноготок — мышек.
— Помнится, они тебе сильно понравились в Дире. — Принцесса Мерлью налила в бокалы вино, взяла свой в руку и, прищурившись, посмотрела на Найла сквозь розовый напиток. — Я тогда сидела от тебя в двух шагах. А ты даже не взглянул ни разу. Все на Ингрид пялился. А потом перемигивался со служанкой, которая вылила ей на голову кастрюлю супа. Зачем вы ее привели, если она тебе так нравится?
— Кого? Служанку? — прикинулся непонятливым Найл.
— Зато я тебя здорово во время борьбы уложила, правда?
— Это было жульничество!
— Все было честно! Хочешь, еще раз попробуем?
— Хочу! — Найл ощутил, как внутри его что-то легко екнуло.
Принцесса заговорщически улыбнулась, сделала глубокий глоток из бокала.
— В другой раз. Здесь слишком мало места.
— Боишься… — с разочарованием протянул Найл.
— Ты мышек попробуй. Я их, между прочим, сама делала. И здесь, и в Дире. Хоть бы спасибо сказал, — с деланной обидой надула губы Мерлью.
— Это было самое вкусное, что я только ел в жизни. — Правитель почувствовал, что слова его могут показаться обычным комплиментом, и добавил: — Честное слово.
— Значит, есть что-то хорошее и у тех, кто «прожил всю жизнь под землей»?
— Извини, Мерлью, — Найл накрыл ладонью руку, — я не хотел тебя обидеть.
— А я и не думала обижаться. Скорее, мне тебя стало жаль.
— Это почему? — удивился правитель.
— Ты настолько привык к миру вокруг, что не замечаешь рядом с собой прекраснейших вещей и событий. Знаешь, почему я ужинаю здесь, когда остаюсь одна?
— Не знаю, — покачал головой Найл, с удовольствием похрустывая печеными мышками.
— Отсюда виден закат. Тебе не понять, что это такое, ты привык. А знаешь, сколько закатов я видела за время жизни в Дире? Ни одного! Отец тогда все уговаривал тебя остаться, а ты отказался… Я, дура, обиделась. Знала бы, как здорово наверху — сама бы с тобой сбежала.
Прихватив свой бокал, принцесса Мерлью пересела на диван, вытащила заколку из волос, встряхнула головой.
— Самое прекрасное — это когда над горизонтом облака. Они белые-белые, пушистые, мягкие. Солнце садится, начинает их подсвечивать, и вокруг них появляется золотой ореол. Облака чистые, как молоко, сияют золотом, а солнце начинает краснеть, опускаться ниже, скрывается за ними, а потом выныривает темно-вишневый диск, и облака словно наливаются сладким паучьим вином. — Принцесса одним глотком осушила бокал и поставила его на стол. — А солнце уже прячется за горизонт, облака багровеют, превращаются в злобные тяжелые тучи, готовые наползти на весь мир и затопить его яростью. И вдруг — падает темнота. И все уже позади. Иди сюда, сейчас начнется.
Девушка за руку притянула Найла к себе, усадила рядом. Густо пахнуло ароматом можжевельника, ее длинные волосы щекотали Найлу шею, забирались под тунику. Правительпонял, что ни о каких закатах думать не способен. Найл наклонил голову к лицу девушки, но Мерлью положила ему палец на губы:
— Не торопись. Не надо, — и повела плечом. Найл поднял руку, обхватил девушку за плечи. Мерлью с готовностью забралась ему под мышку.
Получилось удивительно уютно, по-домашнему. Найл повернул свою одурманенную голову, уткнулся носом в душистые локоны. Мерлью вскинула к нему лицо. Найл увидел закрытые глаза и полуоткрытые влажные губы и, совершенно теряя над собою контроль, наклонился к ним…
С грохотом распахнулась дверь и в комнатку влетел взъерошенный Симеон:
— Найл, ты здесь?! Представляешь, он удрал! Неблагодарная тварь! Дикарь! Мерзавец!
Принцесса и правитель шарахнулись друг от друга. Мерлью вскочила, густо покраснев, и стала нервно поправлять волосы. Найл только заскрипел от ярости зубами:
— Кто сбежал, хелицеры тебе в ногу, откуда? Какая сколопендра тебя сюда принесла?
— Он сбежал! Дикарь, которого ты поймал. — Медик увидел бутылку, налил вина в бокал принцессы, залпом выпил и продолжил: — Отожрался за эти дни, трахнул двух моих девиц и удрал! Неблагодарная тварь! Головоног пустынный!
Медик налил и выпил еще бокал. Принцесса наконец немного пришла в себя, испустила смешок:
— Вот такая она, доля правителя. Симеон упустил, а ты лови. — И со внезапной злостью добавила: — Нашел время!
— Найл, его нужно поймать! — сжал свои тонкие желтые пальчики в кулачки медик. — Немедленно поймать. Это все, что у нас есть!
— Где ловить?
Принцесса встретилась с правителем взглядом и уже более спокойно сказала:
— Ты же охотник, Найл. Куда бы побежал ты?
— Домой… — Найл зачесал в затылке, пытаясь сориентироваться в ситуации. — В пустыне мы всегда ориентировались по вершинам Хайбада. Отсюда их не видно. Значит, запару дней дикарь пригляделся к солнцу, к окружающей местности, прикинул, как добраться до Диры, и удрал. Когда это было?
— Днем. Моей дуре сказал, что сейчас вернется, и только его и видели. Как только он с острова выбрался?
— Некоторые люди умеют плавать, — вставила Мерлью.
— По прямой через пески идти глупо — можно остаться без воды. Скорее всего, он пойдет вверх по реке, а когда будет уверен, что оторвался от погони, накопит сил, припасов и рискнет повернуть прямо на восток. Вполне может получиться…
— Он, наверное, уже далеко ушел? — то ли спросил, то ли сообщил Симеон.
— А может, в городе отсиживается, ждет, пока мы успокоимся, — вслух подумала принцесса. — Рассчитывает потом уйти без хлопот. Я прикажу устроить облаву и расспросить жителей. Может, кто его и видел. Еще надо выслать кого-нибудь вверх по реке, чтобы его обогнали и пошли навстречу… Но пешком его не догнать, нужно просить помощи уСмертоносца-Повелителя.
— Опять к Смертоносцу-Повелителю на поклон? — поморщился Найл. — Может, обойдемся своими силами?
Принцесса вздохнула, покосилась на правителя:
— Вообще-то есть у меня один друг… Он, наверное, согласится помочь. Но ни с кем, кроме меня, дела иметь он не будет. Придется ехать самой. Проскочу пару пеших переходов вверх по реке и пойду в направлении города. Крестьян поспрашиваю, сама посмотрю… Вернусь дня через три. — Она повернулась к Найлу и развела руками: — Вот так…
— Что «вот так»? — не понял Симеон.
— Иди отсюда, — невесело посоветовал ему правитель. — Ты свое дело уже сделал.
— Спасибо, хоть поужинать успели, — в тон ему добавила принцесса и отправилась переодеваться.* * *
Прежде чем явиться по приглашению Смертоносца-Повелителя, правитель пообедал и теперь сильно об этом жалел: мельтешение картинок, вид земли одновременно из поднебесья и снизу, резкие скачки перед глазами вызывали у Найла сильнейшую тошноту. Причем жаловаться следовало на самого себя: именно ему принадлежала идея отправить одного из пауков-разведчиков к озеру для передачи во дворец той картинки, что видит другой разведчик, улетающий на север в шаре.
Смертоносец, оседлавший печально знакомый Найлу каменный палец на берегу, никак не мог одновременно «слышать» картинку и «говорить» ее. Вид с паучьего шара казался скачущим, прерывистым, а в промежутках между скачками всем открывался вид на озеро рядом с Дирой. Однако смертоносцы, слившие свои сознания ради такого редкого случая, оставались спокойны. Они ждали, пока разведчик справится. Терпение восьмилапых повелителей мира поистине не имеет границ.
Найлу пришло в голову, что паук-передатчик еще просто не понял задания. Когда он, благодаря фасеточному сознанию, разделит свою задачу на две — отдельно «слушать» и отдельно «говорить», то станет легче.
— Какое «фасеточное мышление»? — немедленно заинтересовался Смертоносец-Повелитель: вступив в телепатический контакт, создав единое сознание, Посланник Богинине только чувствовал все мысли пауков, но и вынужденно делился своими. В качестве ответа Найл вообразил, будто несколько ручейков стекают с пригорка, придав струямводы значение мыслей. Для человека получалась широкая труба, где все ручьи смешались в один. Для смертоносца образ состоял из множества маленьких трубочек, каждая струйка стекала отдельно и не сливалась с другими. Смертоносец-Повелитель отреагировал мгновенно: правитель увидел, как единый ручеек, означающий одновременно и слушать, и говорить, разделился на два — каждая струйка потекла по своему стоку. Смертоносцы обладали таким талантом: не только соединять отдельные сознания в единое сверхмудрое существо, но и дробить один разум на более мелкие, пусть даже и глупые. Слушать и повторять — много ума не надо.
Картинка почти мгновенно стала четкой и ясной. Найл понял, что разведчик как раз приближается к границам владений Смертоносца-Повелителя: Посланник Богини узнал вытянутую с востока на запад долину муравьев. Дальше, на север, раскинулась неведомая земля.
Ветер быстро сносил паучий шар. Пейзаж внизу постепенно утрачивал светло-желтые тона пустыни, приобретая темно-серый цвет камней. Найл начал понимать, почему его семья не уходила дальше долины муравьев: пустыня казалась раем по сравнению с простирающимися внизу безжизненными россыпями. Ни на острых гранях валунов, ни в щелях между ними не нашлось места одной-единственной травинке или кустику. Ни одного зеленого пятнышка даже вокруг мелькающих все чаще идеально прозрачных озер.
Постепенно из-за горизонта поднимались новые, незнакомые горные вершины. Похоже, хребты Северного Хайбада, огораживающие пустыню с западной стороны, плавно поворачивали на восток и в полном соответствии с названием замыкали пески с севера. Увидев высокие снежные пики, Найл внезапно нашел ответ на вопрос, мучивший его долгие месяцы: откуда посреди пустыни взялась широкая полноводная река? Похоже, что ветра, постоянно дующие с моря, приносили к холодным вершинам пухлые влажные облака, а те, не в силах перевалить каменную преграду, оседали на скалы. Потоки воды стекали вниз и устремлялись обратно к морю.
Смертоносцы «подслушали» идею Найла, проанализировали, оценили и сделали неожиданный вывод: пауки-разведчики, улетавшие в эти места, не могут вернуться, потому что отрезаны большим количеством водных преград. Словно в подтверждение, серые россыпи внизу плавно, почти незаметно, ушли под пленку воды. Найл вообще не заметил этого перехода: кристально прозрачная влага позволяла видеть на дне каждый камушек, однако дотошные пауки разглядели и мелкую рябь озера, и смертоносные непроходимые солончаки, в которые оно превращалось на востоке, и крутые склоны, ограничивающие воды с запада.
Сперва Посланник Богини понял, что обойти озеро невозможно: слишком велико пространство, на котором нет пищи, — а затем осознал, что это не его мысли. Так считали пауки. Но ведь можно взять еду с собой! А воды здесь в избытке. Пусть склоны Северного Хайбада и круты, но проходимы. Затем несколько дней пути через каменные россыпи, и прямо поперек дороги — долина муравьев! Возможно, именно так и попали новые жители в город Диру.
Идея Посланника Богини была замечена, оценена, признана правильной и с благодарностью принята. Правда, с оговоркой: «проходимо с помощью людей» — увы, Великая Богиня Дельты, одарив смертоносцев разумом, не дала им человеческих рук. Самый мудрый паук не способен сшить себе походную сумку и уложить ее в дорогу.
Пускай смертоносец может прожить без пищи хоть год, но одно дело — сидеть целый год в засаде не передвигаясь, не шевелясь и даже не думая, а другое дело — тратить силы во время долгого пути. Нет, без людей смертоносцам озера не обогнуть.
Тем временем пейзаж внизу начал быстро меняться: появились плавучие островки водорослей, замелькали обширные поляны травы, сквозь которую поблескивала вода, стали проноситься стремительные стрекозы. Найл увидел клочок земли с десятком высоких деревьев, а рядом, на обширной глади, стаю коричневых уток. На птиц спикировала крупная стрекоза, но утки дружно нырнули, и хищнице пришлось улетать ни с чем. Внезапно поверхность озера вспенилась, мелькнул глянцевый хитиновый панцирь, утки прямоиз-под воды взмыли в воздух. Стрекоза немедленно развернулась и ринулась назад, к добыче.
Казалось, зажатые между воздушным и подводным хищниками, утки неминуемо погибнут, но не тут-то было: птицы, то ныряя, то взлетая в воздух, уворачивались от врагов, двигаясь в сторону ближайшей косы и, наконец, с шумом вломились в заросли камыша. Огромная туша жука, слишком увлекшегося погоней, вылетела на мель, и, неуклюже хлопая вокруг лапами-веслами, бедолага начал ворочаться, пытаясь убраться назад, в глубину, а стрекоза тоскливо повисла над кисточками растений: размах крыльев не позволял ей летать в камышах. Старания Великой Богини Дельты сыграли злую шутку, сделав насекомых слишком большими для охоты на водоплавающих птиц.
— Лодка! — невольно вскрикнул Найл, сразу забыв обо всем остальном: в зарослях тростника возле следующего острова лежала пирога, на самом островке стоял под кронами деревьев шалаш, курился дымок костра. Здесь жили люди!
Смертоносцы отнюдь не разделяли радости Посланника Богини. Слишком велика была ненависть восьмилапых к водным разливам. Они не полезли бы сюда даже ради спасения собственной жизни.
Между тем островов становилось все больше и больше, их покрывали густые кроны деревьев. Стало казаться, что не острова стоят на озере, а струи воды разрезают плодородную землю на крупные куски.
Да, свались тут паук с шара — и ему уже не выбраться до конца дней. Хотя и с голоду не умрет: жизнь внизу била ключом. Проносились в воздухе утки, стрекозы, чайки и вездесущие мухи. То тут, то там бурлила вода над темными спинами обитателей глубин, все чаще встречались лодки с людьми, и во многих пирогах, казалось, полно было серебристой рыбы. Иногда, впрочем, добычей людей оказывался и кто-то из крупных насекомых. Двух мертвых жуков с лапами-веслами Найл разглядел совершенно точно.
Наконец, вместо проблесков воды меж зеленых крон стали проглядывать желтые ленты дорог. Все они стремились в одном направлении: к подножию Хайбада. Снежные вершины уже не сверкали вдали, они возвышались над головой.
Самое главное первым разглядел Смертоносец-Повелитель: город! Лесные заросли расступились в стороны перед высоким холмом, и Найл увидел зубчатую стену, опоясывающую вершину, успел разглядеть вооруженных копьями людей на башнях, оранжевые кубики домов. Тут его внимание, влекомое вниманием смертоносцев, переместилось на большое количество отверстий у подножия стен. Ненависть смертоносцев захлестнула разум правителя, и одновременно он понял, почему все-таки ни один паук-разведчик не вернулся назад: из темных дыр вырывались и наперегонки мчались к шару желтые, поджарые вестники смерти. Спокойствие города охраняли осы!
Мимо лица, с характерным басовитым жужжанием, промелькнуло сразу два полосатых тельца. Шар ощутимо толкнуло в сторону, и он стал быстро падать. Паук-разведчик, привыкший в первую очередь беспокоиться о надежности шара, высунулся из подвесной корзины, но был встречен добрым десятком крупных черных голов с длинными усами и огромными жвалами. Осы мешали друг другу, стремясь как можно быстрее добраться до смертоносца, рвались вперед, и через считанные мгновения правитель ощутил в спине острый укол, боль от которого быстро угасла. Цвета вокруг поблекли, и Найл увидел, что находится в главном зале дворца Смертоносца-Повелителя, в окружении замерших пауков. Посланник Богини понял, что обнаруженный город будет уничтожен. Об этом никто не думал, это было ясно и так. Мелькнула мысль о возможности поставить караул у западной оконечности озера — отлавливать лазутчиков — и тут же была отвергнута. Опыт предков показывал, что наличие некоторого количества диких людей в пустыне недалеко от города пауков весьма полезно: это позволяло постоянно вливать свежую кровь в жилы слуг, оздоравливать их потомство.
Найл решил сохранять уверенное спокойствие.
Тем не менее в голову постоянно лезли тревожные мысли, и если бы правитель не имел возможности пару раз в день пропитываться умиротворяющей энергией Джариты, то наверняка бы сорвался и наделал глупостей.
Открытие обмена энергией между мужчиной и женщиной заставило Найла по-новому взглянуть на отношения между полами, на истинную суть любви. Скорее всего, женщины ищут партнеров, энергетическое поле которых имеет составляющие, недостающие в их поле. Тогда при половом контакте энергия партнеров дополняет друг друга. Поскольку сознание большинства людей не фиксирует энергетического поля, то подобное инстинктивное влечение они называют «любовью». Когда поля полностью дополняют друг друга, любовь взаимная, а если поле кого-то из партнеров не удовлетворяет другого — любовь неразделенная.
Пожалуй. Найл был первым человеком за всю историю, который стал использовать обмен энергиями сознательно, избавляясь от нервозности, получая спокойствие вместе с энергией Джариты.
Итак, обнаружено огромное стадо еще не порабощенных слуг, из которых можно будет отобрать самых качественных. Остался пустяк — захватить обнаруженный город.
Двуногие из-за озера напрасно рассчитывают на защиту ненавистных всем паукам крылатых убийц. Не они первые разводят ос вокруг селений. У смертоносцев имелась отработанная веками тактика уничтожения подобных крепостей.
С этого дня все дети служанок будут воспитываться в раболепной преданности смертоносцам и в презрении к «свободным людям», благо последних в городе избыток. Их не будут учить служить паукам, в них будут воспитывать преданность, сознание собственной избранности. Когда они подрастут, их переправят к дикарям. Лазутчики войдут в доверие, осядут, узнают, как и кем город охраняется, когда он наиболее беззащитен. В точно назначенный день они или отравят, или перебьют ручных ос и впустят смертоносцев в город. Не пройдет и тридцати лет, как новые слуги займут место выродившихся.
Возможно, с первого раза ничего не получится, но всю процедуру можно будет повторить еще раз, или два, или десять раз. Терпения у смертоносцев хватит. После того как человеческое поселение стало известно паукам, у его жителей уже нет шансов. Порабощение диких людей — лишь вопрос времени.
Объединенный мозг смертоносцев быстро и четко определял, когда начинать готовить про запас новое поколение лазутчиков, стоит ли часть детей растить в качестве слуг, кого из усопших повелителей имеет смысл разбудить и спросить совета.
Найл осторожно вышел из контакта и покинул дворец. Он с внезапной четкостью осознал, что участь тысяч людей, которые еще живут, дышат, любят, трудятся, надеются родить здоровых детей, уже предрешена. Им всем нашли замену. В лучшем случае «свободным людям» позволят спокойно умереть. В худшем — умереть помогут, освобождая места для новых слуг. Найл знал, что ему опасность не грозит: ведь новым слугам тоже потребуется правитель. Но паукам уже не наплевать на вымирающее поколение, они теперь непозволят смертникам и сотой части той свободы, которую допускают сейчас. Найл чувствовал, что обязан спасти жителей города от вымирания. Выжить, сохранив добытую свободу, — вот единственный шанс на возрождение человечества. Спасти культуру, цивилизацию. Воссоздать человечество нужно из города, дикари годятся лишь на пополнение армии рабов… Хотя, впрочем, их здоровая наследственность еще может принести немалую пользу. Правитель города тряхнул головой и отправился к острову детей. Поднявшись на высокий берег, Найл бросил взгляд в сторону домика принцессы: перед калиткой стояла коляска. А кто может там гостевать, если хозяйка в отъезде? Значит, принцесса Мерлью вернулась! Найл повернул к ее домику и ускорил шаг. У накрытого на улице стола сидел Симеон и торопливо попивал вино из высокого бокала. На приход правителя он отреагировал вяло:
— Садись, сейчас она выйдет. Только умоется с дороги. — Медик допил бокал, налил следующий и горестно сообщил: — А дикарь-то наш тю-тю… Одна она вернулась. Может, хоть видела чего?
— Нет, ничего не видела. — Мерлью появилась на крыльце в длинном изумрудном платье, мокрые волосы были заплетены во множество мелких косичек. — Как сквозь землю провалился!
Она сбежала по ступенькам, подошла к Найлу, положила руку ему на плечо:
— Придется все-таки Посланнику Богини опять к Смертоносцу-Повелителю на поклон идти. — Она наклонилась к самому его уху и шепотом добавила: — Я страшно по тебе соскучилась.
Но правитель, мысли которого были заняты совсем другим, не обратил внимания на нежный шепоток.
— Можете забыть про Смертоносца-Повелителя. Мы ему больше не нужны. — Найл выдержал небольшую паузу и звенящим голосом сообщил: — Пауки нашли город людей!
Симеон в ответ просто выпучил глаза. Мерлью обошла стол, села напротив Найла и попросила:
— Давай не тяни. Рассказывай.
Принцесса слушала молча, а медик где-то после середины повествования вскочил, начал бегать вокруг стола, ерошить желтыми пальчиками свои жиденькие волосы и наконец, не выдержав, перебил:
— Так теперь дикарей у нас будет сколько угодно! Вот так здорово! Проблемы вырождения позади!
— Боюсь, ты ошибаешься, — задумчиво произнесла Мерлью. — Как раз теперь-то мы ни одного дикаря не получим.
— Так их же там целый город!
— Вот именно. Взять целый город не так просто, как маленькое поселение в пустыне. И совсем не так быстро.
— Кстати, — вставил Найл, — теперь я знаю, каким образом смертоносцы захватывали человеческие города. Сперва новорожденных детей воспитывали как избранных: их растили отдельно, всячески баловали, время от времени показывая на прочих людей и напоминая, что те — недостойные животные, а они — избранные, более совершенные создания по сравнению с прочими двуногими, что пауки — высшие существа, выражающие волю Богини.
Когда детишки вырастали лет до двенадцати, их отправляли доказывать свое превосходство над прочими двуногими — то есть засылали во вражеский город. Лазутчики жили там несколько лет, по возможности вступали в стражу, выясняли, когда город наиболее беззащитен. Ну, там, во время посевной или сбора урожая, во время праздников или сезонной охоты. Узнавали, как можно избавиться от живой охраны: люди ведь раньше не только ос для обороны держали, но и муравьев, стрекоз, даже скорпионов. И в один из удобных дней открывали армии смертоносцев ворота.
— Это получается, — переспросил Симеон, — город возьмут только лет через двенадцать?
— Лет через двадцать, — поправил Найл. — И то если все будет нормально. Смертоносец-Повелитель уже сейчас думает о подготовке второй группы лазутчиков, если первой не удастся сделать свое дело.
— Но ведь пленные наверняка станут попадаться раньше? — с надеждой спросил медик.
— Наоборот. Смертоносцы и близко туда не сунутся ближайшие годы. Зачем беспокоить жертву раньше времени?
— А как же мы?
— Теперь мы им неинтересны, — дружелюбно обрадовала медика принцесса Мерлью. — Раньше пауки хотели использовать выживших людей для оздоровления «чистопородных» слуг. А зачем мы нужны, если совсем недалеко здоровых людей — целый город?
Симеон сделал мрачное лицо и решительно заявил:
— Мы должны что-то сделать!
— Что? — хором поинтересовались правитель и принцесса.
— Что-нибудь неожиданное, чего Смертоносец-Повелитель предвидеть не может. Например, самим напасть на этот город и захватить побольше пленных.
— Кто нападет? — с сарказмом вопросила Мерлью. — Стражницы Посланника Богини или мои гвардейцы? Или твои мед-девочки нападут? Да без смертоносцев мы даже жратву из крестьян вытрясти не сможем, не то что город завоевать!
— Тогда нужно отправить туда посла, — вернулся медик к забытой было идее. — Пусть нападут они и изнасилуют наших женщин.
— Да смертоносцы их дальше Диры не пропустят, — хмыкнул Найл, — только спасибо скажут за вкусный обед.
— Ну, тогда… Тогда… — зачесал голову медик.
— Слушай, Симеон, — не без ехидства спросила его принцесса Мерлью, — а ты всерьез уверен, что переспать с женщиной можно только путем изнасилования? Про иные способы ты не слыхал?
— Как это? — не понял ее медик.
— Ну, например, по обоюдному влечению… — Мерлью, не удержавшись, кинула в сторону Найла короткий взгляд.
— Да как мы устроим это обоюдное влечение? Между городами-то?
— Очень просто, — мило улыбнулась Симеону принцесса, — поедем туда в гости.
— Так вот просто, возьмем и поедем, — не очень уверенно съязвил медик, — в незнакомый город без всякого повода?
— Можно с поводом… Например, с торговым караваном, — с ходу сымпровизировала Мерлью. — Взять десять повозок, да по шесть гужевых женщин в каждой, да по четыре охранницы, да по две начальницы, плюс начальница груза с помощницей, плюс начальница охраны с помощницей, плюс начальница всего каравана…
— Зачем столько начальниц? И почему ты хочешь запрячь женщин вместо гужевых мужиков?
— Симеон, ты дурак или прикидываешься? — не выдержала принцесса. — Тебе что, мужики детей рожать будут?
Медик несколько секунд смотрел на нее непонимающе, потом прямо на глазах начал расцветать.
— Так это получается почти сто детей с каждого каравана… А если их отправлять каждый год… А если три… А если… Ха! Вот рожа будет у Смертоносца-Повелителя!
— Чем торговать-то будете? — с улыбкой поинтересовался правитель.
— Наберем чего-нибудь, — отмахнулась принцесса.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 [ 21 ] 22 23 24 25 26
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.