read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


– Подождите, – сказала Сьюзан. – Прочитайте еще раз.
Соши прочитала снова:
– …Искусственно произведенный, обогащенный нейтронами изотоп урана с атомным весом 238.
– Двести тридцать восемь? – воскликнула Сьюзан. – Разве мы не знаем, что в хиросимской бомбе был другой изотоп урана?
Все вокруг недоуменно переглянулись. Соши лихорадочно прогоняла текст на мониторе в обратном направлении и наконец нашла то, что искала.
– Да! Здесь говорится о другом изотопе урана!
Мидж изумленно всплеснула руками.
– И там и там уран, но разный!
– В обеих бомбах уран? – Джабба оживился и прильнул к экрану. – Это обнадеживает: яблоки и яблоки!
– Чем отличаются изотопы? – спросил Фонтейн. – Это должно быть что-то фундаментальное.
Соши пожирала глазами текст.
– Подождите… сейчас посмотрю… отлично…
– Сорок пять секунд! – раздался крик.
Сьюзан взглянула на ВР. Последний защитный слой был уже почти невидим.
– Вот оно! – воскликнула Соши.
– Читайте! – Джабба обливался потом. – В чем разница? Должна же она быть?
– Да! – Соши ткнула пальцем в свой монитор. – Смотрите!
Все прочитали:
– …в этих бомбах использовались разные виды взрывчатого вещества… обладающие идентичными химическими характеристиками. Эти изотопы нельзя разделить путем обычного химического извлечения. Кроме незначительной разницы в атомном весе, они абсолютно идентичны.
– Атомный вес! – возбужденно воскликнул Джабба. – Единственное различие – их атомный вес. Это и есть ключ! Давайте оба веса! Мы произведем вычитание.
– Подождите, – сказала Соши. – Сейчас найду.Вот!
Все прочитали:
– Разница в весе незначительна… разделяются в следствие газовой диффузии… 10,032498X10^134 в сравнении с 1939484Х10^23*.
– Ну вот, наконец-то! – вскрикнул Джабба. – Это и есть их вес!
– Тридцать секунд!
– Давайте же, – прошептал Фонтейн. – Вычитайте, да побыстрее.
Джабба схватил калькулятор и начал нажимать кнопки.
– А что это за звездочка? – спросила Сьюзан. – После цифр стоит какая-то звездочка.
Джабба ее не слушал, остервенело нажимая на кнопки.
– Осторожно! – сказала Соши. – Нам нужны точные цифры.
– Звездочка, – повторила Сьюзан, – это сноска.
Соши прокрутила текст до конца раздела и побелела.
– О… Боже ты мой.
– В чем дело? – спросил Джабба.
Все прильнули к экрану и сокрушенно ахнули. Крошечная сноска гласила:
Предел ошибки составляет 12 %. Разные лаборатории приводят разные цифры.
Глава 127
Собравшиеся на подиуме тотчас замолчали, словно наблюдая за солнечным затмением или извержением вулкана – событиями, над которыми у них не было ни малейшей власти. Время, казалось, замедлило свой бег.
– Мы терпим бедствие! – крикнул техник. – Все линии устремились к центру!
С левого экрана в камеру неотрывно смотрели Дэвид и агенты Смит и Колиандер. На ВР последняя стенка напоминала тонюсенькую пленку. Вокруг нее было черно от нитей, готовых ринуться внутрь. Справа бесконечной чередой мелькали кадры, запечатлевшие последние минуты Танкадо: выражение отчаяния на его лице, вытянутую руку, кольцо, поблескивающее на солнце.
Сьюзан смотрела на эти кадры, то выходившие из фокуса, то вновь обретавшие четкость. Она вглядывалась в глаза Танкадо – и видела в них раскаяние. «Он не хотел, чтобыэто зашло так далеко, – говорила она себе. – Он хотел нас спасти». Но снова и снова он протягивал руку, так, чтобы люди обратили внимание на кольцо. Он хотел объяснить им, но не мог. И все тянул и тянул к ним свои пальцы.
В Севилье Беккер лихорадочно обдумывал происходящее. Как они называют эти изотопы – U235 и U?.. Он тяжко вздохнул: какое все это имеет значение? Он профессор лингвистики, а не физики.
– Атакующие линии готовятся к подтверждению доступа!
– Господи! – Джабба в отчаянии промычал нечто нечленораздельное. – Чем же отличаются эти чертовы изотопы? Никто этого не знает? – Ответа он не дождался. Техники и все прочие беспомощно смотрели на ВР. Джабба повернулся к монитору и вскинул руки. – Почему среди нас нет ни одного ядерного физика?
Сьюзан, глядя на мультимедийный клип, понимала, что все кончено. Она следила за смертью Танкадо – в который уже раз. Он хотел говорить, но слова застревали у него в горле. Он протягивал свою изуродованную руку… пытаясь что-то сообщить. «Танкадо хотел спасти наш банк данных, – говорила она себе. – А мы так и не узнаем, как это сделать».
– Захватчики у ворот!
Джабба взглянул на экран.
– Вот и все! – По его лицу стекали ручейки пота.
Последняя защитная стенка на центральном экране почти совсем исчезла. Черные линии, сбившись в кучу вокруг ядра, настолько сгустились, что их масса стала совсем непрозрачной и легонько подрагивала. Мидж отвернулась. Фонтейн стоял очень прямо, глядя прямо перед собой. У Бринкерхоффа был такой вид, словно он вот-вот лишится чувств.
– Десять секунд!
Глаза Сьюзан неотрывно смотрели на Танкадо. Отчаяние. Сожаление. Снова и снова тянется его рука, поблескивает кольцо, деформированные пальцы тычутся в лица склонившихся над ним незнакомцев.Он что-то им говорит. Но что же?
Дэвид на экране застыл в глубокой задумчивости.
– Разница, – бормотал он себе под нос. – Разница между U235 и U238. Должно быть что-то самое простое.
Техник в оперативном штабе начал отсчет:
– Пять! Четыре! Три!
Эта последняя цифра достигла Севильи в доли секунды.Три… три…
Беккера словно еще раз ударило пулей, выпущенной из пистолета. Мир опять замер вокруг.
Три… три… три… 238 минус 235! Разница равна трем!Он медленно потянул к себе микрофон.
В то же самое мгновение Сьюзан опять бросила взгляд на руку Танкадо, на этот раз посмотрев не на кольцо… не на гравировку на золоте, а на… его пальцы.Три пальца.Дело было вовсе не в кольце, а в человеческой плоти. Танкадо не говорил, он показывал. Он открывал секрет, открывал ключ к шифру-убийце – умоляя, чтобы люди его поняли… моля Бога, чтобы его секрет вовремя достиг агентства.
– Три, – прошептала она, словно оглушенная.
– Три! – раздался крик Дэвида из Испании.
Но в общем хаосе их никто, похоже, не слышал.
– Мы тонем! – крикнул кто-то из техников.
ВР начала неистово мигать, когда ядро захлестнул черный поток. Под потолком завыли сирены.
– Информация уходит!
– Вторжение по всем секторам!
Сьюзан двигалась как во сне. Подойдя к компьютеру Джаббы, она подняла глаза и увидела своего любимого человека. Его голос гремел:
– Три! Разница между 238 и 235 – три!
Все подняли головы.
– Три! – крикнула Сьюзан, перекрывая оглушающую какофонию сирен и чьих-то голосов. Она показала на экран. Все глаза были устремлены на нее, на руку Танкадо, протянутую к людям, на три пальца, отчаянно двигающихся под севильским солнцем.
Джабба замер.
– О Боже! – Он внезапно понял, что искалеченный гений все это время давал им ответ.
– Три – это простое число! – сказала Соши. – Три – это простое число!
Фонтейн пребывал в изумлении.
– Неужели так просто?
– Утечка информации! – кричал кто-то. – Стремительная!
Все люди на подиуме потянулись к терминалу в одно и то же мгновение, образовав единое сплетение вытянутых рук. Но Сьюзан, опередив всех, прикоснулась к клавиатуре инажала цифру 3. Все повернулись к экрану, где над всем этим хаосом появилась надпись:ВВЕСТИ ПАРОЛЬ? 3
– Да! – скомандовал Фонтейн. – Нажимайте!
Сьюзан задержала дыхание и опустила палец на клавишу «Ввод». Компьютер издал звуковой сигнал.
Никто не мог даже пошевелиться.
Спустя три мучительные секунды все еще ничего не произошло. Сирены по-прежнему выли. Пять секунд. Шесть секунд.
– Утечка информации!
– Никаких изменений!
Внезапно Мидж судорожно указала на экран.
– Смотрите!
На экран выплыла надпись:КЛЮЧ К ШИФРУ-УБИЙЦЕ ПОДТВЕРЖДЕН
– Укрепить защитные стены! – приказал Джабба.
Но Соши, опередив его, уже отдала команду.
– Утечка прекратилась! – крикнул техник.
– Вторжение прекращено!
Наверху, на экране ВР, возникла первая из пяти защитных стен. Черные атакующие линии начали исчезать.
– Происходит восстановление! – кричал Джабба. – Все становится на свои места!
Какой-то миг еще ощущались сомнения, казалось, что в любую секунду все снова начнет разваливаться на части. Но затем стала подниматься вторая стена, за ней третья. Еще несколько мгновений, и весь набор фильтров был восстановлен. Банк данных снова был в безопасности.
В комнате творилось нечто невообразимое. Техники обнимали друг друга, подбрасывая вверх длинные полосы распечаток. Бринкерхофф обнимал Мидж. Соши заливалась слезами.
– Джабба, – спросил Фонтейн, – много они похитили?
– Совсем мало, – сказал Джабба, посмотрев на монитор. – Всего лишь какие-то обрывки, в полном виде – ничего.
Фонтейн медленно кивнул и улыбнулся одними уголками губ. Он искал глазами Сьюзан Флетчер, но она уже стояла прямо перед экраном, на котором крупным планом было видно лицо Дэвида Беккера.
– Дэвид?
– Привет, красавица. – Он улыбнулся.
– Возвращайся домой. Прямо сейчас.
– Встретимся в «Стоун-Мэнор»?
Она кивнула, и из ее глаз потекли слезы.
– Договорились.
– Агент Смит! – позвал Фонтейн.
Из-за спины Беккера появилось лицо Смита.
– Слушаю, сэр?
– Мне кажется, мистер Беккер опаздывает на свидание. Проследите, чтобы он вылетел домой немедленно.
Смит кивнул:
– Наш самолет в Малаге. – Он похлопал Беккера по спине. – Получите удовольствие, профессор. Вы летали когда-нибудь на «Лирджете-60»?
Беккер усмехнулся:
– Давненько не летал. Со вчерашнего дня.
Глава 128
Когда Сьюзан проснулась, солнце уже светило вовсю. Его нежные лучи проникали сквозь занавеску и падали на пуховую перину. Она потянулась к Дэвиду. Это ей снится? Трудно было даже пошевельнуться: события вчерашнего дня вычерпали все ее силы без остатка.
– Дэвид… – тихо простонала она.
Ответа не последовало. Она открыла глаза, не в состоянии даже протянуть руку. Простыня на его половине кровати была холодной. Дэвид исчез.
Значит, приснилось, подумала Сьюзан и села в кровати. Комната в викторианском стиле, сплошь кружева и антиквариат – лучший гостиничный номер в «Стоун-Мэнор». Сумка, с которой она приехала, на дощатом полу посреди комнаты… ее белье на спинке стула эпохи королевы Анны, стоящего возле кровати.
Вернулся ли Дэвид? Она помнила его тело, прижавшееся к ее телу, его нежные поцелуи. Неужели все это был сон? Сьюзан повернулась к тумбочке. На ней стояли пустая бутылка из-под шампанского, два бокала… и лежала записка.
Протерев глаза, она натянула на плечи одеяло и прочла:
Моя драгоценная Сьюзан!
Я люблю тебя.Без воска, Дэвид.
Она просияла и прижала записку к груди. Это был Дэвид, кто же еще?Без воска…Этот шифр она еще не разгадала.
Что-то шевельнулось в углу. Сьюзан подняла глаза. На плюшевом диване, закутавшись в махровый халат, грелся на солнце Дэвид и внимательно за ней наблюдал. Она протянула руку, поманив его к себе.
– Без воска? – тихо спросила она, обнимая его.
– Без воска. – Он улыбнулся в ответ.
Она поцеловала его.
– Скажи, что это значит?
– Ни за что на свете. – Он засмеялся. – Супружеская пара без секретов – это очень скучно.
Сьюзан застенчиво улыбнулась.
– Если будет еще интереснее, чем этой ночью, я не смогу встать.
Дэвид привлек ее к себе, не ощущая тяжести. Вчера он чуть не умер, а сегодня жив, здоров и полон сил.
Сьюзан положила голову ему на грудь и слушала, как стучит его сердце. А ведь еще вчера она думала, что потеряла его навсегда.
– Дэвид, – вздохнула она, заметив на тумбочке его записку. – Скажи мне, что такое «без воска»? Ты же знаешь, что шифры, которые не поддаются, не выходят у меня из головы.
Дэвид молчал.
– Расскажи. – Она надулась. – Если не скажешь, тебе меня больше не видать.
– Врешь.
Она ударила его подушкой.
– Рассказывай! Немедленно!
Но Дэвид знал, что никогда ей этого не откроет. Секрет выражения «без воска» был ему слишком дорог. Он уходил корнями в давние времена. В эпоху Возрождения скульпторы, оставляя изъяны при обработке дорогого мрамора, заделывали их с помощьюcera,то есть воска. Статуя без изъянов, которую не нужно было подправлять, называлась скульптурой sin cera, иными словами – без воска. С течением времени это выражение стало означать нечто честное, правдивое.
Английское слово sincere, означающее всеправдивое и искреннее,произошло от испанского sin cera – без воска. Этот его секрет в действительности не был никакой тайной, он просто подписывал свои письма словом «Искренне». Почему-то ему казалось, что этот филологический ребус Сьюзан не обрадует.
– Хочу тебя обрадовать. Когда я летел домой, – сказал он, желая переменить тему, – я позвонил президенту университета.
Сьюзан радостно встрепенулась.
– Скажи, что ты ушел с поста декана.
Дэвид кивнул.
– В следующем семестре я возвращаюсь в аудиторию.
Сьюзан с облегчением вздохнула:
– Туда, где твое подлинное призвание.
Дэвид улыбнулся:
– Да. Наверное, Испания напомнила мне о том, что по-настоящему важно.
– Помогать вскрывать шифры? – Она чмокнула его в щеку. – Как бы там ни было, ты поможешь мне с моей рукописью.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 [ 32 ] 33
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.