read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:


Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Рядом прилепилась бумажка с пояснением: «Паром заглох».
Где именно случилась неприятность – не уточнялось.
– Наверное, у Шпицбергена, – предположила Юля.
Странно, но, несмотря на исчезновение людей, ее настроение улучшилось. Девушка не понимала – почему, однако отметила, что непонимание происходящего больше не повергает ее в ужас. Страх ушел тем же путем, что и боль из разбитого локтя – растворился без следа. Освободил от себя ее восприятие.
– Я стала другой?
Или осталась прежней. Просто поняла, что нельзя бояться бесконечно.
– Уважаемые пассажиры! Приготовьтесь к проходу транзитного состава, – сообщил прокашлявшийся репродуктор. – Пожалуйста, отойдите от края платформы и не старайтесь запрыгнуть в вагоны: специальным президентским указом машинисту экспресса запрещено останавливаться на «Передаточной», даже в случае крайней нужды.
Вид вылетевшей из тоннеля электрички также не расстроил девушку. Юля законопослушно стояла в трех шагах от края платформы и абсолютно спокойно, без эмоций, смотрела на проходящий поезд, машинально отмечая выхваченные из калейдоскопа освещенных окон образы. Молодой парень в джинсовой куртке читает книгу, упираясь плечом в закрытые двери. Женщина с тяжелой сумкой, а на диванчике перед ней – три весело щебечущие подружки. Солдатик в камуфляже… Юноша целует черноволосую девчонку… Сосредоточенный карапуз чертит на стекле таинственные знаки, словно срисовывая ветвистые символы с разноцветной схемы метро…
Мимо «Передаточной» проезжала реальность, ее реальность. Втягивалась в противоположный тоннель, исчезая… навсегда?
Или нет?
Где-то в глубине души уже сформировалась уверенность, что убегающий во тьму поезд – отнюдь не последний шанс. Что ничего не потеряно. Время блужданий закончилось, лабиринт «Малой Земли» почти пройден, и в любой момент девушка может выйти на свободу.
– Скоро, – прошептала девушка. – Очень скоро.
Проводив взглядом последний вагон, Юля развернулась, перепрыгнула через турникет и пошла по коридору обратно.
Или вперед?
Да какая разница!
Юля шла. Впервые шла по коридору загадочного здания, не испытывая никакого страха. Как по самому обычному подвалу.
– Я выйду отсюда, когда захочу!
Десять шагов… тридцать… пятьдесят… Лестницы наверх все не было, однако спокойствие не покидало девушку.
– Значит, я пока не хочу уходить. – Дорогу преградила дверь. – Все в порядке. Все под контролем.
Девушка уверенно надавила на ручку, нащупала на стене включатель и, когда помещение осветилось, не удержалась от возгласа:
– Какой бардак!
Стены, выложенные когда-то белой плиткой, покрывали жирная сажа, подозрительные потеки бурого цвета и плакат: «Отстоим Севастополь!», изображающий солдата с пистолетом-пулеметом Шпагина в руках. Рядом негромко шипел черный репродуктор. Из прикрученного к ржавой трубе крана тонкой струйкой стекала в желтую от грязи мойку вода. Левее чихал допотопный холодильник, еще дальше скучала газовая плита с открытой дверцей духовки, из темноты которой на девушку без восторга взирали две пары глаз.
– Ой!
Это была реакция на крысу, которая шмыгнула в угол. В духовке, судя по всему, находилось гнездо.
– Кошмар!
Юля хотела уйти, однако при виде холодильника в животе предательски заурчало.
«Там может быть еда!»
– Сколько же я не ела, что готова искать пищу в этой помойке?!
Пара мгновений нерешительности – и вот девушка, пересилив брезгливость, открыла холодильник.
Четверть батона, засохшего и замерзшего. Кусочек сливочного масла в полиэтиленовом пакете. Развернув его, Юля скривилась – масло давным-давно протухло. Стеклянная банка с джемом, под крышкой – густой слой плесени. Пакетик чая, два кусочка сахара, кружка и нож.
– Занятный набор.
Репродуктор откашлялся, заставив девушку подпрыгнуть, и взволнованный мужской голос предложил:
– Прослушайте сводку Совинформбюро от девятого сентября одна тысяча девятьсот сорок…
– Заткнись!
Передача оборвалась, но ненадолго.
Юля успела наполнить кружку ржавой водой из-под крана, когда со стены продолжилось:
– …перешли в наступление и освободили населенные пункты…
– Я же велела заткнуться!
На этот раз получилось: репродуктор обиженно квакнул и затих.
– Та-ак… если я проголодалась, получается, что времени прошло много. Неужели вся ночь? – Юля вздохнула: – Олег с ума сойдет.
Однако мысли о друге не отвлекли девушку от насущных проблем. Сейчас ее больше всего интересовало, как вскипятить воду. Спички отсутствовали. Но даже если бы они были, а плита оказалась бы подключенной к газопроводу, разжигать огонь не хотелось – из духовки без перерыва доносилось подозрительное шуршание, а учитывая агрессивность обитателей Куриного Бункера, связываться еще и с местными крысами Юле не хотелось.
Да и что ей чай? Вот бы поесть…
Девушка поставила кружку на полку раскрытого холодильника и взяла хлеб. Сухари, конечно, полезны, но если бы кусок батона оказался свежим…
В подушечках пальцев запульсировала колющая боль.
– Что происходит?
В следующий момент девушке показалось, что хлеб стал… Мягче? Да, стал. Только что кусок батона представлял собой холодный камень, а теперь его можно было слегка сдавить. Слегка.
– Оттаял?
Нет, не ври себе. Не оттаял. Все дело в тебе!
Юля сосредоточилась, закрыла глаза – почему-то ей показалось, что, если она будет смотреть на происходящее, чуда не получится, – и захотела свежего хлеба. Как в Курином Бункере ей захотелось избавиться от агрессивных птиц.
– Свежий хлеб.
Вновь появилось покалывание.
«Свежий хлеб!»
Мысль медленно формировалась, словно вытекая из ноющих подушечек. Хлеб стал мягким и теплым. Девушка понюхала его и счастливо улыбнулась.
«А с маслом получится? От бутерброда я бы не отказалась!»
Юля положила хлеб на полку, взяла в руку пакетик с прогорклым маслом и вновь закрыла глаза.
«Пусть оно окажется свежим, только что сделанным!
Холодным, но не ледяным, чтобы можно было без хлопот намазать его на хлеб. А сверху добавить джем…»
Девушка не сомневалась в успехе, и он пришел. Продукты стали такими, как ей хотелось. Запах свежего хлеба и аромат апельсинового джема щекотали ноздри.
«Интересно, это происходит на самом деле или у меня приступ самовнушения?»
– И что делать с водой? – Юля опустила в кружку палец. – Сначала избавим тебя от грязи. А потом…
Получилось! Да так быстро получилось, что уже через мгновение девушке пришлось отдернуть руку от наполненной кипятком кружки.
Завтрак (обед? ужин?) готов.
– Даже если я сплю, – сообщила себе Юля, откусывая бутерброд, – то теперь я знаю, как сделать этот сон комфортным!* * *
Женская кожаная куртка, мужская кожаная куртка – осенняя одежда ждала сезона в шкафу прихожей. Внизу обувь: стоптанные женские туфли, пара женских кроссовок, блестящие черные «лодочки», по всей видимости – «выходные», и мужские туфли. Яркий зонтик-трость, то ли рекламное барахло, то ли куплен на каком-то празднике.
– Зачем ты роешься в шкафу? – хмуро поинтересовался Мартин.
– А тебе неинтересно? – не оборачиваясь, отозвалась Пандора.
– Что?
– Девочка, которую мы сведем с ума.
Короткая пауза.
– Нет, она – неинтересна.
– А ведь она отдаст тебе частичку себя.
Издерас посмотрел на свое отражение в зеркале, поправил галстук. Затем перевел недовольный взгляд на женщину:
– Может, уйдем?
– Я только начала.
Затащить Мартина в квартиру Юли Соболевой оказалось непростой задачей. Воздействовать на «искру» Пандора не хотела, пришлось уговаривать, на что ушло больше часа.
– Я совершенно не понимаю, почему должен сам делать грязную работу!
– Мы просто побываем в ее квартире.
– Тебе нужны фотографии девчонки?
– М-м… в том числе.
– Отправь «шестерок».
– Я пойду сама.
– Бог в помощь.
Пандора сверкнула глазами, однако сдержалась, сохранила прежний тон:
– Мартин, я ведь говорила: чем ближе ты станешь к этой девочке, тем выше вероятность успеха. Ты должен почувствовать ее.
– Вламываясь в квартиру?
– Уменьшая разделяющее вас расстояние.
В конце концов Издерас сдался, однако настоял на максимальных мерах предосторожности: машину оставили в квартале от дома, к подъезду пробрались дворами, внутрь вошли только после того, как посланные вперед разведчики доложили, что все чисто.
Но главное – пришел.
Побывал в квартире невинного человека, которого вскоре убьют по его приказу. Не просто убьют – уничтожат «искру». Навсегда выбросят из Вселенной. Потом, когда Мартин окажется наверху, эти воспоминания будут жечь его изнутри. Будут навевать кошмары, по сравнению с которыми истории про ад покажутся веселыми анекдотами. Будут. Потому что сейчас Издерас дышит одним воздухом с Юлей, прикасается к ее вещам, а потом – лишит Силы и Вечности. Ручной Привод такое не забывает.
– Так и будем толкаться в прихожей?
– Пойдем в комнату, – улыбнулась Пандора.
Отомкнуть два простеньких замка, защищавших дешевую стальную дверь, не составило никакого труда. Пандора проделала операцию сама, отказавшись от помощников Мартина. Вообще велела им убраться с площадки, почувствовав, что Издераса угнетает присутствие телохранителей.
Оказавшись внутри, улыбнулась: простенькая мебель, дешевые обои, незамысловатая люстра в прихожей – все говорило о том, что…
– Богатством тут не пахнет, – протянул Мартин.
Пандора знала, что Издерас обязательно отметит этот факт, и заранее подготовила ответ:
– Тебе было бы проще, окажись донор человеком твоего круга?
– Нет, – помолчав, признал Мартин. – Убивать рядовых людей проще.
– Потому что ты их презираешь. – Пандора не спрашивала. Обронила фразу мельком, словно установленный, не требующий озвучивания факт.
«Ну, Издерас, возмутись! Вспомни свое голоштанное детство! Ты ведь не во дворце рос, ты ведь тоже из простых. Отец так и помер под Оренбургом, копошась на колхозном поле. А мать, хоть и живет в твоем особняке, по-прежнему заготавливает „на зиму“ огурцы и помидоры».
– Я не презираю обычных людей, – тихо возразил Мартин.
«Проняло!»
– Врешь, – с наслаждением произнесла женщина.
У Издераса покраснели уши.
– Я добился всего сам. Поднялся из грязи… даже не поднялся – выплыл. У меня не было волосатой лапы и богатых родителей. Я учился, я воевал, я работал с людьми. Я менялся и менял свою жизнь. Я имею право презирать тех, кто оказался слабее, но… Нет, не презираю. Не жалею, жалость – дурацкое чувство. Но не уважаю.
– Юля в самом начале пути, – спокойно отозвалась Пандора, разглядывая убранство единственной комнаты. – Возможно, она сумела бы построить свою жизнь. Добилась бы всего. И стала бы похожей на тебя.
Издерас выдал недовольную гримасу.
– Тебя что-то смущает?
– Нет.
– Мартин, – ласково произнесла женщина, – прошу тебя в последний раз: не ври мне. Во-первых, это бессмысленно, я прекрасно вижу обман. Во-вторых, ты рвешь ту тонкую ниточку, что нас связывает. А для предстоящей операции эта нить крайне важна.
На самом же деле Пандоре нравилось выворачивать клиентов наизнанку, выводить на откровенность, докапываться до самого дна их гнилых «искр». Они должны понимать, какими ублюдками являются. В будущем, когда превратятся в озлобленные, плюющиеся черным светом «искры», пригодится.
– Посмотри на фотографию. – Женщина взяла с полки рамку. – Посмотри, как весело улыбается Юля, как прижимается к своему другу. Она не знает, что скоро умрет из-за тебя.
– Она будет не первой и не последней.
«Крепкий орешек…»
Еще какой крепкий! Издерас почувствовал, что Пандора специально давит на него, и немедленно ответил ударом на удар.
– Сегодня ночью ты кричала во сне.
– Не может быть, – спокойно ответила женщина.
Она поняла, что Мартин не обманывает, но с самообладанием у Пандоры все было в порядке.
– Сначала я хотел тебя разбудить, но потом решил послушать. Интересно все-таки.
– Не сомневаюсь.
– Что такое Ручной Привод?
Издерас говорил не с женщиной, не с ведьмой, а с противником и бросил свой вопрос, как перчатку: резко, в лицо, всем своим видом показывая, что намерен получить ответ.
«Крепкий, черт бы тебя побрал, орешек!»
Эх, если бы это задание шло в обычном ключе! Если бы не было всей этой грязи вокруг! Какое бы наслаждение она получила, работая с Мартином!
Сейчас же приставания клиента вызывали глухое раздражение, которое, впрочем, Пандора быстро подавила.
– Что такое Ручной Привод?
– Это… самое загадочное место во Вселенной. Некоторые считают, что именно он порождает «искры». Другие – что Ручной Привод есть нянька и защитник. Но официальная версия гласит, что Ручной Привод – заурядный механизм.
– Он снится тебе в кошмарах. – Издерас не спрашивал, он констатировал факт.
– Я занимаюсь незаконными делами, Мартин. Я оперирую «искры». Это мой дар. Редчайший дар, но запрещенный. На такое способен Ручной Привод… он вообще способен делать с «искрами» все, что угодно.
– Вообще все?
– Абсолютно.
– Почему ты его боишься?
– Потому что те, кто работает с Ручным Приводом, не любят конкурентов.
– Они тоже оперируют «искры»?
– Они следят за тем, чтобы никто не оперировал «искры». Мои действия, мою помощь тебе они считают преступлением.
– Их много?
– Достаточно, чтобы контролировать шарик.
Издерас кивнул с таким видом, словно Пандора подтвердила его догадку.
– Они придут ко мне?
– Придут, но ничего не смогут изменить. Как я уже говорила, наша операция необратима; чтобы вытащить из тебя новые свойства, им придется уничтожить «искру», а они на это не пойдут.
– В таком случае, плевать на них, – решительно произнес мужчина. – Извини за расспросы – мне было интересно.
Вот так: плевать. Не смогут ничего изменить, не смогут наказать – значит, плевать. Убить девушку, чтобы заполучить ее качества – почему нет? Если решил – действуй без сомнений. Если захотел – добейся. Если препятствие можно устранить, оно устраняется и забывается в тот же миг. Кому интересна проломленная стена? Пропасть, через которую перешагнули? Никому.
– Скажи, ты не будешь скучать по такому вот отношению ко всему? – с неподдельным интересом спросила Пандора.
Мартин прекрасно понял смысл вопроса и пожал плечами:
– Возможно. Но какой смысл говорить об этом?
Во взгляде, который Издерас бросил на изображение улыбающейся девушки, не было НИ-ЧЕ-ГО. То есть вообще. В мире Мартина Юля Соболева уже не существовала.
– А вдруг в следующий раз ты не сможешь сохранить такое спокойствие?
– Пытаешься отговорить меня от операции?
– Я хочу, чтобы ты окончательно все осознал.
– Я осознал. И принял решение. – Издерас посмотрел на часы: – Мы уходим?
– Почти. – Пандора пересняла фотографию миниатюрным, но мощным аппаратом и передала его Мартину: – Отдашь своим людям.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 [ 37 ] 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2018г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.