read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Олеся Сергеевна Шалюкова

Берегись принцессы

Пролог
Ночь душным покрывалом укрывала империю людей. С ее приходом, жители баррикадировались в домах, спешно закрывали окна глухими тяжелыми ставнями, а двери укреплялибрусьями. Прекрасный мир днем, ночью оборачивался чудовищем.
Здесь по улице, наряду с редкими стражниками, бродили монстры: нечисть и нежить всех сортов и мастей. И они любили прохожих, которые были настолько глупы, что после наступления темноты, выходили на улицу. Ведь кто не любит пищу, которая сама идет в «лапы»? Впрочем, все смертны, и иногда пища оборачивалась охотником за редкими ингредиентами или просто Чистильщиком. Последние были весьма уважаемыми в городах и столицах. Маги-воины, которых призывали когда обстановка в городе становилась совсем невыносимой, и монстры начинали ломиться в дома. Получали чистильщики немало, но денег, на них потраченных, никто не жалел. После одного захода — можно было даже успеть добежать от одного дома к другому. А после трех заходов, которые обычно чистильщики делали, можно было без опаски пройтись по улице с наступлением сумерек.
Мир магии и мечей, мир в котором всегда надо было сражаться — за свою жизнь, за свой разум или свою душу, мир прекрасный, но жестокий — Авалон.
Авалон населяли всего две разумные расы — люди и драконы. Представители последних всегда состояли при правительстве людей, но были скорее надзирателями, чем советчиками. Слишком кровавые и затяжные войны — недопустимы. Технические разработки — недопустимы. Люди не должны сильно вмешиваться в экологию планеты — это может привести к катастрофе. Кому как не драконам, было это знать? Ведь самые сильные из них вполне могли постоянно перемещаться между мирами. Рядом с Авалоном был еще один мир. Мир страшный, негостеприимный и загрязненный, где магия — считалась шарлатанством, а во главе всего стояла техника. Ей молились, ей подчинялись, ею пользовались. Техногенный мир — Терра 2.
Маги, которые уставали от постоянного напряжения в Авалоне, могли уйти на Терру 2. Но не в отпуск. Навсегда. Оттуда уже не возвращались. Ведь там был настоящий рай для мага. Не надо сражаться, куда-то постоянно мчаться, можно заниматься своими опытами и не пойти за это на костер, нечаянно попав в деревушку отсталых варваров.
Впрочем, маги на Терре 2 состояли в Гильдии магов. И если кто-то из них начинал совершать преступления — его возвращали обратно. На Авалон. С клеймом преступника, свести которое было никому не под силу.
А еще на Терре 2 мало кто знал о существовании Авалона. Они находились рядом, но на разных пластах материи. Там, где была планета Авалона, на Терре 2 видели яркое скопление звезд.
Для Авалона же ночное небо украшалось еще одним — странным, но прекрасным спутником, Террой 2.
Политическое устройство Авалона было весьма интересно. Единая Империя людей постоянно подгребала под себя более мелкие королевства, желая стать большой. Очень большой. Надо заметить, дела в Империи шли просто замечательно. Большая территория была поделена на провинции, которыми управляли ставленники и регенты. Если семья Императора была большая, то его родственники становились управляющими.
Если королевство добровольно входило в состав какой-либо провинции Империи, то к нему не применяли никаких репрессий, помогали на первых порах, пока королевство не становилось частью Империи и навсегда не забывало о том, что было когда-то гордым и обособленным.
Впрочем, были и те, кто не желал входить в Империю. Такие королевства становились частью провинции путем меча и магии.
С такого маленького королевства, Кастелагро, и началась новая страница истории в Империи. Просто однажды на столицу опустилась душная ночь.
Королева сидела в своей спальне, задумчиво глядя на придворного мага.
— Ты уверен?
— Да, моя госпожа. Грядет какая-то великая беда. Вас обязательно надо спрятать.
— Не пойдет, Ирм, — вздохнула королева, опустив руки на большой живот. — Куда я могу отправиться, беременная? Без денег? Без поддержки короля?
— Я думаю, король поймет, что вам нельзя здесь оставаться.
— Нет, Ирм. Я должна быть рядом с моей семьей. Тем более, сегодня они впервые за почти десять лет все собрались в замке. Кстати, ты не знаешь почему?
— Нет. И меня это тревожит.
Придворный маг не успел договорить. В огромное окно, около которого они сидели, ясно было видно, как после страшного грохота, спящее небо раскололи несколько молний и обрушились на соседнее крыло, мгновенно заполыхавшее.
— Там же, — королева побелела как смерть. — Там же вся наша семья!
— Империя, — тихо сказал Ирм, разглядев штандарты на выходящем из телепортов войске. — Вам надо бежать.
— Нет, нет!
Королева не смогла договорить, дикий крик расколол пространство полутемной спальни. Начались родовые схватки. За дверью, далеко по коридору, послышался топот людей, спешащих добить последнего члена семьи.
И придворный маг сделал единственное, что мог — перекинул свою любимую подальше. В мир Терру 2.
Полностью обессиленный, он лежал и смотрел на возникшего в дверях дракона.
— Слишком поздно, — простонал Ирм. — Слишком поздно.
В родильном доме все врачи метались около красивой беременной женщины, невесть как попавшей в приемный покой. Роды были тяжелыми, с осложнениями. И одновременно с первым криком малыша, королева-мать скончалась…
Глава 1. Анжелика
Ненавижу! Ненавижу этот мир, эту жизнь! Но больше всего ненавижу себя. Ненавижу за то, что погрязла в этой обыденности и ничего не изменила. Ведь это вполне возможно — сменить место жительство, работу, профессию, круг друзей, имидж, наконец. Впрочем, это вполне реально для других. Но не для меня.
В этом мире, в этой жизни — я ничего не стою. Я избалованная изнеженная принцесса, которой все запрещают. Руководствуясь при этом моими же интересами. Знаете, как это звучит?
Какие игры? Что вы, мон ами, это же так опасно! Можете вышивать или играть на фортепьяно. Какие современные танцы? Что вы, шерри, нет-нет! Никаких танцев, если только чуть-чуть бальных. И обязательно иностранные языки. У вас ведь так много свободного времени.
Какие детки? Которых вы в окно видели? Мон шер, никаких чужих оборванцев. Завтра приедут ваши друзья.
А что делать, если я этих друзей ненавижу? Меня просто коробит при первой мысли о том, что придется сидеть и послушно участвовать в разговоре о моде, машинах и косметике? Тема мальчиков — под запретом! Что вы, послушные воспитанные леди о таком никогда не говорят.
А если я хочу курсы вождения машин? Маман падает в обморок… очнувшись, хмурит прекрасный лобик и выдает: «Никаких машин. Только готовка».
Угу. Принцесса на кухне в фартучке, ха-ха. Хорошо хоть, что похуже не придумала. Думаете, я сопротивлялась? О, да… когда-то. Еще когда мне было лет семнадцать, и каждыйдень был вызовом судьбе.
Сейчас мне двадцать. Я ненавижу свою жизнь, но не могу ничего изменить.
Ведь «слабенькой» девочке нужны уколы…
А завтра все закончится и начнется по новой, только уже немного по-другому. Завтра моя свадьба. Своего жениха я никогда не видела. Даже не знаю его имени, надеюсь, это мне сообщат. Хотя с родителей станется забыть об этом. В любом случае, узнаю, как его зовут на свадьбе. При регистрации. Подача заявлений? Да что вы! Что за наивность?В нашем мире все решают деньги. А они у моей семьи и моего жениха есть. Вот о его деньгах мне все уши прожужжали. А мне приходится поддакивать. Да, как хорошо, что у него есть деньги. Да, я стану ему прекрасной женой. Мои слова думаете? Отнюдь.
Я никак не могу понять, за что меня так не любят мои же родители… Впрочем, это все лирика. В соседнем зеркале отразилось бледное привидение. Люди с непривычки всегда пугаются. А это не привидение, это всего лишь я.
Бледная кожа, загар нынче не в моде, огромные фиалковые глаза, длинная коса золотистых волос до пояса. Ухоженный облик, тонкий силуэт с пышными формами. Знаете, сколько операций потребовалось для этого совершенства? Сосчитать сложно. Вначале родителей не устроила моя грудь — сделали больше. Потом нижние девяносто. Аналогично. Потом были еще и еще переделки.
Теперь в зеркале от меня почти ничего не осталось. Только волосы и глаза. Мне даже разрез глаз изменили. Были обычными, стали миндалевидными. Знакомые, начитавшиесяфэнтези, вечно хохочут и сообщают — мне бы ушки чуть поострее. И буду эльфийкой. Что я могу сказать по этому поводу? Друзей у меня нет. Настоящих. А важных знакомых —слишком много. Ой, опять голова кружится. Надо лечь. Завтра, все будет завтра. Новый укол, без которого моя жизнь уже не имеет смысла. И свадьба.
Впрочем, до утра я не долежала. Особо сильный приступ боли заставил меня встать и двинуться вниз, к врачу. Да есть и такой в нашем особняке. По привычке я обходила по дороге посты охраны. Поэтому дошла до его кабинета незамеченной. А уловив свое имя, замерла.
— Анжелика завтра выходит замуж, — голос отца.
— Да. Укол придется делать усиленный, — голос врача.
— Действительно. Чтобы она не сбежала. Надо же упертая девчонка. Другая давно бы смирилась, а эту укротить можно только используя уколы.
— Интересно, кто был у нее в роду?
— На что намекаешь?
— Ну, она явно с Авалона.
— Ты знаешь об Авалоне? — в голосе отца звучит веселое изумление.
— Знаю, шеф, — врач смеется. — Мои родители с него пришли.
— И мои, — кивает отец. — Думаешь, она оттуда?
«Интересно, о чем они говорят?»
— Ага. Только непонятно у кого могли быть фиолетовые глаза. Все-таки она слишком необычна. Хрупкая кость. Да и слишком высокая сопротивляемость к зелью. Выгодным кстати оказался товар?
— Ты даже не представляешь насколько. Купили мы ее в роддоме за копейки. А продадим завтра за такую сумму. Страшно сказать!
— Еще бы. Кому не нужна воспитанная жена, которая слово мужу поперек не скажет.
— Ага. А Марк у нас еще и боевой. Думаю, первое время он девочку поукрощает без лекарств.
Мужчины захохотали. Я стояла, прижавшись к стене и меня колотила дрожь. Они говорили все это время про меня. Я не родная. Я товар! Который завтра продадут.
В прострации, забыв о том, что привело меня к кабинету врача, я двинулась обратно. В свою комнату. Постель приняла меня радостно, укрыла пуховым одеялом, и я провалилась в сон. Без сновидений.
И это было к счастью. Каждое такое сновидение словно выпивало из меня жизнь. Ведь я всегда видело одно и тоже. Два крыла незнакомого дворца, одно крыло горит. Во втором крыле чуть теплится свеча. И над всем дворцом несется тягучий безудержный крик «Слишком поздно».
Утро началось с головной боли. Все верно. Она моя верная спутница. Сейчас принесут легкий завтрак. Потом сделают укол. Раз сегодня он усиленный, значит, и думать я буду через силу, мысли будут вялыми. А выполнять я буду только приказы.
Дом, который я раньше считала своим, оказался не более чем клеткой. А я товар на продажу. После этих лекарств — шикарная дорогая тряпка. И не больше.
Первой в комнату зашла моя старая няня с завтраком. Сегодня она будет мне помогать. Единственная уступка, которую я выбила с родителей. Хотя, какие они мне родители?Не более чем продавцы.
Голова болела все сильнее. Я заставила себя поесть через силу. Вскоре в предплечье воткнулась игла. Взгляд мутился, и я с трудом разглядела слезы в глазах няни. Оказывается, она была единственной, кто меня здесь по настоящему любил.
— Что наделали с девчонкой, ироды, — тихо шептала она, помогая опуститься в ванну и начиная промывать волосы. Сама я никогда не могла с ними справиться. Надеюсь, муж прикажет их отрезать. А то уже надоели они мне, хуже горькой редьки. Зато теперь понятно, почему мое мнение никого здесь не интересовало.
Няня помогла мне выбраться из ванны, растерла полотенцем, усадила перед зеркалом и передала в руки другим мастерам. Почувствовав чужие касания к лицу, волосам, я привычно ушла из реальности. Все что мне оставалось, за всю мою жизнь, это мечтать. О да, мечтательницей я была еще той. А вообще боевой меня тоже не назовешь. Оказывается, незаметно для меня, лекарства меня все-таки сломали.
Головная боль потихоньку начала отступать. Когда мастера закончили, посмотреться в зеркало мне даже не дали. Начали одевать. Я не спорила, мысли текли вяло, словно нехотя. Словно делая мне одолжение. Правильно, а чего меня жалеть. Я же товар…
Голова склонилась к груди и ее бережно придержала одна из мастеров.
— Не спи, — приказал резкий голос позади меня. О, маман… Ее голос неожиданно для меня помягчел. — Ма шери, не спи. Ты не должна спать, слышишь?
— Почему? — спросила я из последних сил.
— Иначе ты не сможешь выдержать этот день. Сегодня же твоя свадьба!
— Свадьба, — послушно кивнула я.
— Вот-вот, — улыбнулась маман. Красивая женщина надо сказать. Я думала, что всегда на нее похожа. А оказывается это просто случайность и последовательность операций. — Ты помнишь, что надо отвечать?
— Да. Я помню.
— Вот и умница.
Маман удалилась только после того, как меня одели. И я, наконец, увидела себя в зеркале. Яркая вспышка солнца, отразившегося в зеркале, была такой болезненной, что в первый момент я никак не сопоставила девушку в зеркале и себя. Она была прекрасной, воздушной. Белое пышное платье струилось вдоль ее ног, корсет подчеркивал пышные формы. Золотые как солнце волосы были уложены в прическу, пара локонов выбилась вдоль лица и вдоль шеи. Все это было так прекрасно. И только потом я поняла, что в зеркале именно я. Невеста. И что через пару часов буду женой абсолютно неизвестного мне человека. В сердце родилась тупая боль. Недоброе предчувствие.
Дверь хлопнула, вошел тот, кого я считала отцом. В его руках был бархатный футляр. Поставив его на столик, мужчина окинул меня заинтересованным взглядом. «Товар оценивает», — мелькнула истерическая мысль.
— Как ты прекрасна, — улыбнулся он. — Одеть на нее вот это, — резко кивнув мастерам на футляр, он вышел.
Там оказался гарнитур. Из фиолетовых камней. А я даже не знаю, как они называются. Длинные тяжелые сережки, ожерелье, которое только подчеркнуло вырез и еще больше привлекло внимания к пышной груди.
Да, товар в лучшем свете. Мастера вышли. Я осталась наедине со старой няней.
— Не повезло тебя, девочка, — тихо вздохнула старушка. — И почему тебе все это выпало на долю?
— Не знаю. Может потому что судьба? — горько улыбнулась я.
Действие первого укола подходило к концу. Сейчас у меня есть пару минут на то, чтобы побыть собой. Но не бежать. Куда я могу сбежать от влиятельных людей, которые меня найдут даже на том свете? Ведь у них есть деньги.
Бежать некуда. Делать нечего. Остается только вскинуть голову и с честью принять все то, что мне уготовлено.
Няня, словно услышав мои мысли, покачала головой.
— Ты ничего не хочешь мне сказать? — тихо спросила она. — Может быть, кому-то что-то передать?
— Нет, — я покачала головой. — Ничего.
Старушка вздохнула. Подошла ко мне, и новый укол обжег предплечье. Газовые рукава до локтя прикрыли места уколов. Атласные перчатки закрыли ладони с длинным, изящным маникюром. Опять таки не природного характера, а наращенные, укрепленные в спец центре. Теперь можно смело этими ногтями резать что угодно. Не сломаются. Проверяла. Стекло выдержало. А вот ткань распоролась как миленькая.
Тихонько хихикнув, я почувствовала, как вновь накатывает апатия и безволие. Сопротивляться бесполезно. Если попробовать мешать действию лекарства, то потом становиться очень-очень больно. Приступ настолько сильный, что может разорваться сердце, не выдержав. А с увеличением числа уколов, приступ будет еще сильнее.
Интересно, как собирается муж снимать меня с этого поводка?
Свадьба была пышной и прошла для меня как в тумане. Чьи-то лица, подарки, поздравления. Что отвечала, кому, ничего не помню. На месте моих воспоминаний только странное желе.
Очнулась я только тогда, когда все сели за стол и подняли бокалы. Взгляд зацепился за напиток, который стоял перед новобрачными. Сок. Даже не шампанское и не легкое вино.
Я услышала, как рядом говорили две женщины.
— А что это у молодых сок?
— Говорят, Марк хочет сына. Так что приступит к попыткам максимально быстро.
Вяло передернувшись я смогла, наконец, поднять взгляд на жениха. Господи, лучше бы я этого не делала! От омерзения меня передернуло и привело в себя почище любого лекарства. Низкий, плюгавенький мужичок. И это в наш век пластических операций? Перекошенное лицо, узкий и длинный рот, глаза-щелки. За что мне такое, Господи?
К концу первого же «горько» я пожалела о том, что вышла из апатии. К моему огромному счастью, конкурсной программы не было.
Ближе к вечеру, когда на город уже опускались сумерки, муж, теперь уже муж, подхватил меня за руку и повел к частному самолету, стоявшему на крыше здания.
«Вести будет муж?» — мелькнула у меня паническая мысль и пропала. Новый укол, который мне сделали перед отлетом, туманил голову, заставляя чувствовать себя странно. Кажется, врач перестарался, и у меня передозировка.
Самолет взлетел и полетел на запад. В сторону садящегося солнца. В салоне никого не было, моя голова кружилась все сильнее, и я свалилась в обморок.
Когда я открыла глаза, мы летели над безбрежным океаном. Его синяя гладь мерцала и успокаивала меня. Я даже немного забыла о своей боязни летать. Единственного, чего я боялась неимоверно — это самолетов. Если уж большие разбиваются, то маленькие и подавно.
Додумать эту сумасшедшую мысль мне не удалось. Самолет затрясся как припадочный, пару раз его сильно тряхнуло, и мы полетели вниз. Расширенными глазами глядя на приближающуюся воду, я пожелала быть где угодно, только подальше отсюда.
Удара о воду я уже не почувствовала. Забвение с удовольствием приняло меня в свои теплые и такие родные объятия.
Проснулась я от холода. И оттого, что мне очень-очень неудобно. Там, где я лежала, было узко. Сыро. Попробовав повернуться, я ощутила, что лежу в гробу. В таком невысоком, с закрытой, плотно подогнанной крышкой.
Накатила сумасшедшая паника, но дернуться я не успела. Послышался странный звук, словно рядом сняли еще одну такую же крышку, и я с ужасом замерла. Легкие шаркающие шаги напомнили мне фильм ужаса, который я посмотрела по недосмотру родителей. Так шагали зомби или вампиры. Страх тугими кольцами свился где-то в груди. Шаги стихли. Кто-то принюхивался к воздуху. Слишком громко.
Дыхание в груди замерло. По щекам сами собой потекли слезы. Мне было страшно. Страх раздирал меня на части. А еще близился приступ боли. Действие укола заканчивалось.
Судя по звуку, в сторону отъехала еще одна крышка гроба. Господи, да куда я попала? Что за странное место? Или это тот свет такой?
Шаркающие шаги двинулись вперед и остановились уже у моего гроба. Крышку даже потянули в сторону, открыв надо мной потолок странного помещения. Повсюду висела паутина, а в высоком окне, которое я видела краем зрения, уже светлел край неба.
По склепу бродили странные создания, горбатые, невысокие, с длинными клыками, с которых на пол капала зеленая пена. Все они спешили к дверям и пытались их выбить. Стучали, колотили и визжали. Дверь поддалась им неожиданно, и твари бросились на выход.
Я попыталась подняться, но не смогла. Все, что мне удалось, это приподнять голову, полу присесть. А потом начался приступ. Боль раздирала мое тело на части, сводила с ума, не давая ни на чем сосредоточиться. Это было страшно. Но еще страшнее было то, что мои крики привлекли внимание постоянных обитателей склепа. Что было дальше, я не помню.
Обжигающая боль терзала меня со всех сторон, изнутри — от укола, снаружи от когтей этих тварей, а они пытались прорвать ткань платья, добраться до меня, упакованнуюсловно куклу.
Когда сознание прояснилось, мне было уже все равно. Я сидела посреди склепа, с ног до головы усыпанная пеплом. Чужое солнце, более крупное и другого оттенка, светилопрямо в окно. Те, кто хотел мною позавтракать, даже не заметили его. И осыпались пеплом.
По щекам катились слезы. Я попробовала что-то сказать, позвать на помощь. Но мое тело меня не слушалось, мой язык словно онемел. По телу бежали теплые струйки. Поднявруки к шее, я обнаружила длинные царапины.
Кажется, я больше никогда не смогу говорить… Другой мир, в который я попала неизвестным образом, встретил меня неласково.
Сознание затуманивалось, когда вдалеке послышался шум шагов. Дверь в склеп распахнулась, ударившись об стену. Вошли трое. Заметив меня, они захохотали. Помню жадные руки, потянувшиеся ко мне, голодные взгляды обычных людей. И повелительный окрик.
— Не трогать. За нее можно выручить большие средства на рынке. Мы ее продадим.
Когда я в себя пришла, то поняла, что лежу на кровати, не особо мягкой, но и не жесткой. На теле не было и следа ран. Но стоило мне пошевелиться, как боль внутри, только утихшая, снова на меня набросилась.
А еще я почувствовала посторонний предмет на правой руке. Пересилив себя, я приподняла голову, откинула левой рукой одеяло и замерла. Замечательно. Меня приковали к стене. Чтобы не сбежала?
Боль накатила с новой силой, и я рухнула на кровать. На соседней приподнялась встревоженная рыженькая девушка.
— Эй, подруга. Что с тобой?
Ответить ей я не могла. Мне действительно отказал голос. Я попробовала объясниться жестами. Показала на горло, потом помотала головой. Та в ответ на это взорвалась такой болью, что несколько минут я лежала, тупо глядя в потолок и пытаясь понять, почему он кружится.
— Не можешь говорить? — рыженькая тяжело вздохнув, посмотрела на меня. — И как же ты здесь оказалась? Да еще и в таком состоянии? Если я правильно поняла тех, кто привел тебя сюда, то ты попала на корм вампирам. Как ты вообще выжила?
Я пожала плечами. Девушка поморщилась, потрогала ошейник у себя на шее, посмотрела оценивающе на меня. Потом на дверь. Вытащила из волос шпильку, легкий щелчок и ошейник спал.
А в моей голове неожиданно зазвучал чужой голос.
— Не кричи только, ладно?
— Как ты так сделала?
— Я маг разума. Попалась по-глупому. А теперь бежать не получится, мне клеймо поставили.
— А где мы? И кто ты? И вообще, где я нахожусь?
— Ох, какие ты интересные вопросы задаешь! — Засмеялась рыженькая. — Итак. Меня зовут Кайли. Мы с тобой сейчас находимся в лечебнице, на невольничьем рынке. Завтра утром или уже сегодня вечером нас с тобой продадут. Меня как мага. А тебя вначале проверят, к чему ты способна.
— Что это за мир?
— Мир? — Кайли нахмурилась. — О чем это ты?
— Я точно знаю, что погибла, — пояснила я, прикусив губу. — Помню взрыв. Открыла глаза я уже в гробу. В склепе. Там на меня напали вампиры.
— Ты с другого мира? — девушка распахнула глаза. — Не может быть!
— Почему?
— В тебе нет магического дара. Я бы почувствовала!
— Но я что-то делаю здесь.
— Этот мир — Авалон. Мир меча и магии.
— Красота, — простонала я, без сил падая обратно на кровать. — Сбылась мечта идиотки.
Рыженькая промолчала, нахмурилась, потом торопливо нацепила ошейник и сделала вид, что спит. Я молча изучала потолок. Влипла я, конечно, конкретно. И главное, что со всем этим делать — я не имела ни малейшего представления.
Дверь открылась и вошли трое мужчин. Один из них подошел к рыженькой, разомкнул на ней браслет и ошейник и повел за собой. Двое остались.



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.