read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


— Алло, меня кто-нибудь слышит?
Именно в этот миг Шабр на него и бросился…
Болел затылок и правый бок, здорово саднило ухо. Найл невольно застонал, уперся ладонями в пол и сел, привалившись к стене.
— Вы живы, мой господин? — тревожно спросила Нефтис. Она сидела в противоположном углу, закрывая телом лампу, а по стенам, потолку, полу с сумасшедшей скоростью носился Шабр, словно гнался за самкой в период гона. Белоснежный стул был смят и искорежен, телефонный аппарат — растоптан вдрызг.
Морщась от боли, Найл ощупал ребра. Переломов вроде нет. Он осторожно прижался затылком к холодной стене. Стало немного легче.
Между тем паук продолжал выписывать по комнате дикие пируэты, грозя в любую секунду затоптать правителя или стражницу. Найл попытался спросить смертоносца, что случилось, и в тот же миг заорал от ужаса.
Он падал, падал в бесконечной и бескрайней пустоте, пустоте без света и мрака, без конца и начала, он падал, падал, вопя от ужаса, царапая бесконечность ногтями и не находя опоры, слыша свой крик, но не сознавая его. Один в бесконечности. Точка во вселенной.
Такое уже было с Найлом. Очень давно, в детстве. Он лежал на песке и смотрел в чистое голубое небо, когда вдруг показалось, что его ничто не держит и он падает. Туда, в небо, в бездну, которой никогда не будет конца. Он заорал от ужаса, перевернулся на живот и судорожно впился в песок руками. И еще долго после этого боялся поднимать глаза вверх.
Только воспоминание и позволило Найлу вырваться обратно. Он сидел, судорожно дыша, обливаясь холодным, как сталагмит, потом, а паук продолжал свою бессмысленную, бесконечную гонку.
Посланник Богини отдышался, постепенно начиная понимать, в чем дело, собрал в единый кулак всю волю, всю энергию, прижался плотнее к стене и ударил Шабра мысленной силой, не сомневаясь и не жалея, словно хотел убить его, а не просто достучаться до сознания.
Он ударил, потом еще и еще. Бесполезно. Найл искренне пожалел, что уже давно не носит медальон, позволяющий концентрировать энергию. Больно много сил уходило на эту желтую медяшку.
Правитель откинул голову к стене, от усталости даже не чувствуя боли. Медальон… Но ведь сама по себе эта вещичка не дает ничего! Она лишь помогает концентрировать энергию. Его энергию. Ту, которая всегда с ним.
Посланник Богини закрыл глаза. Он представил себе клубок теплых серебряных нитей, который сворачивается и разворачивается у него в животе в такт дыханию. Постепенно клубочек стал подрастать, нити не просто тянулись через руки и ноги, они прогревали каждую мышцу, каждую клеточку. Затем Посланник Богини мысленно нарисовал медальон, повернул его вогнутой стороной вовнутрь, и энергия стала собираться в груди, концентрироваться в одной точке чуть ниже сердца, пока Найл не ощутил жжение, настоящий ожог от накопленной силы.
Он открыл глаза. Мысленно перевернул медальон, давая энергии распрямиться в тончайший луч огромной плотности, и, словно клинком, пронзил им смертоносца насквозь.
Шабр ощутил луч, впился в него с цепкостью нашедшего добычу клопа… И продолжал падать. В бездну, в бесконечность. Вдвоем.
— Не-ет! — Найл чувствовал, как его утаскивает в великую пустоту, цеплялся руками и ногами за стены, за пол, за куски проводов. Разумом он понимал, что остается на одном месте… И в то же время — падает.
— Не-ет!
Шабр уносился в небытие, судорожно вцепившись в протянутую Посланником Богини нить.
— Не-ет!
— Вам помочь, мой господин? — услышал Найл вопрос где-то там, в другом мире, и закричал:
— Держи меня! Держи!
Исполнительная Нефтис немедленно обхватила правителя своими сильными руками и сжала в объятиях. На ментальном уровне мощь ее хватки не имела значения, но, к счастью, Нефтис рефлекторно продублировала усилия мышц мысленно, и правитель получил еще одну точку опоры. Нефтис, словно якорь, удерживала его по эту сторону бытия. Теперь он медленно, с трудом, но тянул-таки паука к себе.
— Теперь держи Шабра. Со всех сил.
Смертоносец удерживался уже на двух нитях. Он словно висел над ущельем, держась за руки, протянутые с обоих берегов.
— Держись, — умолял Найл, — держись за нас! — И наконец почувствовал, как дрогнули лапы паука.
— Держись, — умолял Найл, — почувствуй пол под собой, почувствуй стену, нас рядом. Ну же, держись. Ты почти вернулся.
Мелко-мелко задрожали лапы смертоносца, сцарапывая плесень с пола. Но то была судорога не смерти, а возвращения.
— Посланник Богини, — услышал Найл. — Посланник Богини.
— Да, я здесь.
— Посланник Богини. Нефтис, — повторял паук как заклинание. — Посланник Богини. Нефтис. Посланник Богини…
Пламя фонаря задрожало и погасло.
— Я сейчас, мой господин, — послышался в наступившем мраке беспокойный шепот Нефтис. — У меня есть еще несколько коробков с порошком и фляга воды.
По комнате пополз едучий запах карбидки, засверкали искры зажигалки, и вскоре под стеклом весело заплясал огонек.
— Погасла. Зажглась. Погасла, — довольно внятно произнес Шабр. — Это сколько времени мы тут сидим?
— Пожалуй, довольно долго, — ответил Найл.
— Разреши, я постоянно буду прощупывать твое сознание, Посланник Богини. Я не уверен в своих силах… — буквально заискивающе попросил Шабр.
— Разрешаю, — великодушно согласился Найл. У Нефтис паук, естественно, разрешения спрашивать не стал.
— Мы можем идти? — по возможности мягче поинтересовался Найл.
— Я прошу прощения, Посланник Богини, разговаривавший с Великой и вернувшийся назад, — витиевато начал паук. — Я благодарен тебе за спасение. Теперь я могу идти.
Смертоносец вышел из комнаты первым, Нефтис шагнула в сторону, пропуская правителя вперед, и тихонько спросила:
— Что с ним было?
— Он остался один, — ответил Найл. — Совсем один. Трудно объяснить. В человеческом языке для этого состояния даже близких слов нет. Понимаешь, пауки — телепаты. Они практически постоянно находятся в мысленном контакте друг с другом и никогда в жизни не испытывают знакомого каждому человеку состояния одиночества. Мы спустились слишком глубоко под землю. Разговорам пауков сюда не проникнуть, и Шабр внезапно оказался один. Совсем один. Представь себе, что ты ничего не слышишь, не видишь, не чувствуешь опоры руками, ногами, телом, что не знаешь, где верх, где низ… Просто пустота кругом.Абсолютная пустота. Ни-че-го…
— Как же он теперь?
— Он удерживается в контакте с нашими сознаниями. Твоим и моим. — Найл усмехнулся. — Для паука это не сложнее, чем для человека пройти по туго натянутому канату через пропасть.
Тем временем они выбрались обратно в тоннель.
— Куда нам теперь? — бодро спросил Шабр. — Направо или налево?
— Н-да, — хмыкнул Найл. — После нашего небольшого приключения я совершенно забыл, куда мы шли и откуда.
Нефтис вообще предпочла промолчать.
— Будь у нас нитка, — подумал вслух Найл, — можно было бы привязать ее к решетке и разматывать по дороге. Тогда хоть сюда мы могли бы вернуться, как бы ни петляли в лабиринте. Нефтис, ты не прихватила с собой нитки?
— Нет, мой господин.
— Зато я взял, — сообщил Шабр, с размаху ударил по стене нижней частью тела и побежал вперед, оставляя за собой неестественно чистую в этом черном, пропахшем креозотом тоннеле и невероятно прочную паутину.
В течение часа они исследовали два лаза, похожих на предыдущий, но в обоих не было ничего, кроме пыли. Еще один лаз, глубиной в десяток шагов, оказался набит гнилыми проводами и усыпан табличками «Не влезай — убьет!». Потом обнаружилась развилка. Найл скомандовал поворачивать направо, не имея, впрочем, для этого разумного мотива.
Где-то через час к их тоннелю примкнул другой. Путешественники пошли прямо, но шагов через двести правитель оглянулся — и встал как вкопанный.
— Смотрите!
— Что там? — развернулись паук и стражница.
— Нефтис, отверни фонарь…
Далеко в глубине примыкавшего тоннеля еле заметно дышал слабенький огонек.
Два человека и паук устремились туда.
Вскоре они обнаружили источник свечения — большую груду гнилых деревяшек. Но главное было не в этом. Почти сразу за кучей гнилья стояли стеллажи. А на них, в четыре яруса, деревянные ящики с землей.
Некоторые ящики были совершенно пустыми, на некоторых поднималась густая грибная поросль. Нефтис без лишней брезгливости сорвала шляпку, прожевала.
— Вкусно.
— Шабр, — торжественно сказал правитель города, — кажется, мы обнаружили огород хищников.
Смертоносец не ответил. Он уперся головой в стойку стеллажа и медленно заваливался набок.
— Шабр! — мысленно встряхнул паука Найл.
— Да, я здесь! — преувеличенно бодро откликнулся смертоносец.
— Мы нашли огород хищников.
— Здорово… о… — Лапы паука предательски подгибались.
— Уходим! Скорее! — стегнул его хлестким волевым ударом правитель и припустил вдоль тянущейся за смертоносцем паутины. Шабр побежал за ним, а следом — ничего не понимающая Нефтис.
Когда Шабр домчался до места соединения тоннелей, лапы его заплелись, он пару раз перекувырнулся и остался лежать на спине.
— Что случилось? — спросила, нагнав их, стражница.
— Разве не видишь? Он опять отключается. Помоги.
Они перевернули смертоносца на лапы, и Посланник Богини вновь попытался заставить Шабра идти. Паук послушно поднялся, сделал пару шагов и окончательно завалился набок.
— Что нам теперь делать? — растерянно посмотрела на него Нефтис.
— И какого нас в такую даль занесло? — в сердцах сплюнул Найл. — Что делать? Нести.
Пауки намного легче, нежели человек соответствующих габаритов, и поначалу Найлу казалось, что вынести Шабра на поверхность не составит труда. Но уже через сотню шагов тело смертоносца стало заметно оттягивать руки. Вдобавок фонарь, который Нефтис повесила себе на шею, теперь совершенно не освещал дороги. Идти приходилось на ощупь. Да еще паутина, что волоклась за смертоносцем и липла к полу и стенам.
— Опускаем, — скомандовал правитель. Они немного отдышались, затем Найл одолжил у Нефтис нож и перерезал у основания десяток тончайших нитей, которые слипались затем в более толстую паутину огромной прочности. — Теперь будет немного легче. Пошли.
В молчании преодолели еще пару сотен шагов, как Нефтис вдруг запричитала. Смертоносец выскользнул из ее рук, а сама она упала и тихо простонала:
— Не могу больше.
Найл не удивился. Даром что стражница была сильнее его физически, проведенная в пустыне юность выработала в будущем правителе огромную выносливость. Если даже у него ныли плечи, то Нефтис должна просто умирать от усталости.
— Отдохни немного, — успокоил он девушку. — Отдохни.
Короткий привал сыграл со стражницей злую шутку — длинные волосы прилипли к большому дегтярному пятну на полу, и, чтобы освободиться, пришлось отрезать целую прядь.
Потом был еще один короткий переход, после которого даже Найлу от усталости стало не до разговоров. Потом еще переход, еще.
Измученные, они сидели на очередном привале рядом с бездыханным телом Шабра, привалившись спинами к стене тоннеля, когда Найл заметил покачивающийся далеко во мраке слабый огонек. Огонек медленно приближался. Найл коснулся плеча Нефтис и указал в сторону таинственного светлячка. Рука стражницы медленно легла на рукоять ножа. Вскоре в дрожащем свете фонаря обрисовался силуэт атлетически сложенного парня в одежде раба и со светящимся значком на груди.
Тяжело оттолкнувшись от стены, Нефтис выпрямилась и громко спросила:
— Кто ты такой и чего тебе здесь нужно?!
Парень никак не отреагировал на вопрос. Он скользнул безразличным взглядом по девушке, по правителю и пауку и продолжил свой путь спокойным размеренным шагом. Найл запоздало попытался прощупать его сознание и понял, что только что они видели самого настоящего хищника! Того самого, на которого собирались охотиться. Вот тольковстретиться предполагали совсем иначе. Сейчас они слишком вымотались, чтобы гнаться за ним и вступать в схватку. Дай Богиня самим выбраться.
Размеренные шаги постепенно удалились в темноту. Некоторое время Найл прислушивался к наступившей тишине, потом предложил:
— Двигаемся?
Переходы становились все короче и короче, пока наконец огонек в фонаре не задрожал в короткой судороге и не погас.
— Я сейчас, мой господин. — И стражница чем-то заскрипела.
— Подожди, — остановил ее Найл, — пока не надо.
Памятуя участь Нефтис, прилипшей на первом привале, он скинул тунику, постелил ее у сухого хитинового бока смертоносца и с наслаждением вытянулся во весь рост. Потом он ощутил прикосновение к своей обнаженной груди холодной ладони. Девушка зашуршала одеждой, вытянулась рядом, издав приглушенный стон. Найл почувствовал жалость к стражнице, которая измучилась, наверное, вдвое больше его. Чисто из жалости он обнял ее, прижал к себе.
— Устала?
— Мой господин… — шепнула в ответ Нефтис.
У Найла и в мыслях не было ничего, кроме отдыха, но тело его, его плоть напряглись от ощущения близости женского тела. Нефтис почувствовала это напряжение, скользнула рукой вниз, нащупала его готовый взорваться член, быстро села сверху и ввела в себя. Одновременно губы ее нашли губы Найла.
На этот раз она не тянула из него энергию, так же как он не пытался отнимать ее последние силы. В результате энергии их переплелись, как и тела, образовав вокруг любовников плотный кокон, объединив пару в единое существо, не телесное, но духовное, и Найл, сжимая девушку, порой не мог понять, чьи чувства испытывает, свои или ее, чьи мысли и эмоции врываются в сознание.
Они так и уснули, в сплетении объятий и душ, имея одну усталость на двоих, но и восстанавливая силы единым организмом. Проснулись тоже одновременно. Кокон, ощутимый почти материально, не желал гибнуть, и молодые люди не решались разомкнуть объятий. Девушка нежно целовала его глаза, губы, шею, грудь, опускаясь все ниже, пока Найл сполной ясностью не понял, чем кончатся эти ласки, и не вскочил, рывком разорвав кокон.
— Нам нужно идти, Нефтис. Мы должны беречь силы.
Стражница не ответила, но правитель почувствовал, как в нос и глаза полез едкий запах газового фонаря. Вскоре вспыхнул огонек. На этот раз показалось, что он пылает ярче солнца. Тоннель осветился с почти дневной ясностью, Найл огляделся, потягиваясь со сна и рыча от боли в руках, как вдруг…
— Нефтис, у тебя остались коробки от порошка для газового фонаря?
— Да, мой господин.
— Сполосни одну и дай мне.
— Но у нас совсем мало воды, мой господин…
— Сполосни и дай мне! — повысил голос правитель.
Стражница перестала спорить, выполнила приказ и протянула Найлу жестяную коробку размером с кулак. Посланник Богини затаил дыхание, сделал пару бесшумных шагов, протянул руку и сдернул вместе с легкой дымкой совсем махонького — меньше ногтя, — но совершенно настоящего паука. В кулаке заскреблись слабенькие лапки.
— Живой… — еще больше поразился Найл и ловко скинул добычу в жестяной коробок.
— Это был смертоносец? — почему-то шепотом спросила Нефтис.
— Да, — подтвердил Найл, не веря собственным словам. Паук размером с ноготь? Не может быть! Он поднес коробку к уху. Пойманный паучок тихонько заскребся. И все равно — не может быть.
— Можно я посмотрю?
— Наверху полюбуешься. А сейчас пора трогаться. — Правитель поднял с пола нить паутины, подергал. Мышцы спины отозвались резкой болью. — Интересно, долго нам еще?
— Не знаю, мой господин. — Нефтис явно приняла вопрос на свой счет.
— Ладно, — решился Найл. — Будем надеяться, Шабр нас простит.
Он поднатужился, перевернул бесчувственного паука на спину и взялся за переднюю лапу. Потянул. Смертоносец легко заскользил. Нефтис взялась за другую лапу, и дело пошло еще быстрее.
До лаза, скрывавшего комнату со сталагмитами, удалось дойти без единой остановки. Услышав соблазнительное журчание, Найл опять испытал приступ жажды, но останавливаться не стал. Где-то через час они добрались до зала с поваленными деревьями. Только теперь правитель обратил внимание на то, что в помещении зала стенка тоннеля отделана зелеными кафельными плитками. В одном месте он даже различил выложенные более темным цветом буквы: «лесной уголок». Но гадать, что бы это значило, он не стал.
Им с Нефтис удалось закинуть Шабра на высокую ступеньку перед входом в тоннель, подняться самим. Немного отдышавшись, они отволокли паука к наклонному подъему. Здесь движение застопорилось: по узкой тропе, проложенной хищниками, мог идти только один человек. Тянуть паука наверх оказалось довольно тяжело, несмотря на помощь стражницы, подталкивающей смертоносца снизу.
Затаскивался смертоносец трудно, зато очень легко соскальзывал по гладкому спуску, стоило слегка лишь ослабить хватку. А тянуть непрерывно Найл не мог. В конце концов, он был обычный человек, хотя и Посланник Богини.
В результате долгих усилий Шабр дважды скатился вниз, один раз даже долетев до зала с лесом, а Нефтис заработала огромный синяк на ноге и разодрала тунику. А потом снова погас фонарь.
— Вы должны подняться и позвать на помощь, — предложила девушка.
— И бросить вас здесь? Нет. Вместе спустились, вместе и вернемся.
Нефтис снова зажгла фонарь и виновато сказала:
— У нас больше нет воды.
— Понятно… Нога болит? — Стражница промолчала.
— Значит, болит. Ладно, садись и отдыхай. Жди меня.
Найл забрал фонарь и пошел в зал с поддельным лесом.
— Вы куда, мой господин?
— Жди меня здесь, — отрезал правитель.
Найлу отнюдь не улыбалось возвращаться опять в креозотный тоннель, да еще в одиночку, но он не видел другого выхода. На руках им вдвоем паука до выхода явно не вытянуть.
Он размашисто пересек зал, спрыгнул в черный зев со ступеньки и устремился по уже знакомой дороге.
Знакомое журчание удалось расслышать, только когда фонарь выхватил из мрака толстую решетку и тянущуюся от нее белую нить.
Найл взялся за паутину, дернул к себе. Без толку. Паутина смертоносцев, как, впрочем, и других пауков, обладала свойством намертво прилипать к любым предметам. Вот и прилипла. К стене тоннеля. Правитель держал в руках прочнейшую из существующих веревок, но не мог ею воспользоваться. А время шло. Пламя горело, Шабр нуждался в помощи, Нефтис ждала его у самого выхода. Что же делать?
Найл оглянулся… И тут его осенило!
Он набрал полную горсть пыли посреди тоннеля, обмазал свободный кусок паутины. Потом попробовал тыльной стороной ладони. Ладонь не прилипала!
Правитель схватился обеими руками, потянул паутину к себе, оторвал от стены еще пару метров, быстро вывалял пылью, сдвинулся, снова потянул — и так, шаг за шагом, освободил метров сто. Должно хватить.
И только тут Найл вспомнил, что не взял с собой ножа. Он громко выругался, благо никто не слышал, опустился на колени и вцепился в паутину зубами.
На вкус она напоминала сильно вываренные мушиные глаза, а по прочности — скорпионьи клещи. Найл жевал, пока паутина не превратилась в подобие мочала, а потом разорвал руками отдельные тонкие нити. Смотал добытую веревку в бухту, повесил на плечо и помчался в сторону выхода. Только б не погас фонарь!
— Это вы, мой господин! — Увидев Найла, Нефтис в чувствах бросилась ему на шею.
— Подожди. — Правитель опустил веревку рядом с пауком, поставил на пол фонарь. Сам сел у начала тропы. — Сейчас, отдышусь немного, и будем подниматься.
— Отдыхайте, мой господин. — Сильные руки девушки принялись разминать ему гудящие мышцы голени, бедер, потом откинули подол туники, коротким нежным движением скользнули по животу и сомкнулись вокруг упругой плоти.
Нефтис села сверху и скинула свою тунику, слегка покачиваясь, постанывая и закинув руки за голову. Найл коснулся ладонями ее твердых сосков, ощущая, помимо чисто физического наслаждения, как из девичьего тела, из той глубины, в которую он проник, на него стекает поток свежей, чистой энергии, наполняет до краев. А затем Нефтис наклонилась к нему, прижалась, и вокруг опять соткался кокон духовного тела — общей, единой ауры.
— Как хорошо! — вырвалось у него, и тут на них накатил последний пароксизм страсти, перекрывший даже сладость энергетического единения. К счастью перекрывший. Найл чувствовал во всем теле бодрость и одновременно довольно ясно понимал, как мало у них времени. Фонарь может погаснуть в любой момент.
Он осторожно положил девушку на пол рядом с собой, а сам встал на ноги, подтянул паука к началу тропы, обвязал паутиной за многострадальные передние лапы и стал быстро подниматься по тропе, разматывая за собой импровизированную веревку. Когда в руках остался только размочаленный кончик, Найл сошел с тропы и остановился рядом с выгнутым толстым швеллером.
— Нефтис, ты меня слышишь?
— Да, мой господин.
— Поднимайся сюда.
Когда девушка поднялась, они вдвоем стали вытягивать паутину. Время от времени Найл делал петлю, накидывал на швеллер. Несколько минут они отдыхали, потом снова принимались за работу. Вскоре показались ноги паука. Правитель накинул сразу несколько петель, не давая пауку снова соскользнуть вниз, а свободный конец смотал в бухту.
— Я опять полез наверх. Когда натяну веревку и сильно дерну, скинешь эти петли и лезь ко мне.
К удивлению Найла, в руках еще оставалась довольно большая бухта, когда под ногами запылил строительный мусор и стало ясно видно пятно света на сложенной домиком плите.
Найл пролез под плитой и зажмурился от яркого солнца. Но успел заметить огромное скопление людей, пауков, жуков. Даже узнал среди стоящих у самого проема Дравига и Симеона.
— Вот он, вот! — услышал он довольный голос принцессы Мерлью.
Не открывая глаз, Найл натянул веревку, дернул ее, а потом кинул свободный конец наугад в толпу:



Страницы: 1 2 3 4 5 6 [ 7 ] 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.