read_book
Более 7000 книг и свыше 500 авторов. Русская и зарубежная фантастика, фэнтези, детективы, триллеры, драма, историческая и  приключенческая литература, философия и психология, сказки, любовные романы!!!
главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

Литература
РАЗДЕЛЫ БИБЛИОТЕКИ
Детектив
Детская литература
Драма
Женский роман
Зарубежная фантастика
История
Классика
Приключения
Проза
Русская фантастика
Триллеры
Философия

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ КНИГ

АЛФАВИТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ АВТОРОВ

ПАРТНЕРЫ



ПОИСК
Поиск по фамилии автора:

ЭТО ИНТЕРЕСНО

Ðåéòèíã@Mail.ru liveinternet.ru: ïîêàçàíî ÷èñëî ïðîñìîòðîâ è ïîñåòèòåëåé çà 24 ÷àñà ßíäåêñ öèòèðîâàíèÿ
По всем вопросам писать на allbooks2004(собака)gmail.com



— Конечно, я сейчас же распоряжусь, — сказал Готлиб, меняя тон на приветливый.
На его зов явился еще один охранник Леона. Готлиб заказал ему три порции. Моран, разумеется, отказался.
— Обычные солдатские пайки, — сказал Готлиб, когда охранник ушел. — Очень экономят время и позволяют долго находиться в автономном режиме.
— Скажите, зачем был нужен этот разговор? — спросил Джим после долгого молчания. — Судя потому, с каким желанием говорил Леон и как часто вы пытались его остановить, это была не ваша инициатива, мистер Готлиб.
— Не слишком ли много слов для стрелка? — не без сарказма произнес Готлиб.
— Не слишком ли много эмоций для представителя отдела? — в тон ему заметил Тони, вперившись в Готлиба немигающими глазами.
— Представитель потупился, с «прожекторами» Тони, подсвеченными желтоватыми «фонарями», он тягаться не мог.
— Ну а вы разве не понимаете, кто был инициатором? — заступился за коллегу Моран.
— Вы привезли нас, чтобы задобрить информатора. Он все еще что-то значит для вас, вот вы и терпите его капризы.
— Эта версия имеет право на существование, — сухо произнес Готлиб.
— А что с ним будет потом? — спросил Тони. Ему значительно полегчало, а ожидание обеда только прибавляло сил.
— Его отправят в госпиталь, — сказал Готлиб, стряхивая с брюк несуществующие соринки. — Между прочим, вы зря перед ним открылись, не следовало этого делать.
— Но ведь его же «отправят в госпиталь», разве не так? — уточнил Джим. — Чего же тогда бояться?
Готлиб на нашел, что ответить. Появился охранник с подносом, где были стопкой положены три разогретых в микроволновке солдатских набора — пластиковые вилки и ложки входили в комплект. Из напитков были предложены мембранные баночки с апельсиновой и яблочной колой.
Моран повел носом и отвернулся.
Тони первым вскрыл упаковку, попробовал суп с индюшатиной, потом тушеную говядину с рисом, махнув рукой, сказал:
— Ничего, есть можно, — и принялся за еду.
— Вы меня удивляете, — заметил Готлиб, расковыривая свой набор. — Столько прослужили на какой-то базе в глуши и все еще не привыкли к солдатской пище.
— Вы не поверите, сэр, но на базе у нас были повара-фанатики, они бесконечно изобретали новые блюда и всегда интересовались мнением солдат, достаточно ли имбиря в саворском ромштексе, не много ли ванили в мороженом с мятным кремом, не горчит ли миндаль в пирожных. Те, кто приезжал к нам с проверками, бывали просто потрясены, поскольку, даже имея генеральское жалованье, найти ресторан с такой изысканной кухней было не так просто.
— М-да, Морану у вас очень бы понравилось.
Некоторое время все молча ели. Моран с интересом следил за выражением лиц обедающих, ему хотелось понять, что они в данный момент испытывают.
— У вас тут только один арестант содержится? — неожиданно спросил Джим.
— Послушайте, мы не обязаны перед вами отчитываться! — вышел из себя Готлиб.
Ладно, не нервничайте, — миролюбиво произнес Тони. — Во-первых, обед не так уж и плох, спасибо вам, мистер Готлиб, а во-вторых, задание нам предстоит нелегкое, а у нас в разведвзводе было принято максимально контролировать ситуацию, иначе получишь пулю с трех метров — в джунглях ведь видимости никакой. Вот и здесь мы пытаемся всеразложить по полочкам, если возникает какое-то сомнение, сразу стараемся его развеять.
— Но почему вас интересует то, что происходит в этом доме, если задание вы будете выполнять далеко отсюда?
— Видите ли, мистер, — подчищая пластиковую тарелку, заговорил Джим, — и вы, и мистер Моран со своими людьми, и даже эти охранники — все вместе составляете единую структуру поддержки операции. Если структура надежна, все будет в порядке, а если у нас коленки трясутся или вы просто не соответствуете своей должности…
Джим поднял глаза на Готлиба и замолчал. Офицер тоже молчал, эти двое мальчишек загнали его в тупик.
— Ладно, расскажите им про Джозефа, — предложил Моран. — Утолите их любопытство и докажите, что тылы у предстоящей операции надежные.
— Пожалуй, так, — согласился Готлиб, и ему как-будто сразу полегчало. Он оставил едва начатый солдатский набор и откинулся на спинку кресла. — Здесь есть надежный подвал, он редко бывает занят, но сейчас там сидит один из команды мистера Морана, его зовут Джозеф, и он заболел очень странной психической болезнью. Специалисты нам ничем помочь не могут, поэтому его, скорее всего, придется нейтрализовать.
— А что же это за болезнь? — спросил Тони. Поскольку это был человек Морана, он заговорил первым:
— Не так давно погиб один из наших товарищей, он пытался найти надежного информатора в полицейском управлении города, в отделе внутренних расследований. Это было бы очень кстати, мы тогда знали бы всю подноготную каждого полицейского. С кем он общался, никто не знает, но были свидетели, которые видели его со сногсшибательной брюнеткой. Позже беднягу нашли на окраине города со свернутой шеей и гематомой в области солнечного сплетения — его отключили сильным ударом, а потом сломали шею. Джозеф был напарником погибшего товарища, ему и поручили осторожно провести расследование. Мы фиксировали каждый его шаг. Вскоре он познакомился с похожей, по описаниям, брюнеткой и сообщил нам, что, кажется, что-то нащупал. Потом неожиданно пропал, мы было решили, что его тоже убрали, однако он оказался жив. Джозеф сменил квартиру, бросил все служебные контакты и предавался со своей подружкой любовным утехам. Когда за ним пришли, ее рядом не было, а он сопротивлялся как одержимый — сломал одному из сотрудников руку и кричал, что не хочет возвращаться.
Теперь он у нас, однако попытки выяснить что-то об этой подружке или хотя бы о том, что он успел ей выболтать, ни к чему не привели, жесткое воздействие не дало эффекта, он словно находится под действием наркотиков.
— А чего он хочет? — спросил Тони и покосился на Джима. Тот сидел, угрюмо глядя перед собой.
— Он хочет секса с этой самкой и отчаянно жаждет ее, мы пытались подсунуть ему другую женщину, но он ее чуть не убил, ему, видите ли, кажется, что связь с нею осквернит его чувства к Эмме.
— Эмма — это та самая брюнетка?
— Да.
Тони снова посмотрел на Джима.
— Чего ты на меня уставился? — спросил тот со злостью.
— Ничего. — Тони пожал плечами. — Но у нас проблема, ты же видишь.
— Да уж вижу.
Джим вздохнул. Моран и Готлиб недоуменно переглядывались, предчувствуя новые потрясения.
— Вы можете нам что-то прояснить в этом вопросе? — спросил Моран.
— Можем, — нехотя ответил Джим. — Анализы этому бедняге делали?
— Делали, я могу принести…
— Не надо, — отмахнулся Джим. — Наверняка там написано про какой-нибудь гормональный дисбаланс или что-то в этом роде.
— Да, это там упоминается и еще много чего, чтобы оправдать беспомощность медэксперта.
— Скорее всего, у вашего Джозефа «гормональное отравление», случившееся после полового контакта с брюнеткой.
— А откуда вы это знаете, позвольте спросить? — поинтересовался Готлиб. Рядом с этими сверх-информированными людьми он начинал чувствовать себя полным идиотом.
— Я сам болел этим отравлением после любовных свиданий с одной дикаркой из племени мали. Вернее, тогда я думал, что она из марципанов, наших союзников.
— Да у вас сегодня просто бенефис какой-то, — развел руками Готлиб. — Это было на Ниланде?
— Да, марципаны и мали обитают в Междуречье на материке Тортуга. Марципанов, как союзников, использовали федеральные войска, а мали верно служили армии Тильзера.
— И вы полагаете, что эта брюнетка — мали?
— Очень может быть. Если бы я смог увидеть ее, сказал бы точнее.
— О, боюсь, это не так легко, — покачал головой Моран. — Я бы сам дорого дал, чтобы увидеть ее. — И потом — как же нам вылечить нашего товарища?
Мне делали какие-то уколы, три дня — три укола, и я стал абсолютно здоровым, — сказал Джим, умолчав, что его часто тянуло к Джеки-диверсантке, эта девушка даже снилась ему, и, окажись она рядом, еще неизвестно, чем бы это обернулось даже сейчас, хотя прошло много времени.
Мы можем запросить медицинское управление, там о колониальных инфекциях наверняка все известно, — сказал Готлиб, намеренно ввернув слово «инфекция». — А вы, мистер Тайлер, не угощались вместе с другом? Вас-то эта дикарка почему не обидела?
— Как же не обидела? Обидела. — Тони усмехнулся. — Промеж глаз автоматным прикладом обидела. Я потом выглядел… примерно как сейчас.
Вопрос в том, работает ли эта девушка в группе или она случайный участник событий, — заметил Моран, почесывая подбородок. — Ведь чтобы убить Леера, его сначала обездвижили, ударив в солнечное сплетение, а у него мышцы были как камень. В рукопашной схватке Леер был очень хорош, один из лучших, — разве по силам он какой-то дикарке?
— А вот с этим у них трудностей нет, — сказал Джим, чувствуя, как от воспоминаний у него защекотало под ложечкой. — Я имею в виду — у шпионок из племени мали. Во время допроса на базе она сумела завладеть автоматом и непременно перестреляла бы всех нас, если бы на нее не обрушился один из наших наставников — настоящая боевая машина. Потом, уже в военной тюрьме Антвердена, Джеки сумела соблазнить охранников, убить несколько человек и, угнав машину, скрыться с территории антверденской базы. Вот такая девушка.
Джим вздохнул. Он старательно скрывал свое волнение и удивлялся тому, как сильно в нем до сих пор влечение к этой дикарке.
— Если все так, как вы описываете, то это опасный игрок. Мы должны найти ее, — сказал Моран.
— Но как? — спросил Готлиб.
— Мне кажется, я знаю, как это можно сделать, — неожиданно для себя заявил Джим.
— Все посмотрели на него.
— Если выпустить Джозефа, он обязательно ее найдет. Вспоминая свой опыт этой болезни, могу сказать, что он найдет ее, как это случается в природе, — каким-то внутренним чутьем. Нужно только не отставать от него, а потом мы с Тони ее опознаем, и вы сможете ее взять.
— Джим, ты хочешь пойти на это дело? — спросил Тони, с укором глядя на товарища.
— Я в норме, а с прошлым давно покончено, — ответил тот чуть жестче, чем ему хотелось.
— Что ж, не будем терять время, — сказал Моран, поднимаясь. Остальные тоже встали. — Остаток дня потратим на подготовку, а завтра после обеда попробуем выпустить живца по методу, предложенному Симмонсом. Прошу вас к выходу, — Моран сделал приглашающий жест, — пора ехать.
В сопровождении охранников Джим и Тони отправились к машине, а Моран задержался, чтобы перекинуться с Готлибом парой слов.
— Ну, как вам эти молодцы, майор? — спросил он. — Еще утром наш врач не был уверен, выживет ли Тайлер, а спустя несколько часов этот парень ужена ногах и даже с аппетитом лопает эту вашу гадость… Они производят впечатление, не так ли?
— Если все, что написано в их досье, правда, место этим супермальчикам в исследовательском центре.
— В исследовательском центре? — Моран скривился. — Ну и что останется от них после всех процедур в этом центре? Полтора инвалида? Мы потеряем двух высококлассных исполнителей.
— Зато, покопавшись в них, мы могли бы получить не пару, а, возможно, тысячи таких же солдат. Как вам такая перспектива?
— О, майор, — Моран грустно улыбнулся, — перспектива хороша, но, боюсь, она недостижима.
71
Вечером того же дня Джима и Тони постригли, побрили и одели в неброских цветов просторную одежду и туфли на мягкой спортивной подошве, чтобы они удобно чувствовалисебя во время завтрашней операции. Напарники попросили оружие, и им выдали уже знакомые девятимиллиметровые «хаунды», оснащенные звукопоглощающим блоком, а в придачу карты города, где Федор указал наиболее вероятные места действий.
— Именно здесь проходит вся ночная жизнь города, да и дневная тоже, — добавил он и ушел, но минут через десять вернулся. — Эй, парни, Моран приказал придумать вам имена.
— Так он вроде и настоящие знает, — заметил Тони, возясь с пистолетом.
— Он-то знает, а нам, по малости чинов, знать ваши имена не полагается.
— Хорошо, давай придумаем фамилии, — сказал Джим. — Это можно?
— Конечно, — кивнул Федор.
— Тогда моя вымышленная фамилия будет… Симмонс. Да, Симмонс. А моему напарнику, думаю, подойдет что-то вроде Бигенхольмер.
— Нет, — не согласился Тони. — Нужно как-то попроще. Например — Тайлер. Да, Тайлер намного лучше, чем Бигенхольмер.
— Хорошо, ты — Симмонс, а ты — Тайлер. Пойду доложу начальству.
Когда Федор ушел, Джим поднялся и сказал:
— Ладно, Бигенхольмер, пойду-ка я спать.
— Иди, — ответил Тони, вставляя на место обойму. — Полагаю, сегодня тебе приснится Джеки.
Ночь прошла без неожиданностей, если не считать поднявшуюся около трех часов температуру у Тони. Спавший рядом на надувном матрасе Билли услышал тревожные трели температурного датчика и вколол пациенту жаропонижающее — Тони даже не проснулся. Утром он был в порядке и на вопрос своего врача, не чувствовал ли он ночью укол, отрицательно покачал головой, но уже за завтраком вспомнил:
— Эй, док, а ведь я вспомнил этот укол, только он был во сне.
— Что же тебе приснилось? — уточнил врач.
— Мы с напарником были на задании, и меня в руку ударил шипохвост, напарник срывает ампулу с противоядием от красной змеи и колет меня. Я ему говорю, это не та, давай другую… — Но, кажется, все обошлось, — закончил он, возвращаясь к молочной каше.
— Поторопись, — сказал ему Билли, поднимаясь из-за стола, — я еще должен подгримировать твои синяки.
В восемь утра они спустились к машинам — Джим, Тони, Федор, Генрих и Роз. Резервом и санинструктором шел Билли.
Возле джипа уже стоял Моран, в серой ветровке и вытянувшихся на коленках шерстяных брюках он выглядел оптимистично настроенным безработным.
— Ну что, все в порядке? — спросил он.
— Да, шеф, — кивнул Федор.
— Позывные для наших гостей заготовил?
— Да, шеф, вот этот — «Симмонс», а позывной второго — «Тайлер».
— Что ж, очень остроумно, — сказал Моран.
— В каком смысле, шеф?
— Ладно, как назвал, так и назвал. По машинам. Позывные «Симмонс» и «Тайлер» — со мной в джип, остальные в «рендлер».
Все расселись по местам, завелись моторы, и вечный дежурный Тапильский распахнул ворота. Уже когда джип выезжал со двора, Джим краем глаза приметил у забора неровно положенные квадратики дерна.
«Надеюсь, что это не то, о чем я подумал…» — сказал он себе.
— Водителя зовут Стае, он глухонемой, — сообщил с переднего сиденья Моран. — Но лучшего часового не найти, подкрасться к нему незаметно невозможно, Стае реагирует на едва заметные вибрации.
Джим и Тони молчали, это была общая информация, не требовавшая ответов.
— Оружие вам выдали только для самозащиты, поскольку, к сожалению, вам придется выходить из машины. Никаких активных действий вы предпринимать не должны, если удастся вывести Джозефа на эту женщину, от вас требуется только опознать ее. Если с вами что-то случится, меня медленно зарежут, поскольку вы нужны для более важной операции, однако эта важная операция может не состояться, если мы не разберемся с этой проблемой. Кто-то получил от Джозефа информацию, и мы должны выяснить, что это была за информация. упрятанный в кустах серый микроавтобус. Рядом дежурил человек, для виду постукивая ногами по колесам. Завидев приехавших, он кивнул им и огляделся.
— Сейчас нам можно выйти? — спросил Тони.
— Сейчас — можно, — после некоторой паузы ответил Моран. — Только держитесь позади меня.
Они вышли из джипа, приблизились к микроавтобусу и углубились в кустарник, где на небольшом, скрытом от посторонних глаз пятачке стоял Джозеф. Несмотря на свежую рубашку и выскобленное бритвой лицо, выглядел он ужасно. Отечность, красноватые, глубоко запавшие глаза и слипшиеся волосы. На руки Джозефа были надеты наручники, а двое сотрудников держали его за локти — пациент был очень беспокоен.
— Почему его лицо в порезах? — недовольно спросил Моран.
— Он не давался, вертел башкой, кусался, — сказал один из охранников и зло посмотрел на Джозефа, должно быть, едва сдерживаясь, чтобы не заехать тому по физиономии.
— Как ты себя чувствуешь, Джо? — спросил Моран.
— Хорошо, шеф, вы же меня отпускаете?
На лице Джозефа появилась улыбка идиота, Моран, напротив, помрачнел. Он знал Джозефа как толкового, быстрого, сметливого сотрудника, и вдруг такое.
— Да, Джо, мы тебя отпускаем. Куда ты отправишься — домой?
— Я поспешу к своей любимой!
— А ты ее найдешь?
— Обязательно найду! — Джозеф затряс головой и стал переступать с ноги на ногу, словно уже бежал к своей ненаглядной. Для Джима это зрелище было особенно тяжелым, ведь когда-то и ему была уготована такая участь. Еще неизвестно, поможет ли этому бедняге лекарство, ведь его болезнь слишком запущенна.
— Хорошо, Джозеф, ты свободен…
Моран кивнул одному из охранников, тот снял с Джозефа наручники, затем его отпустили, и он сразу помчался прочь — через кусты к проезжей части улицы.
— Только бы не попал под машину, — сказал Моран.
Из-за стволов старых деревьев вышли два человека и поспешили за беглецом, с лавочки в сквере поднялись еще двое.
От обочины отъехал автомобиль, чуть позже за ним последовал второй — терять Джозефа было никак нельзя, в противном случае его могли так же, как и его напарника, тихо уничтожить.
— Федор, раздай нашим гостям «крабы», пора выезжать следом.
Джиму и Тони дали малозаметные устройства телесного цвета. Поскольку вставлять устройства связи непосредственно в ухо было нельзя — с перекрытым ухом человек плохо ориентировался в пространстве, — приборы размером не более таблетки приклеивались за ухом.
— В машину! — скомандовал Моран, и напарники побежали обратно.
Стае уже развернул джип и поджидал их. Джим заметил под рулевой стойкой массивную рукоять оружия — все было готово к самому критическому развитию ситуации.
— Я Кенарь, веду его по улице Лейтона… — прозвучало на спецволне.
— Давай за ним, — сказал Моран, и водитель тронул машину, как будто не был глухим. Джим посмотрел на Тони, тот внимательно слушал сообщения о погоне.
— Я Синица, возле магазина готового платья проблема — его остановили двое полицейских… — Ушел! Он ушел от них!
— Я Кенарь, вижу, как они бегут за ним… Кто-нибудь, помогите отсечь.
— Можно подстрелить, я отлично вижу их из окна, — сказал сотрудник, двигавшийся на машине. — Повторяю, Снегирь отлично видит их из окна — могу продырявить первому голень.
— Я Первый, это лишь в крайнем случае! — возразил Моран. — Сделайте ему подножку, что ли. Кто у нас «хулиган»? Хулиган!
— Я на связи… — отозвался Хулиган, он преследовал Джозефа на велосипеде.
— Отвлеки полицейских!
— Сейчас сделаю.
Прошло всего несколько мгновений, Хулиган доложил:
— Дело сделано, теперь они гонятся за мной!
— Молодец, — похвалил его Моран.
— Я Синица, вижу, как Хулиган уводит за собой полицейских. Они очень стараются догнать его…
— А что он сделал? — полюбопытствовал Моран.
— Обогнал первого и плюнул ему в лицо.
— Он что, ничего лучше не мог придумать?
— А я говорил, надо было стрельнуть, — вмешался Снегирь. — Внимание, я его не вижу — куда он делся?
Все в порядке, я Кенарь, вижу его, он свернул в проулок, движется к парку.
— Синица тоже его видит… — Наконец-то он перестал так быстро бежать, я уже взмок.
— Я Снегирь, ухожу на разворот через площадь Ветеранов.
— Я Жаворонок, ухожу в объезд по Лейд-стрит, встречу его у выхода из парка.
Джим заметил, что водитель продолжает следить за происходящим в эфире и без напоминаний Морана активно маневрирует. Джип срезал углы по переулкам и дворам, проскакивал по газонам, вызывая пай дворняг, путал в подворотнях наркоманов и бездомных.
— Я Кенарь, объект движется прямо на группу молодых людей… Это возле старых каруселей.



Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 [ 24 ] 25 26 27 28 29 30 31 32
ВХОД
Логин:
Пароль:
регистрация
забыли пароль?

 

ВЫБОР ЧИТАТЕЛЯ

главная | новости библиотеки | карта библиотеки | реклама в библиотеке | контакты | добавить книгу | ссылки

СЛУЧАЙНАЯ КНИГА
Copyright © 2004 - 2022г.
Библиотека "ВсеКниги". При использовании материалов - ссылка обязательна.