read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com


Перед напарником он чист – все сделал по закону. Подыграл своим, исполнив просьбу руководства, – это обязательно зачтется. Получается – кругом хорошо. А непонятную, неизвестно откуда взявшуюся тоску, что поднимается из самой глубины «искры», спишем на естественное волнение: в конце концов, он впервые принимает серьезное решение в ранге коменданта Подстанции.
– Не стоит бежать от ответственности, – негромко произнес Карбид.
Ясень скривился:
– Мы поймали преступника, наш долг исполнен.
– Мы имеем право осудить Пандору.
– Жаждешь крови?
Ну, Герман, продемонстрируй, как низко ты пал! Покажи, что готов воспользоваться своим положением ради банальной мести. Покажи! Уговори меня, коменданта, приговорить Пандору! Я не изменю решения – на это есть еще одна причина, никак не связанная с просьбой Буша, но мне хочется увидеть, как ты унижаешься.
– Поиск преступников – самая энергичная и… интересная часть нашей профессии, – спокойно начал Карбид. – А вот дальше, Ясень, начинается дерьмовый раздел: мы должны определить, что будем с пойманным делать? У меня есть три резона не отпускать Пандору. И я их тебе назову.
Данс… данс… данс…
Герман выдержал паузу, давая Ясеню возможность оценить сгустившееся в дежурке напряжение, после чего продолжил:
– Первое. Я хочу отомстить за Горелого. Это очень важно для меня и для всех нас.
– Прикрываешься подчиненными?
– В первую очередь – это важно для меня, – повысил голос Карбид. – Ребятам Горелый был комендантом, а мне – другом. Но они все равно не поймут, если ты отпустишь убийцу.
– Намекаешь, что я не впишусь в систему? – прищурился Виктор.
– Не намекаю, а предупреждаю.
– Грубо…
– Второе, – перебил напарника Герман. – Я получил соответствующие инструкции от Догматовского.
А вот это признание Ясень никак не ожидал услышать.
– Ты что?
– Думая, что делать с преступником, мы не имеем права врать друг другу. Так гласят инструкции Царств, и так хочет Ручной Привод, – твердо произнес Карбид. – Догматовский попросил меня устранить Пандору, потому что ее убийство – единственное, что удерживает от активных шагов наших радикалов. У них нет доказательств, что Пандора – ваш агент. Как только они их получат, то направят на Землю «чистильщика». Вы ответите. Эскалация приведет к очередной войне между Царствами.
– Которая, разумеется, выгодна нам, – попытался съязвить Виктор.
– Никому не выгодна, – резанул Герман. – Все в дерьмо окунутся.
– Ах да, ты же пацифист!
Но легкий тон не удался. Чувствовалось, что показушная веселость Ясеня растворилась в искренности напарника и долго скрываемая боль начинает сжимать «искру».
– Третье, самое главное: Ручной Привод ждет твоего решения, комендант, твоего личного. Выстраданного. Обдуманного. Теперь у тебя есть вся информация. Наложи ее на бонусы, которые обещал Буш, перемешай и сделай выбор.
– Я сделал! – рявкнул Виктор. – Сделал сам, черт бы тебя побрал! – Он вскочил и врезал кулаком по столу. – Думаешь, мне важны пряники от Буша? Важны, врать не стану. Но, в первую очередь, Пандора преступник! Наглый, беспринципный «резчик», убивший несколько «искр», понятно? Преступник, который ждет расплаты. Я хочу ее наказать! – Не удержался и выложил на стол свой главный козырь: – Я считаю, что грехи Пандоры тянут на самую страшную кару, а возвращение для нее – хуже всего на свете!
Герман вздрогнул:
– Откуда знаешь?
– Она сдалась Юле почти без сопротивления. Она не ушла, хотя у нее была возможность. Карбид, я разбираюсь в людях не хуже тебя. Я поговорил с нею и понял: Пандора не хочет возвращаться!
– Хочет пойти на второй круг? – Карбид не мог поверить словам напарника.
– Она его жаждет!
Несколько мгновений Герман ошарашенно молчал. Затем его губы растянулись в усмешке.
– Она хочет на второй круг… – Плечи медленно опустились, словно выдавливая из Карбида жажду мести. Из взгляда исчезло напряжение. Разгладились морщины на лбу. Онне простил ее, но отношение изменил. – Пандора хочет пойти на второй круг… Получается, в этом гребаном мире еще есть место раскаянию.
– Она хочет уйти от правосудия.
– Она ненавидит себя. Ей тошно думать о том, что она натворила, во что превратилась. Она раскаялась.
– Пандора – «резчик», – отчеканил Виктор. – Я считаю, что она должна получить максимальное наказание за свои преступления. А самая страшная для нее кара – вернуться во Вселенную.
– Без жалости, да, Ясень?
– По заслугам, Карбид, по заслугам. Меня никто не жалел.
– Так стань лучше.
Теперь вздрогнул Виктор:
– Что?
– Стань лучше тех, кто не жалел тебя. Позволь Пандоре расплатиться. Она пытается спасти свою бессмертную «искру» ценой самой себя. Ты ведь понимаешь, от чего она отказывается и чего ей это стоит. Она исчезнет. Окончательно и бесповоротно исчезнет.
– Она должна быть наказана!
– Ее не будет, – напомнил Герман. – Пандоры, которую мы знаем, больше не будет. А «искра» спасется.
«Чего больше в словах Карбида? Желания подыграть своему Царству? А вдруг во Вселенной действительно назревает война? Хочет отомстить, как решил? Но ведь я сказал, что возвращение для Пандоры – самая тяжкая кара. Может, он мне не поверил? Смешно – Герман распознает ложь не хуже меня, а возможно, и лучше».
– Ты что, простил ее?
– Нет, – поколебавшись, ответил Карбид. – Я верю тебе, и с удовольствием бы отправил Пандору наверх, переломав ее ко всем чертям. И мне было бы не стыдно. Но она раскаялась, Ясень, понимаешь – раскаялась. И поэтому заслужила свой шанс.
Он подошел к столу, за которым сидел нахохлившийся напарник, и выдвинул ящик.
– Я сейчас уйду. Ты – комендант, и решение примешь сам. Либо отправишь сообщение наверх. – Герман взглядом указал на телеграфный аппарат. – Либо… – Он достал из ящика револьвер, положил его перед Виктором, выдержал короткую паузу, и добавил к оружию один патрон. – Либо сделаешь другой шаг.
Патрон тихо стукнул по дереву, и Карбид вдруг понял, что со стопроцентной точностью копирует сцену, случившуюся в дежурке давным-давно. Только за столом сидел он сам, а оружие выкладывал Горелый. То же самое, надо сказать, оружие – древний «наган», ветеран многочисленных игр в «русскую рулетку».
«Возможно, сегодня ты избавишь мир от ангела, Карбид».
Вот что сказал тогда Горелый.
– Возможно, – хрипло произнес Герман, – сегодня ты избавишь мир от демона, Ясень.
– Не надейся, – угрюмо отозвался Виктор. – Даже если я приму решение избавить Пандору от наказания, пулю ей в башку всадишь ты. Я – комендант. Я прикажу, ты сделаешь.
«Это же надо! – восхитился Карбид. – Повторил, с точностью до интонации!»
Все возвращается, но только трагедия остается трагедией. Не хочет, зараза, превращаться в фарс. Сколько таких драм уже разыгрывалось в дежурке? Сколько молодых комендантов сидело здесь, лихорадочно обдумывая, как бы пройти по лезвию, удовлетворив Ручной Привод и одновременно сохранив верность Царству. Обдумывали и не знали, что через мгновение их мир провалится в тартарары.
«Надеюсь, Ясень, ты действительно столь крепок, каким желаешь казаться».
– Ты не сможешь мне приказать, – холодно произнес Герман.
– Хочешь остаться чистеньким? Или прикроешься Ручным Приводом? Мол, железяка хочет, чтобы я доказал свою готовность убивать?
– Я чистеньким не останусь, – вздохнул Карбид. – Я по уши замазан в своем собственном дерьме.
Мгновение. Всего одно мгновение понадобилось Виктору, чтобы понять. Но не поверить.
– Ты…
– Я привожу в исполнение приговоры своим, а ты – своим. Такое вот разделение труда. Ты надеялся, что командировка поможет тебе в карьере? А это и есть венец твоей карьеры, Ясень, или ее могила. Коменданты становятся париями в своих Царствах и никогда не возвращаются во Вселенную. Или гибнем при исполнении, или навсегда остаемся на Земле.
Горелый высказался иначе, но ведь на то он и Горелый. Карбид постарался смягчить удар, сгладить некоторые углы, но ведь все не сгладишь. Слова упали на Ясеня шипастым «моргенштерном». Взорвали. Перевернули. В глазах – пустая тоска. Руки дрожат на столе, рядом с вороненым «наганом». Очень хочется пальнуть в напарника, но патрон еще не в барабане, пока зарядишь – убежит. Нет, не убежит, конечно, потому что стрелять никто не будет.
«Коменданты становятся париями в своих Царствах и никогда не возвращаются во Вселенную. Или гибнем при исполнении, или навсегда остаемся на Земле».
Губы Ясеня дрогнули:
– Арчибальд?
– И Арчибальд, и Черепаныч. Бизон с Бандерой. Когда-нибудь – я. Ты? Думай сам. Но помни: или ты сегодня навсегда покинешь Землю, или навсегда на ней останешься.
Герман повернулся и быстро вышел из дежурки.
– Узнал правду?
Пандора улыбалась. Сверкают белые, идеальной формы зубы, лучатся большие глаза. Длинные волосы распущены, многообещающе падают на гладкие плечи. Кому обещают?
«Тебе весело, сука?»
Пик ломки, самый надрыв, «искра», опутанная проводами оголенных нервов, и она – в первом ряду партера.
«Да, урод, мне весело! Ты даже не представляешь, как мне весело!»
– Ты знала?
– Преимущества профессии, – пожала плечами женщина. – Перед отправкой на Землю нас тщательно инструктируют. На тот случай, если потребуется надавить на коменданта.
Виктор вновь, как и в первый свой визит, уселся на пол. Но теперь не присел, желая показать, что якобы на равных с пленницей, а медленно сполз по стене. Опустил плечи иподпер лоб рукой. Правой. А в левой руке холодно блеснул знаменитый комендантский «наган». О нем Пандоре тоже рассказывали.
– Но почему они скрыли?!
– Вербовщикам запрещено говорить правду.
«Вербовщикам»! Резануло грубое слово, но… по сути правильно.
«Я хотел служить, а меня банально завербовали. И сунули в помойку. В самое гнилое место во всей Вселенной».
На легендарную Землю. В колыбель всех «искр».
Цепным псом посадили у Ручного Привода. Таинственного. Проклятого.
Но ведь татуировка еще не появилась. Не шлепнулась на кожу каинова печать. А значит, есть выбор.
– Не держи зла на своих, Ясень. Ходят слухи, что кандидатуры Царствам подбрасывает Ручной Привод.
– И ты туда же.
Земля не место для раскрывшихся «искр», тут они сходят с ума. Все, черт бы их побрал. Каждая. Врач, ставший палачом. Комендант, отказывающийся говорить. «Резчик», умоляющий о втором круге. Ручной Привод гудит в подвале, и всемогущие «искры» трясет, как в лихорадке. Крутит, заставляя «почти богов» вспоминать, что они люди.
«А я? Я тоже спятил или пока держусь?»
– У меня есть доказательство.
Виктор поднял голову, устало посмотрел на Пандору, припоминая, о чем она, затем кивнул:
– Я слушаю.
– Никто еще не отказался стать комендантом.
– Мне всегда нравилось быть первым.
– Ты любил побеждать. Это другое.
Венец карьеры или ее могила? Стать лучше того, кто когда-то не простил? Показать Ему, что не окаменел за сотни лет гнетущей тоски? Что способен чувствовать. Рехнуться, как и все остальные, поверив в божественность Ручного Привода? Впервые в жизни проявить сочувствие?
Чего я хочу?
Левую руку приятно тяжелит чистенький, недавно смазанный «наган».
В дежурке дремлет готовый к употреблению телеграф.
Улыбается прощенная злейшим врагом Пандора. Мечтающая о том, чтобы навсегда стереть себя из этой Вселенной. Пандора, вместе с которой он сможет вернуться в Царство, плюнуть в морду Буша и начать карьеру заново.
Чего я хочу?
Ясень сдавил правой рукой лоб.
Не решать ничего. Сбежать, вынырнуть из тела красавчика-клона, забиться в самый дальний уголок Вселенной и тихо кружиться вокруг какой-нибудь звезды до скончания веков. До тех пор, пока Последняя Труба не выстроит все «искры» в один ряд.
– Помоги мне, – прошептала женщина. – Я хочу забыть, что натворила. Хочу забыть эту мразь – наши Царства. Хочу забыть, как исковеркала свою жизнь. Спаси мою душу, Ясень.
Чего я хочу?!
Он отыскал Карбида на крыше самого высокого больничного корпуса. На верхней палубе бетонной коробки, с которой открывался исключительный вид на электрический калейдоскоп ночной Москвы.
Герман сидел в знакомой позе: прислонившись спиной к вентиляционной трубе. Справа, под рукой, бутылка водки. Слева, положив голову на бедро Карбида, устроился толстый Агава.
– Попрощаться?
– Нет.
– Появилась?
Ясень уселся рядом и задрал рукав сорочки. На его предплечье чернели прямой крест и девиз: «Dormiunt aliquando leges, nunquam moriuntur»[8].
– Ты будешь хорошим комендантом, – улыбнулся Карбид. – Ручной Привод не ошибается.
Агава добродушно фыркнул.
– Пошел ты.
Виктор глотнул водки и оглядел город, ища взглядом взлетающие к небу «искры».
Примечания
1
Небо, а не душу меняют бегущие за море (лат.).
2
«Сбежали из-под залога» (нем.).
3
Говори, мерзавец, ты террорист? Ты террорист? (англ.)
4
Ты убийца! Ты тварь! Говори, что знаешь! (англ.)
5
Говори! (англ.)
6
Евангелие от Матфея.
7
Пусть, кто может, сделает лучше (лат.).
8
Хотя законы иногда спят, они никогда не умирают (лат.)



















Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 [ 50 ]
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2020г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.