read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com

АВТОРСКИЕ ПРАВА
Использовать только для ознакомления. Любое коммерческое использование категорически запрещается. По вопросам приобретения прав на распространение, приобретение или коммерческое использование книг обращаться к авторам или издательствам.


Журавлев Владимир Борисович


Неудачная реинкарнация

Нечто вроде пролога
Обычный человек помнит свое детство, начиная с двух лет. В лучшем случае. И лишь отдельные моменты. Нет, я не возмущаюсь, еще чего! До двух лет и вспоминать-то нечего. Вот посмотрите на грудничков и сразу поймете, что вот это вот… и один-то раз пережить мало удовольствия, не то что помнить всю жизнь.
Поэтому я - несчастный человек. И я не ною, не впадаю в депрессию… попробовали бы сами пережить младенчество при полном, взрослом разуме! И еще - я ненавижу йогов! Потому что кто-то из моих предков был йогом и достиг на этом поприще всего, к чему стремился. Такая целеустремленность обычно весьма похвальна и приветствуется, но в моем случае… Ну, бессмертия он не обрел, потому что законы мироздания даже йогу изменить не под силу… я надеюсь… зато он умудрился сделать так, чтобы его личность при последующих перевоплощениях не теряла памяти. Может, он желал сделать исключительно благое дело. Еще бы! С детства иметь в багаже мудрость предыдущих жизней - нехилое подспорье! Но как же он нагадил следующим воплощениям! Представляете, окруженный почетом и уважением старец отбывает в мир иной, оплакиваемый многочисленными правнуками - и оказывается в детской колыбельке, в лучшем случае увязанный накрепко в чистую пеленку, но чаще всего просто в дерьме! И много еще чего происходит с этимстарцем во счастливом младенчестве, о чем не принято распространяться вслух… Так что йогов я ненавижу всем сердцем и при встрече всегда бью - ну, когда очередное воплощение происходит на юге.
Надеюсь, теперь понятно, почему от воплощения к воплощению во мне крепла решимость порвать этот порочный круг жизни? Тем более что пользы от всего этого безобразияоказалось на удивление мало. Память, конечно, сохраняется - но только в латентном состоянии! Не может, оказывается, разум ребенка принять водопад воспоминаний из прежних жизней! Все приходит постепенно, по мере взросления, а полностью память открывается в преклонном возрасте, когда, собственно, от этого не польза, а один пшик - сил-то уже ни на что не осталось! Я уж не говорю про физические навыки! К чему пятилетнему ребенку мастерство копьеметателя, у него еще и мышц-то нет! А ухватки верблюжьего погонщика подростку, зависающему на компьютерах?! Вот такая вот печальная картина…
Так что неудивительно, что я, поразмыслив в течение нескольких жизней, пришел к определенному, хотя и несколько необычному, решению. И сейчас я заявляю! Я, Тэмиркул из племени горных кузнецов, я, Аспан из династии бродячего клана убийц, и даже я, ничтожный Кыррабалта из… - короче, все мы! Мы, в смысле, я, отрекаюсь от прошлого и клянусь разрушить связь времен! Я пройду все миры и пространства, я окунусь в омуты родовой памяти, я воспарю к высотам предвидения, но добьюсь своего - и умру! Умру, как все, и приду в мир в счастливом неведении о своем прошлом! И я это точно сделаю, потому что целеустремленность - мое родовое качество, еще со времен того доисторического йогина, чтоб ему не развязаться из позы стрелка из лука! Ардхаматсиендрасана, вот как это называется, за одно такое словечко убивать надо…
- А что он так смотрит? - в тихом недоумении вопросила счастливая молодая мамочка.
Вопрос вообще-то не блистал новизной, у молодых мамаш, одаренных бестолковостью сверх меры, он расположен на одном из первых мест, но в данном случае недоумение было вполне оправданным. Новорожденное дитя, взятое на руки, вместо того чтобы счастливо созерцать родительницу, весьма скептически зыркало по сторонам. Увиденное не внушало оптимизма. Опять Земля! Да еще и эпоха примитивных технологий! Еще и Россия!!! Комната тесная, потолок низкий… а на стенах что? Вот это блеклое? Точно не мимикр, и даже не информнапыление… Боже, теперь понятно, почему ты до срока покинул этот ничтожный мир! Ведь это просто бумага! Обои, вот как называется эта злобная пародия на украшения! Что же тогда на полу?! Ничего хорошего, и лучше не смотреть! Может, хоть светильники?… Ужасно. А мебель… вот это - мебель?!!! Да, это точно не Арктур… Последний пункт: может, хоть с родителями повезло?
И дитя наконец перевело прозрачные глазенки на так называемую маму. Мда. Чем-то даже симпатична, напоминает Аллию, ту, которая была третьей женой Аспанбыка… но ведь неряшлива! И неловкая, вон уронила что-то со спинки кресла - а всего лишь стоит рядом! И бесцеремонная, ишь как разглядывает. И… да, еще и властолюбивая, что при ее врожденной бестолковости гарантирует форменный дурдом вместо семейной идиллии! Хотя… если отец обладает хотя бы половиной той твердости характера, не все потеряно. Аспанбык строил своих жен - любо-дорого было посмотреть… и поучаствовать…
- Папача, возьми-ка отпрыска, у меня руки затекли держать! - скомандовала мамочка.
Явился папа, и последняя надежда развеялась без следа. Этот - не Аспанбык. И не Тэмиркул. И, что уж совсем невероятно, даже не Кыррабалта. Бывают, оказывается, и такие безвольные создания!
Младенец прерывисто вздохнул и завязал ноги лотосом. Прямо так, на весу. Вдох, выдох, глубже, еще глубже… Уродский мир, и делать здесь пока что нечего. А раз так - сваливаем отсюда.
Все же был плюс и в ненормальных реинкарнациях. Душа стала слишком уж самостоятельной. И как результат - обрела способность болтаться по мирам. И жить там подолгу в виде местных обитателей. Не совсем понятно, как это все увязывалось с временным потоком… но лучше и не вникать. Вот йогин-основатель вникал во что ни попадя - а разгребать за него потомкам… то есть ему же… короче, сваливать надо отсюда в мир, где все просто и понятно, где работящие и любящие родители, где будущее предопределено, и заранее известно, что будет оно сытым и устроенным - а младенец порастет пока и так.
Вдох-выдох, и снова вдох… Войти в транс необходимой глубины все не удавалось. Новоявленный папочка мешал, наверно.
- Ну, здравствуй, Владимир Владимирович Переписчиков! - неуверенно улыбнулся папочка. - Надеюсь, мы с тобой станем друзьями?
Младенец отчетливо представил, как ему предстоит с зубовным скрежетом заполнять всякие документы - не мог он, что ли, покороче как-нибудь назвать… и назваться?!!! - закатил глаза и улетел в долгожданный транс. Нафиг отсюда. Привет, Жерь Светлолиственная, приятный мир!
Глава первая.Эре-дурачок
… Я, Аспанбык из клана убийц, я же Шестак-глиномес, погибший в отрочестве, я же Руфес с Арктура, бандит из плавней; как ни противно, но я же и Вовочка Переписькин…э… Переписчиков!…и даже я, неудачник и посмешище Кыррабалта… а сейчас просто Эре, сын гончаров, из очень приветливого места под названием Жерь Светлолиственная. И если жить здесь, в общем и целом, легко, то с выполнением неких громких заявлений наблюдались сложности. Потому-то люди и боятся делать громкие заявления! Потому что подтверждать их делами обычно не получается. Соответственно те, кто не сдерживается и ляпает что-нибудь торжественное, считаются брехунами, демагогами, погонщиками ветра, еще как-то особенно обидно, что-то, связанное с мячами… в общем, в каждом мире по-своему унизительно. Странное дело: миры разные, а нелюбовь к великим порывам души везде одинакова. Отсюда закономерный вопрос к Творцу: Ты чего это наворотил тут, любезнейший?! Только он никогда не отвечает. А жаль. Славненько бы погавкались.
Вообще-то клятва не на пустом месте давалась. Сначала был составлен план, как избавиться от бессмертия… собственно, бессмертия чего? Не души ведь: души по определению бессмертны, и никому это до сих пор не мешало. Правильно будет так: избавиться от бессмертия памяти.
Ну, а коли термин подобран, остальное легко и просто выстраивается в логическую последовательность действий. Шаг первый: узнать, как, собственно, это бессмертие, будь оно неладно, прицепилось-то? При некотором везении там же можно было получить рекомендацию, как этому безобразию положить конец. Причем даже идти никуда не надо. Тот умалишенный йогин - чтоб ему камни Тибета не казались мягкими в посмертии! - это ж я и есть, собственной персоной! Всего делов-то: провести в медитациях и воспоминаниях достаточно много времени, чтоб успеть добраться до самых глубин - или вершин?- родовой памяти. Но… первый шаг оказался неожиданно тяжелым. Ну кто бы позволил Шестаку-глиномесу часами сидеть в медитациях - проще говоря, без дела? А ведь там не о часах речь шла… Собственно, только на Жери это и удалось. Удивительно приятный, незлобивый мир - и с родителями на этот раз повезло, кажется…
Он сидел на обрыве с удочкой в руках и хмуро разглядывал медленный водоворот. Утопиться, что ли? А смысл? Тем более что было уже. Шаг второй: если обращение к глубинам памяти окажется невозможным, расстаться с жизнью добровольно. Вдруг такой демонстративный отказ от дармового бессмертия сломает программу копирования памяти в первую попавшуюся новорожденную башку? Вот Шестак-глиномес отчаялся найти свободное время для медитаций - или хотя бы для отдыха - и того… шаг второй, экспериментальное опровержение. Дурак. Будет теперь В.В.Переписчиковым. Буду, в смысле есть, то есть…тьфу!
С бессмертием памяти все обстояло удручающе просто. Оказывается, это всего лишь этап в развитии личности. Один из. Как бы определенный возраст души. Ну и как отказаться от возраста?! Хорошо остальному человечеству - оно в массе своей до следующего этапа не успевает дожить. Мрут быстрее, чем совершенствуются, блин…
Проблема на первый взгляд казалась абсолютно неразрешимой. И на второй тоже. Оттого и речной омут выглядел все более привлекательным - хотя вода в нем в плане чистоты не дотягивала до приемлемого уровня. Грязная была водичка. Опять в верховьях дожди? По времени года - рановато. Лето же в разгаре.
Так, спокойно, сказал он сам себе. Могло быть и хуже. Изуверская фантазия тут же подкинула парочку идей, как именно могло быть хуже. Ведь после возраста бессмертия памяти следующий должен подойти, по логике, и кто бы подсказал, чего от него следует ожидать…
Это всего лишь путь, напомнил он себе. Ну, помнится все, что прожито. Такая вот извращенная благодарность от злодейки жизни. Но пройдет же этот этап! Все проходит! С последним утверждением не поспорил бы никакой философ, и он несколько повеселел. Ну, а коли определение найдено, по привычке дальше все выстроилось замечательно, в строгой логической последовательности. Оглядеться в данном приветливом мире, раньше на это как-то не хватало времени, все медитации да воспоминания… Значит, оглядеться - это раз. Устроиться в свое удовольствие - это два. Хотя с этим проблем не предвиделось - повезло с родителями, да и мирок пасторальный… Значит, устроиться - это два… И пожить в свое удовольствие, наконец, ожидая следующего этапа - это три! Все предыдущие реинкарнации были до обидного короткими, единственное исключение, пожалуй - тот самый йогин-основатель… но вот ему как раз стоило бы срок жизни урезать до минимального!
Рыба не клевала. Какая ж рыба клюет днем? Только глупая. Но глупую он давно уже выловил и съел. Ну и ладно, не больно-то и хотелось…
Перед уходом он заглянул в омут. Вода отразила угрюмого тощего подростка лет пятнадцати. Примерно. В деревнях возраст считали так… округленно, в общем, больше по внешнему виду.
Удочку он даже не стал прятать, только леску выдернул из воды. От кого прятать-то? До жилья не один час ходу, а деревенские в лес так далеко не забредали. Ягод-грибов-орехов рядом с деревней полно, а вот подальше - не очень. Наверно, специально на благодатном месте деревню ставили. Ну, а охотой в местных лесах вообще нельзя было заниматься. Здесь улыбы водились, какая тут охота.
Из-за кустов выглянула парочка созданий, похожих на тощих маленьких гепардов. Увидев человека, они пакостно осклабились и замявкали-завыли на весь лес. И тут же полезли ластиться, дебилы! Людей они совершенно не боялись - зато дичь отпугивали просто великолепно. Как будто их тут специально приставили за людьми присматривать и живность беречь.
Он внимательно глянул на кошек. Почему как будто? Их приставили. Забавный мир…
Он почесал каждую за ушами, вздохнул - и сорвался на стремительный бег. Пора домой, ужин его дожидаться не станет. Лето, жара, а холодильников в этом мире того… не придумали еще. Так что и ужин… того, сразу подберут, чтоб не пропадал. Там за столом такие братья! Им сколько ни дай, все мало. Здоровые ребята. Следовательно, считаются старшими. А он, как самый тощий, у них за младшенького.
На бегу он машинально настроился на встречу с людьми. Со всякими людьми. У него всегда в запасе было несколько сценариев поведения, в зависимости от ситуации. Привычка - вторая натура…
Последняя мысль ему настолько не понравилась, что он даже остановился. Ведь неправда же! А еще считается народной мудростью!… Народ тоже врать любит, если кто не заметил! Привычка - это… это что?
Ответ сам в голову не шел, думать о таком пустяке было неохота, и он снова припустил по холмам и пригоркам. О, вот и деревня близко! Примета верная: если тропы стали такими, что две телеги разъедутся - деревня близко. И тропки эти вовсе не кони натоптали, а девки деревенские, чтоб за ягодами-орехами в лес ходить. Куда там коням до местных девок - кровь с огнем пополам, вспыльчивость буй-тура… и разум его же, кстати…
Совсем близко запела звонкая труба. Ага. Дерстин-пастух гонит дойное стадо с полонины.
Он завистливо покачал головой. Пастух играл замечательно. Еще бы! Забот никаких, играй целыми днями, шлифуй технику! Коровы не против… У пастуха дойного стада заботы если и бывали, то только глубокой осенью, когда трава становилась похуже, и рогатые скотины норовили разбрестись по лесам в поисках вкусненького. А так - лежи на пригорке и дуди! А потом на деревенских танцульках лови восторги и обожание местных девок!
Стадо вывернуло из-за пригорка, и труба запела еще яснее, еще прихотливее завился мотив. Он не выдержал и поддержал ее во всю мощь голоса - а голос у него, надо сказать, был поставлен! Днем рыба не клюет, можно и попеть, а улыбы не против, что он их работу делает, зверье от людей отгоняет.
Что он действительно любил, от чего терял осторожность и чувство меры - это музыка. Особенно - хоровое многоголосие Арктура. Ради него, собственно, и голос поставил…но здесь таких изысков не приветствовали. Здесь в почете был примитив. И когда он от полноты эстетических переживаний начал накладывать на основную мелодию трубы разнотембровые украшения и раскачивать ритм, из-за коровьих спин объявился сам Дерстин и обиженно погрозил кулаком. А кулак у него - во! Не говоря уж про плечи… Подумаешь, заглушил его трубу! Подумаешь, коровы шарахнулись, словно от дракона - которые здесь, кстати, даже не водились… Но все равно лучше было от стада - и от пастуха - держаться подальше. Ближайшие пару дней.
Кстати, коровы. Йетт-ан-шура на местном наречии… Если приглядываться к миру, то стоило признать, что на том же Арктуре их однозначно признали бы геннопреображенными. Уж очень они были… подходящими под человеческие требования, что ли? Одомашненные животные столько достоинств не могут иметь. Забавный мир… посттехнический, что ли? Мир забавный, а уж язык здесь - животик надорвешь! Кому взбрело в голову скрестить иберийский с дославянским?! Очередной вопросик к Творцу без надежды на ответ. Охи извращенец же ты, Творче! Был…
Навстречу двигались встречать своих коровушек местные девки. Шли они, естественно, так, чтоб заполнить собой всю ширину дороги. Здесь вся молодежь так ходила. Еще илокти расставляли. Тоже ведь, доминирующие самцы… и самки… Принцип-то понятен и прост: дави всех, чтоб не давили тебя! Бесчеловечный принцип, между прочим.
Он мгновенно ожесточился и не стал прыгать за обочину, а пошел юлой, ловко уклоняясь от локтей и выставив свои. Увернулся от затрещины - ух, что было б, если б попала, такой-то ручищей! Отпрыгнул спиной вперед от пинка - и впечатался в чью-то мощную грудь.
- Куда прешь, придурок, негодяй сопливый, легиньх-кастрат!…- начала разоряться богатырь-девица при поддержке дружного хора.
- Привычка - это не вторая натура, - вдруг сказал он озадаченно. - Я понял! Привычка - это утилита операционной системы, вот что это! Просто полезная программа, ну надо же…
В наступившей гробовой тишине он растерянно похлопал ресницами - хорошо получилось, почти как у кокетки-девочки! - и произнес:
- О! Добрый вечер, Яха-девачка! Я тебя не сразу заметил, извини…
Богатырша всхрапнула и рванулась к нему. Подружки повисли на ней и еле удержали. Он опасливо отбежал и оценил эффект. Ну, порвать на клочки она его, наверно, не смогла бы… но очень желала!
Девушки бросали на него ненавидящие взгляды и утешали Яху. Обозвать такую красавицу девачкой, то есть той, кого замуж не возьмут, кого деревенское общество вынуждено будет отправить в город на поиски иной судьбы!
- Пойдем уж, Яха-девойка! - успокаивали подружки взбешенную девку. - Он же у нас дурачок, берхь сопливоносый! Ай, а он знает, что взрослый стал?…
Он уже уходил, когда девушки радостно запрыгали по дороге, сотрясая яблони в ближайшем саду, и заорали что-то издевательски-радостное вслед, что-то о празднике взросления и что его больше не будут использовать как ишака братья Джхйойло! Он, конечно, даже не показал, что услышал и понял, о чем они - тем более что действительно ничего не понял! То, что от него отвяжутся братья Джхйойло, проще говоря, Собаки, очень даже радовало - если может быть правдой то, что орут обозленные девки. Постоянные драки с этими придурками, честно говоря, уже надоели. Разве что в виде спарринга - надо же и на людях тренироваться, не только по деревьям лупить…
А Яха - действительно девачка, подумал он грустно. С его-то жизненным опытом он давно перестал ошибаться. По крайней мере, в вопросах, не касающихся его лично. И дело не в том, что она некрасивая. Скорее наоборот. Да и женская мощь когда это отталкивала настоящего мужчину? Но вот… чего-то в ней не хватало. Кокетства? Женской хитрости и коварства? Проста была Яха и прямодушна. Вот это и был ее страшный недостаток. Ведь даже за скотиной вышла она в обычных рабочих штанах и рубахе, в которых месилаглину у отца в мастерской. Это за скотиной-то! А ведь у поскотины собирается чуть ли не вся деревенская молодежь! Не старикам же, в самом деле, бегать за шаловливыми коровами. Так что каждый вечер происходили негласные смотрины. Все девушки это понимали - а если для понимания мозгов не было, безошибочно чуяли как-то женским нутром - и к встрече коровок наряжались, как на свадьбу. Собственно, так оно и было… по сути.
Жалко. Хорошая ведь девочка. Просто… наивна, а еще - взросление у нее запоздалое. Такое бывает, ничего страшного. Не всем же в тринадцать лет сиять спелыми персиками! Но кто бы в этой деревне что бы понимал в возрастной физиологии! Здесь и школы настоящей нет, так… воскресная учильня, курсы по ликвидации неграмотности. Да еще заведовала этим делом дочка местного тхемало…э… барина, что ли? Молоденькая. Ну какая из нее учительница? Она сама-то ничего не знает. И не умеет. Только учеников отвлекает от учебы своим видом…
Ладно, во всем разберемся, пообещал он сам себе. Войны нет, деревенька тихая - по всем приметам ему выходила долгая безмятежная жизнь в сытости и довольстве. Родители зажиточные опять же. Мягко говоря. На самом деле - местные богатеи. У отца - глиняное производство, не в один город товар возит. И какой товар! Насколько он понимал, это был аналог фарфора - и очень неплохого. Такую красоту в этом месте больше никто не производил.
Кушать хотелось немилосердно. Удрал ведь в леса с восходом. С восходом - и с пустыми карманами. Ничего, стол, пожалуй, уже накрыт…
Но у ворот его встретил отец. Встал, прислонившись к темному от времени столбу, и руки на груди скрестил. Нехороший, между прочим, знак. Во всех мирах нехороший.
- Санни-эре-э-э! - протянул он, за насмешкой пряча истинные чувства. - А ты знаешь, праздник взросления был? О, не знаешь. Я так и думал. Ну и хорошо, что не знаешь. Нечего тебе праздновать. Взрослым ведь тебя признали, Эре-дурачок.
Отец непроницаемо глядел на него. Ждал вопросов? Так не дождется, хотя от неопределенности захолонуло в груди. Но он давно отучился показывать свою суть. Привычка - вторая…блин!… Короче, привычка.
- Ни к какой работе ты не способен, - сказал отец сдержанно. - И я просил. И мать просила. Хоть бы за скотиной ходил. Хоть бы сад обихаживал. Глух ты к просьбам оказался. Ну, и Творец оказался глух к нашим просьбам о твоей судьбе. Деревенское общество отправляет тебя в город, Эре-дурачок. Там ищи свою судьбу. Или сгинь. Завтра поутру покинешь дом.
Отец развернулся и ушел в сад. Сына-дурачка он не любил, но о судьбе его по-своему переживал. Хороший он мужик, отец…
Так, спокойно, подумал он. Бывало и хуже… Память услужливо подкинула парочку ситуаций, когда бывало хуже, и стало совсем неуютно. Блин, да это же полный крах всех планов, какое тут спокойствие?! Где этот Творец?! Что бы с ним сделать, с уродом? Ненавижу!…
Глава вторая.Вовочка, он же Эре…
Он проснулся ночью оттого, что отец положил ему ладонь на лоб.
- Жара нет, чего тогда бредишь? - недовольно сказал отец. - Разбудил вот. А мне на работу завтра рано… Кстати, если уж бредить, то лучше на знакомом мне языке. Лады?
- А тебе все языки незнакомые, - пробормотал он и наконец выпал из дурного забытья. - Кроме родного…повезло…
Он сел на кровати и потер лоб. Так. Ну и где мы? Понятно, что дома. Но вот ГДЕ дома? С этим раздвоением души ни один вопрос корректно не задать, блин… А, бумажные обои. Понятненько.
- Слушай, ты тоже собирался меня из дому выгнать? - вдруг спросил он, движимый внезапным наитием.
Отец смутился.
- Почему тоже? - пробормотал он. - Я… просто тебя в милиции… ты же на учете, и семья неполная… говорили про интернат - но только предлагали! Я же не согласился! А… откуда ты узнал?
- Чего тут узнавать? Не ты первый…
- Если б ты старался жить нормально! - с горечью сказал отец. - Если б хотя бы нормально учился в школе! Вовочка Переписькин - это же ходячий анекдот, над тобой вся школа потешается! И драки каждый день! И по дому ничего не делаешь, ходишь вечно неумытый, расхристанный…!
Так, отца понесло. Он глубоко вздохнул. Задержал выдох. И еще раз. Так…
- Стоп, - сказал он, и отец послушно умолк. - Разберемся по порядку. Я хорошо учусь, папа. Просто этого не замечают.
- Ага, русский язык, например…
- А ты сам попробуй! Когда в голове десятки языков, а уж алфавитов сколько! И все уродские! Меня все время на руны стягивает, потому что они удобнее! И язык этот, якобы родной, уродский! Ни одного ударения постоянного нет, исключений больше, чем правил, пишется не так, как слышится, а уж говорится как! Почему здесь не изучают фонетическое письмо Арктура? Вот его я хорошо знаю.
- А еще география…
- Да знаю я географию! А вот учительница - нет! Ее бы на Жерь Светлолиственную, я бы на нее посмотрел!
- А еще математика, физика…
Он выжидательно уставился на отца, и тот осекся.
- Ну, физику и математику ты знаешь, - нехотя признал он. - Только… ты же знаешь лучше, чем учителя! Ты понимаешь, что их это бесит?! И меня бы взбесило, если б какой-то сопляк… -…берхь сопливоносый, - услужливо подсказал он - Да! Если б всякий берхь сопливый указывал мне, как проводить уроки - да еще правильно указывал! Я бы его!…
- Ты не отдавай меня никуда, - попросил он негромко. - Без твоего участия меня не смогут забрать. Я же стараюсь.
- А драки каждый день? - печально спросил отец.
- А что я могу поделать? - спросил он в ответ. - Они же пристают сами…все.
- Почему-то к другим не пристают.
- А другие трусливые, - пояснил он. - Предпочитают унижаться и подчиняться старшим… или сильным. А еще они все толпами ходят. Забавно: миры разные, но шакалы везде ходят толпами. А я - один.
- Да, маленький ты у меня. И тощий. Вот был бы ты здоровым…
- Радуйся, что маленький! - резко сказал он. - Я, когда здоровый, совсем по другому пути иду! Сначала самый здоровый в детском саду, потом в школе, потом на улице, потом бандиты начинают уважать, потом у бандитов за своего… и вылепляется знаешь какое чудовище! Аспанбык из бродячего клана убийц - слышал про такого? А потом государству дорогу перейдешь, хлоп - и на кладбище, и привет, сопливая реинкарнация! Больше сорока лет ни разу не жил - а хочется!
- Ладно, давай спать, - вздохнул отец. - Никуда я тебя не отдам. Вдруг из тебя великий фантаст получится, гордиться буду. Вон как складно выдумываешь… Только ты постарайся хотя бы учиться хорошо, лады? А то комиссия от меня не отцепится - и от тебя тоже!
- Я стараюсь. Но мне трудно! Когда и там, и здесь, и еще вон там живешь - знаешь, какая каша в голове?!
- Вот я и говорю, что фантаст… Ладно, не сверкай глазами! Вот сможешь объяснить, как это ты одновременно везде живешь, тогда и будешь сверкать!
- Я-то объясню! - проворчал он, укладываясь на узкую кровать. - Только ты не поймешь ведь. Малограмотный ты у меня…
- А кто поймет? Ученые?
- Эт-то вряд ли… Мне бы самому понять, как вам это объяснить…для начала…
- Лечиться тебе надо, сын, - серьезно сказал отец. - В психбольнице.
- Эти налечат…
Отец вздохнул и отправился спать. С последним утверждением он и сам был согласен. Там, пожалуй, налечат…
* * *
Эпсар Борз, командир отряда имперской полиции Эпсар Борз оглядел окрестности мутным взглядом. Отряд имперской полиции теснился сзади, чтоб не заставлять начальство глотать дорожную пыль. А еще - чтоб не попадаться под тяжелый похмельный взгляд эпсара. Командир был, мягко говоря, сволочью распоследней - потому и был командиром, кстати. Работа в полиции - не из особо чистых.
- Что за деревня? - спросил эпсар.
- Просто - деревня, - доложил заместитель. - Может, и название есть, только…
- Я что спросил?!! Зачем мне твое название, ишак ты голозадый!..
Заместитель побледнел. В отряде он служил недавно и еще не привык к специфическим внутренним взаимоотношениям.
- Я тебя пристрелю на первой операции! - пообещал эпсар и поехал вниз с перевала. - Иш-шак… Десятник, что у нас по деревне?
- У местного тхемало долгов по налогам - два раза можно повесить.
- Сепаратист, что ли?
- Пьяница.
- Ну, тогда попьем вместе…
За спиной подобострастно засмеялись. Как пил их командир, они уже неоднократно видели. Этому тхемало было бы лучше, если б его повесили, честное слово. Кстати, может, еще и повесят. Вместе с семьей. По пьянке всякое случалось.
- Еще из горной канцелярии писулька есть. Тут в деревне гончарное производство, белые глины. Сбивают цены горным умельцам. Попросили убрать их… как-нибудь.
- Попросили они!… Что-то я не слышал, чтоб просили… ишаки… Ладно, посмотрим.
Конные латники уверенно запылили вниз по дороге. Они никого не боялись. Бояться здесь стоило только представителей империи. Но они как раз ими и являлись. Так что - не боялись никого. Однако и броню не снимали, несмотря на жару: очень уж грязная у них была работа. А среди обиженных иногда встречались отчаянные личности. Пока что встречались.
* * *
Эре-дурачок, он же…
- Одежду запасную и еду тебе в какую сумку сложить? - спросила неохотно мать. - В твою? Или у братьев поновее возьмешь? Они отдают, бери…
- Чего-то я в этом мире не понимаю, - пробормотал он. - Вот так спокойно родного сына за порог…
- Так всех же отправляют, - заметила мать. - Кто в деревне не нужен - все едут в город. Не в пустыню же гонят - в город! Там, говорят, жить даже лучше, чем в деревне. А ты уже взрослый, на шее у родителей хватит сидеть.
Он открыл рот, подумал - и закрыл. Возразить было нечего. Понимал, что неправильно это, но словами не выражалось. Уж очень неожиданно все завертелось. Вот и в бою неожиданность - отличное средство, чтоб завалить превосходящего противника. Ну, если тот не ошеломит первым, что ему, кстати, гораздо проще устроить…
Мать не уходила, чего-то ждала. Тогда он, не стесняясь, приподнял половицу и достал заветный сверточек. Развернул - и взялся прилаживать на руки снаряжение. Вроде и рановато еще, но он к дороге всегда, во всех жизнях, готовился заранее и очень основательно. Так подсказывал опыт, который, как известно, бывает только горьким.
- Все же это ты кузницу обворовал! - сказала мать удовлетворенно. - Ведь на тебя и думали, да доказать не смогли. Хитер ты, Эре-дурачок…
- Живите в довольстве, мама, - сказал он на прощание. - Счастья не желаю - не будет его у вас.
- Глазишь? - поинтересовалась она насмешливо.
- Жизнь не прощает, когда нарушают ее законы, - объяснил он туманно. - Да вы сами увидите, в ближайшей реинкарнации…
- А я все искала в тебе величие, потому что ты Его сын! - вдруг сказала в спину мать. - Дура была, верила по молодости всему! Тоже мне, эльф синеглазый…оказалось, болтуни сумасшедший, как и ты. С отцом хоть попрощайся, корта-ан-газа! Не родной тебе, а достойней многих, до последнего тебя защищал!
- Да говорил я уже с отцом! - ответил он. - Решили, что не будет он меня в интернат отправлять…
Посмотрел на озадаченную женщину, поморщился и потер лоб. С этими скачками по мирам точно дурачком заделаешься!
- Дорога в город налево! - крикнула она ему в спину.
Но он пошел направо. Он же обещал отцу, что постарается учиться хорошо. А школа ведь направо.
На полдороге до него дошло, что никакой школы именно здесь нет, и вообще он обещал не то, не тому отцу - и не в этом мире, блин! Потоптался посреди улицы в полной дезориентации - и все же решил идти, куда шел. Учильня здесь все же была - так стоило попрощаться хотя бы с учительницей. Спасибо ей, что ли, сказать за то, что не забывала одеваться на уроки так, что всякая грамота из головы вылетала напрочь?…
И тут его остановили братья Собаки. Обступили, придвинулись, многозначительно заухмылялись. Тоже ведь решили попрощаться!
Он машинально отметил: братья четко делились на школьные типы поведения! Честолюбивый и добродушный, и лицемерный под локтем у честолюбивого, а по бокам мягко-забитый, злостно-забитый и угнетенный. И все шестеро собирались напоследок его изувечить. Младший Собака, тот, кто злостно-забитый, держал железный прут. Этот может!… А неподалеку торчали зрители. Нравится им, видите ли, наблюдать, как будут обышачивать Эре-дурачка! Значит, никого нельзя убивать. Вообще нельзя бить при зрителях, а то еще поймут чего-нибудь…
И понеслось!… Он гасил удары вращениями корпуса. Получалось смешно: шестеро бьют одного, а тот только крутится вокруг оси от ударов, как юла - и все! Зрители начали посмеиваться. На это и был расчет - чтоб обсмеяли. Тогда избиению конец: или отступят под насмешками, или… со злости схватятся за камни-палки, чтоб изувечить наверняка - и второе скорее всего!
Не зря он заранее готовился к дороге, ох не зря! Крак! Он принял удар железным прутом на защищенную руку, привычно перехватил, вывернул и завладел железякой. Его наконец попытались схватить в охапку, чтоб повалить и запинать - поздно, братцы! Он ушел длинным кувырком в сторону, вскочил, занес прут над головой, дико заорал и кинулся в атаку. Теперь можно, потому что его довели до бешенства!
Он гнал их до проулка, а там бледные братья рванули в разные стороны. И зрители вместе с ними. С бешеным дурачком никто не рискнул связываться. То-то же.
Он подумал и оставил прут себе. И пошел к учильне. Вошел в открытую по летнему времени дверь классной комнаты, тихо пристроился на задней лавке и восхищенно уставился на изящную девушку у доски. Не зря он пришел! Сегодня Надия-ан-Тхемало была ослепительно красива! Он смотрел, слушал ее мягкий, ровный голос - и больше ему ничего ненужно было на свете…
* * *
Вовочка, он же Эре, он же…
- Вова! - хлестнул по ушам строгий оклик учительницы, и он выплыл из тумана транса.
Нет, ну что за голоса у этих учителей! Специально добиваются монотонности - или просто не любят свою работу? Ведь в транс улетаешь, не успеваешь заметить как!
- Да слышу я вас! - буркнул он недовольно. - Даже слишком слышу, я бы сказал…А что география? Подумаешь, география… Да знаю я, какой там климат! Аридный, естественно. В эту эпоху, естественно, потому что по климатическим таблицам Берен-йот-гали там должно наблюдаться цикличное смещение путей океанических воздушных масс по широте…так… ну и через лет - сейчас посчитаю… лет через триста климат начнет меняться настолько, чтоб было заметно стороннему наблюдателю - в сторону гумидного… верно?
Молодая учительница растерянно открыла хорошенький ротик - и ничего не смогла сказать. Так, кажется, таких сведений в ее кудрявой головке нет. Ага, в институте кое-как училась!… Блин, а вдруг их вообще нет в этом мире? Что, опять за дурачка примут?!
- Марьиванна! - восторженно сказал он, наконец разглядев ее в подробностях. - Вы сегодня такая хорошенькая! Какие каблучки у вас высоченные! А кофточка! Даже отсюда видно, какая она тончайшая и невесомистая! Шелк, верно? Все, я влюблен в вашу географию! Давайте летом уйдем походом на выходы известняка, целестины искать? Да я… я всювашу географию изучу тогда! Все ваши холмики, возвышенности и пещерки!…
Учительница медленно, но неотвратимо начала розоветь, и до него вдруг дошло, какую двусмысленность он только что брякнул. Блин! Обещал же отцу!…
Класс восторженно зашумел. Так, очередная история про Вовочку уже родилась… Уроды! Не старше тринадцати, а какие намеки ловят с лету! Чем у них головы забиты, получается? Бедная девочка, ей же сегодня вести уроки в старших классах! Эти обязательно напомнят, уроды…А, ладно! Зато все забыли его заумную речь, что и требовалось…
* * *



Страницы: [1] 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.